НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Про твою книгу. Павлов И. П. — 1991 г.

Иван Прокофьевич Павлов

Про твою книгу

*** 1991 ***


DjVu

 

Полный текст книги

 

СОДЕРЖАНИЕ

ПЕРВОЕ СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ 4
ГЛАВА 1 Страницы истории 6
ГЛАВА 2 Книга от доски до доски 18
ГЛАВА 3 «Хлеб культуры» 24
ГЛАВА 4 Рождение книги 30
ГЛАВА 5 Хождение в книжное царство 40
ГЛАВА 6 Кодекс книголюба 50
ГЛАВА 7 Переплетные инструменты 54
ГЛАВА 8 Материалы для переплетных работ 58
ГЛАВА 9 Нож хирурга и игла портного
ГЛАВА 10 Гардероб для книги
ГЛАВА 11 Книга переодевается 92
ГЛАВА 12 Большая беда начинается с малого
ГЛАВА 13 Позовем на помощь химию 102
НАПУТСТВИЕ ЧИТАТЕЛЮ

 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>



Семь чудес света создали люди в древности: величественные египетские пирамиды, прекрасную статую Зевса в Олимпии, висячие сады ассирийской царицы Семирамиды в Вавилоне, храм Артемиды Эфесской, исполинскую медную статую бога Гелиоса в гавани острова Родос, Галикарнасский мавзолей и маяк в Александрии.
      Есть и еще одно чудо света, не менее удивительное, оно знакомо каждому из вас, но мы настолько привыкли к этому творению человеческого разума, что редко задумываемся над историей его создания. А чудо — вот оно: лежит всегда под рукой и, как настоящий друг, готово в любую минуту прийти на помощь, научить, посоветовать, ободрить, рассказать об интересных событиях. Мы говорим о КНИГЕ, об этом гениальнейшем изобретении человечества.
      Книга входит в жизнь человека с самого раннего детства, и мы привыкаем к ней, как привыкаем к воздуху, которым дышим, к солнцу, которое освещает все вокруг. В младенчестве, еще не научившись читать, мы перелистываем книжки-картинки и в рисунках познаем окружающий нас мир. Потом приходит пора сказок, мудрых, веселых и грустных сказок, где за фантастическими событиями угадывается настоящая жизнь. «Сказка ложь, да в ней намек, добру молодцу урок...»
      Чем старше становимся мы, тем шире круг нашего чтения. Учебники, книги о путешествиях, рассказы о героях минувшего и наших современниках, справочники, словари. Книжки-малышки, умещающиеся в кармане, и увесистые тома большого формата, скромные книги без иллюстраций и красочные альбомы. Да разве можно перечислить все книжное богатство, окружающее нас!
      Вы открываете переплет, перелистываете страницы, и происходит удивительное: книга начинает говорить с вами своим особым языком, она уносит вас за тридевять земель, рассказывает о событиях тысячелет-
      ней давности и о том, что происходит в мире сегодня, ее листы, покрытые ровными строчками, заставляют людей смеяться и страдать, переживать с такой остротой, как будто читатель сам является непосредственным участником действия, о котором повествует автор.
      Чтобы книга появилась на свет, писатель собирал для нее факты, изучал жизнь героев будущего произведения, придирчиво отбирал самые нужные слова — именно те, что заставят потом читателей смеяться или плакать. Над книгой долго работал художник: продумывал ее макет, оформление, создавал иллюстрации. Работники издательства свели воедино труд писателя и художника, выбрали для книги красивый шрифт, подготовили рукопись к долгому путешествию по цехам типографии, где и произойдет рождение книги. Но и это еще не все.
      В книгу вложен труд людей десятков разных профессий: лесорубы валили лес, рабочие на бумажной фабрике изготовили из этого леса бумагу, шахтеры добыли уголь и руду, металлурги сварили металл для полиграфических машин, машиностроители сделали машины. А потом трудились наборщики, печатники, переплетчики...
      Так творится «обыкновенное чудо» — книга.
      Вот она лежит перед вами еще новенькая, от страниц приятно пахнет свежей типографской краской. Книга тихонько похрустывает, когда ее раскрываешь посредине, словно предупреждает: «Будь осторожен, друг, побереги меня, сохрани подольше, а я отплачу тебе верной службой».
      В эту минуту вспомни, читатель, слова Максима Горького: «Книга, быть может, наиболее сложное и великое чудо из всех чудес, сотворенных человечеством на пути его к счастью и могуществу будущего».
      Интересная, нужная читателям книга не лежит на библиотечной полке, она все время работает, переходя из рук в руки, обогащает людей знаниями.
      Но проходит время, и книга ветшает, утрачивает свой первозданный вид: ломается переплет, изнашиваются и выпадают листы. А сколько читателей еще дожидаются своей очереди, чтобы прикоснуться к ее страницам, скольким поколениям она могла бы еще послужить! И вот тут-то очень важно вовремя прийти книге на помощь, продлить ее жизнь.
     
     
      Страницы истории
      Самые первые книги появились более пяти тысяч лет назад в Месопотамии. Это были глиняные таблички, на которых заостренной палочкой наносились знаки клиновидной формы. Таблички обжигались на огне и приобретали прочность камня. Каждая книга состояла из десятков или даже сотен глиняных «страниц», уложенных в деревянный ящик — древнейший книжный переплет.
      До наших дней дошли сведения о сказочно богатой библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала (669—633 гг. до н. э.), в которой хранились десятки тысяч книг по различным отраслям знаний: математике, истории, медицине, географии и так далее. Во время пожара царский дворец погиб в огне, но глиняные книги уцелели. С их помощью ученые смогли узнать историю древних государств в Месопотамии, а многие литературные произведения Шумера, Ассирии, Вавилона вошли в золотой фонд мировой литературы.
      В Древнем Египте для письма использовались длинные ленты папируса. Папирус — родственник нашей осоки — в изобилии рос по берегам Нила. Его стебли разрезали на полоски, высушивали и склеивали, а для придания гладкости разглаживали камнем. Писали египтяне тоненькой тростинкой, вместо чернил использовали черную и красную краски. Текст писали черной краской, а начало каждого нового раздела выделяли красным цветом. Так появилось выражение «красная строка», которым и сейчас обозначают новую строку в начале абзаца.
      Чтобы папирусной книгой было удобнее пользоваться, один конец ленты прикрепляли к палочке и наматывали свиток на нее. В качестве переплетов употреблялись круглые деревянные или кожаные футляры, в которых хранились папирусные свитки.
      В разных странах люди использовали для книг самые различные материалы. В Индии, например, писали на пальмовых листьях, которые потом аккуратно сшивали и заключали в деревянный переплет. В Китае до изобретения бумаги для письма использовался бамбук, в древнем Новгороде писали на бересте. Скотоводческие племейа издавна применяли для письма кожи животных. Этому материалу суждена была долгая жизнь. В мировой истории малоазиатский город Пергам прославился изобретением пергамента, на котором писали около двух тысячелетий.
      Способ изготовления пергамента был довольно сложен. Шкуру животного тщательно промывали и вымачивали в золе, затем очищали от остатков шерсти, жира, мяса. Кожу растягивали на рамах, выглаживали пемзой, сушили и осторожно скоблили, выстругивали ножом, придавая ей ровную поверхность.
      Со временем более широкое распространение письменности, увеличение спроса на книгу привели к необходимости отказаться от слишком дорогого пергамента. Ему на смену пришла бумага, а пергамент продолжали использовать для самых ценных и важных грамот, актов, исторических документов.
      Время и место изобретения бумаги точно неизвестны. Во всяком случае, судя по китайским летописям, в Китае ее начали вырабатывать в I веке. Затем производство бумаги распространилось в Корее, Японии, Индии, Средней Азии. В Западной Европе бумага вошла в употребление с X века, тогда же появилась она и в России.
      Хорошие сорта бумаги вырабатывались из пенькового, льняного тряпья или хлопка. Обрывки тряпья размачивались, варились с золой или известью, промывались и размалывались. Получалась жидкая кашица — бумажная масса. Ее зачерпывали специальной формой — широким прямоугольным ситом, затем форму быстро опрокидывали на гладкую доску, лист сырой массы высушивали, отжимая из него воду прессом. Искусство бумажного мастера заключалось в том, чтобы зачерпывать равномерные порции массы, иначе толщина бумажных листов получалась различной. Позднее бумагу стали делать из размельченной древесины.
      Книги на пергаменте и бумаге вначале тоже имели вид свитков — сказалась привычка к папирусным рукописям. Потом появилась книга-кодекс, получившая широкое распространение с IV века. Она состояла из отдельных тетрадей, сшитых в единый блок и одетых в переплет.
      Если рукопись имела вид свитка, то листы, заполненные текстом с одной стороны, склеивались, а затем свертывались в рулон. И сейчас в архивных хранилищах, в крупнейших библиотеках можно увидеть такие свитки. Они называются столбцами и иногда хранятся в кожаных мешках-кошелях.
      Однако все большее распространение получала книга-кодекс. Тетрадью было удобнее пользоваться при написании текста и при чтении. Блок тетрадей, заключенных в прочный жесткий переплет, лучше сохранялся.
      Слово «тетрадь» происходит от греческого «тетрас» — «четверка». Это название объясняется тем, что тетради обычно состояли из четырех листов, сложенных пополам, следовательно, из восьми полулистов или шестнадцати страниц. В старинных рукописных книгах нет сплошной нумерации страниц: счет велся по тетрадям и листам. Наиболее распространенный объем тетради (16 страниц) впоследствии перешел в печать и стал особой единицей измерения, так называемым печатным листом.
      Книги обычно писались гусиными перьями, очень редко — лебедиными, а в одной рукописи упоминается перо павье (павлинье). Для письма использовались чернила, изготовленные из чернильных орешков (галлов) — особых наростов на листьях дуба, поврежденных насекомыми-вредителями.
      Заглавные буквы, которые назывались инициалами или буквицами, имели вид причудливых фигур, украшецных листьями, цветами. Иногда за основу такой буквы бралось изображение животного, человека, сказочной птицы. Буквицы рисовались красками, золотом, серебром и придавали книге нарядный вид.
      Некоторые книги имели орнаментальные украшения — заставки, а также красочные иллюстрации, называвшиеся миниатюрами. Миниатюра получила название от красной краски, приготовлявшейся из миния — окиси свинца. Рукописи, украшенные миниатюрами, назывались лицевыми. Они были известны еще в Древнем Египте, в античности, широкое распространение получили в средние века.
      После того как писец заканчивал свою работу, тетради складывались по порядку и пришивались к ремням, которые крепились к деревянным доскам. Доски снаружи обтягивались кожей или дорогой красивой тканью. С тех пор и бытует выражение «прочесть книгу от доски до доски», то есть от начала до конца. Для сохранности книги к переплетам прикреплялись кожаные завязки или металлические застежки, а иногда к застежкам навешивались замки. Книги тогда делались большого формата и без застежек могли покоробиться. По углам и в середине переплета для защиты его от повреждений помещались металлические узорные бляхи-жуковины. Часто переплет имел отделку из золота и серебра, металлические детали украшались изящной резьбой, чеканкой, тиснением, эмалью. Книга в старину представляла большую ценность, и в библиотеках ее нередко приковывали к столу цепью, чтобы никто не мог украсть.
      В изготовлении книг постепенно наметилось разделение труда: один человек готовил тетради, разлиновывал их, другой писал черный текст, художник-иллюминатор разрисовывал буквицы, заставки и миниатюры, переплетчик одевал книгу в переплет. Над книгой работали редакторы и корректоры, занимавшиеся исправлением текста. Еще в раннем средневековье, в VI веке, появились специальные мастерские по переписке книг — скрип-тории.
      , Книг требовалось все больше и больше, их изготавливали уже не только по заказу, но и для продажи на рынке, и переписчики не справлялись с работой. Ведь для переписки одной книги в пятьсот страниц требовалось около года! Рукописный способ создания книг, манускриптов (от латинских слов «манус» — «рука», «скрибо» — «пишу») уже не удовлетворял людей.
      Были попытки вырезать на деревянных досках целые страницы книг и затем, нанеся на них краску, с помощью пресса получать оттиски. Этот способ изготовления книг был шагом вперед по сравнению с рукописным, но оказался очень трудоемким и большого распространения не получил.
      Трудно сказать, кто первый подал идею подвижного набора и типографского станка. В XI веке в Китае были попытки печатать с наборных форм, которые были составлены из глиняных букв-литер, в XV веке появился бронзовый шрифт в Корее. Примерно в это же время получил развитие европейский способ книгопечатания. В середине XV века мастер Иоганн Гутенберг из города Майнца, изготовив подвижные литеры из свинцового сплава, начал печатать учебники, календари, церковные книги. Начиная с этого времени искусство типографской печати быстро распространилось по всей Европе.
      Первоначально в работе над книгой еще принимал участие рисовальщик. Начиная новую главу, наборщик пропускал первую букву; позднее, уже в отпечатанном листе, художник рисовал ее красками. Иногда случалось так, что места, предназначенные для начальной буквы, так и оставались пустыми: либо типографу не хватило денег для оплаты труда художника, либо по забывчивости. Поэтому красная строка получалась короче других. Постепенно этот прием стал использоваться сознательно, так появился абзацный отступ в начале красной строки.
      Около 1500 года в книгах появился заглавный, или титульный, лист. Рукописные книги, как правило, делались по заказу, их не нужно было рекламировать. Типограф печатал свою продукцию тиражом в сотни и тысячи экземпляров, адресуя книгу неизвестному покупателю. Вот и потребовалось на первой странице книги давать крупным шрифтом название произведения. Причем в старину эти названия были подробными, чтобы покупатель сразу мог понять, о чем эта книга рассказывает и кто ее написал. Иногда название книги занимало пять-шесть, а то и несколько десятков строк.
      За книгами, отпечатанными с наборных форм до 1 января 1501 года, закрепилось название «инкунабула» — «колыбель». Эти издания стали колыбелью типографского искусства.
      На рубеже XV и XVI веков типограф Альд Мануций из Венеции ввел в употребление запятую. До этого в книгах использовали только два знака: точку и двоеточие.
      Альд Мануций впервые стал помещать в книгах оглавление. И нумеровать страницы книжные мастера стали только в XVI веке.
      XVI век стал поворотным в истории книжного дела в России. Наряду с церковными книгами на книжных «торжищах» все больше появляется произведений светских, покупатели начали проявлять интерес к сочинениям греческих и римских авторов, рыцарским романам, историческим хроникам, азбуковникам, лечебным «травникам». Именно в это время царь Иван Грозный «повелел составить в преславном своем граде Москве штанбу, сиречь дело печатных книг».
      Типография уже по тем временам была предприятием довольно сложным. Предстояло наладить словолитное дело — производство шрифта, — приготовление краски, оборудовать наборные кассы, печатные станки, переплетные приспособления. Неподалеку от Кремля появилось здание с башней и решетчатыми воротами — Печатный Двор. Его устройством в течение десяти лет занимались Иван Федоров и Петр Мстиславец. Это были образованные люди, хорошо знавшие книжное дело.
      В 1563 году в Печатном Дворе приступили к изготовлению первой книги. Она называлась «Деяния апостольские» и вышла из типографии только через год, 1 марта 1564 года. За этой книгой последовали и другие издания, печатная книга начинала успешно соперничать с рукописной, вытесняя ее с рынка, а «Деяния апостольские» так и остались в истории отечественного книгопечатания как первая русская книга, имеющая точную дату выхода в свет.
      Но у московских первопечатников оказалось немало врагов. Среди них были и писцы, опасавшиеся остаться без работы, и духовенство, недовольное возрастающим количеством книг. В 1571 году дом, в котором находилась типография, охватил пожар, оборудование сгорело, а Ивану Федорову пришлось уехать из России. Однако дело, начатое мастерами-типографами, не погибло, и через несколько лет в Москве вновь были открыты печатни, продолжавшие выпускать книги.
      Книжное дело было искусством, но это был еще и тяжелый физический труд. Наборщик вручную составлял из свинцовых литер строчки, из строчек — полосу страницы, затем полученный набор — форму — зажимали в раму и переносили в печатный станок. Батыр-щик — помощник печатника — наносил на набор краску с помощью мацы — мешочка из бараньей кожи, набитого шерстью. Мацей хлопали по поверхности набора, и краска покрывала поверхность литер равномерным слоем.
      После этого на форму накладывалась специальная рамка-раш-кет с вырезанными окошками для набора (чтобы не испачкать краской чистые поля бумажного листа), на нее — лист бумаги, и тискальщик нажимал рычаг, опуская верхнюю плиту пресса — давило. Отпечатанный лист осторожно отделяли от формы, и весь процесс повторялся сначала. Листы, покрытые ровными строчками текста, развешивали на веревках для просушки, совсем как выстиранное белье. А потом за работу принимались переплетчики: они складывали листы в тетради, подбирали их по порядку, сшивали в блоки, готовили переплетные крышки и одевали книгу.
      Около четырех столетий типографское искусство совершенствовалось мало. Только к концу XVIII века благодаря успехам в науке и технике, целому ряду открытий и изобретений наметились новые пути для развития книгоиздательской деятельности. Человечеству требовалось все больше книг по самым различным отраслям знаний; наука, литература, искусство не могли существовать без книг.
      В конце XVIII — начале XIX века произошел переворот в производстве бумаги: теперь она вырабатывалась на бесконечно вращаю-
      щейся сетке и сбегала с барабанов бумагоделательных машин непрерывной лентой, сворачиваясь в плотные тяжелые рулоны.
      В XIX веке усовершенствовался и набор: появились наборные машины, отливавшие сразу целые строчки (линотипы) и отдельные буквы (монотипы). С набора научились делать копии — стереотипы, изобретение фотографии дало возможность изготавливать клише для книжных иллюстраций.
      Все сложнее и разнообразнее становились печатные машины. Вершиной достижений в скоростной печати стала ротационная машина, которая могла с огромной скоростью печатать сразу с целого рулона бумаги, выбрасывая на транспортерную ленту готовые тетради — листы будущей книги.
      Появились новые способы печати. Наряду с самой древней, высокой печатью, где печатающие элементы букв выступают над поверхностью формы, стала применяться печать глубокая, где печатающие элементы формы, наоборот, углублены, и, наконец, получившая сейчас самое широкое распространение офсетная печать — один из видов плоской печати, в которой печатающие и пробельные элементы формы находятся на одном уровне.
      На помощь переплетчику пришли машины, сшивающие тетради в книжный блок, изготавливающие переплетные крышки, одевающие книгу в переплет. В современных типографиях даже упаковка книг в пачки доверена быстрым и «умным» машинам.
      А старинное искусство книгопечатания все продолжает совершенствоваться. Правда, ученые предсказывают, что в будущем человечеству придется отказаться
      от книги как средства хранения и передачи информации. В библиотечных хранилищах для экономии места и сохранности редких изданий некоторые книги уже сейчас переводят на микрофильмы и микрокарты (их еще называют микрофишами). Книга в триста страниц может уместиться на десяти микрофишах размером с почтовую открытку. Весь комплект этих тончайших пластинок толщиной не более 1 миллиметра. Читают микрофиши с помощью ридера — маленького прибора чуть побольше кассетного магнитофона. Есть предложения записывать книги на кристаллы, которые станут еще более емкими хранилищами текста.
      И все-таки трудно представить себе, чтобы люди совсем отказались от книги как особого произведения искусства, где органично сливаются талант художников слова и кисти, высокое мастерство наборщика, печатника и переплетчика.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      КАМЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ
      В 1978 году в Северной Монголии советско-монгольская научная экспедиция обнаружила большую группу древних петроглифов — наскальных рисунков. На базальтовых скалах над рекой Чулут протянулась богатейшая «картинная галерея» длиной в 40 километров. Самые ранние изображения имели возраст около восьми тысяч лет.
      Словно каменная летопись развернулась перед глазами ученых. До изобретения книгопечатания оставалось еще семь с половиной тысячелетий.
      Исследование рисунков позволило выяснить многие подробности из жизни наших далеких пред-
      ков. На 2-километровой высоте мчатся лоси и олени, — это неолит, время, когда охота была основным занятием людей. А вот бронзовый век: бык, уже побывавший в ярме, прирученный человеком; наездник в круглой шляпе правит колесницей, — это время земледельцев и воинов, когда человек уже сделал одно из гениальнейших изобретений — колесо. Но седла и стремян люди еще не знали, поэтому их нет и на рисунках.
      ГДЕ ЗАРОДИЛАСЬ ПИСЬМЕННОСТЬ?
      До последнего времени самым древним письмом на нашей планете считалось шумерское. Глиняные таблички с клинописными знаками шумерской письменности насчитывают возраст около четырех с половиной тысяч лет.
      Английские археологи обнаружили в северо-западной части Сирии таблички с письменами, возраст которых оказался более пяти тысяч лет. На одной из них — рисунок, напоминающий барана, на другой — изображение овцы. На обеих плитках выдавлены круглые ямки. Как предполагают ученые, эти углубления обозначают число 10. Может быть, это хозяйственные записи древнего земледельца (10 баранов, 10 овец)? Не здесь ли находится исторический центр письменности, ее древняя родина?
      ДРЕВНЕЙШАЯ КУЛИНАРНАЯ КНИГА
      На территории Сирии археологи обнаружили во время раскопок несколько глиняных табличек, на которых клинописным текстом записаны сотни различных рецептов, а также указано имя самого древнего повара из всех, известных историкам, — Мулхольд. Его рецепты составлены три тысячи семьсот лет тому назад.
      Люди, жившие в те далекие времена в междуречье Тигра и Евфрата, владели многими секретами кулинарного и кондитерского искусства. В библиотеке ассирийского царя Ашшурнасирпала II (883— 859 гг. до н. э.) среди научных книг хранился и рецепт приготовления куббы — блюда, которое и в наши дни широко распространено во многих странах Ближнего Востока.
      УЗЕЛОК НА ПАМЯТЬ
      Пока люди не изобрели письменности, они использовали разные способы, помогающие запомнить или передать какое-то сообщение. У перуанских индейцев таким помощником памяти было узелковое письмо — кипу. Это толстая веревка, к которой в виде бахромы подвязывались разноцветные шнуры разной длины и толщины. Узлы на шнурках завязывались простые, двойные, тройные, и располагались они то на конце шнурка, то почти у самой веревки.
      В кипу каждая деталь имела большое значение. Чем ближе к ве-ревкё-основе находился узелок на
      шнурке, тем важнее сообщение, которое он несет. У каждого цветного узелка был свой смысл: красный узел обозначал войну, белый — мир, зеленый — хлеб, черный — смерть. Неокрашенные узлы обозначали числа: простые узлы — десятки, двойные — сотни, тройные — тысячи.
      Непосвященный человек не смог бы прочитать такое письмо и дать ему устное объяснение, к веревочному посланию нужен был переводчик, изучивший эту своеобразную грамоту. Перебирая пальцами узелки, он пересказывал содержание письма.
      «ЧЕРНИЛО КОПЧЕНОЕ»
      В старину для переписки книг использовали чернила, приготовленные по различным рецептам. Вот некоторые из них, относящиеся к XVI—XVII векам.
      В рецепте «О черниле копченом ко иконному и книжному писму» сначала нужно получить сажу. Для этого следует поставить на кирпичи несколько горшков с пробитым дном «и заднюю сторону затвердить, чтоб копоть дымная вверх шла, а с переднюю сторону под горшки подкладывать береста со огнем». При этом нужно было следить, чтобы сажа в горшках не загорелась, и своевременно снимать накопившийся слой. Потом сажу размешивали со слюной или вином, разбавляли водой, смешивали с вишневым клеем — камедью. В полученную смесь добавляли отвар из ольховой коры, квасного сусла, чернильных орешков (галлов) или железа. Приготовленные чернила закупоривали в кувшине или в горшке и выдерживали некоторое время в тепле.
      Железные чернила готовили по другому рецепту: брали куски ржавого железа, старые замки, ключи, цепи, гвозди, опускали в отвар из
      ольховой коры с добавлением кислого кваса или уксуса.
      Вот еще один способ приготовления чернил: «Первое, устрогав зелены корки ольховыя, без моху, молодыя, и в четвертый день положити кору в горшок, и налить воды или квасу доброго или сусла яшного (ячменного. — Авт.), а коры наклади полон горшок, и варить в пещи, гораздо бы кипело и прело довольно бы, день до вечера; и положи в горшок железины немного, и поставити горшок со всем, где бы место не студно ни тепло, и на третий день разлити чернило».
      ЗНАКОМСТВО ЧЕРЕЗ ВЕКА
      Летописи — один из важнейших источников изучения русской истории. Записи в летописях велись по годам, рассказ о событиях каждо-
      го года начинался словами «В лето...», отсюда и произошло название летописей. Первые русские летописи возникли в середине XI века, хотя отдельные исторические записи, еще не имевшие формы летописей, велись и раньше, в X веке.
      Наиболее значительный памятник летописной литературы «Повесть временных лет» был создан в XII веке. Среди ученых давно велся спор: кто же автор знаменитого произведения, описывающего самые древние истоки русской истории — «се повести времянных лет, откуду есть пошла русская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду русская земля стала есть»? Предположительно составителем «Повести временных лет» считался монах Киево-Печерского монастыря Нестор. Трудность заключалась в том, что первая редакция летописи до нас не дошла,
      имя Нестора сохранилось лишь в одном из списков (копий) и в некоторых других произведениях.
      Историки и математики Московского университета решили призвать на помощь современную технику. Ученые перевели на язык, понятный ЭВМ, текст «Повести временных лет» и других произведений, о которых было достоверно известно, что они принадлежат перу Нестора.
      Бесстрастный компьютер проанализировал все особенности текстов и подтвердил, что автором знаменитой летописи, несомненно, является Нестор.
     
      ПЕРВЫЕ КНИГОПЕЧАТНИКИ
      В историю мировой культуры мастер Иоганн Гутенберг из Майнца вошел как изобретатель книгопечатания. В XIX веке в ознаменование этого события в Германии был установлен памятник первопечатнику.
      Однако голландцы, ссылаясь на архивные документы, утверждают, что раньше Гутенберга искусством «делания книг» овладел их соотечественник Лауренс Янсзон Костер, и тоже воздвигли памятник своему герою.
      По этому поводу не раз вспыхивали научные споры, а совсем недавно аквалангисты, исследовавшие дно Ла-Манша, обнаружили обломки голландского парусника, затонувшего в середине XVIII века. Среди предметов, обнаруженных на корабле, был проржавевший железный сундук, из которого извлекли серебряную медаль, отчеканенную в 1740 году. На лицевой стороне изображена фигура женщины, попирающая ногой книгу, на корешке которой написано: «Гутенберг из Майнца», а на обороте выбит текст, из которого следует, что первая типография была создана голланд-
      цем Костером в 1440 году, на пять лет раньше Гутенберга. В честь 300-летия этого события и учреждена найденная медаль.
      В Италии есть монумент другому первопечатнику — поэту Памфило Кастальди, который, по мнению историков, тоже в середине XV века выпускал книги (среди них сборники своих стихов), набирая текст из отдельных подвижных литер.
      А вот бельгийцы считают, что первым книгопечатание изобрел их соотечественник Иоганн Брито, и поставили ему памятник в городе Брюгге.
      Однако весь мир признает первенство за Иоганном Гутенбергом, замечательным мастером, который сделал сразу несколько изобретений: типографский сплав и инструмент для отливки литер, печатный пресс и способ книгопечатания, просуществовавший без изменений почти четыреста лет.
     
      ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ИЗДАНИЯ
      Самая первая печатная книга в России «Деяния апостольские» вышла в свет 1 марта 1564 года. Книга была отпечатана большим форматом, имела сорок восемь заставок, двадцать две буквицы и другие типографские украшения, отличающиеся высоким художественным мастерством. В книге пятьсот тридцать четыре страницы, переплет сделан из деревянных досок, обтянутых кожей. Издание отпечатано мастером Иваном Федоровым в первой русской государственной типографии — Московском Печатном Дворе. До наших дней сохранилось около пятидесяти экземпляров этой книги.
      В 1614 году была издана типографским способом первая географическая карта России.
      В августе 1634 года подьячий «азбучного дела» В. Ф. Бурцов-Протопопов выпустил «Букварь языка славенска, сиречь начало учения детям» — первую детскую книгу-учебник.
      В 1679 году было отпечатано первое русское нотное издание, а 2 января 1702 года вышла в свет первая русская газета «Ведомости».
      ЛУБОЧНЫЕ ИЗДАНИЯ
      В XVII—XVIII столетиях широкое распространение получили лубочные издания — народные картинки, печатавшиеся с деревянных (липовых) или оловянных досок, на которых вырезался рисунок. Иногда изображение для лубочной печати гравировалось на металлических пластинах.
      В Европе издания, подобные русскому лубку, известны с XV века.
      Лубок предназначался для массового распространения, поэтому такие книжки-картинки были дешевы, доступны простому народу: дворовым крестьянам, ремесленникам. С XVII века в лубочных изданиях выходили сказки, народные песни, исторические произведения. Среди лубочных книг XVIII века наиболее популярными были «История о Бове-королевиче», «Сказка полная о славном витязе Еруслане Лазаревиче, о его храбрости и невообразимой красоте царевны Анастасии Вахрамеевны», «Сказка о Булате-молодце», «Принцесса Милитриса Кирбитьевна», «Сказка об Иване Царевиче и Сером Волке». В 1782 году была впервые отпечатана составленная известным лубочным писателем Матвеем Комаровым книжка «Повесть о приключениях английского милорда Георга и бранденбургской маркграфини Фредерики-Луизы». Позднее она переиздавалась много раз под названием «Повесть о милорде аглицком Георге».
      В XIX веке в учебных книжках выходили произведения А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова, классиков мировой литературы, но издатели, стремясь переделать их под «народный лад», часто настолько искажали текст, что узнать их было трудно. Об этих книжках язвительно писал Н. А. Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо»:
      Придет ли времечко, Когда мужик не Блюхера и не милорда глупого — Белинского и Гоголя С базара понесет?
      Далеко ушла от своих древних предков книга. Она стала легче, радует глаз ровными строчками набора, радужным многоцветьем переплетов. А о тиражах, которыми печатаются современные издания, старые типографы не могли и мечтать. Сотни тысяч, миллионы книг! И при этом миллионный экземпляр по качеству ничуть не уступает первому.
      И все-таки, при всех своих отличиях, наша сегодняшняя книга сохранила в своем облике черты, которые складывались веками. Давайте познакомимся с той книгой, которая сегодня приходит в наш дом.
      Многие современные издания имеют суперобложку — бумажную обложку (обычно с красочной иллюстрацией), надеваемую поверх переплета книги. Она предохраняет ценные переплеты от порчи и нередко используется издательством для рекламной информации.
      Объемные книги одеваются в прочный переплет. Его назначение — предохранить книгу от повреждений, продлить ее жизнь. Тонкие книжки называются брошюрами и вместо переплета имеют обложку. На переплете и обложке печатаются фамилия автора и название книги.
      В корешке книжного блока под переплетом сверху и снизу подклеены кусочки цветной тесьмы — каптала. Раньше, когда книги переплетали вручную, корешок блока сверху и снизу обшивался шелковым шнуром, скреплявшим концы тетрадей. В современных изданиях каптал сохраняется, скорее, по традиции и служит для украшения книги.
      Некоторые подарочные издания снабжаются красивой ленточкой-закладкой шириной в 5—8 миллиметров. Она называется ляссе.
      Откройте переплет — и вы увидите, что он соединяется с книгой двумя форзацами — согнутыми вдвое листами бумаги. Слово это немецкого происхождения и в буквальном переводе означает «перед набором». Форзац может быть белым или печатным. Под форзацами спрятана приклеенная к переплетной крышке марля, которая скрепляет переплет с книгой. К этой марле пришиты тетради, составляющие книжный блок.
      Первая страница книги называется титульным листом или титулом. Здесь публикуется фамилия автора и название произведения, указывается город и издательство, выпустившее книгу, а также год ее выхода в свет. Древние римляне, укладывая свитки рукописной книги в круглые, выдолбленные из дерева футляры, к ручке палки, на которую был навернут свиток, прикрепляли ярлычок с названием книги. Этот ярлычок назывался «титулюс» — «надпись», «заглавие», отсюда и пошло название «титульный лист», «титул».
      В современных изданиях на обороте титульного листа печатаются библиотечный и книготорговый индексы, библиографическая карточка, которая точно характеризует данную книгу.
      Иногда перед титулом помещается фронтиспис — лист, на котором помещен портрет автора или рисунок, отражающий наиболее характерные моменты содержания книги. Впервые фронтисписы с портретами авторов появились в итальянских изданиях в начале XVI века.
      Если в книгу входит несколько произведений, то перед каждым из них может быть отдельный лист с названием и рисунком. Такой лист называется шмуцтитулом. Он может отмечать и начало глав.
      Интересно происхождение шмуцтитула. В старопечатных изданиях его помещали перед титульным листом для предохранения его от загрязнения («шмуц» по-немецки «грязь»). Постепенно назначение шмуцтитула и его место в книге изменились, а историческое название так и осталось.
      Каждая тетрадь книги, в зависимости от формата издания, состоит из восьми, шестнадцати или тридцати двух страниц, помеченных колонцифрами. На особых страницах, таких как титул, шмуцтитул и некоторых других, а также на вклейках или страницах, где иллюстрация занимает целиком всю полосу, колонцифры не ставятся. Первая и третья страницы книжной тетради слева внизу имеют особую цифровую метку — сигнатуру, которая обозначает порядковый номер печатного листа книги. Рядом с сигнатурой простав-
      ляется норма — фамилия автора или название произведения и номер типографского заказа, под которым идет это издание. Это делается для того, чтобы в типографии, где одновременно печатается множество книг, листы одного издания по ошибке не попали в другое. Порядковые номера листов облегчают контроль за их правильной подборкой. Для этой же цели существует специальная черная метка, которая печатается на корешке каждой тетради. Когда все листы в блоке подобраны правильно, на корешке блока видна ровная «лесенка» из меток. Если же в книгу попал лист из другого издания или порядок тетрадей перепутан, ровный ритм «лесенки» нарушается и ошибка сразу бросается в глаза.
      И в современных книгах, как в старину, иногда первая строка в начале главы украшается буквицей, или инициалом, — крупной
      рисованной буквой. Это придает наборному тексту особую нарядность и торжественность. Буквица — древнейший элемент оформления книги. В старинных рукописях она рисовалась художником. Сейчас иногда для буквицы используют наборную литеру более крупного размера. В начале и в конце главы могут быть небольшие рисунки — заставки и концовки.
      Многие книги имеют иллюстрации — рисунки, изображающие наиболее интересные и важные события, которые описывает автор. Нередко цветные иллюстрации печатаются на бумаге иного сорта, чем листы книги. На плотной, гладкой бумаге красочный рисунок получается лучше, он не будет просвечивать с обратной стороны листа. Такие иллюстрации называются вклейками, потому что их печатают отдельно от книги, а потом вклеивают в книжный блок. В старых книгах перед вклейкой для лучшей сохранности рисунка прикрепляли листок тончайшей японской, а позднее папиросной бумаги.
      В самом конце книги обязательно публикуются выходные сведения, в которых дается необходимая информация о самом издании и о работниках издательства, готовивших его к печати.
      Названия элементов книги необходимо запомнить, чтобы ближе познакомиться с типографским делом и правильно воспользоваться советами, которые мы хотим вам дать.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ИЗДАНИЯ ДЛЯ КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ
      На международных аукционах хорошо известны французские издания XVI — XVII веков — «эдись-
      он ансьен» — «старинные издания» (от французского «ансьен» — «древний», «старинный»). Если такое издание появляется на витрине книжного магазина, цена на нем не указывается, чтобы не отпугнуть покупателя. А богатый коллекционер не будет считаться с ценой.
      Редкие дорогие издания, так называемые эдисьон де люкс, выпускались тиражом всего несколько экземпляров, иногда для них специально изготавливался шрифт особого начертания. Печатались эти книги на дорогих сортах бумаги: верже-лафума, альфа-лафума, пер-шифон-де-Лана, велен-де-Рив, ве-лен дАрш, жапон эмпериал. Необычными были и иллюстрации: иногда к отпечатанным экземплярам книги прикладывались гравюры, оттиснутые с авторских досок (офорты, эстампы, литографии); иногда это были рисунки, раскрашенные самим художником вручную.
      Самые дорогие книги не переплетались и даже не сшивались, их продавали в виде отдельных печатных листов, вложенных в специальные коробки-футляры. Переплет для книги коллекционер заказывал по своему вкусу из шагреневой кожи или тисненого сафьяна самых разных цветов.
      Подобные издания выпускал в России «Кружок любителей русских изящных изданий» (КЛРИИ), организованный в 1903 году. Небольшими тиражами были выпущены книги Н. В. Гоголя «Невский проспект», А. С. Грибоедова «Горе от ума» с иллюстрациями Д. Н. Кардовского; А. С. Пушкина «Пиковая дама» с иллюстрациями А. Н. Бенуа и другие издания с оформлением лучших художников того времени. Часть экземпляров, а иногда и весь тираж нумеровались.
      Уже к моменту своего выхода в свет такие издания становились редкостью.
      ДРАГОЦЕННЫЕ ПОМЕТКИ
      На полях некоторых старых книг встречаются пометки, оставленные читателем. Иногда в этих кратких записях содержатся пояснения к авторской мысли, порой — резкие возражения, похвала или рассуждения, на которые автор натолкнул читателя. Такие пометки называются маргиналиями и нередко представляют огромный интерес для современных исследователей.
      В Государственной публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина хранится книжное собрание, принадлежавшее великому французскому писателю и философу Вольтеру. Всего в собрании около семи тысяч томов — книги выдающихся авторов разных эпох и народов. Две тысячи книг из этой коллекции на полях страниц, а также на вклейках и закладках
      хранят записи и пометки, сделанные Вольтером.
      Советские ученые совместно с коллегами из ГДР подготовили к выпуску полное издание маргиналий Вольтера, которое составит восемь — десять томов.
      «БУМАЖНЫЕ ДОСКИ»
      Любопытно, что термин «доски» в переплетном деле сохранялся до XIX века, когда из деревянных досок никто уже книжных переплетов не изготавливал. В третьем томе «Толкового словаря живого великорусского языка», составленного В. И. Далем, к слову «переплетать» дается такая справка: «Переплетать книги, сшивать листы и вставлять в доски, т. н. бумажный, оклеивая кожей, тканию, цветной бумажкой».
      В это время картон уже полностью вытеснил тяжелые деревянные доски из типографий и переплетных мастерских, а слово еще жило, употреблялось для обозначения элемента книжного переплета.
      БЕСТСЕЛЛЕР, ДАЙДЖЕСТ, КОМИКС
      В газетных и журнальных статьях, где речь идет о книгах или литературных произведениях, издающихся за рубежом, нередко встречаются эти названия. Что они означают? Ответ поможет найти энциклопедический словарь «Книговедение».
      Слово «бестселлер» впервые появилось в США в конце XIX века. В переводе оно означает «лучшее из того, что продается». Этим словом стали обозначать книги, которые пользуются наибольшим читательским спросом, особым коммерческим успехом. Если популярность за книгой сохраняется постоянно (а это случается не так уж часто), за ней закрепляется название «стедиселлер». В бестселлеры с одинаковым успехом могут попасть приключенческая повесть, исторический роман, кулинарная книга или справочник с заманчивым названием «Сто способов стать миллионером».
      Американский девиз «время — деньги» прижился во многих капиталистических странах. Зачем тратить время на чтение романа JI. Н. Толстого «Война и мир» объе-
      мом в полторы тысячи страниц, если можно гораздо быстрее ознакомиться с его содержанием по книжке карманного формата, где на ста страницах сжато изложен пересказ этого произведения? Так родились дайджесты — дешевые массовые издания, кратко излагающие популярные произведения художественной литературы.
      В 90-х годах XIX века в американских газетах появились серии рисунков с коротким текстом, которые рассказывали о забавных приключениях различных персонажей. Рисунки печатались с продолжением из номера в номер, к ним скоро привыкли и стали называть комиксами (от английского слова «комик» — «смешной», «комический»). С 1935 года комиксы стали выходить в виде книжек-картинок, они рассказывают о приключениях героев мультфильмов американского художника Уолта Диснея, ковбоев времен освоения американского «дикого Запада», сжато пересказывают содержание классических литературных произведений. Недобрую славу заслужили комиксы, прославляющие насилие, преступления, войны. Именно они породили отрицательное отношение ко всем комиксам вообще, хотя сам прием рассказа в картинках часто использовался прогрессивными художниками в разных странах, такими как Ж. Эффель, X. Бидструп и другими. Забавные комиксы печатают и советские журналы для детей.
      ак нередко называют бумагу, ведь без нее не было бы ни учебников и тетрадей, ни книг и газет. А чтобы лучше узнать, откуда берется бумага, вспомните известную детскую песенку «В лесу родилась елочка». Да, именно отсюда, с лесной делянки, начинается огромный конвейер бумажного производства. В древесине хвойных пород: ели, лиственницы, сосны — содержится до 50 процентов целлюлозы, исходного сырья для бумаги. Сейчас используются и лиственные деревья, но все-таки в бумажном производстве ель предпочитают осине.
      Хлопотливые трелевочные тракторы, словно муравьи, вытаскивают на своей спине бревна с лесосеки, а потом срубленные столетние великаны сплавляют по рекам, грузят на мощные суда-лесовозы или железнодорожные платформы и отправляют на бумажную фабрику.
      В прежние времена бумагу изготавливали из старого тряпья, но по мере расширения книжного производства тряпья стало не хватать. Тогда принялись искать другие источники сырья, проводили опыты с соломой, тростником, водорослями, макулатурой, древесиной, хлопком, коноплей. В конце концов древесная масса оказалась самым дешевым, достаточно прочным и удобным материалом. Правда, для изготовления особых сортов бумаги (например, для денежных знаков, документов) и сейчас используется тряпье, но основным сырьем для производства бумаги и картона стала древесина.
      На фабрике бревна распиливают на короткие отрезки-балансы, размельчают в специальных машинах и полученную щепу засыпают в ва-
      рочный котел. Здесь древесину варят с кислотой, очищают от примесей и отбеливают. А дальше сваренная древесная кашица попадает в роллы — закрытые ящики, в которых установлены два комплекта стальных ножей. Одни ножи неподвижны, другие закреплены на валу и вращаются с огромной скоростью. В роллах древесная масса размалывается ножами в мельчайшие частицы.
      Когда-то эту работу выполняли в ручных ступах, затем в ножных толчеях, и только в конце средних веков в Европе появились механические толчеи, в которых несколько пестов приводились в движение от общего вала с помощью водяного колеса или ветряной мельницы. Первые роллы, изобретенные в Голландии на рубеже XVII и XVIII веков, заменили малопроизводительную толчею и подготовили переворот в производстве бумаги. Они вырабатывали так много бумажной массы, что мастера, вычерпывающие кашицу и отливавшие листы бумаги вручную, уже не справлялись с работой. Для изготовления бумаги потребовалась машина, и первый проект ее появился в 1799 году, а с начала XIX века бумагоделательные машины стали изготавливаться в разных странах. В «России одна из первых машин, созданных на русских заводах, была установлена на Петергофской бумажной фабрике в 1818 году.
      Машина произвела настоящую революцию в производстве бумаги. В истории техники это был один из первых примеров непрерывного автоматического производства. Уже самые ранние модели имели все основные части и механизмы, которые есть в современных бумагоделательных машинах. Они конструктивно совершенствовались, увеличивалась их скорость, улучшалось качество бумаги, но принцип работы остался прежним.
      Итак, вернемся на современную бумажную фабрику, где в роллах измельчается древесная масса. Чем дольше перемалывается кашица, тем прочнее будет потом бумажное полотно. Если рассмотреть под микроскопом кусочек бумаги, окажется, что он состоит из мельчайших волокон, переплетенных между собой. Зазор между ножами в роллах можно изменять: сдвинут ножи — и волоконца станут совсем тонкими, увеличат зазор — размер волокон увеличится. Меняя размер волокон, получают разные сорта и виды бумаги.
      Кроме волокнистой массы в бумаге содержатся особые добавки, которые заполняют просветы между волоконцами, делают лист ровным, гладким и непрозрачным. Для этого в бумажную кашицу подсыпают специальную глину — каолин, мел, асбест, гипс, тальк и другие вещества. А чтобы придать
      бумаге водостойкость, в нее добавляют канифоль. После этого чернила не будут расплываться на листе, а лягут красивой ровной линией.
      Современная бумагоделательная машина — гигантское сооружение. Длина ее — свыше 100 метров. Ширина сетки, на которой образуется бумажное полотно, — 9 метров. Движется сетка со скоростью курьерского поезда — 60 километров в час. Меньше чем за месяц такая машина выпустит бумажную ленту, которой можно обернуть земной шар по экватору!
      Быстро скользит на роликах частая проволочная сетка, а на нее ровной струей льется жидкая кашица — бумажная масса. Вода стекает вниз, и на сетке остается тонкий слой сырой бумаги. Вот бумажная лента подлетела к валику-рав-нителю, обтянутому тонкой сеткой. Пробежался валик по бумаге, и ее верхняя сторона стала такой же
      ровной и гладкой, как нижняя, на сетке машины.
      Есть у этого валика и маленький секрет. В старину, когда бумажные листы отливали вручную, мастера вплетали в сетку-форму рисунок из тонкой проволоки — филигрань. После отливки на бумаге оставался незаметный водяной знак. Он виден только на просвет и был своего рода фирменным знаком владельца бумажной фабрики. Водяные знаки изготавливались в виде короны, льва, креста, лилии, птицы или других фигур. Иногда это были инициалы фабриканта. Афанасий Гончаров, прадед жены А. С. Пушкина, в XVIII веке имел бумажную фабрику недалеко от Калуги и метил свою бумагу водяным знаком АГФБ — «Афанасия Гончарова фабрика бумаги». Сейчас водяные знаки ставятся на бумагах, которые используются для ценных документов. Эти знаки и наносит валик-равнитель, если на него надеть специальную сетку.
      Пока бумажное полотно бежало вместе с сеткой, оно подсохло и уже может обойтись без посторонней поддержки. Струя сжатого воздуха, направленная снизу, отделила его от сеточной подстилки, и побежала бумажная лента через десятки валов и цилиндров. Они отожмут из влажной бумаги остатки воды, высушат полотно, разгладят его поверхность. Летит полотнище бумаги в облаке пара между сушильными барабанами, полируется его поверхность валами каландра, и вот уже в конце машины сматывается белая лента в плотный тяжелый рулон.
      Бумагу ждут не только полиграфисты. Трудно назвать такую отрасль промышленности, где она сегодня не используется. Поэтому и выпускается бумага разных видов: типографская, офсетная, чертежная, электротехническая, оберточная, документная, писчая — более шестисот сортов бумаги вырабатывают бумажные фабрики.
      В нашей стране каждую минуту с печатных машин сходит более тридцати пяти тысяч книг и брошюр! Недаром о Советском Союзе говорят, что здесь самый читающий в мире народ.
      День за днем гудят машины на бумажных фабриках, во все концы страны по железным дорогам, на автомашинах и по воде едут рулоны и пачки бумаги, плотные кипы картона. Пройдет время, и часть этой бумаги вернется на фабрику для переработки в виде макулатуры. Это ведь тоже исходное сырье дя новой бумаги. Попробуйте решить несложную задачку: из 3 кубических метров еловой древесины вырабатывается 1 тонна бумаги. Вот и подсчитайте, сколько леса сбережет такое вторичное сырье.
      ...Распахнулись ворота типографии, и автомашина, груженная бумагой, въехала во двор. Откинулся борт, ловко подкатил юркий автопогрузчик, подхватил на свои «рога» тяжелый рулон из кузова и осторожно повез на склад. Недолго придется бумаге лежать здесь, скоро ее отвезут в цех, рулон размотают и разрежут на ровные листы, а то и прямо так, целиком, подкатят к печатной машине. Здесь бумага начнет превращаться в книгу.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ДИНОЗАВР РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА
      В Египте папирус исчез давно. Сейчас последние экземпляры этого растения погибают в Сицилии, близ города Сиракузы, на берегах реки Сиан. Они чахнут и сохнут прямо на глазах. Ботаники пришли к выводу, что гибель стройного 4-метрового растения вызвана использованием речной воды в промышленных целях. Уровень воды сильно понизился, резко увеличилась ее соленость.
      Сегодня это замечательное, но, к сожалению, уже редкое растение встречается лишь в некоторых районах Судана и Сирии, в то время как раньше его обширные заросли имелись на острове Мальта и в Калабрии (Италия), не говоря о долине Нила, которая считается родиной папируса.
      КОГДА ИЗОБРЕЛИ БУМАГУ?
      Историки считали, что впервые бумагу из бамбука и шелковичного дерева изготовил мастер Узяй Лун в 105 году нашей эры. Однако в 1978 году китайские археологи обнаружили при раскопках обрывки бумаги, возраст которой превышает две тысячи лет. Лабораторные исследования находки показали, что древнейшая бумага изготавливалась не из бамбука, а из конопли.
      ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ... НА КУХНЕ
      Датская школьница Катрина Фрельзен больше всех предметов любила химию и физику, потому
      что на уроках можно самостоятельно проводить опыты, получая порой неожиданные результаты. Но ведь опыты можно ставить и дома, совсем необязательно иметь для этого сложное лабораторное оборудование. Однажды, готовя кашу из ревеня, Катрина размазала ее по деревянной доске и оставила сушиться на солнце. Что из этого получится?
      На школьной выставке за свое открытие Катрина получила два диплома и премию. Ведь ей удалось изготовить из ревеня... лист бумаги.
      БУМАГА — ИЗ ЧЕГО УГОДНО
      Это не шутка. Ведь в принципе бумагу можно изготовить из любого материала, имеющего волокнистую структуру.
      Вьетнамские специалисты разработали технологию производства оберточной бумаги из листьев ананаса. На территории госхоза в окрестностях Дананга, где выращивают ананасы, построили бумажную фабрику, которая стала перерабатывать ананасовые листья на бумагу. Из 100 тонн зеленой массы получается 20 тонн превосходной бумаги, а главное — производится она из сырья, прежде выбрасывавшегося в отходы.
      В Индии долго искали способы борьбы с водным гиацинтом — эйхорнией. Этот сорняк бурно разрастается в пресноводных водоемах. В конце XIX века эйхорния распространилась из Южной Америки по всему свету и теперь стала для многих стран настоящим бедствием.
      В некоторых местах водный гиацинт используется в качестве корма для скота, кое-где его даже заставляют служить людям — очищать городские сточные воды. Индийские ученые открыли для эйхор-нии еще одну область применения: из сорняка стали делать бума-
      гу. Главный принцип в решении проблемы один — не тратить силы и средства на истребление вредного растения, а заставить его служить людям.
      Когда-то материал для письма делали из папируса. Но ведь папирус — тростник, у которого много родственников, близких и дальних. Почему бы там, где тростника много, не использовать и его как сырье для выработки бумаги?
      Главный источник национального дохода Кубы — производство сахара из тростника. Но сегодня тростник — это не только сахар. Из отходов тростника, так называемого багасо, можно получать ежегодно десятки, сотни тысяч тонн высококачественной бумаги. Отходы сразу станут приносить доходы! В настоящее время на Кубе работают несколько заводов, перерабатывающих багасо в бумагу.
      Еще один способ получения бумаги из отходов разработали венгерские ученые из Института лесного хозяйства в Будапеште. Они запустили опытную установку для получения бумаги из древесных листьев. Новая бумага очень прочная, красивая, белого цвета, а самое главное — она позволит сберечь огромное количество первосортной, прежде всего хвойной древесины.
      ДОЛГОВЕЧНЫЙ ЛЬВЕНОК
      Во многих европейских архивах хранятся старинные документы, отпечатанные или написанные на толстой бумаге с шероховатой поверхностью. Если посмотреть
      листы на просвет, можно заметить в их глубине изящный водяной знак — изображение львенка. Это марка бумажной фабрики в селе Вельке Лосины в Чехо-Словакии, одной из первых бумажных фабрик в Европе. В средние века лосинская бумага ценилась наравне с пергаментом, ее заказывали многие королевские и княжеские дворы Европы, богатые торговые города и первые университеты.
      Бумага, изготовленная на ло-синской фабрике, удивительно долговечна. Она не желтеет, не ломается на сгибах, не поддается тлению. Именно эти качества и определили область применения бумаги из Вельке Лосины. На ней печатаются важные правительственные акты, тексты межгосударственных соглашений, орденские документы. А кроме того, лосинская бумага используется в медицине, химической промышленности, энергетике.
      БУМАГА БОГАТЫРЬ
      На первый взгляд она ничем не отличается от обычной писчей. Но если отрезать от листа узкую полоску и, закрепив один ее конец, подвесить к другому тяжелую гирю, тут-то и начнется самое удивительное. Натянутая как струна бумажная ленточка может часами выдерживать большой груз. А секрет заключается в том, что при изготовлении в бумажную массу добавили специальные смолы и лавсановые волокна.
      Такая бумага сможет успешно заменить хлопчатобумажную ткань, которая применяется для изготовления стеклопластиков.
     
      Долгий путь предстоит книге от писательского стола до библиотечной полки. Вначале она и не называется книгой — это еще только рукопись, которая пройдет через множество заботливых рук, чтобы стать наконец книгой.
      Пусть вас не вводит в заблуждение слово «рукопись». Давно забыты те времена, когда редактору и наборщику приходилось с трудом разбираться в сложностях разных почерков. Теперь рукописью называют машинописный текст, хотя, наверное, точнее его было бы назвать машинописью. Но велика сила традиций — и на стол издательского редактора ложится... машинописная рукопись.
      Редактор — первый читатель будущей книги. Он исправляет, если это необходимо, литературный стиль, указывает автору на недостатки рукописи, проверяет, нет ли в тексте неточностей, ошибок. Редактор, как говорят в издательстве, «ведет» книгу до ее выхода в свет, поэтому его фамилия в выходных сведениях всегда стоит первой.
      У книги есть еще и художественный редактор. Это он выбирает для книги художника, принимает от него рисунки, а когда из типографии приносят первые пробные оттиски иллюстраций, художественный редактор придирчиво сверяет их с рисунками художника, добиваясь от печатников точной передачи цвета.
      Прежде чем отправиться в типографию, рукопись побывает в руках еще одного редактора — технического. Он выберет шрифт, определит формат страниц и размеры рисунков. А когда будут готовы оттиски текста и иллюстраций, техни-
      ческий редактор, вооружившись ножницами и пузырьком с клеем, сделает точный макет будущей книги.
      Есть в издательстве человек, который лучше всех знает правила русского языка. Это корректор. Ему предстоит несколько раз читать текст книги в рукописи и в наборе, сверяясь со словарями и справочниками. Книга еще не раз совершит путешествие из издательства в типографию и обратно, и каждый раз под фиолетовыми штампами «в набор», «на сверку», «в печать», «на выпуск в свет» будут стоять подписи редактора и корректора.
      В наборном цехе типографии машинописный текст превратится в тяжелые строчки из свинцового сплава. Ручной набор сейчас применяется редко: при печати афиш, листовок, пригласительных билетов, а также таблиц и формул. Основную работу в наборном цехе выполняет линотип — строкоотливная машина, похожая на маленький металлургический завод. Поэт С. Я. Маршак, восхищенный этой «умной» машиной, писал:
      Она и строчки соберет,
      И отольет в пластинки,
      А ты работаешь, как тот,
      Кто пишет на машинке.
      Горячие строки набора одна за другой выскакивают на приемный стол линотипа, образуя длинный столбик — гранку. Потом эту гранку разделят на равные куски — страницы книги. Если книга печатается очень большим тиражом, то одного комплекта набора мало: он быстро износится, мягкие детали шрифта сомнутся, буквы потеряют четкость. Чтобы не делать набор заново, с готовой наборной формы делают несколько копий — стереотипов. Для этого сначала на специальном увлажненном картоне с наборной формы получают четкий глубокий оттиск текста, а затем, используя эту картонную матрицу как литейную форму, отливают стереотип — пластину из свинцового сплава. Для ротационных машин стереотипы делают не плоские, а полукруглые, чтобы полученную литую пластину можно было закрепить на цилиндре печатной машины. Впрочем, тяжелый и неудобный металлический шрифт все чаще заменяется фотонабором: нужный текст с помощью сложной электронной техники воспроизводится на тонкой фотопленке. Современные фотонаборные машины могут работать с огромной скоростью по заданной программе, которая записана на перфорированную бумажную или магнитную ленту. Хотя сегодня в типографиях еще уживаются рядом линотип и фотонаборная машина (а ведь их разделяет добрая сотня лет!), фотонабор уверенно вытесняет металлические литеры из книжного производства. Не угнаться линотипу в скорости за своим собратом, да и человеку работать на фотонаборной машине куда лучше, интереснее.
      Пальцы наборщика быстро перебирают клавиши на пульте машины, и перед его глазами на телевизионном экране дисплея послушно возникают строки и колонки текста. Легкий нажим на клавишу — и светящиеся буквы направляются в память электронной машины, чтобы вновь появиться сначала на фотопленке, а потом на печатной форме.
      Впрочем, наборные машины уже начинают переезжать из типографии в издательство и даже в дом к писателю. Громоздкие наборные машины заменяет персональный компьютер. На обычном письменном столе размещается самый настоящий «наборный цех»: плоский прямоугольный ящик, в котором упрятана электронно-вычислительная машина, а на ящике установлен небольшой телевизор — дисплей. Тут же на столе к ЭВМ подключаются дополнительные «периферийные устройства»: клавиатурная приставка — на ней набирают текст и вносят в него исправления, — блок внешней памяти, куда можно ввести весь писательский архив, и лазерное печатающее устройство, которое по команде отпечатает набранный текст.
      Если в вашем архиве не оказалось какого-то материала, не огорчайтесь: можно подключить персональный компьютер к информационной сети Публичной библиотеки и, нажав клавишу, получить на экране дисплея нужный текст через несколько секунд.
      Писатель печатает текст, как на пишущей машинке, только буквы возникают не на бумаге, а на телевизионном экране. По голубоватому полю бегут одна за другой белые, зеленые или желтые строчки. Захотелось исправить слово, добавить строчку — пожалуйста, нажми клавишу: ненужный текст стирается, можно впечатать новый.
      Одновременно с печатью весь текст записывается на небольшой магнитной пластинке — дискете. Окончив книгу (а она вся может уместиться на такой пластинке размером чуть больше почтовой открытки), автор вынимает из компьютера дискету и отправляет ее
      в издательство. Там на столе у редактора установлен точно такой же компьютер. Стоит вставить дискету в щель компьютера, нажать кнопку, и на экране дисплея покажутся ровные строчки текста. Его можно исправлять, сокращать, вставлять новые предложения, выстраивать по формату книжной страницы, менять очертания шрифта, делать в тексте «окошки» для иллюстраций — делать все, что раньше делал наборщик в типографии.
      А когда книгу отправляют в типографию, это опять та же самая дискета — тонкая прямоугольная пластинка. В типографии невидимый текст переведут на фотопленку, а потом на печатную форму. Впрочем, в издательстве с помощью лазерного принтера можно этот текст распечатать на бумаге и расклеить по страницам. Получится оригинал-макет книги, который в типографском цехе сфотографируют и скопируют на типографскую форму.
      Для офсетных печатных машин форму изготавливают из тонкой алюминиевой пластины. Фотография и особые химические процессы позволяют перенести изображение текста и рисунков с фотопленки на металл, причем печатающие и пустые участки офсетной формы находятся на одном уровне. Пластина предварительно подвергается специальной обработке, и это придает ей необычные свойства. При печати она сначала смачивается водой, а потом попадает под красочные валики. Краска прилипает только к тем участкам пластины, на которых есть изображение, а пустые места остаются чистыми.
      У офсетной печати есть еще одна особенность: бумага с металлической формой не соприкасается. Сначала по печатной форме прокатывается резиновый цилиндр и «снимает» изображение на свою поверхность, а потом переносит его на лист бумаги. Мягкая, упругая покрышка этого промежуточного цилиндра позволяет печатать не только на бумаге, но и на других материалах: на ткани, пластиковой пленке, жести и тому подобном.
      Для фотографий или рисунков, если книга будет изготавливаться способом высокой печати, делают клише — металлические пластинки, на которые с помощью специального фотооборудования переносится изображение. Затем пластинку обрабатывают кислотой и промывают в воде. На металле появляется рельефный рисунок в виде линий или мелких точек. Попробуйте внимательно рассмотреть фотографию в книге: вы увидите, что она состоит из мельчайших точек, которые и создают изображение на бумаге.
      Книги печатают большими листами, на которых помещается, в зависимости от формата издания, восемь, шестнадцать или тридцать две страницы. Поэтому наборные полосы вместе с клише размещают таким образом, чтобы в отпечатанном и сложенном листе страницы шли по порядку. Теперь осталось только прочно закрепить полосы набора и клише в металлической раме. Печатная форма готова.
      К печатной машине на тележке с подъемной платформой подвозят высокую стопу бумаги и закрепляют на подвесном столе в специальном устройстве. Если же машина ротационная, к ней подкатывают целый бумажный рулон и осторожно пропускают конец бумажной ленты через всю машину.
      Машины выстроились в цехе, как корабли на рейде. Сходство с кораблями им придают мостики с трубчатым ограждением, ровный гул моторов и компрессоров. Наверху, под потолком цеха, медленно проплывают подвешенные на цепном конвейере пачки бумажных полотнищ. Это бумага перед началом печати приобретает необходимую влажность — акклиматизируется.
      Но вот печатник, подготовив машину, нажимает кнопку с надписью «толчок», валы машины вздрагивают и медленно проворачиваются, а бумажный лист, подхваченный резиновыми присосками специального механизма — пневматического самонаклада, отрывается от стопы и передвигается под направляющие ролики. Здесь его «прощупает» световой луч фотоэлемента: если самонаклад случайно подал два листа вместо одного, тонкий лучик света не сможет пробиться через бумагу, электрическая цепь разомкнется и машина остановится.
      Но кажется, все в порядке, самонаклад отрегулирован хорошо, листы неторопливо отделяются от стопы и подаются вперед один за другим. Еще мгновение — цепко зажатый клапанами-захватами печатного цилиндра лист скользит по наклонному столу и скрывается в машине. Здесь, в недрах машины, происходит чудесное превращение белой бумаги в книжные страницы.
      Сначала по печатной форме пробегают мягкие резиновые валики, нанося на нее краску, а затем печатный цилиндр прокатывает по форме бумагу, и на приемный стол
      выползает готовый отпечатанный лист. Рука печатника скользи,т к следующей кнопке — «пуск», и машина, набирая скорость, начинает заглатывать чистую бумагу, аккуратно выкладывая на приемный стол отпечатанные листы. Помощник печатника следит за тем, чтобы все буквы и рисунки были отпечатаны ровно, без помарок, чтобы на них не попала грязь от застрявшего на форме обрывка бумаги. А в случае необходимости — под рукой красная кнопка «стоп»: стоит нажать на нее, и машина мгновенно остановится.
      Пока печатается текст, на других машинах работают с цветными листами книги. И здесь происходят удивительные превращения бумаги. В типографии с помощью всего четырех красок — синей, красной, желтой и черной — можно получить все цвета и оттенки.
      Вот на чистый лист бумаги легла синяя краска: появился сплошной синий рисунок. Потом на этот же лист поверх синей краски отпечатали красную — рисунок получился объемным, цвет его стал сложнее: местами коричневый, фиолетовый, красный, синий. Наконец, по первым двум краскам отпечатали желтую — и на рисунке проявились все цвета. Однако изображение выглядит слишком мягким, незавершенным, размытым. Когда на лист ляжет последняя, черная краска, рисунок заиграет всеми цветами радуги, как его задумал художник.
      А путешествие книги по типографии продолжается. Отпечатанные листы попадают в фальцевальные машины, где в мгновение ока широкое бумажное полотнище складывается в тетрадь — фальцуется. Листы бумаги мечутся, словно белые молнии, зажатые в узких решетчатых клетках. Разогнавшийся лист, звонко щелкнув, мгновенно останавливается возле упора. Сверху ровно посредине листа опу-
      скается нож и, прогнув бумажное полотнище, вводит его между двумя вращающимися валиками. Еще мгновение — и листа нет. Валики подхватили его и перебросили в следующую секцию уже в сложенном виде. Там операция повторилась, и лист попадает в третью секцию. Три мгновения — три сгиба, и из машины в лоток вылетает сфальцованная тетрадь. За ней вторая, третья, четвертая... Листы-тетради направляют на автоматизированную линию, где происходит настоящая конвейерная сборка книги.
      Вдоль длинного транспортера листоподборочной машины установлены секции-магазины. В каждую секцию по порядку закладываются стопки сфальцованных тетрадей: сначала стопка первых листов-тетрадей, потом вторых, третьих и так далее. Здесь комплектуются книжные блоки: пока транспортер движется вдоль секций, из них поочередно автоматически сбрасываются тетради, собираясь в скомплектованные блоки. Потом ниткошвейные машины сшивают блок прочными капроновыми нитками, блокообрабатывающие агрегаты обжимают его, обрезают с трех сторон, приклеивают к корешку марлю. Подготовленный блок передается на книговставочную машину, которая промажет форзацы клеем и наденет переплетную крышку. Остается высушить книги под прессом и упаковать в пачки.
      Великое чудо рождения книги свершилось.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ПРОЩАЙ, ГУСИНОЕ ПЕРО!
      Первым автором, представившим в издательство машинописный текст вместо обычной руко-
      писи, был Марк Твен. В 1875 году он купил пишущую машинку марки «Ремингтон», изобретенную двумя американскими фермерами. Аппарат был довольно тяжелым, его делали из металла, который использовался при изготовлении охотничьих ружей, клавиши вытачивались из дерева.
      Первые пишущие машинки не могли печатать с большой скоростью, многие из них отличались большими размерами. Но изобретательская мысль совершенствовала их конструкцию, создавались все новые и новые модели, соперничавшие друг с другом: «Смит-Премьер», «Ундервуд», «Миньон», «Хэммонд»... Появились пишущие машинки и в России. А после окончания гражданской войны в Казани начал выпускать отечественные аппараты Государственный завод пишущих машинок. Позднее стали изготавливать машинки с электрическим приводом, идею которых вынашивал еще Эдисон. На смену привычным конструкциям приходят новые: с шаровой головкой-шрифтоносителем, с усовершенствованной клавиатурой.
      Сейчас профессиональная машинистка печатает со скоростью 250—300 знаков в минуту. Но это не предел. На чемпионатах мира по машинописи специалисты показывают результаты, значительно превышающие среднюю норму: более 800 знаков в минуту! Как тут не вспомнить терпеливого писца, который, меняя одно гусиное перо за другим, целый год создавал единственную рукописную книгу.
      РОВЕСНИЦА КНИГИ
      Так венгерский писатель Ишт: ван Рат-Вег назвал опечатку. Как бы ни старались корректоры выловить этого коварного врага в тексте, наборщики часто, исправляя одну
      ошибку, рядом, в этой же строке, а иногда в этом же слове, делают новую. Утверждают, что книг без опечаток вообще не бывает, хотя существует легенда, будто в библиотеке Оксфордского университета хранится Библия без единой опечатки.
      В инкунабулах опечатки исправлялись в каждом экземпляре от руки. Позднее список опечаток стали приводить в конце книги на отдельной странице. Впрочем, «страница» сказано неточно. Философский трактат Фомы Аквинского «Сумма теологии», отпечатанный в 1578 году, содержал список опечаток на ста восьми страницах!
      Среди опечаток попадались нередко довольно курьезные. Так, например, газета «Новое время» 16 мая 1883 года напечатала отчет о короновании Александра III в Успенском соборе в Москве. Текст гласил: «После произнесения митрополитом молитвы, государь император возложил на государыню императрицу корову» (вместо «корону»). Неизвестно, какое наказание понесли наборщик и корректор, но на следующий день в газете была опубликована поправка. Редакция извинялась перед читателями и разъясняла, что в отчете была допущена прискорбная опечатка, но, разумеется, каждый чи-
      татель понимает, что следует читать не «корову», а «ворону». После этого больше никаких «поправок» газета не печатала.
      КОРПУС, ПЕТИТ, НОНПАРЕЛЬ И ДРУГИЕ
      Для определения размера типографского шрифта полиграфисты пользуются словом «кегль». Кегль измеряется в особых единицах — пунктах (1 пункт равен 0,376 миллиметра). Вот размеры некоторых шрифтов, наиболее часто употребляющихся для печати книг, газет и журналов.
      Цицеро — 12 пунктов (4,5 миллиметра). Назван так потому, что шрифтом такого размера в 1467 году впервые были напечатаны «Письма» Цицерона. Шрифтом цицеро печатают книги и учебники для детей младшего возраста, заголовки.
      Корпус — 10 пунктов (3,76 миллиметра). В XV веке этим шрифтом печатался «Свод гражданских законов», название так и закрепилось за шрифтом (от латинского слова «корпус» — «свод»). Сейчас корпус — самый распространенный шрифт в книжных изданиях.
      Боргес — 9 пунктов (3,38 миллиметра). Этот шрифт применяется в основном для набора газетного текста, хотя в последнее время для экономии места на книжной странице все чаще используется и в книжном наборе.
      Петит — 8 пунктов (3,1 миллиметра). Название в переводе с французского означает «маленький». Применяется при наборе текста справочников и энциклопедий, газет, журналов. Если основной текст в книге отпечатан корпусом, то петитом набирают подрисуночные подписи, сноски, формулы, таблицы.
      Нонпарель — 6 пунктов (2,26 миллиметра). С французского язы-
      ка название этого шрифта можно перевести как «бесподобный», «несравненный». Он применяется при наборе изданий, не предназначенных для сплошного непрерывного чтения: справочников, словарей, — а также при наборе таблиц и небольших текстов справочного характера в книгах и журналах, объявлений в газетах.
      В издательском деле применяются шрифты и других кеглей: бриллиант (3 пункта), диамант (4 пункта), перл (5 пунктов), миньон (7 пунктов), миттель (14 пунктов), терция (16 пунктов), текст (20 пунктов).
      ИЛЛЮСТРАЦИИ НА КАМНЕ, ДЕРЕВЕ И МЕТАЛЛЕ
      У каждого вида типографской печати есть свои предшественники. Предком офсетной печати была литография. Способ печати с литографского камня изобрел в 1798 году Алоиз Зенефельдер, владелец типографии в Мюнхене. В качестве печатной формы он использовал тщательно отшлифованную известняковую плиту. Рисунок жирной тушью или специальным литографским карандашом наносится на поверхность камня, которая затем подвергается химическому травлению. Перед печатью камень смачивается водой, и если теперь накатать на него жирную печатную краску, то она останется только в тех местах, где был рисунок, а к местам, протравленным кислотой, не пристанет.
      У высокой печати тоже были свои предшественники. Самый древний из них — каменные резные печати в Ассирии и Вавилоне. В более поздние времена — ксилография, гравюра на деревянной доске, с которой потом делался оттиск на бумаге.
      Предками глубокой печати были тоже гравюры, но уже на металлических досках — медных, цинковых или стальных. Если такую доску, на которой вырезан рисунок, покрыть краской, а затем протереть, краска сохранится только в углублениях, там, где прошел резец художника. При печати на увлажненной бумаге краска из углублений переходит на бумажный лист. Это резцовая гравюра, самая древняя, известная с середины XV века.
      В XVI веке появился новый вид гравюры — офорт. Отполированная металлическая доска перед началом работы покрывается кислотоупорным лаком, после чего острой иглой на лаке процарапывается рисунок. Потом доска травится в кислоте, и в местах, расчищенных от лака, появляется углубленное изображение.
      В XVII веке живописец из Утрехта Людвиг фон Зинген создал еще один способ изготовления гравюр на металле — меццо-тинто (его называют также черной манерой). Поверхность металлической пластины делают шероховатой с помощью специальных зубчатых инструментов или кислоты. Затем художник выглаживает те места пластины, которые на оттиске должны получиться светлыми. Чем более гладким становится участок пластины, тем меньше краски останется на нем, а значит, тем более светлое пятно получится на оттиске. Там, где художник оставит нетронутую зернистую поверхность доски, сохранится больше краски в мельчайших углублениях, а при печати на бумаге появится ровный черный тон красивого бархатистого оттенка.
      В XVIII веке французский живописец и гравер Жан Батист Леп-ренс изобрел особый вид гравюры — акватинту, которая очень хорошо передавала при печати технику акварели. Суть изобретения заключается в том, что на металлическую пластину наносится тонкий слой асфальтовой или канифольной пыли. Доска слегка подогревается, и расплавившиеся крупинки смолы плотно прилипают к ней. Рисунок на металлической пластине несколько раз протравливают сквозь «сетчатый» слой лака, добиваясь мягких переходов от темных тонов к светлым.
      Вплоть до последней четверти XIX века гравюрами иллюстрировались книги, журналы, газеты.
      Сейчас все виды гравюр используются художниками при печати эстампов — оттисков с гравированной доски или литографского камня. Каждый эстамп — это подлинник авторского произведения, он подписан художником, нередко на поле эстампа проставлен от руки тираж и порядковый номер оттиска. Иногда художник, сделав несколько отпечатков, уничтожает свою доску или пластину, тогда ценность изготовленных оттисков возрастает.
     
      ВОЛЬНЫЕ ТИПОГРАФИИ
      Царствование Екатерины II, проводившей на первых порах политику «просвещенного абсолютизма», было ознаменовано появлением 15 января 1783 года указа о «вольных типографиях». Давая разрешение на открытие собственной типографии любому подданному Российской Империи, Екатерина не предвидела всех последствий, к которым приведет это новшество. Частные типографии стали открываться в Петербурге и в Москве, в провинциальных городах и в дальней Сибири. Многие просвещенные люди России воспользовались возможностью печатать книги, в которых остро нуждалось общество того времени.
      В Петербурге И. А. Крылов с компаньонами открыл типографию «Г. Крылов с товарищи». В Тобольске получил разрешение на пе-
      чатание книг и журналов купец В. Корнильев, владевший бумажной фабрикой.
      С. Ф. Либрович, русский журналист, историк книги и писатель-популяризатор, перу которого принадлежит двухтомная «История книги в России», рассказывает, какой широкий размах приняло типографское дело в России.
      «Кроме типографий в провинциальных городах появились при Екатерине II и сельские печатни: в селе Казинке, Тамбовской губернии, где такую печатню завел И. Г. Рахманинов, убежденный поклонник Вольтера и энергичный распространитель его учения в России; в селе Корцеве, Костромской губернии, где типография принадлежала помещику, капитану П. П. Сумарокову, и др. Большею частью все эти типографии представляли собою любительские затеи богатых дворян-книголюбов. Наибольшую известность среди них получила типография в селе Рузаевке, Инсарского уезда, Пензенской губернии. Она принадлежала чудаку-помещику Пензенской губернии Н. Е. Струйскому, восторженному поклоннику Екатерины II, который, пристрастившись к стихотворству, стал писать и печатать у себя одну книгу за другой и подносил их императрице Екатерине II.
      «Сочинения» Струйского не представляют никакой литературной ценности. Их оценка имеется в эпиграмме Державина на могилу Струйского: «Поэт тут погребен:
      по имени струя, а по стихам — болото». Но они интересны по изяществу и роскоши издания».
      О Н. Е. Струйском, самодуре-крепостнике, вообразившем себя
      литературным гением, живо и образно рассказал писатель В. Пикуль в исторической миниатюре «Шедевры села Рузаевки».
      Но кроме таких любительских печатен были и серьезные типографии, из которых выходили книги, потрясавшие основы самодержавия. На печатном станке, приобретенном в долг, в самодеятельной домашней типографии А. Н. Радищев в 1790 году печатает книгу с невинным названием «Путешествие из Петербурга в Москву», тираж которой впоследствии будет арестован и уничтожен, а об авторе императрица, напуганная книгой, скажет: «Сочинитель... клонится
      к возмущению крестьян противу помещиков, войск противу начальства; сочинитель не любит слов тишина и покой», а в заключение: «Бунтовщик хуже Пугачева!» Автор приговаривается к смертной казни, которая заменяется «милостью» — ссылкой в Сибирь, в Илимский острог, «на десятилетнее безвыходное пребывание».
      Тайную типографию заводит известный просветитель Н. И. Новиков. В 1792 году за печатание «противоправительственных книг» его арестовывают и осуждают на пятнадцатилетнее заточение в Шлиссельбургскую крепость как важного государственного преступника.
      Подвергаются гонениям и другие книги. «Берутся под караул» И. А. Крылов и его компаньоны, издававшие журнал «Зритель», уничтожается весь тираж трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский». В конце концов царским указом от 16 сентября 1796 года все вольные типографии были упразднены.
      ложное это искусство — создать книгу. Но все труды пропадут понапрасну, если готовая книга, «говорящее чудо», выйдя в самостоятельную жизнь, заплутается на долгих дорогах, затеряется в огромном мире, переполненном информацией, и разминется со своим читателем.
      Есть и еще одна трудность. Читателей гораздо больше, чем книг, поэтому не каждую книгу можно купить в магазине. Да и нужно ли это? Представьте себе, во что превратится ваша квартира, если вы захотите покупать и хранить у себя все книги, которые вам хочется прочитать. Иногда попадаются, правда, такие «любители» книг, они стремятся всеми правдами и неправдами раздобыть понравившуюся книгу, спрятать ее в своем шкафу и никому никогда не давать. Таких людей с давних времен называют библиоманами (от греческих слов «библион» — «книга» и «мания» — «безумие»), а порой и еще резче — библиота-фами (от греческого «тафос» — «могила»), потому что их страсть, выйдя за пределы всего разумного, действительно превращает книжный шкаф в могилу для книг.
      Конечно, это не значит, что в доме вообще не должно быть книг, что покупать и собирать их безнравственно. Любители книг, библиофилы (в старину их называли филобиблами, название произошло опять-таки от греческих слов «филео» — «люблю» и «библион» — «книга»), существовали во все времена. Именно их стараниями сохранялись редчайшие книги, собирались целые библиотеки, делались интереснейшие находки в книжном мире. В нашей стране с 1974 года действует Всесоюзное добровольное общество любителей книги, которое объединяет свыше шестнадцати миллионов увлеченных людей. Общество проводит книжные выставки, лекции, литературные чтения и конференции, создает клубы книголюбов и музеи книги, выпускает газету «Книжное обозрение» и «Альманах библиофила».
      Ну, а если говорить о том, какие издания нужно покупать для личной библиотеки, то каждый книголюб решает этот вопрос по-своему. Одни собирают поэзию, другие — книги о художниках, третьи — историческую литературу, четвертые... Да разве можно перечислить все варианты человеческих увлечений и интересов! Библиотека настоящего книголюба всегда отражает внутренний мир, вкусы, пристрастия своего хозяина. Главное, чтобы книги в вашей библиотеке жили, работали, общались с читателями, без этого они станут просто предметом мебели, мертвым грузом на полках.
      А как же быть с другими книгами, которые вам непременно хочется прочитать? Где можно познакомиться с редчайшими старинными изданиями, увидеть своими глазами изящный переплет XVIII столетия, получить справку о творчестве полюбившегося писателя?
      Для этого и существуют общественные книжные фонды — библиотеки. Они бывают разными: «взрослые» и «детские», огромные хранилища с десятками миллионов книг и сравнительно небольшие библиотеки при школах, предприятиях, специализированные научные, где в основном собраны книги по определенной отрасли знаний, и универсальные, где почти каждый читатель может найти «свою» книгу.
      Независимо от названия и особенностей, все библиотеки имеют общие задачи — собирать, хранить
      и доводить до читателя печатную информацию. Впрочем, не только печатную. В крупнейших библиотеках мира имеются отделы рукописей, эстампов, гравюр, карт, рисунков, а с развитием науки и техники в библиотечных фондах появляется все больше нетрадиционных носителей информации: фотопленка, магнитные карты и пленки, компьютерные системы.
      Библиотеки известны с глубокой древности. Мы уже рассказывали о библиотеке при дворе ассирийского царя Ашшурбанипала в Ниневии. Это было личное царское книгохранилище. В Древнем Египте существовали библиотеки при храмах, доступ к ним имели жрецы, заинтересованные в том, чтобы книжные знания не выходили за пределы круга жреческой касты.
      Первая из известных историкам публичных библиотек, которой разрешалось пользоваться всем, кто нуждался в книге, появилась в VI веке до нашей эры в Афинах.
      До наших дней дошла слава Александрийской библиотеки, в которой к I веку насчитывалось около семисот тысяч книг. Во времена династии Птолемеев, правивших Египтом почти три столетия, в Александрии был построен целый научный комплекс — Мусейон, от названия которого произошло знакомое всем слово «музей». Мусейон занимал обширную территорию, в него входили ботанический сад, университет, обсерватория и самая большая библиотека античного времени. Царь Птолемей II направил грамотных посланцев в разные страны Средиземноморья и Малой Азии с наказом закупать необходимые книги. Если владелец отказывался продать свиток, с него заказывалась копия. Мало того, при Птолемеях существовал закон: если кто-нибудь привезет в Александрию книгу, он должен передать ее в библиотеку для снятия копии.
      Интересно, что в Александрийской библиотеке было уже многое из того, что определяет облик современных книгохранилищ: читаль-
      ные залы, помещения для просмотра и регистрации рукописей, комнаты, где трудились прилежные переписчики, художники-иллюминаторы, переплетчики, реставраторы. Папирусные и пергаментные свитки хранились в шкафах или на полках, а вдоль стен стояли статуи великих ученых и поэтов.
      К сожалению, сокровища этой знаменитой библиотеки погибли в огне пожаров. И первый удар по книжной коллекции Птолемеев нанес большой любитель чтения — римский полководец, политический деятель и писатель Юлий Цезарь. Завоевав Александрию, он намеревался вывезти библиотеку в Рим. Его легионеры уже упаковали часть книг-свитков и перевезли в порт, чтобы погрузить на корабли, но не успели: в порту случился пожар и ценный груз сгорел.
      В более поздние времена Египет захватили арабы — и опять запылали книги. Рассказывают, что халиф Омар, глядя на бушующее пламя, в котором гибли бесценные свитки, спокойно произнес: «Если в этих книгах говорится то, что есть в Коране, то они бесполезны. Если же в них говорится что-нибудь другое, то они вредны. Поэтому и в том и в другом случае их надо сжечь». По приказу халифа книгами и свитками в течение шести месяцев топили четыре тысячи бань Александрии. Впрочем, многие историки считают это предание выдумкой, а вот достоверно известно, что в 389 году остатки знаменитой библиотеки догорали на кострах, зажженных фанатичными христианами под руководством александрийского епископа Феофила. Ведь книги были написаны язычниками, — значит, уже по сути своей они были греховными, «от лукавого».
      От библиотечных сокровищ сохранились только названия, упоминавшиеся в других рукописях, которым повезло больше: они дошли до нас как голос минувших эпох.
      С Александрийской соперничала Пергамская библиотека, насчитывавшая около двухсот тысяч рукописей. Именно это соперничество, как утверждает легенда, послужило причиной изобретения пергамента. Когда пергамский царь Евмен II захотел составить книжное собрание, не уступающее по своему богатству Александрийской библиотеке, Птолемеи запретили вывоз папируса из Египта в Пергам. Нужда заставила работать изобретательскую мысль: пергамский ученый-грамматик Кратес усовершенствовал обработку кож, и новый материал для письма стал успешно соперничать с папирусом, а позднее и вовсе заменил его в книжном деле.
      Библиотеки продолжали создаваться в разных странах, без них уже невозможно было представить научную деятельность, общественную жизнь. Вначале эти книжные собрания устраивались при храмах и монастырях, затем при университетах. Все больше открывалось и публичных библиотек, доступных широкому кругу читателей.
      Первая библиотека на территории Древней Руси была основана в 1037 году Ярославом Мудрым при Софийском соборе в Киеве. Много книг было привезено из Византии. Немало пришлось потрудиться переписчикам, чтобы создать копии наиболее редких экземпляров. Вот как об этом вспоминает летописец: «Списав много книг, Ярослав положил их в церкви святой Софии».
      Начиная с XI века библиотеки появляются при многих монастырях. Здесь не только хранили книги, но и занимались их переводом и перепиской.
      В XVIII веке в России появились и первые публичные библиотеки. Не всегда можно восстановить историю создания того или иного книгохранилища, проследить запутанные пути, которыми книги и рукописи попадали в коллекцию. Но история библиотеки, основы которой заложил Петр I, известна достаточно хорошо.
      В 1712 году на скрипучих, тяжело груженных возах в Санкт-Петербург из Москвы перевезли книжное собрание Аптекарской канцелярии. Библиотека состояла преимущественно из медицинских книг, печатных и рукописных. Книги разместили в служебных помещениях Летнего дворца на набережной Фонтанки. Позднее из Риги сюда же прибыли еще две книжные коллекции, подаренные Петру I. Одна из них принадлежала герцогу Голштинскому, другая — герцогу Курляндскому. Вместе с голштинским книжным собранием в Санкт-Петербург перевезли и подаренный герцогом Готторпский глобус, изготовленный в 1664 году. Глобус-гигант имел диаметр 336 сантиметров, на его поверхности были нанесены очертания материков и океанов, а внутри, за круглым столом, могли разместиться двенадцать человек и наблюдать небесный свод. Водяной двигатель вращал глобус, заставляя его совершать полный оборот вокруг своей оси точно за двадцать четыре часа.
      В дальнейшем библиотека пополнялась за счет книг, конфискованных у опальных вельмож, а также купленных за границей по заказу царя. Книг было так много, что помещений Летнего дворца уже не хватало и часть библиотеки пришлось разместить в Петропавловской крепости.
      В 1718 году Петр распорядился передать под библиотеку дом боярина Кикина, бывшего адмирал-тейств-советника, казненного за участие в заговоре царевича Алексея. Здесь же был размещен и самый первый в России музей — «Кунсткамера».
      По указанию Петра библиотека и «Кунсткамера» с самого начала были объявлены публичными, вход для обозрения диковинок и пользования книгами был свободным. Когда один из приближенных царя, П. И. Ягужинский, предложил установить входную плату, как это делалось в странах Западной Европы, Петр возразил: «Я еще приказываю не только всякого пускать сюда даром, но если кто приедет компаниею смотреть редкости, то и угощать их на мой счет...» И действительно угощали, на это из казны скуповатый Петр отпускал по тем временам немалые деньги — 400 рублей в год.
      Позднее библиотека была подчинена Санкт-Петербургской Академии наук.
      К 1725 году книжное собрание библиотеки насчитывало около одиннадцати тысяч томов. Для той эпохи это было огромное богатство. Библиотечными фондами пользовались в первую очередь члены Академии наук, с этими книгами работал Михаил Васильевич Ломоносов. Собрание библиотеки постоянно пополнялось, и вскоре ей уже стало тесно в Кикиных палатах, как называли дом опального боярина. В 1728 году библиотека вместе с «Кунсткамерой» переехала в новое здание, построенное на берегу Невы.
      Сейчас библиотека Академии наук СССР (ВАН), старейшая научная библиотека нашей страны, одно из крупнейших книгохранилищ мира, размещается на Биржевой линии Васильевского острова в Ленинграде. Кроме центральной библиотеки в нее входят и десятки библиотек академических учреждений. Фондами ВАН пользуются 4950 библиотек Советского Союза, она обменивается книгами с различными организациями более ста стран.
      В конце XVIII века была основана и еще одна старейшая библиотека нашей страны — Государственная публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.
      С 1812 по 1841 год русским отделением Императорской публичной библиотеки, как она тогда называлась, заведовал Иван Андреевич Крылов. Директором библиотеки в то время был А. Н. Оленин — историк, художник, президент Академии художеств. Вместе с Крыловым в библиотеке работали поэт и друг Пушкина А. А. Дельвиг, писатель и драматург М. Н. Загоскин, поэт и переводчик Н. И. Гне-дич. В здании библиотеки И. А. Крылову отвели небольшую квартиру. Здесь по вечерам, сидя на диване перед небольшим столом, Крылов продолжал работу над составлением каталогов, просматривал новые книги или, отложив работу в сторону, набрасывал на листке бумаги новую басню. Среди историков литературы долгое время жила легенда о том, что великий баснописец служил в библиотеке без особого рвения, его созерцательной натуре, дескать, была чужда казенная служба. Однако факты говорят о другом. К моменту прихода на службу Крылова в русском фонде насчитывалось всего четыре книги на русском языке, в 1843 году — почти тридцать тысяч томов, зарегистрированных и подробно описанных. И. А. Крылов подготовил каталог этого фонда, впервые в истории библиотечного дела применил систему шифровки книг, работал над составлением списков и указателей книг.
      Сейчас огромные книжные фонды библиотеки размещены в нескольких зданиях, в библиотеке работают двадцать восемь читальных залов. «Публичка», как ласко во называют библиотеку читатели, — это целый город с запутанной сетью «улиц»-проходов, проби-
      рающихся между кварталами книжных стеллажей и шкафов. Иногда «улица» выводит посетителя к небольшой площади — залу и снова скрывается за сплошной стеной золоченых корешков, карабкается по крутой лесенке на антресоли, кружит, петляет на уровне второго этажа и опять спускается вниз.
      Здесь есть просторный читальный зал, который называется Ленинским, потому что в 1893 —1895 годах в нем занимался Владимир Ильич. Здесь вам обязательно покажут и Готический зал, больше известный под названием «кабинет Фауста». Отделка этого зала, предназначенного для хранения инкунабул, нацоминает обстановку кабинета средневекового ученого.
      В отделе рукописей можно увидеть постоянную выставку, где в витринах под стеклом лежат уникальные памятники письменности и книжного искусства. Самому древнему экспонату отдела — египетскому папирусу — три тысячи лет. Тут же хранятся индийские и бирманские рукописи, текст которых написан на высушенных листьях пальмы. Зажатые в переплеты из узеньких деревянных дощечек, они напоминают сложенный веер.
      Часть листа пергаментной книги V века, французские и итальянские рукописные книги XIV—XV веков, выполненные на тончайшем, изумительно белом пергаменте, древнеславянские рукописи на глаголице и кириллице — даже этот обширный перечень редкостей не дает полного представления о богатстве рукописной коллекции библиотеки. Редчайшие, драгоценнейшие книги хранятся в сейфах. Среди них — Остромирово евангелие 1057 года, первая русская книга для чтения — «Изборник» 1076 года, старейший Лаврентьевский список русской летописи.
      В фондах этой библиотеки есть книги, отпечатанные Иоганном Гутенбергом и Иваном Федоровым; здесь хранятся архивы писателей и художников, видных политических деятелей; гравюры, чертежи, карты; книжные коллекции «Рос-сика» (зарубежные издания о России, вышедшие до 1917 года) и «Славика» (книги на славянских языках); личная библиотека Вольтера; богатейший русский фонд (наиболее полное собрание русских книг и периодических изданий).
      Такие книгохранилища, как Библиотека имени В. И. Ленина в Москве и Государственная публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, входят в число крупнейших библиотек мира. Кроме того, в нашей стране богатыми фондами располагают библиотеки союзных республик, специализированные библиотеки, где книги подобраны по отраслям знаний: исторические, медицинские, научно-технические, педагогические, сельскохозяйственные, театральные. А кроме того, есть широко разветвленная сеть областных, районных и городских библиотек.
      По данным на 1987 год, в СССР насчитывалось триста тридцать тысяч библиотек, располагающих общим фондом около пяти миллиардов экземпляров книг, газет, журналов. И все эти богатства не лежат мертвым грузом, они живут, работают, обогащают читателей новыми знаниями, раскрывают перед ними необъятный океан человеческих мыслей.
      Ежедневно в библиотеки поступают сотни, тысячи печатных изданий. Здесь их просматривают, рассортировывают по различным отраслям знаний, разделам литературы, алфавиту, регистрируют в инвентарной книге, ставят библиотечный штамп и инвентарный номер, выписывают книжный формуляр и вкладывают его в специальный кармашек на внутренней стороне переплета.
      Только после этого книга поступает в фонд и занимает свое место на стеллажной полке или в шкафу. Теперь она будет ждать, когда ее призовет читатель.
      Если отступить от стеллажа на один шаг и окинуть взглядом ровные ряды корешков, кажется, что новую книгу уже и не отличишь от ее соседок. Она потерялась, словно кирпичик, на фоне стены, сложенной из таких же кирпичиков. Потерялась? Ну нет!
      Чтобы читателю было легче отыскать нужную книгу, в каждом книгохранилище есть картотеки, работают библиографы — специалисты, которые быстро помогут отыскать необходимое издание, подскажут, что можно еще прочитать по интересующей теме.
      Заполните карточку, отдайте ее дежурному библиотекарю, и через несколько минут заказанные книги будут доставлены из фонда на транспортере или небольшой тележке. Берите ваши книги, идите в читальный зал к столу и, включив лампу, отправляйтесь в увлекательное путешествие по шелестящим страницам.
      Не о таких ли часах, проведенных наедине с книгой, написаны эти поэтические строки:
      Неутомимо плыть ручьями строк,
      В проливы глав вступать нетерпеливо
      И наблюдать, как пенится поток,
      И слушать гул идущего прилива! 1
      1 Стихи Н. С. Гумилева.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ
      Во время раскопок древнего города Саппар иракские археологи обнаружили груды глиняных табличек с клинописными текстами. Потом перед их глазами в глубине раскопа появились остатки стен какого-то здания. Это оказалась библиотека, находившаяся при храме бога Шамаш. На каменных библиотечных полках лежали сотни клинописных табличек. Здесь были книги по географии, сборники грамматических правил, религиозные тексты.
      Когда историки изучили содержание глиняных страниц, они определили, что храмовая библиотека — одно из древнейших книгохранилищ мира. Некоторые тексты были записаны в XI веке до нашей эры.
      ЗОЛОТАЯ КНИГА
      В развалинах храма Джетаван Рамайя в древней столице Шри-Ланки Анурадхапуре была найдена книга, листы которой сделаны из чистого золота. Семь листов этой драгоценной книги содержат записанный на древнеиндийском языке — санскрите — отрывок из старинной индийской поэмы «Прагна парамита сутрайя». Специалисты считают, что золотая книга привезена сюда из Индии тысячу четыреста лет назад, во время правления царя Силакалла.
      ШЕЛКОВЫЕ ИЗДАНИЯ
      В 1915 году редакция газеты «Ориенте», выходившей раз в две недели в перуанском городе Пуэр-то-Макдональдо, стала печатать свою газету на... шелке. Это необычное решение было вызвано самым прозаическим обстоятельством: в городе просто не оказалось в тот момент подходящей печатной бумаги. Номера газеты раскупались нарасхват. Не тогда ли зародилась мода на ткань, которая похожа на сшитые вкривь и вкось клочки газеты?
      К настоящему времени у коллекционеров уцелело всего несколько экземпляров шелковой газеты.
      Впрочем, в истории книгоиздательского дела известны случаи, когда и книги тоже печатали на шелке и сатине.
      «ГОВОРЯЩАЯ» КНИГА
      В Голландии создана книга, которую читает вслух специальное электронное устройство. Печатный текст книги снабжен подстрочным кодом в виде особых комбинаций точек и пробелов. Электронный «глаз», двигаясь вдоль стро-
      чек, считывает не буквы, а кодовые знаки. Световой сигнал поступает в преобразователь, который воспроизводит текст в звуковом исполнении.
      Такой электронный «чтец» используется при обучении детей с плохим зрением, а также для изучения иностранных языков: читатель следит глазами за печатным текстом и одновременно слышит в наушниках его звуковое воспроизведение.
      КНИГИ ДЛЯ СЛЕПЫХ
      В 1829 году француз Луи Брайль, ослепший в трехлетнем возрасте, разработал рельефно-точечный шрифт для слепых, который с тех пор применяется во всем мире. В основу шрифта Брайль положил комбинацию из шести точек. Книги для слепых печатаются без краски на плотной увлажненной бумаге, буквенные знаки получаются выпуклыми, с высоким рельефом, который легко «прочитывается» пальцами рук. Первой книгой, напечатанной в 1837 году по системе Брайля, была «История Франции».
      ФАКСИМИЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ
      Многие книги, как рукописные, так и печатные, представляют собой настоящее произведение искусства. В них вложен труд не только писателей, но и лучших художников; работа писцов и типографских рабочих доводилась до совершенства. Чтобы вернуть современному читателю редчайшие издания, их переиздают, стремясь воспроизвести все особенности оригинала (первоначального экземпляра), иногда вплоть до пятен и потертостей на страницах. Такие издания называются факсимильными, от латинского «фак симиле» — «делай подобное».
      САМЫЕ МИНИАТЮРНЫЕ
      Самая миниатюрная книга в мире, как уверяют ее издатели, выпущена в Японии. Это поэтический календарь с описанием драгоценных камней, «приносящих счастье». В книжке-малышке шестнадцать страниц размером 2X3 миллиметра.
      Однако украинский народный умелец, инженер Н. Н. Сядристый с помощью микроскопа изготовил еще более миниатюрную книгу — уникальный экземпляр «Кобзаря» Т. Г. Шевченко. В книге двенадцать страниц, каждая площадью 0,6 квадратного миллиметра. На странице размещается по восемь стихотворных строк. На двух страницах «издатель» поместил рисунки : портрет Т. Г. Шевченко и копию рисунка «Батькова хата». Для перелистывания страниц используется заостренный волосок. Толщина букв — всего 0,0035 миллиметра, а сшиты листы... обыкновенной паутинкой. В маковом зернышке можно поместить три экземпляра такой книги.
      КНИГИ ГИГАНТЫ
      В публичной библиотеке Берлина хранится гигантский атлас, который был когда-то подарен выборному правителю Бранденбургского княжества. Длина книги — 170 сантиметров, ширина — 110, вес — 175 килограммов. Она содержит тридцать пять больших карт, начерченных в середине XVII века в Амстердаме. Специалисты подсчитали, что для изготовления переплета потребовалось целых три телячьих шкуры.
      Подобные атласы имеются, помимо берлинского книгохранилища, в университетской библиотеке Ростока и в Британском музее.
      Книги-гиганты изготавливались не только в старину. В 1832 году в Лондоне тиражом 100 экземпля-
      ров была отпечатана книга «Пантеон английских героев». Длина этого гиганта — 570 сантиметров, ширина — 365 сантиметров. Имена и годы жизни национальных героев Великобритании напечатаны декоративными буквами высотой в 15 сантиметров.
      На книжной ярмарке во Франк-фурте-на-Майне в 1985 году был выставлен новенький, пахнувший типографской краской огромный том «Птицы Америки». Книгу с трудом удерживали два человека. Кстати, первый атлас в России был создан около трехсот лет тому назад. Это собрание карт называется «Чертежная книга Сибири» и считается выдающимся научным трудом XVII века. Составитель атласа Семен Ремезов сам много путешествовал, хорошо изучил самодельные карты безвестных землепроходцев, именно поэтому его труд с достаточной полнотой раскрывает русские географические открытия на востоке. В атлас вошли двадцать три подробные карты, заметки, насыщенные историческими, природоведческими, административными, экономическими и этнографическими данными. Автор атласа ввел в свои карты масштабы, обозначил расстояния между большими городами, унифицировал условные обозначения.
      ревняя египетская поговорка гласит: «Все бо-
      ится времени, но само время боится пирамид». Увы, на деле оказалось, что даже пирамиды, этот символ вечности, тоже подвержены разрушительному воздействию времени. Что же тогда говорить о книге, которая, переходя из рук в руки, быстро приходит в негодность. Особенно страдают детские книги и школьные учебники, ведь у их читателей еще нет навыков правильного обращения с книгой.
      Большинство материалов, из которых сделана книга: бумага, картон, ткани, клей, нитки, — имеют в своей основе вещества, подвергающиеся старению, и при неблагоприятных условиях разрушаются. Повышенная влажность при хранении книг вызывает развитие различных бактерий, они разлагают волокна бумаги и ткани. При очень высокой влажности на книгах могут появиться пятна плесени. Если в помещении очень теплый и сухой воздух, то бумага, клей, ткани быстро пересыхают, делаются хрупкими, отслаиваются, крошатся.
      Книги не любят воздействия света, особенно прямых солнечных лучей, потому что бумага, краски и другие материалы выцветают, желтеют, теряют влажность, в них разрушаются клеящие вещества.
      Книги подвергаются нападениям насекомых, мышей, плесневых грибков. Много врагов у книги. Но самый главный враг — небрежный читатель. Недаром римский писатель Теренциан Мавр еще в III веке заметил: «Книги имеют свою судьбу, смотря по тому, как их примет читатель».
      Перед встречей с книгой воспользуйтесь некоторыми полезными советами.
      Храните книги подальше от окон, источников тепла и влаги, желательно в книжных шкафах или закрытых стеллажах, чтобы защитить их от пыли. Если книги стоят на открытой полке, можно вырезать полоски бумаги и обернуть ими верхний обрез книжного блока, зажав края полоски между переплетными крышками. Такой бумажный «зонтик» тоже предохранит книгу от пыли.
      Лучше ставить книги на полки в один ряд, не очень плотно друг к другу, иначе переплеты будут слипаться, выпуклые элементы, оттиснутые на крышках, сомнутся. Снимая книгу с полки, беритесь пальцами за крышки переплета, не старайтесь «выковырнуть» ее из общего ряда за верхнюю часть корешка.
      Книги не должны выступать за края стеллажных полок.
      Наиболее ценные книги храните в закрытом шкафу, чтобы уберечь их от прямого солнечного света и пыли. Время от времени оставляйте дверцы шкафа раскрытыми для проветривания.
      Не следует перегибать книгу в обратную сторону, ставить на нее локти во время чтения, использовать вместо закладки карандаш или другие предметы. Корешок книги от этого портится и быстро разрушается. Даже от резкого раскрывания книги или разглаживания рукой туго раскрывающегося блока могут разорваться листы, форзацы или корешок переплета.
      Тонкая полоска бумаги — закладка — сохраняет жизнь книги. Вы можете сами изготовить нарядные закладки для своей библиотеки, украсив их рисунками или инициалами.
      Нельзя загибать углы страниц, класть раскрытую книгу на стол вверх переплетом, делать пометки на полях чернилами. В случае необ-
      ходимости можно делать небольшие пометки мягким графитовым карандашом, так чтобы потом их было легко удалить резинкой. Но лучше нужные записи делать на небольших листках бумаги, оставляя их в виде закладок возле нужной страницы в книге.
      Беря книгу для чтения, не поленитесь обернуть ее в бумагу. Не пользуйтесь для этого газетой, потому что газетная краска испачкает светлую обложку книги.
      Проверьте, чистые ли у вас руки: страницы легко пачкаются, а вот удалить грязь не всегда просто. И помните, что после вас книга попадет к другим читателям, не заставляйте ее стыдиться за вашу неряшливость.
      В портфеле учебники держите в отделении, где, кроме них, не должны находиться другие школьные принадлежности. Ручки, карандаши, циркули складывайте в пенал и храните в другом отделении портфеля.
      Если вы заметили, что в книге появились рваные страницы, листы начинают вываливаться из блока, переплет разорвался, поспешите на помощь другу. Для этого вам понадобятся несложные инструменты, переплетные материалы и навыки переплетных работ.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ПОХВАЛА КНИГЕ
      О книгах немало написано добрых слов, высказано мудрых мыслей. В них нашли отражение представления людей о книге как о величайшем благе и драгоценнейшем сокровище. В этих высказываниях порой звучит боль за пострадавшие издания, восторг перед книгой, преклонение перед этим созданием человеческого разума.
      Английский епископ из Дарема Ричард де Бёри (настоящая фамилия — Онжервиль), страстный библиофил, завещавший Оксфордскому университету богатейшую коллекцию древних манускриптов, написал в 1345 году сочинение «Филобиблон, или Превосходный трактат о любви к книге». Впервые трактат был напечатан в 1473 году в Кельне. Вот что писал Бёри в своем «Филобиблоне»:
      «Встречаются школяры, которые так пачкают книги, что им больше пристало носить фартук сапожника и вытирать руки об него, а не о рукописи, расстилая и разглаживая их. Если приглянется им какое-нибудь место в книге, они отчеркивают его грязным ногтем. Пучками соломы они пользуются вместо закладок. И над раскрытой книгой не стыдятся есть сыр и фрукты, неосторожно размахивая наполненным стаканом. А если у них под рукой нет сумки, чтобы спрятать остатки завтрака, объедки оставляют в книгах. Они опираются на раскрытые тома локтями, мнут страницы, а чтобы расправить их, разглаживают, сворачивая листы вдоль и поперек, нанося книге непоправимый ущерб.
      Но раньше всего следовало бы изгонять из библиотек тех молодцов, которые, упражняясь в художестве, пачкают поля книг безобразными рисунками — причудливыми буковками и звериными мордами. Попадаются среди них и такие, которые отрезают поля пергаментных листов для писем или с той же целью вырывают чистые листы ».
      Вам этот портрет никого не напоминает, читатель?
      Ну хорошо, обратимся к другим мыслям, не омраченным тяжелым зрелищем загубленных книг.
      Положи твое сердце у чтения. Из наставлений египетского писца Кхроди своему сыну
      Занятия с книгами — юность питают, старость увеселяют, счастье украшают, в несчастий доставляют убежище и утешение, дома радуют, вне дома не мешают.
      Дом, в котором нет книг, подобен телу, лишенному души.
      Марк Туллий Цицерон
      Суть воспитания не приобретение, но употребление книг.
      Плутарх
      Подобны бо суть книги глубине морской, в нее же поныряющие выносят бисер драгий...
      Ум без книг, аки птица опеше-на. Якож она взлетети не может, такоже и ум недомыслится совершена разума без книг.
      Из древнерусских сборников XII века
      В книгах я нахожу мертвых как бы живыми, в книгах я предвижу будущее... Они — учителя, наставляющие нас без розог и линейки, без криков и желчи, без одеяний и денег. Если ты обращаешься к ним, они не прячутся; не ворчат, если ты заблуждаешься; они не умеют насмехаться, если ты чего не знаешь...
      Ричард де Бери
      Читая в первый раз хорошую книгу, мы испытываем то же чувство, как при приобретении нового друга. Вновь прочитать уже читанную книгу — значит вновь увидеть старого друга.
      Ф. Вольтер
      Люди перестают мыслить, когда перестают читать.
      Дени Дидро
      Несомненный признак всякой хорошей книги — это тот, что она нравится тем больше, чем человек становится старше.
      Г. Лихтенберг
      Читается трояким образом: первое, читать и не понимать; второе, читать и понимать; третье, читать и понимать даже то, что не написано.
      Я. Б. Княжнин
      Действие человека мгновенно и одно, действие книги множественно и повсеместно.
      А, С. Пушкин
      С книгами у нас обстоит дело так же, как и с людьми. Хотя мы со многими знакомимся, но лишь некоторых избираем себе в друзья, в сердечные спутники жизни.
      Л. Фейербах
      Книга есть жизнь нашего времени. В ней все нуждаются — и старые, и молодые, и деловые, и ничего не делающие; дети — также.
      В. Г. Белинский
      Книги — это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старика юноше, начинающему жить, приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему на его место.
      А. Я. Герцен
      Чтение есть создание собственных мыслей при помощи мыслей других людей.
      Я. А. Рубакин
      Книга, созданная руками человека, стала такой же категорией вечности, как пространство и время. Смертный человек создал бессмертную ценность.
      К. Паустовский
      Завершить эту подборку мыслей можно словами В.. И. Ленина:
      «Книга — огромная сила».
      ля переплетных работ можно использовать несложные инструменты, служившие многим поколениям переплетчиков. Они и сейчас используются в переплетном деле при ручных работах. Их нетрудно изготовить самим.
      Переплетная косточка — небольшая пластинка из твердой пластмассы, сточенная на конус. Раньше такую косточку делали из слоновой кости (отсюда и произошло название инструмента), но со временем ее заменила более дешевая и практичная пластмасса. Один конец пластины заострен, а другой закруглен. Примерные размеры косточки: длина — 130, толщи-
      на — 4, ширина — 20 миллиметров. Она должна иметь гладкую поверхность, чтобы не оставлять следов на бумаге.
      Переплетной косточкой разглаживают сгибы печатных листов, расправляют ткань при крытье переплетных крышек, заправляют углы, приглаживают материал и обрабатывают готовую книгу, придавая ей законченный вид.
      Пользоваться косточкой следует осторожно, чтобы не порвать и не порезать переплетный материал и бумагу. Оправлять ткань и разглаживать ее лучше через бумагу.
      Переплетный нож. Подходящий нож можно купить в магазине или изготовить самим из стального полотна. Примерные размеры ножа: длина лезвия — 13, ручки — 12 сантиметров. Конец лезвия должен быть заострен и закруглен. Нож необходимо регулярно затачивать (заточка делается с правой стороны лезвия) и править на бруске. Затачивать его следует с водой: сухая заточка портит лезвие и при резке нож будет рвать бумагу.
      Металлическая линейка применяется при разрезке ткани, картона или бумаги, а также при обрезке книг. Примерные размеры линейки: длина — 50, ширина — 5—6 сантиметров. Чтобы линейка во время работы не сдвигалась, ее прижимают пальцами левой руки.
      Металлический угольник используют для обрезки бумаги и картона под прямым углом, обрезки книжных или брошюрных блоков. Длина большей из сторон, находящихся под прямым углом, должна быть не менее 25 сантиметров.
      Металлическая или деревянная измерительная линейка с миллиметровыми делениями понадобится при различных измерениях.
      Переплетная кисть для нанесения клея на бумагу или материал. При ремонте книг применяются два вида кистей: среднего (диаметром 5—6 сантиметров) и малого (диаметром 1 —1,5 сантиметра) размеров. Чтобы щетина не выпадала, укрепите новую кисть в гнезде-насадке. Для этого перевяжите шнуром или проволокой щетину у основания насадки и в середине забейте распор — деревянную шпильку.
      Наносить клей следует ровным слоем, все время повертывая кисть в руке. После окончания работы кисть нужно обязательно промыть в горячей воде. Размеры кисти: рабочая длина щетины — 7—8, длина ручки — 18—20 сантиметров.
      Ножницы для подрезания и выравнивания ткани, бумаги, картона. Чтобы не было бахромы при обрезке, лезвия должны быть хорошо заточены и плотно прижаты.
      Молоток деревянный или металлический для пробивки отверстий шилом и обработки корешка книжного блока. Молоток нужен и при отделке переплетной крышки.
      Шило, которым пробиваются отверстия при шитье брошюр или книг, изготавливается из стали. Длина лезвия — 12, ручки — 10 сантиметров.
      Иголки для сшивания отдельных тетрадей в блок и для шитья брошюр. Размеры иголок могут быть различными, однако для ручного шитья лучше применять иголки длиной в 7—8 сантиметров, диаметром 1 —1,5 миллиметра.
      Растрепка — металлическая или деревянная пластина, в середине которой имеется прорезь, служит для растрепывания концов бечевы или шпагата. Если такого приспособления нет, то растрепать концы бечевы можно ножом или ножницами.
      Доска березовая или дубовая для раскроя переплетных материалов и обрезки книжных блоков. Доску можно заменить белым древесным картоном, склеенным в не сколько слоев, или фанерой. Поверхность доски — гладкая. Размер — 35 X 45 X 2,5 сантиметра.
      Сшивальный станок применяется для скрепления нитками отдельных тетрадей в книжный блок. Станок можно купить в магазине или изготовить самим из дерева или толстой проволоки. Деревянный станок состоит из опорной доски размером 40 X 20 X 2 сантиметра, в двух углах которой закреплены круглые стойки диаметром 2,5—3 сантиметра с резьбой. На стойки навинчиваются деревянные гайки и насаживается деревянная планка шириной в 4—5 сантиметров. В середине планки и параллельно ей на доске делаются две прорези шириной в 0,6 сантиметра. В этих прорезях на клею или кнопках будут закрепляться в вертикальном положении бечевки или другой материал, к которому пришивается книжный блок.
      Переплетные тиски для прессования блока состоят из двух досок размером 25X70 сантиметров, между которыми зажимается блок с помощью гаек на длинных болтах или деревянных клиньев.
      Клеянка — двойной сосуд (водяная баня) из латуни или алюминия для разогревания и приготовления клея. Во внутреннем цилиндре находится клей, а в наружном — вода. Для нагревания воды клеянка снабжается электрообогревом или ставится на электроплитку, газовую горелку и тому подобное. Эта клеянка предназначена в основном для приготовления щивотных клеев.
      Набор грузов. В типографиях переплетенные книги высушиваются под прессом. Для работы в кружке или дома можно использовать любой груз: кирпич, обернутый
      бумагой, плоский ящичек, заполненный песком, или утюг.
      Если вы хотите, чтобы переплетная крышка получилась нарядной, вам обязательно понадобятся отделочные инструменты.
      Штриховка применяется чаще всего для ручного тиснения бескрасочных узоров, линеек, рамок. Металлическая часть инструмента
      в форме полумесяца изготавливается из стали и чисто обрабатывается, чтобы при работе не прорезать переплетный материал. Для нанесения рисунка на крышку прижимают штриховку к ткани и медленно передвигают вдоль намеченной линии, раскачивая за рукоятку.
      Накатка — гладкий или зубчатый ролик с рукояткой. Его применяют для нанесения на переплетную крышку прямых пунктирных или фигурных линий. В работе можно использовать портняжную накатку, которая продается в магазине, а еще лучше изготовить универсальный инструмент со сменными роликами, для которых хорошо подойдут шестеренки от старых часов или детских заводных игрушек. Если зубья немного сточить, можно «рисовать» на переплете пунк-
      тирные линии с разной длиной черточек, а если сточить их совсем, получится гладкий ролик, дающий непрерывную линию.
      Набор штампов. С их помощью вы можете оттиснуть на переплете точки, кружки, треугольники, звездочки. Штампы нетрудно еде лать из металлических стержней и трубок. На рабочей части стержня аккуратно выточите тонким напильником или надфилем нужную фигуру, а если для штампа используется трубка, ее рабочий конец осторожно сплющите, придав ему необходимую форму, и обработайте напильником. Перед работой штамп следует разогреть (температуру определите опытным путем), приложить к переплетной крышке и ударить молотком по хвостовой части — на ткани появится рисунок.
     
      Чтобы починить истрепанную книгу, сделать новый переплет, закрепить выпадающие страницы, нужно подготовить необходимые материалы. Для переплетных работ вам понадобится бумага различных сортов, толстый и тонкий картон, переплетные ткани, нитки, клей и так далее. Попробуем вместе составить такой список материалов, называя только те из них, которые можно купить в магазине или изготовить самостоятельно.
      БУМАГА
      Бумага, картон, клей — самые доступные материалы для переплетных работ. Сортов бумаги очень много, они отличаются друг от друга прочностью и плотностью, толщиной, гладкой или шероховатой поверхностью (иногда тисненой), цветом. В переплетных работах используются различные сорта бумаги: газетная, писчая, чертежная, цветная альбомная, цветная глянцевая, папиросная и другие.
      Отремонтированная книга будет красивой и долговечной, если вы заранее изучите свойства бумаги и будете правильно работать с ней. Очень важно научиться определять направление волокон в бумажном листе. Дело в том, что бумага в долевом и поперечном направлениях волокон имеет различные свойства. Это всегда учитывается в типографии при печати и переплетных работах, когда раскраивают листы для форзацев, обложек и других деталей книги. В поперечном направлении бумага больше деформируется при смачивании, легче переламывается, а высыхая, больше коробится. В продольном на-
      правлении она деформируется значительно меньше.
      Определить продольное и поперечное направление волокон в листе довольно просто. Оторвите от листа узкую полоску. Если на линии разрыва образуется почти ровная кромка, значит, это и есть долевое направление. Попробуйте оторвать полоску поперек листа. Вместо ленточки у вас будут отрываться неровные клочки.
      Есть еще один способ для определения направления волокон в бумажном листе. Смочите лист водой, и его края начнут скручиваться в трубочку. Продольная ось этой трубочки укажет долевое направление волокон в бумаге.
      Газетная бумага — наиболее дешевая и распространенная. Она имеет слегка шероховатую поверхность, быстро изнашивается на сгибах, хорошо впитывает клей и влагу.
      Писчая бумага прочнее газетной, хорошо окрашивается, меньше боится влаги, имеет гладкую (глазированную) поверхность. Этой бумагой можно оклеивать картон, использовать ее при различных переплетных работах.
      Чертежная бумага — самая прочная и плотная. Поверхность ее шероховатая, клеить ее труднее, чем газетную или писчую.
      Цветная альбомная бумага особенно необходима для переплетных работ. Она бывает гладкая и шероховатая, разных цветов и оттенков. Альбомной бумагой оклеиваются переплеты книг, папки, коробки.
      Папиросная бумага — тонкая прозрачная бумага, которая применяется для починки рваных страниц книги. Толщина этой бумаги — всего 26 микрон, ее можно наклеивать прямо на типографский текст, если при этом пользоваться прозрачным клеем.
      Форзацная бумага. В типографиях для изготовления форзацев
      применяют специальную плотную бумагу, обладающую большой прочностью на изгибе. Ну, а книголюбы могут использовать для этой цели любую плотную бумагу.
      При желании вы можете получить цветные форзацы или обложки с помощью нехитрого приспособления. Разведите масляную краску скипидаром или керосином, а в кювету или широкий сосуд в виде противня налейте чистую воду. На поверхность воды набрызгайте маленькой кистью разведенную краску, и она растечется по воде, образуя причудливые разводы и пятна. Затем опустите на воду лист бумаги и осторожно выньте его, взяв за края. На листе останется красочный отпечаток, похожий на рисунок мрамора. После просушки краска прочно удерживается на бумаге.
      Форзацную и обложечную бумагу можно изготовить и раскрашиванием. Для этого акварельную краску или гуашь разведите в воде, добавив в нее немного крахмального клейстера. Затем кистью нанесите полученную клеевую краску на бумагу и по ней сделайте произвольные узоры гребенкой с редкими зубьями, щеткой или губкой.
      Для изготовления обложек можно купить в канцелярском магазине бумагу, поверхность которой раскрашена под мрамор, текстурную, с шероховатой поверхностью «под кожу», велюровую или «бархатную» бумагу.
      КАРТОН
      Переплетный картон, который используется в типографиях, бывает различной толщины и плотности. Куски такого картона небольшого размера вместе с полосками переплетных тканей — «Набор юного переплетчика» — можно купить в магазине канцелярских товаров. Эти обрезки (типограф-
      ские отходы) могут использоваться при изготовлении переплетов для книг малого формата, например, стихотворных сборников.
      Коробочный картон можно получить, аккуратно разобрав коробку, в которую упакована покупка, принесенная вами из магазина: обувь, конфеты и так далее. Склеив два-три листа такого картона, вы получите хороший переплетный материал.
      Самодельный картон изготавливается из любой макулатурной бумаги. Возьмите несколько газетных листов и аккуратно склейте их друг с другом, не допуская образования складок и пузырей. Получив «слоеный пирог» нужной толщины, положите его под груз и оставьте до полного высыхания.
      Для ремонтных работ можно использовать старые переплетные крышки. С помощью ножа осторожно отделите ткань от картона и оклейте крышки с обеих сторон плотной бумагой. Такой «перелицованный» переплет может служить еще долго.
      ПЕРЕПЛЕТНАЯ ТКАНЬ
      Современная промышленность вырабатывает самые разнообразные ткани для книжных переплетов. В типографиях радужным многоцветьем разворачиваются рулоны прочного коленкора, шелковистого штапеля, прочного тяжелого ледерина. Здесь можно увидеть и синтетические материалы балак- рон, бумвинил и баласкин, раскрашенные и тисненные под кожу, мрамор, малахит, яшму.
      Некоторые из этих материалов в виде полосок, пригодных для изготовления корешков переплета, можно купить в «Наборе юного переплетчика». Ледерин можно заменить более прочным и плотным дерматином, который продается в магазине хозяйственных товаров.
      Но чаще придется использовать другие ткани, пригодные для переплетных работ.
      Дерматин (искусственная кожа) — специальная ткань, покрытая с одной стороны нитроцеллю-лозной пленкой. Дерматин выпускается разных цветов и имеет на поверхности тисненый рисунок. Этот материал лучше применять при починке толстых изданий большого формата: он очень прочный и будет хорошо защищать книгу от повреждений.
      Сатин, ластик — нарядные ткани особого, сатинового или атласного переплетения, с гладкой поверхностью. Эти материалы долговечны.
      Холст — льняная ткань, обычно серого цвета, с грубым плетением нитей. Прочно склеивается с бумагой и картоном, обладает высокой прочностью.
      Для изготовления переплетных крышек можно использовать многие плотные ткани, но при этом надо следить, чтобы клей не просачивался на наружную поверхность материала. Для этого ткань предварительно склеивают с бумагой. Лист бумаги нужного размера приклеивают кромками к широкой доске, затем наружную сторону листа промазывают клеем, дают ему немного подсохнуть, а потом накладывают ткань, тщательно приглаживая ее рукой, чтобы не осталось морщин. Сверху ткань накрывают другой доской и оставляют сушиться под грузом.
      НИТКИ, МАРЛЯ
      Переплетная марля изготавливается из обычной марли, которую следует вымочить в слабом растворе крахмального клейстера и высушить. Проклейка крахмалом (полиграфисты говорят — аппретирование) придает марле необходимую жесткость.
      Хлопчатобумажные нитки
      должны быть прочными, не скручиваться при шитье. Толщина ниток обозначается номерами: 8, 10, 12, 16, 20, 30, 40, 60 и 80. Чем тоньше нитки, тем больше номер. При шитье не следует забывать, что слишком толстые нитки увеличивают толщину корешковой части книжного блока.
      Капроновые нитки — лучший материал для сшивания книг. Они гораздо тоньше хлопчатобумажных и при одинаковой толщине в два раза прочнее их. Корешок книги, сшитой капроновыми нитками, получается плотнее и тоньше.
      КЛЕЙ
      Столярный клей изготавливается из отходов кожи и костей животных. Он выпускается в виде твердых плиток и, разломанный на куски, сильно разбухает в воде. При нагревании до 50—60 градусов разбухший клей растворяется в воде, а при охлаждении переходит в студенистое состояние и вновь затвердевает. Если его опять подогреть, он снова перейдет в раствор.
      Столярный клей применяется в тех случаях, когда нужна большая прочность склейки, например, при изготовлении переплетных крышек, оклеенных ледерином, коленкором, плотной бумагой. Клей образует прочную пленку, поэтому его можно использовать при заклейке корешка книжного блока.
      Чтобы приготовить клей к работе, его размельчают и заливают холодной водой на двенадцать— двадцать четыре часа. Разбухший клей нагревают в клеянке или водяной бане до температуры 75— 80 градусов. Разогревать клей на открытом огне нельзя, так как он будет пригорать. Не следует доводить клей до кипения, от этого он теряет клеящую способность.
      Столярный клей имеет животное происхождение и быстро портится, загнивает, поэтому в раствор нужно добавить небольшое количество обеззараживающего вещества — антисептика, например, карболовой кислоты или формалина.
      При высыхании клеевая пленка становится хрупкой, но, если добавить в раствор глицерин, клей и в затвердевшем состоянии сохранит эластичность.
      Крахмальный клей (крахмал) вырабатывается из картофеля, кукурузы, реже — из риса. Крахмальный клей применяется, когда нужно склеить бумагу с бумагой, бумагу с картоном или тонкой тканью: при окантовке белой
      тканью картин, приклейке форзацев, вставке книжного блока в переплетную крышку.
      Крахмальный клей имеет свои преимущества: благодаря белому цвету он не оставляет следов на белой бумаге, незаметен между страницами книги при вклейках и приклейках.
      Для приготовления клея к отмеренному количеству крахмального порошка добавляют немного холодной воды и размешивают до получения однородной массы. Затем, непрерывно помешивая раствор, заливают его горячей водой (для картофельного крахмала — не выше 75 градусов, а для кукурузного — не выше 85 градусов).
      Крахмальный клей рекомендуется хранить не более суток, позднее он теряет свои клеящие свойства.
      Приготовленный клей должен быть беловатого цвета, однородный, без комков. При намазывании он ложится ровным слоем и не тянется нитями.
      Казеиновый клей получают из молочных продуктов. Он может применяться в тех же случаях, что и крахмальный клей.
      Казеиновый клей приготавливается следующим образом. Отмерив необходимое количество порошка, высыпают его в воду комнатной температуры, размешивают до исчезновения комков и дают отстояться. Перед употреблением с поверхности клеевой массы снимают всплывшую пену. Клей сохраняет свои свойства примерно четыре-пять часов, затем густеет и становится непригодным для работы. Разбавлять его водой в этом случае бесполезно, необходимо готовить новую порцию клея.
      Декстрин — переработанный картофельный крахмал. Если крахмал нагреть до температуры 150 градусов, его молекулы расщепляются и образуется кристаллический порошок желтоватого цвета. Декстрин в отличие от крахмала хорошо растворяется в холодной воде, образуя растворы любой концентрации. Декстриновый клей имеет хорошую липкость и используется в самых разных переплет-
      ных работах: при окантовке и заклейке корешка книжного блока, изготовлении крышек переплета, крытье брошюр мягкой обложкой и так далее.
      Высыхая, декстриновая пленка становится хрупкой, поэтому и в этот клей нужно добавлять глицерин.
      Для приготовления к работе декстрин замачивают в воде и перемешивают до тех пор, пока не разойдутся все комки. Затем раствор нагревают в клеянке или водяной бане до получения однородной прозрачной массы.
      Декстриновый клей можно улучшить, добавив в раствор 1 — 2 процента глицерина для повышения эластичности высохшей пленки и 1 процент буры для повышения клеящей способности. Кроме того, бура предохраняет книгу от плесени.
      Поливинилацетатная эмульсия — лучший из синтетических клеев. Поливинилацетатная эмульсия (ПВА) выпускается в виде раствора, очень похожего на сметану. При соприкосновении с воздухом на поверхности клея образуется пленка, поэтому эмульсию лучше хранить в закрытом сосуде. Эмульсия буквально за секунды склеивает бумагу, картон, ткань и быстро высыхает. Если клей в банке загустеет, его можно разбавить водой.
      Клей БФ-2 — густая липкая жидкость желтоватого цвета. Клей хорошо скрепляет бумагу, картон, ткань, кожу, пластмассу, фарфор, металлы и другие материалы. Его можно приобрести в магазине хозяйственных товаров.
      Ни в коем случае нельзя в переплетных работах использовать конторский или канцелярский клей. Он оставляет на бумаге желтоватые пятна, а содержащиеся в нем вещества (щелочь, кислота) быстро разрушают бумагу, ткань, нитки.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      КАК КОЖА СТАЛА БУМАГОЙ
      Заменив дорогой пергамент бумагой, люди все-таки не забыли древний писчий материал. В состязании с бумагой на стороне пергамента были такие качества, как прочность, гладкость, белизна, долговечность. Не случайно в старину листы пергамента использовались не только для письма, но и для обтягивания переплетных крышек. Создавая новые виды бумаг, их порой сопоставляют по свойствам с давно вышедшим из употребления пергаментом.
      Когда-то лучший сорт тонкого пергамента назывался «велень». И сейчас плотная высокосортная бумага с глянцевитой поверхностью, изобретенная в XVIII веке английским печатником Джоном Баскервиллом и усовершенствованная французским типографом Ам-бруазом Дидо, носит название веленевой. Она используется для графических работ, рисования миниатюр. Эту бумагу очень любят художники-живописцы, рисующие специальными пастельными карандашами, похожими на цветные мелки. Картины на веленевой бумаге получаются сочными, красочными, с тончайшими переходами цветов.
      А вот еще одна бумага, напоминающая по своим качествам пергаментные листы — пергамин. Эта тонкая прочная бумага вырабатывается из специальной беленой целлюлозы и предназначена для изготовления бумажной кальки. Пергамин сначала увлажняют, а затем пропускают под большим давлением между тяжелыми металлическими валами — каландрами. Получается тонкий, прозрачный
      и в то же время очень прочный материал — бумажная калька.
      В переплетных работах кальку можно использовать для подклейки разорванных обложек, форзацев и книжных страниц.
      КОЖА ПОД РАЗНЫМИ ИМЕНАМИ
      Старинные переплеты изготавливались из деревянных досок или картонных листов, оклеенных натуральной кожей. Кожа для такой работы годилась не всякая, а обработанная специальным дублением, чтобы при высыхании она не давала усадки. Это давало возможность придать изображению на переплете при тиснении не только углубленный, но и высокий выпуклый рельеф.
      В зависимости от обработки получались различные виды пере-
      плетных кож: сафьян — тонкая,
      мягкая кожа из козлиных или бараньих шкур, окрашенная в разные цвета; марокен (по первоначальному месту изготовления — Марокко) — сафьян с тисненым рисунком; шагрень — мягкая, шероховатая кожа с особым рисунком, которая выделывалась из козлиных, бараньих, конских и других шкур. Впрочем, о шагрени стоит рассказать поподробнее.
      Предполагают, что название «шагрень» связано с персидским словом «сагари» (турецкое «саг-ри»), которое означает лошадиную шкуру, обработанную особым образом. Очищенную от шерсти и жира шкуру как следует размягчали и рассыпали по ее поверхности ровный слой зерна. Потом на зерно накладывали доску и сушили шкуру под прессом — получалась кожа с зернистой поверхностью.
      В XVII столетии искусство выделки шагрени попало в Европу, а в XVIII веке достигло наивысшего расцвета. Особенно славилась шагреневая кожа, изготовленная в мастерской Жана Клода Галюша и его сына Дени Клода. Этот материал так и назывался — галюша, название сохранилось во Франции до сих пор для шагрени высшего качества.
      Некоторые мастера при выделке шагрени использовали акулью кожу. Шагрень из акульей кожи, в которой сохраняются крупные чешуи, по виду и составу похожие на зубы этих морских хищников, удивительно красива. Острые концы чешуй спиливают, полируют, и тогда они напоминают драгоценные костяные или жемчужные украшения, вкрапленные в кожу.
      Современные книголюбы пользуются при изготовлении переплетов заменителями старинных рисунчатых кож — марокеновой и шагреневой бумагой.
      ВО ЧТО ОДЕВАЕТСЯ КНИГА СЕГОДНЯ
      Для современных переплетов используются дешевые материалы, в которых в качестве основы применяется ткань или бумага с различными покрытиями. Познакомьтесь с некоторыми из них, чтобы, взяв в руки книгу, вы могли уверенно сказать, из чего сделан ее переплет.
      Коленкор — тонкая хлопчатобумажная ткань (миткаль), пропитанная крахмально-каолиновым
      составом и красителями. Поверхность коленкора может быть гладкой или фактурной. Если на лицевую сторону ткани нанести двойное покрытие разных оттенков, так чтобы более темный слой остался в углублениях между нитями, а на поверхности более светлый, получится коленкор-модерн, сохраняющий фактуру ткани-основы.
      Ледерин — хлопчатобумажная ткань (обычно миткаль), на которую с одной стороны нанесен слой крахмального грунта, а с другой — непрозрачная окрашенная пленка из пластифицированной нитроцеллюлозы, наполнителей и красочного пигмента. Ледерин применяется как заменитель кожи и имеет тисненую, равномерно окрашенную поверхность.
      В последнее время все чаще применяется ледерин на бумажной основе. Он менее прочен, но зато гораздо дешевле тканевого.
      Используются для переплетных крышек и различные текстильные ткани: сатин, бязь, штапель, холст и другие. Перед употреблением на изнаночную сторону ткани наносится крахмально-каолиновый грунт или подклеивается бумага.
      Наиболее перспективны в полиграфии материалы на основе бумаги с синтетическим покрытием, такие, например, как бумвинил — переплетный материал на бумажной основе с припрессованной поливинилхлоридной окрашенной пленкой. Бумвинил с тиснением соответствующего узора хорошо имитирует кожу.
      Нож хирурга, и игла портного рядке разложены наборы кисточек, банки со специальным клеем, микроскоп, мощные лупы, пинцеты и скальпели. Всегда под рукой фильтровальная бумага, валики, прессы, пузырьки с химикалиями. Здесь, в Лаборатории консервации и реставрации документов Академии наук СССР, идет кропотливая работа по возрождению старинных рукописей, книг, документов. Руки реставратора, чуткие, как руки хирурга или сапера, осторожно прикасаются к ветхим листам, восстанавливают утраченный текст, укрепляют хрупкую бумагу.
      Глядя на их работу, невольно вспоминаешь картины художников XV—XVI веков. Люди, изображенные на этих полотнах, исключительно бережно относились к книге. Перед тем как взять ее, переплет обертывали специальной тканью; книгу укладывали на атласную подушечку, при чтении ставили на пюпитр. На старинных русских иконах тоже подчеркивалась ценность книги: ее держат пальцами, покрытыми рукавом, или обертывают полой одежды.
      И все-таки даже такое уважительное отношение к книге не спасало ее от разрушений. Растрескивались переплеты, высыхали и ломались листы, исчезал, выцветая, текст, написанный древними чернилами. Вот почему, склонившись над столами, терпеливые реставраторы осторожно, лист за листом, возвращают книгам утраченное «здоровье».
      Работая над восстановлением книг, вам придется стать и хирургом, и портным, предстоит запас-
      тись терпением, чтобы возрожденная книга радовала глаз. На «лечение» к вам могут попасть издания небольшого объема в мягкой обложке — брошюры — и толстые книги в переплете. Каждый такой «пациент» требует своих методов лечения, особых приемов работы. Вот и попробуем начать ремонт с брошюр: на них проще изучить секреты переплетного дела.
     
      РЕМОНТ БРОШЮР, СКОМПЛЕКТОВАННЫХ ВНАКИДКУ
      Небольшие брошюры и тонкие журналы в типографии скрепляются с помощью проволочных скоб, ножки которых загибаются внутрь тетради. Такой способ скрепления листов называется шитьем внакидку. Специальные машины в переплетном цехе накидывают сложенные листы один на другой, сверху накрывают обложкой и в мгновение ока прошивают проволочными скобами.
      Такие издания недолговечны: металлическая скоба скоро прорывает обложку, углы листов мнутся, и брошюра быстро теряет свой первозданный вид.
      Ее ремонт начинается с разборки. Сначала переплетной косточкой нужно аккуратно отогнуть концы скоб, а затем этой же косточкой или пальцами вынуть скобы. Печатную обложку откладывают в сторону и сохраняют, чтобы потом наклеить на переплетную крышку.
      Если вы хотите сохранить старую обложку внутри книги, ее нужно подклеить к первой тетради. Многие книголюбы предпочитают такой способ реставрации книги, тогда издание под новым переплетом полностью сохраняет свой первоначальный вид. Корешковую сторону обложки, затертую, испачкан-
      ную или прорвавшуюся, подрежьте острым переплетным ножом. Вырежьте полоску бумаги или ткани шириной в 2 сантиметра, промажьте крахмальным клеем подрезанную кромку обложки с обратной стороны (ширина промазки — 4—5 миллиметров), и приложите к ней бумажную или тканевую полоску и хорошо притрите ее. После высыхания свободный край полоски промажьте клеем на 4—5 миллиметров и приложите к ней тетрадь обратной стороной. Загните обложку на верх тетради и пригладьте рукой. После сборки блока место подклейки обложки окажется спрятанным внутри.
      Теперь нужно сделать форзац. Для этого возьмите лист прочной бумаги по формату в два раза шире брошюры и согните его пополам. Сгибайте лист в долевом направлении, иначе на форзаце после приклейки по корешку появятся морщины и он покоробится. Пригладь-
      те сгиб переплетной косточкой, плотно прижимая ее к бумаге.
      Изготовив два одинаковых форзаца, положите их на газетную бумагу, промажьте клеем края вдоль сгиба и приклейте к первой и последней страницам брошюры. Ширина клеевой полоски не должна превышать 4 миллиметра, а расстояние форзаца от сгиба тетради — 0,5 миллиметра.
      Когда клей высохнет, можно приступать к сборке блока. Переплетчики называют эту операцию комплектовкой. Подберите по порядку листы, проверьте последовательность страниц и выровняйте блок со стороны головки (верхней части) и корешка.
      Чтобы ваша книга была прочной, форзацы нужно окантовать тканью по корешку вместе с тетрадью, к которой они приклеены. Для этого вырезают полоску тонкой ткани или марли по длине, равной высоте блока, шириной в 2 — 3
      сантиметра и промазывают клеем. Лучше клей наносить кистью не на ткань, а на металлическую или стеклянную пластину. Полоску ткани прижимают к пластине, слегка проглаживают и снимают. На ткани остается тонкий равномерный слой клея. Полоску переносят на лист газетной бумаги клеем вверх и ровно по ее середине накладывают тетрадь корешковой стороной. Полоска приклеивается к корешку тетради и к форзацам, становится единым целым с блоком.
      Для шитья приготовьте иглу и двойную навощенную нитку, длина которой больше высоты блока в два с половиной раза. Раскрыв блок, проколите в сгибе листы шилом и начинайте сшивать тетради. Сперва протяните иголку с ниткой снаружи в первый прокол, оставив для узла конец достаточной длины, затем изнутри во второй и так до последнего прокола в головке блока. Выведя нитку снаружи, натяните ее за концы, чтобы все стежки плотно охватили листы без морщин и складок. Затем прошейте блок в обратную сторону, вводя иголку с ниткой в те же проколы, еще раз натяните нитку и свяжите концы глухим узлом. Узел должен быть снаружи корешка, проколы начинайте делать, отступив от верхнего и нижнего краев тетради на 1,5—2 сантиметра.
      Чтобы книга получилась прочной и красивой, нужно лучше выравнивать листы в тетрадях, не допуская их смещения; проколы делать точно посредине сгиба, иначе готовая книга будет плохо раскрываться и ее листы прорвутся по сгибам; натягивайте нитку только по направлению шитья: когда шов идет справа налево, тяните нитку влево, чтобы не разрезать ею бумагу в корешке тетради; после шитья прогладьте косточкой сгиб тетради и проведите рукой по ее поверхности, чтобы вытеснить воздух между листами.
      Закончив шитье блока, обрежьте его с трех сторон. Обрезанная книга должна иметь строго прямоугольную форму, поэтому сначала наметьте карандашом точки, по которым будете обрезать блок, и только после этого приступайте к работе. Первой подрезается наружная (правая) сторона блока, затем головка и, наконец, нижний край — хвостик.
      Осталось одеть книгу в переплет. О том, как сделать переплетные крышки, вы узнаете немного позже, а пока подготовленный блок пускай полежит, дожидаясь своего «костюма».
     
      РЕМОТ БРОШЮР, СКОМПЛЕКТОВАННЫХ ВТАЧКУ
      Объемные брошюры и толстые журналы сшиваются тоже проволочными скобами, только не посредине корешка, а сбоку. Такой способ скрепления листов называется шитьем втачку. Он очень удобен при изготовлении массовым тиражом дешевых изданий, не рассчитанных на долговременное пользование. Мягкая бумажная обложка таких брошюр быстро изнашивается, проволочные скобы прорывают верхние листы, и они начинают вываливаться, издание приобретает неряшливый вид. Если вы хотите продлить его жизнь, беритесь за инструменты и приступайте к ремонту.
      Сначала блок нужно разброшю-ровать. Осторожно отделите обложку и сохраните ее для оформления переплета. Отогните ножки проволочных скоб и, установив их на каком-нибудь твердом предмете (можно использовать металлическую линейку), нажмите на блок. Подцепите приподнятую скобу переплетной косточкой и вытяните ее из блока.
      Первую и последнюю тетради нужно оклеить снаружи по корешку полосками белой бумаги, чтобы укрепить их и закрыть следы от проколов скоб и клея. После этого тетради складываются по порядку и блок выравнивается по корешку и головке.
      При ремонте брошюр, скомплектованных втачку, удобно применять составной форзац, состоящий из двух половинок. По формату блока вырезаются четыре листа плотной белой или цветной бумаги. Один лист боковой кромкой подклеивается к корешку первой тетради, другой — к корешку последней. Два оставшихся листа вы позднее наклеите на внутреннюю сторону переплета.
      Из ткани под цвет переплетной крышки или корешка (если это составной переплет) вырежьте две полоски шириной в 2 — 2,5 сантиметра. Длина полосок должна быть равна высоте блока. Промажьте уз-
      кую кромку ткани клеем и подклеите полоски к корешку первой и последней тетрадей.
      В 3—5 миллиметрах от корешка блока на ткани отмечается карандашом линия прошивки. Она должна быть строго параллельна корешку, иначе блок сошьется косо и книга получится некрасивой. На расстоянии 3—4 сантиметров друг от друга шилом делаются проколы в блоке. Следите за тем, чтобы шило находилось в вертикальном положении и проходило через все листы под углом в 90 градусов. Если книга очень толстая, придется воспользоваться дрелью и тонким сверлом. Чтобы сверло не рвало бумагу, воткните его несколько раз в кусок хозяйственного мыла.
      После того как проколы сделаны, приступайте к шитью блока. Приготовьте двойную навощенную или капроновую нить длиной в два с половиной раза больше высоты блока, заправьте ее в иглу и начинайте первый стежок с нижнего отверстия. Чтобы впоследствии узел не портил внешнего вида книги, он должен находиться внизу, под последней тетрадью. Проведя нитку поочередно во все проколы, натяните ее, пользуясь теми же правилами, как и при шитье брошюр внакидку. Затем проведите нить в обратную сторону, делая двойной стежок, а закончив шитье, завяжите концы нитки глухим узлом. У вас получился скомплектованный блок, в котрром, как в слоеном пироге, подобраны: полоска ткани — лист форзаца — тетради — лист форзаца — полоска ткани.
      Для большей прочности промажьте корешок блока тонким ровным слоем клея и оклейте полоской бумаги. Только не пользуйтесь очень жидким клеем: он может просочиться глубоко внутрь блока и испортить листы. А если вы возьмете чересчур густой клей, он не сможет проникнуть между тетрадями и прочно скрепить их в корешковой части. Промазывать корешок лучше костным клеем с добавлением глицерина или поливи-нилацетатной эмульсией, которая после высыхания образует эластичную пленку.
      Подготовленный блок положите под груз и дайте ему высохнуть. Перед тем как одевать книгу в переплет, подрежьте блок с трех сторон, выдерживая строго прямоугольную форму.
      Таким способом можно не только отремонтировать старую брошюру или журнал, но и изготовить подборку нескольких произведений, вырезанных из разных журналов одинакового формата. Такой сборник называется конволютом (от латинского слова «конволю-тус» — «свернутый», «сплетенный»). Не забудьте в конце конволюта подклеить страничку, на которой будет перечислено содержание этого тома, чтобы можно было быстро найти нужный материал.
     
      РЕМОНТ КНИГ
      Если у вашей книги истрепался только переплет, а блок еще прочен, тетради в нем держатся крепко, ремонт можно ограничить заменой переплетной крышки. Для этого переплетным ножом надрежьте лист форзаца, подклеенный изнутри к переплету, влажной тряпочкой смочите полоску марли, скрепляющей книжный блок с крышкой, и осторожно отделите ее от картонной сторонки. С намокшей марли удалите остатки бумаги и клея и отделите от первой и последней тетрадей старый форзац. Сохраните картонные сторонки от переплетной крышки, их можно использовать впоследствии для изготовления нового переплета.
      От длительного пользования книжный блок деформируется, тетради сдвигаются, а корешок, когда-то круглый, продавливается внутрь. Чтобы восстановить форму книги, корешковую часть тетрадей слегка смачивают влажной тряпочкой и выравнивают блок с помощью деревянного или металлического молотка, осторожно поколачивая им по корешку через лист бумаги. Затем блок зажимают между двумя дощечками в переплетных тисках и оставляют сушиться. Позднее, чтобы укрепить корешковую часть, ее промазывают ровным слоем клея.
      Высушенный блок вынимают из тисков, кладут на стол и круглят корешок. Здесь вам опять понадобится молоток: им постукивают по корешку, начиная от середины и двигаясь к краям блока. Закончив одну сторону, круглят другую, следя за тем, чтобы скругление корешка по всей длине было равномерным.
      Закончив кругление корешка, вырежьте из листа плотной бумаги два форзаца и подклейте их в корешковой части к первой и последней тетрадям блока. При желании можно вместо белых форзацев использовать цветные, но старайтесь сохранить элементы книги в том ,виде, в каком они были до ремонта. Художник, работая над макетом издания, продумывал каждую деталь : формат, шрифт, цвет переплета и форзаца. Поэтому так важно сохранить при реставрации все, что можно, от старого издания.
      Корешок блока оклеивают тонкой бумагой (например, газетной). Это способствует более прочному скреплению тетрадей в блоке и придает корешку устойчивую форму. Длина бумажной полоски должна равняться высоте блока, а ширина — на 4 сантиметра больше толщины корешка. Нанесите тонкий слой клея на корешок и приложите к нему бумажную полоску так, чтобы ее боковые кромки на 2 сантиметра выступали за края блока. Намокшая от клея бумага легко может порваться, поэтому осторожно притрите ее через газету сначала к форзацу вместе со старой марлей, а затем к корешку блока. Оставьте сушиться блок под грузом, а потом, если края листов истрепались, подрежьте их с трех сторон остро заточенным переплетным ножом по линейке.
      Вот теперь, когда вы приобрели навыки переплетчика в более простых работах, можно приступать к сложному ремонту книг.
      В типографиях книжные блоки сшиваются таким образом, что все тетради оказываются скрепленными между собой стежками из ниток. Кроме того, они соединены с марлей и промазаны в корешковой части клеем, да еще оклеены бумагой. Блок получается крепким, плотным, с ровными обрезами. Но только представьте себе, через сколько читательских рук должна пройти книга! И далеко не все обращаются с ней аккуратно. В конце концов нитки рвутся, клей растрескивается, прорывается марля, лопнувший форзац не может удер-
      жать блок в переплете и края листов, вылезшие из-под крышек, становятся истрепанными. Книга нуждается в капитальном ремонте.
      Для начала нужно снять переплет и разброшюровать блок. Как отсоединить переплетную крышку от блока, вы уже знаете. Если книга имеет составной переплет, постарайтесь сохранить бумажную обложку. Переплетным ножом сбоку надрежьте картонную сторонку и отделите бумагу вместе с верхним слоем картона. Затем смочите влажной тряпочкой изнанку обложки и аккуратно удалите остатки картона. Высушите обложку под грузом, проложив ее несколькими листами газетной бумаги, которая хорошо впитывает влагу. Позднее, изготовив новую переплетную крышку, вы сможете наклеить на нее прежнюю обложку.
      Блок разбирают на отдельные тетради, для этого нитки в корешке между тетрадями разрезают ножом. Если клей еще прочен и крепко соединяет тетради между собой и с марлей, корешок блока слегка увлажняют и, дав клею размокнуть, отделяют тетради друг от друга. Затем тетради раскрывают посредине и удаляют старые нитки, а корешок очищают от остатков клея переплетным ножом.
      Разброшюрованные листы нужно внимательно осмотреть и, если нитки прорвали бумагу в корешковой части, там, где производилась сшивка, это место нужно заклеить узкой бумажной полоской. Листы проверяются по порядку нумерации страниц, складываются и выравниваются в корешке и головке.
      Теперь следует изготовить форзац. Вы уже знаете, как делается простой приклейной форзац. Однако для объемного издания мы советуем воспользоваться форзацем более сложной конструкции — прошивным. Он более долговечен и в старину, когда в типографиях переплетные работы делались вручную, применялся довольно широко. Прошивной форзац бывает двух видов: без тканевого фальца и с тканевым фальцем.
      В дальнейшем вам еще не раз может встретиться слово «фальц». На языке полиграфистов оно означает сгиб и происходит от немецкого слова «фальцен» — «сгибать», «складывать». Поэтому типографские машины, которые сгибают листы, называются фальцевальными, а переплетная косточка, с помощью которой фальцуют листы вручную, прежде называлась фальцбейном.
      Прошивной форзац без тканевого фальца делается так же, как простой приклейной форзац, только его заготовка шире блока на 10 — 12 миллиметров. У готового сложенного вдвое форзаца в корешковой части отгибается полоска шириной в 5—6 миллиметров. Этим сгибом форзацы надеваются на первую и последнюю тетради и прошиваются с ними вместе.
      Изготовление прошивного форзаца с тканевым фальцем сложнее. Это самый прочный форзац, его рекомендуется применять для книг объемом более трехсот двадцати страниц. Он составляется из двух неравных по ширине бумажных листов и полоски ткани. Высота форзацных листов равна высоте блока до обрезки. Ширина листа, прилегающего к первой тетради, больше ширины блока на 6 миллиметров, а ширина второго листа, который подклеивается потом к переплетной крышке, меньше ширины блока на 6 миллиметров. Полоски ткани шириной в 18 миллиметров нарезаются в долевом направлении материала. Если ткань пропускает клей на оборотную сторону, ее предварительно подклеивают тонкой бумагой или промазывают поливинилацетатной эмульсией и высушивают.
      Сторонки форзаца кладут «лицом» друг к другу: широкую внизу, а узкую сверху. Их боковые кромки сдвигают с отступом на 5—6 миллиметров и промазывают клеем. Затем отступ увеличивают до 12—15 миллиметров, к обеим заготовкам прикладывается лицевой стороной тканевая полоска и слегка приглаживается рукой. Готовый форзац сгибают с таким расчетом, чтобы ширина тканевой полоски (стержня) была равна 6 миллиметрам. Загибка делается с помощью переплетной косточки и линейки: сначала переплетной косточкой с нажимом проводят линию сгиба на оборотной стороне готового форзаца, а затем по линейке делают сгиб. Получается отогнутый уголок — стержень, которым форзац надевается на тетрадь при шитье книги.
      Книжный блок сшивается на шнурах или тесемках, изтовленных из прочной ткани. Шить блоки следует не менее чем на трех шнурах, тогда книга будет хорошо раскрываться и отличаться большой прочностью.
      Если вы собираетесь сшивать тетради на шкурах, подровняйте скомплектованный блок (без первой и последней тетрадей) в головке и корешке, а потом зажмите между двумя досками в переплетных тисках. Корешок блока должен выступать за кромки досок на 5— 10 миллиметров. При шитье на три шнура .в середине корешка прпе-рек проводится карандашная линия. Такие же линии прочерчиваются посредине каждой половит ны корешка и еще две линии — на уровне крайних строк текста. Три; средние линии отмечают место расположения шнуров, а две боковые — место выхода иглы с ниткой.
      Размеченный таким образом корешок нужно немного пропилить мелкозубой пилкой или надрезать ножом. В результате этой операции в сгибах тетрадей появятся точно совмещенные отверстия. Средние линии пропиливают в зависимости от толщины шнура, на котором будет сшиваться блок. Надрез можно расширить до нужных размеров ромбическим или трехгранным напильником. Слишком узкие и мелкие пропилы не позволят утопить шнур в корешке, шить блок будет труднее. Глубокие и широкие пропилы не позволят добиться плотной сшивки блока, и, кроме того, шнуры будут видны внутри тетрадей.
      Закончив пропилку, блок вынимают из тисков и присоединяют к нему первую и последнюю тетради, на которые уже накинуты прошивные форзацы. По кромкам форзацев в корешке делают пометки карандашом против пропилов.
      Шнуры раскладывают на краю стола или натягивают на сшивальный станок так, чтобы они находились точно против пропилов в корешках листов. Шитье книги ведется от последней тетради к первой, поэтому из блока сначала берут последнюю тетрадь, раскрывают ее посредине и укладывают на стол или на основание станка форзацем вниз, совмещая метки со шнурами.
      Для шитья нужно приготовить цглу с навощенной ниткой (капроновые нитки можно не вощить), длина которой в три-четыре раза больше высоты блока. Иглой прокалывают корешок чуть выше сгиба по метке у нижнего обреза и протягивают нитку внутрь тетради, оставляя снаружи кончик длиной в 5—6 сантиметров с узлом. Затем прокалывают корешок тетради изнутри, не доходя 2—3 миллиметров до первого шнура, и выводят нитку наружу. Примерно на таком же расстоянии левее шнура вводят иглу снова внутрь тетради. Нитка охватывает шнур и плотно прижимает его к корешку.
      Таким же образом обшивают второй и третий шнуры, д потом выводят иглу наружу в отмеченной точке у верхнего обреза тетради и натягивают нитку по направлению шитья. Верхние листы тетради опускают и проглаживают рукой корешковый сгиб. После этого берут очередную тетрадь, раскрывают ее посредине и, перевернув последней страницей вниз, накладывают на уже прошитую тетрадь. Иглу вводят внутрь через пропил у верхнего обреза и выводят наружу через следующее отверстие возле шнура. В это же отверстие, но уже за шнуром, иглу снова вводят внутрь тетради. Обшив все остальные шнуры и выведя нитку наружу, верхние листы тетради опускают, прижимают всю тетрадь к нижней, пришитой ранее, а нитку натягивают и связывают с выступающим из первой тетради кончиком.
      В такой же последовательности прошивают третью тетрадь. Потом нитку выводят наружу, натягивают и, пропустив в петлю, соединяющую уже прошитые тетради, плотно затягивают. Такие плетешки прочно скрепляют листы в верхней и нижней частях блока. Плетешка-ми соединяют поочередно все прошитые тетради. Последняя тетрадь прошивается аналогично первой с той только разницей, что проколы по меткам делаются в нижней части ее корешка, чтобы не повредить подклеенный стержень, который служит шарниром форзаца. Нитку, выведенную наружу, захлестывают за несколько плетешков предыдущих тетрадей и завязывают глухим узлом. Шнуры подрезают, оставляя концы длиной по 3 сантиметра и растрепывают их, а потом, намазав клеем, приклеивают к верхним листам форзацев.
      Если блок будет сшиваться на матерчатых лентах, их нужно вырезать из ткани в долевом направлении материала. Ленты выкраиваются с таким расчетом, чтобы их ширина равнялась 2 — 3 сантиметрам, а длина — толщине блока с запасом — «припуском» по 6 сантиметров на концах. При работе на сшивальном станке ленты должны быть более длинными, ведь их концы будут закрепляться на доске и верхней планке станка.
      Тетради могут пришиваться к тесьмам двумя способами. В первом случае тесьма прокалывается иглой и наглухо пришивается к тетради. Во втором — тесьма охватывается стежком и притягивается к корешку листа. В зависимости от того, какой способ вы изберете, размечается корешок блока.
      Для разметки блок без первой и последней тетрадей зажимается в тисках между досками, как это уже было описано раньше. Затем карандашом намечаются линии пропилов. Метки для плетешков в любом случае делаются на уровне крайних строк текста. Пришивая тетради к тесьме, рассчитайте разметку так, чтобы стежок проходил через середину ленты и выходил из тетради на расстоянии 5 миллиметров от края тесьмы. Пропилы должны быть минимального размера, только под иглу.
      Вынув блок из тисков, присоедините к нему первую и последнюю тетради и поставьте на их корешках соответствующие метки. Приготовьте тесемки и нитку с иглой.
      Книга сшивается начиная с последней тетради, как и при шитье на шнурах. Шитье ведется по определенной схеме. Иголка с ниткой вводится в хвостовую метку пле-тешка последней тетради, затем выводится из второго прокола посредине тесьмы и вводится в третий прокол, охватывая половину тесьмы слева и пришивая ее к корешку тетради. Затем вновь выводится из четвертого прокола и вводится в пятый прокол и так далее вплоть до последнего плетешкового прокола. Оставив свободный конец нитки длиной в 5—6 сантиметров, ее натягивают и пришивают в обратном порядке вторую тетрадь. Закончив шитье, опять натягивают нить и связывают ее с концом, оставшимся в первой тетради.
      Дальнейший процесс шитья вам известен. Что касается второго способа, при котором стежки огибают тесьму, то он похож на шитье книги на шнурах. Этот вид шитья наиболее удобен для скрепления тетрадей в блок, потому что в этом случае легче передвигать и уплотнять тетради, а потом заклеивать корешок.
      Закончив шитье книги, нужно приклеить стержень прошивного форзаца ко второй и предпоследней тетрадям блока. Откройте первую тетрадь и тонкой кисточкой равномерно нанесите крахмальный клей на выступающий хвостик форзаца. Затем закройте тетрадь, тщательно выровняв ее с остальными, иначе смещенные тетради будут неправильно раскрываться в готовой книге и разорвутся по корешку. Потом ту же операцию проделайте со вторым форзацем. Тесемки подрежьте, оставив концы длиной в
      3 сантиметра, смажьте с внутренней стороны клеем и притрите переплетной косточкой сквозь газету к верхнему листу форзаца.
      Теперь можно приступить к отделке блока. Его необходимо подрезать уже известным вам способом, но, так как при отсутствии специального оборудования и навыков обрезать толстую книгу трудно, старайтесь как можно лучше выравнивать тетради, чтобы по возможности обойтись без обрезки.
      Обрезы книг иногда окрашивают, чтобы предохранить листы от загрязнения, порчи и придать изданию нарядный вид. Окрашивается либо верхний обрез (головка), либо верхний и боковой. Краску можно применять разных цветов и приготавливать ее самостоятельно. Так, например, для желтого обреза используется хорошо растертая в молоке хромовая желтая краска, разбавленная дистиллированной водой. Для красного обреза применяется киноварь, растертая с крахмальным клеем, или кармин, разведенный на яичном белке (на один белок добавляется 125 граммов воды). Зеленый обрез получается при закраске смесью берлинской лазури с хромовой желтой краской и воском. При добавлении в краску нескольких капель нашатырного спирта и воды можно получить разные оттенки краски. Вы можете попробовать найти свой рецепт, только помните, что цвет обреза должен быть под цвет переплета или гармонично сочетаться с ним.
      Окрашивают обрезы мягкой кистью или губкой. Чтобы краска не просочилась между листами, блок крепко зажимают в тисках, краску наносят тонким ровным слоем. Когда окрашенный обрез высохнет, его можно натереть навощенной суконкой, тогда обрез приобретет приятный ровный блеск.
      В объемных изданиях корешок лучше делать закругленным, иначе книга быстро перекосится, корешок блока продавится внутрь, а средние тетради станут вылезать наружу и быстро истреплются. Кроме того, книга с кругленым корешком легче раскрывается при чтении. Для кругления корешка блок кладут на стол и околачивают деревянным или железным молотком, начиная от середины книги, сначала с одной, а затем с другой стороны, пока не получится правильная форма закругления. При этой операции надо соблюдать следующие правила:
      1. Нельзя свешивать корешок блока с края стола или доски.
      2. Нельзя сильно ударять по фальцам первой и последней тетрадей, от этого они могут сместиться или порваться.
      3. Во время работы четыре пальца левой руки должны стягивать листы на себя, а большой палец, упирающийся в передний обрез блока, удерживает его от смещения.
      Некоторые издания имеют шелковую ленточку-закладку (ляссе) шириной в 5—8 миллиметров. Мы уже рассказывали о ней в главе «Книга от доски до доски». Вы тоже можете снабдить свою книгу такой постоянной закладкой. Ее длина должна быть больше диагонали блока на 2 сантиметра с припуском на приклейку 1,5—2 сантиметра. Ленточку вкладывают в середину книги между листами, затем верхнюю часть корешка блока смазывают клеем и к нему приклеивают конец закладки.
      Чтобы скрепить края тетрадей, в верхней и нижней частях блока подклеивается полоска специальной тесьмы — каптал. Его можно изготовить самим из тонкого шнура и цветной ткани (бязи, ситца, сатина, шелка). Возьмите короткий отрезок шнура, на 1 миллиметр больше толщины блока, и намажьте одну сторону клеем. Вложите шнур в заранее заготовленную полоску ткани и обогните его материей. Концом переплетной косточки оправьте контуры шнура под тканью. Когда ваш каптал высохнет, смажьте края блока вверху и внизу клеем и закрепите каптал. После этого корешок блока промазывается клеем и оклеивается бумажной полоской.
      В толстых книгах объемом свыше трехсот двадцати страниц на корешке блока приклеивается бумажная гильза. Это плоская трубочка из плотной бумаги. Основное назначение гильзы — повысить прочность скрепления блока с переплетной крышкой, сделать готовую книгу более устойчивой и прочной.
      Бумажная заготовка для гильзы по высоте равна бумажной полоске, которой оклеен корешок блока, а по ширине больше ее в два с половиной раза. Заготовка складывается в два параллельных сгиба с таким расчетом, чтобы ширина готовой гильзы соответствовала ширине бумажной полоски. Свободные концы заготовки склеиваются, и получается плоская трубочка, похожая на пружинную рессору. Высушенная гильза приклеивается к корешку блока точно так же, как и полоска бумаги.
     
      РЕМОНТ КНИГ, ИЗГОТОВЛЕННЫХ БЕСШВЕЙНЫМ СПОСОБОМ
      На книжных полках все чаще встречаются издания в мягких обложках, изготовленные методом бесшвейного скрепления: массово-политическая литература, художественные произведения в сериях «Классики и современники», «Школьная библиотека» и другие. Способ бесшвейного скрепления считается самым прогрессивным в полиграфии, в наиболее развитых странах мира около 80 процентов изданий выпускается таким методом. Бесшвейное скрепление позволяет экономить переплетную ткань, картон, марлю, резко сокращается количество операций на обработке блока, повышается производительность труда.
      Однако при неаккуратном обращении такие книги быстро приходят в негодность: блок «раскалывается» в корешке и листы начинают выпадать, изнашивается и рвется бумажная обложка. Книгу приходится ремонтировать, и этот ремонт имеет свои особенности. Дело в том, что при бесшвейном скреплении листы в корешке соединяются с помощью клея, часть которого, проникая на небольшую глубину внутрь блока, придает книге прочную, устойчивую форму.
      Ремонт начинается с удаления обложки. Потом ее можно будет закрепить перед титульным листом книги или наклеить на переплет. Подровняйте листы в блоке и зажмите его в переплетных тисках между досками так, чтобы корешок выступал сверху на 1 сантиметр.
      Клеевую пленку на корешке надо размягчить, для этого смочите ее влажной губкой и снимите переплетным ножом. Если вы хотите сделать блок более прочным, дайте ему высохнуть, а потом зачистите корешок рашпилем или сделайте просечку переплетным ножом и промажьте клеем. Разрыхленная бумага позволит клею проникнуть внутрь блока и прочно скрепить листы.
      Когда клей высохнет, сделайте на корешке ножовкой три-четыре пропила. В пропилы уложите куски толстых ниток длиной в 6 сантиметров и снова промажьте корешок клеем. Нитки скрепят тетради между собой, а на корешке блока образуется эластичная клеевая пленка. Для этой работы лучше всего использовать поливинилаце-татную эмульсию: она не пачкает бумагу и не растрескивается при открывании блока.
      Вынув блок из тисков, подрежьте нитки, оставив концы по 2—3 сантиметра, и распушите их так, чтобы получились нитяные кисточки. Изготовьте два приклейных форзаца и прикрепите их к первой и последней тетрадям. Корешок блока окантуйте бумагой: книга будет более прочной. Приклейте концы нитей к верхним листам форзацев и оставьте блок сушиться.
      Книга, отремонтированная таким способом, будет служить вам долго.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      КНИЖНАЯ ПОЛИКЛИНИКА
      Старинные рукописи и книги, прежде чем попасть на «операционный» стол реставратора, проходят через руки химиков и биологов. Специалисты с помощью сложных приборов определяют кислотность
      бумаги, проверяют биологическую чистоту книги и, если обнаружат споры плесени или микроорганизмы, продезинфицируют листы. Даже «рентген» делают книге — с помощью фотографии выявляют водяные знаки, выцветший текст, устанавливают подделки. Здесь используются ультрафиолетовые и инфракрасные лучи, радиоактивные изотопы прометей-147 и углерод-14.
      Только после всех этих процедур книга переходит к реставратору, который буквально творит чудеса, возвращая хрупким пожелтевшим листам прочность и упругость, а бледным выцветшим строчкам первозданную яркость. Глядя на новый блок в прочном перелете, трудно представить себе, что до встречи с реставратором это был плотный ком бесформенных слипшихся листов, похожий на кусок обугленного дерева.
      РУКОПИСЬ ИЗ САРКОФАГА
      Египетский саркофаг был изготовлен из многослойного картона. Когда археологи попытались расщепить этот «слоеный пирог», внутри показалась рукопись на папирусе, и картон пришлось срочно отправить в лабораторию реставраторов.
      Отделить листы папируса друг от друга можно, растворив клей в уксусной кислоте, но тогда пострадает текст. В таком случае применяют другой способ, лиофилизацию — высушивают листы в замороженном состоянии в вакууме. Вода удаляется из картона, минуя жидкое состояние — сразу из льда превращается в пар, — и не повреждает древний папирус. Остается осторожно расслоить картон и отделить рукопись.
      «ДАБЫ КНИГИ НЕ ТАРАЩИЛИСЬ»
      Петр I очень внимательно относился к печатанию книг, совершенствовал гражданский шрифт, который он ввел вместо старославянского для книг нецерковного содержания, старался просматривать все издания, печатавшиеся по его указу в нЪвозаведенных типографиях.
      Во время войны со шведами в 1708 году Петр писал с Украины И. А. Мусину-Пушкину, ведавшему печатным делом:
      «Нынешний присылки переплет очень дурен, а паче всего дурен от того, что в корене (в корешке. — Авт.) гораздо узко вяжет, отчего книги таращатся, и надлежит гораздо слабко и просторно в корене делать...»
      Как видим, царь-плотник неплохо разбирался и в переплетном деле.
      МАСТЕРСКАЯ В КАРМАНЕ
      Как разбирать книгу и реставрировать листы, вы уже знаете. Переплетные тиски заменит тонкий шпагат: подберите отремонтированные листы в стопку, подровняйте их и обвяжите шпагатом. Чтобы не повредить кромки листов, подложите под шпагат два куска фанеры или полоски плотного картона. Положите блок на край стола и сделайте на корешке пропилы по карандашным меткам. Шить книгу можно на шнурах без натяжки, не забудьте только после окончания шитья натянуть шнуры. После приклейки растрепанных концов шнура к форзацам все операции выполняются в той же последовательности, как и при шитье на станке.
      ыцарский зал Эрмитажа встречает посетителей фигурами всадников и пеших воинов, закованных в тяжелые латы. На стенах и в витринах — образцы старинного оружия и боевых доспехов, напоминающие о романах Вальтера Скотта и средневековых рыцарских турнирах. Основным назначением доспехов было защищать воина от вражеского меча или копья, однако мастера-оружейники заботились и об украшении своих изделий. Они применяли резьбу и чеканку, позолоту и воронение, создавая не просто латы, шлем или щит, а настоящее произведение искусства.
      В книжном деле переплет тоже всегда был не просто одеждой, «боевым доспехом» книги, но и ее украшением, парадным костюмом. В Эрмитаже хранятся книги XV— XVIII веков, изготовленные в Германии, Франции, Англии, Италии, Австрии. На переплеты книг, выполнявшихся в то время часто по индивидуальному заказу, шла тонко выделанная кожа, бархат, широко применялись черепаховая и слоновая кость, серебро, золото. Обрезы дорогих изданий тускло светятся позолотой, и кажется, что книга сделана не из бумажных листов, а целиком отлита из золота.
      Но шли годы, один век сменялся другим, книг выпускалось все больше, появлялись новые, более дешевые и практичные материалы. Костюм книги становился проще, скромнее. Многие изменения в конструкции книжного переплета были продиктованы современными способами изготовления книг, когда машины постепенно стали вытеснять из типографий ручной труд. Книжные мастера начали созда-
      вать различные переплеты, в зависимости от назначения издания, и постепенно сложились основные типы переплетов, которыми пользуются сейчас полиграфисты.
      Переплетная крышка для книги выкраивается так же, как одежда для человека. Размеры крышки зависят от формата и толщины книги, поэтому, зная высоту, ширину и толщину книжного блока, переплетчик кроит материал уверенно, не боясь ошибиться.
      Каждая деталь переплета имеет свое название, которым пользуются в работе полиграфисты и реставраторы книг. Переплетная крышка делается из двух кусков картона — сторонок. Эти легкие картонные сторонки заменили громоздкие деревянные доски, служившие основой переплета в старинных книгах. Расстояние между раскрытыми передней и задней сторонками называется шпацией и зависит от толщины книжного блока: чем толще блок, тем шире шпация. При изготовлении переплетов между картонными сторонками на ткань в середине шпации приклеивается полоска из плотной бумаги или тонкого картона. Это отстав, он придает корешку книги жесткость и дает возможность оттиснуть на ткани с наружной стороны необходимый текст: фамилию автора, название произведения. Между картонной сторонкой и отставом обязательно оставляется промежуток — расстав. Такие расставы позволяют крышке раскрываться свободно, как на шарнирах, когда переплет соединится с книжным блоком.
      По конструкции переплеты бывают обрезными, одинакового размера с книжным блоком, и с «кантом », когда картонная крышка немного — на 3—4 миллиметра — выступает над листами блока, предохраняя его от трения и ударов. Цельнотканевые переплеты обтягиваются какой-нибудь тканью, цельнобумажные оклеиваются бумагой, а в составных переплетах матерчатый корешок соединяет две картонные сторонки, покрытые тканью другого цвета или бумагой.
      В книгоиздательском деле применяются разные виды переплетов, каждый из них имеет свои особенности, но объединяет их общее назначение — предохранить книгу от повреждений.
      Составные и цельнотканевые переплеты просты в изготовлении, отличаются высокой прочностью, долговечны, применяются для разных видов изданий, поэтому чаще всего используются при ремонте книг.
      Переплет твердый составной с кантом. Тканевый корешок соединяет две картонные сторонки, оклеенные бумажной обложкой. Этот переплет широко распространен, в нем выпускается учебная, политическая, художественная и справочная литература.
      Иногда составной переплет кроется двумя видами ткани: картонные сторонки оклеиваются одним видом, а корешок изготовлен из другого. В полиграфии такой переплет применяется редко, чаще его делают книголюбы. Он может быть очень наряден, отличается прочностью, при его изготовлении используются небольшие обрезки материала, непригодные для цельнотканевого переплета. Применяется для научно-популярных изданий в особохудожественном оформлении и некоторых энциклопедических изданий.
      Переплет твердый цельнотканевый с кантом. Распространен очень широко, применяется для различных изданий. Более прочен, чем составной переплет.
     
     
     
      Напомним еще раз, что в переплетном деле главное — аккуратность. Плохо сшитый костюм уродует фигуру человека, висит «мешком» или жмет под мышками, — в общем, никуда не годится. Небрежно изготовленная переплетная крышка тоже портит книгу: если переплет закрывается неплотно, с усилием, значит, его корешок слишком узкий и быстро лопнет; если блок свободно движется в переплете, значит, корешок чересчур широкий и такая книга скоро развалится. Точность, аккуратность помогут вам избежать ошибок в работе, и тогда книга будет красивой и долговечной.
      Для начала нужно определить размеры картонных сторонок. Наш переплет имеет кант, то есть выступает над книжным блоком на 3—4 миллиметра. При раскрое сторонок измеряется высота книжного блока и к ней добавляется полоса в 6— 8 миллиметров. Так мы определим длину картонной сторонки. Ее ширина будет на 1 — 2 миллиметра меньше ширины блока.
      Картон должен иметь толщину 1 — 3 миллиметра, при этом чем толще книга, тем толще и прочнее потребуется для нее переплет. Постарайтесь выбрать картон с ровной, гладкой поверхностью, без морщин и складок. Кроить его можно как в долевом, так и в поперечном направлении.
      Лист картона, из которого будут вырезаться сторонки переплета, укладывается на ровную доску. Карандашом или тупым концом ножа нанесите на картоне контуры сторонки, а затем с помощью металлической линейки и ножа вырезайте нужную деталь переплета. После обрезки сторонка должна иметь строго прямоугольную форму.
      Во время работы нож в руке держите крепко, без отклонений в сторону. Для более ровного обреза плотно прижимайте его к ребру металлической линейки. Не старайтесь сильно давить на нож, резку лучше производить в несколько приемов, проводя ножом по намеченной линии три-четыре раза. Следите за тем, чтобы нож все время был острым, иначе он будет рвать картон.
      Вырезав две сторонки, составьте их вместе и проверьте, совпадают ли размеры и углы.
      Переплетная ткань раскраивается обязательно в долевом направлении. Размер заготовки ткани на корешок составного переплета должен быть по длине больше картонных сторонок на 30 миллиметров и по ширине больше шпации на 20—30 миллиметров. Тонкую ткань лучше резать при помощи деревянной линейки, так как металлическая не может плотно прижать материал к плоскости стола или доски.
      Перед началом «сборки» переплетной крышки нужно вырезать из картона шаблон для шпации. Ширина шпации определяется так: измеряется корешок блока книги и к его толщине добавляется 15 миллиметров на расставы.
      Вырезанную полоску ткани положите на лист газетной бумаги изнаночной стороной вверх. Наберите на кисть столько клея, сколько необходимо для промазывания заготовки, и наносите его веерообразными движениями с таким расчетом, чтобы кисть наискось сходила с краев ткани. Для того чтобы не испачкать руки клеем, полоску надо придерживать снизу указательным и средним пальцами левой руки.
      Промазав верхнюю часть тканевой полоски, приступайте к намазыванию нижней части, придерживая пальцами верхний край заготовки. Очень важно научиться правильно и аккуратно пользоваться клеем. Если слой клея на материале недостаточно густой, детали переплета склеятся плохо, а при нанесении большого количества клея он будет просачиваться сквозь ткань, пачкать ее поверхность, выдавливаясь из-под краев, оставит следы на бумаге.
      По центру заготовки, намазанной клеем, уложите шаблон шпации. К оставшимся кромкам ткани подклейте сначала левую, а затем правую сторонки, снимите шаблон и закрепите посредине шпации полоску отстава так, чтобы между картонными сторонками и отставом остались свободные промежутки — расставы.
      Осталось загнуть края ткани на внутреннюю сторону крышки. Тупым концом переплетной косточки нужно осторожно разгладить ткань, чтобы она плотно, без морщин и воздушных пузырей прилегала к картону.
      Пока заготовка переплета сохнет, подготовьте обложку для крышки. Она может быть из ткани или из бумаги.
      При раскрое обложки учтите, что ее края должны прикрыть кромку тканевого корешка на 10—12 миллиметров и загнуться внутрь переплета на 15 миллиметров. Обложка вырезается в форме шестиугольника, косые срезы делаются по вершинам углов картонных сторонок.
      Подготовленную обложку намазывают клеем и осторожно, без перекосов, наклеивают на картонную сторонку. Чтобы обложка накладывалась ровно, вдоль корешка на ткани переплетной косточкой намечается линия. Она отмечает границу, где сойдутся корешок и обложка переплета. Приклеенную обложку разглаживают ладонью, следя за тем, чтобы ее край плотно прилегал к ткани корешка, а под бумагой не осталось воздушных пузырей. Края обложки загните внутрь сначала сверху, потом снизу и, наконец, с переднего края крышки. После этого покройте обложкой вторую сторонку. Переплетная крышка готова.
      Для цельнотканевых переплетов выкраивается полотнище ткани, ширина которого складывается из двух картонных сторонок, шпации и двух кромок на загибку, а высота на 30 миллиметров больше высоты сторонки. Углы тканевой заготовки срезаются.
      Ровный слой клея наносится на ткань веерообразными движениями кисти. На заготовку наклеивают левую картонную сторонку с таким расчетом, чтобы с трех сторон остались на загибку полоски ткани по 15 миллиметров, вплотную к сторонке размещают шаблон шпации и накладывают вторую картонную сторонку. Затем шаблон снимают и по центру шпации приклеивают отстав. После этого края ткани загибают на картон, сначала с верхнего и нижнего краев, потом с боковых сторон, а углы аккуратно заправляют переплетной косточкой. Готовую крышку переворачивают и с лицевой стороны приглаживают ткань к картону. Приглаживать нужно вдоль корешка, чтобы не вытягивалась ткань.
      Склеенные крышки сушат под грузом, чтобы при натяжке ткани они не покоробились.
      Для библиотечных книг, которые постоянно «работают», переходя от одного читателя к другому, можно изготовить специальный, так называемый библиотечный переплет. Он тоже составной, с матерчатым корешком и уголками, картонные сторонки обтягиваются бумажной обложкой, а изнутри к внутренней стороне переплетной крышки на форзац наклеивается бумажный карман для библиотечного формуляра.
      Уголки лучше всего вырезать из полоски ткани шириной в 2—3 сантиметра. Чем больше формат книги и толщина переплетной крышки, тем больше делаются уголки.
      Приготовьте тканевую заготовку необходимой ширины и картонный шаблон в форме трапеции. Его размеры могут быть различными, это зависит от ширины ткани. Вот несколько примеров (размеры даются в миллиметрах).
      Ширина тканевой полоски 20 25 30
      Верхнее основание трапеции 30 35 40
      Нижнее основание трапеции 70 80 100
      Раскраивая материал для уголка, прикладывайте шаблон к полоске ткани, поочередно переворачивая его на 180 градусов.
      Когда уголки заготовлены, приступайте к раскрою бумажных обложек. Размер обложки по высоте должен быть больше картонной сторонки на 30 миллиметров (по 15 миллиметров сверху и снизу необходимо добавить на загибку), а по ширине — на 8 миллиметров. Углы обложки, прилегающие к уголкам крышки, срезаются с таким расчетом, чтобы бумага перекрывала ткань уголка на 6 миллиметров, а ткань корешка — на 5—7 миллиметров.
      Последовательность операций по изготовлению переплетной крышки остается такой же, как и при изготовлении составного переплета. Закрепив на картонных сторонках тканевый корешок, начинайте приклеивать уголки. Для этого приложите намазанную клеем заготовку верхним основанием к наружному углу переплетной крышки. Затем аккуратно загните выступающие полоски ткани и пригладьте их переплетной косточкой. Закончив выклейку уголков, можете наклеивать бумажную обложку.
      В готовой книге на оборотной стороне передней крышки к форзацу приклеивается бумажный карман для вкладывания формуляра. Размеры кармана в готовом виде — 8Х Ю сантиметров.
     
     
     
      Переплет — лицо книги, а чистая переплетная крышка выглядит скучно, немо, безлико. Закрыт переплет — и поди угадай, где начало книги, а где конец. Откроешь верхнюю крышку — и вместо титульного листа увидишь перевернутую последнюю страницу с выходными данными. Неудобно пользоваться такой книгой. А если несколько книг в одинаковых переплетах стоят рядом на книжной полке, как сразу найти нужную?
      Для оформления составных переплетов можно использовать деко ративную бумагу. Если необходимый материал отсутствует в продаже, не огорчайтесь. О некоторых способах изготовления декоративной бумаги мы уже рассказывали в главе «Материалы для переплетных работ». Вот еще несколько приемов, с помощью которых можно получить красивую бумагу для обложки.
      На стекло выдавите из тюбиков в произвольных сочетаниях небольшие порции масляной краски раз-
      личных цветов и раскатайте их по поверхности стекла резиновым валиком. Валик подходящего размера можно купить в магазине фототоваров. Затем положите на стекло лист белой бумаги, накройте его листом газеты и проведите по нему несколько раз ребром ладони сначала в одном направлении, а потом в другом, поперечном. Впрочем, лучше эту операцию тоже проделать чистым резиновым валиком. Возьмите бумажный лист за один край и осторожно отделите его от стекла: на поверхности бумаги останется «абстрактный» рисунок с разноцветными разводами,
      Можно сделать иначе: раскатав краску валиком на стекле, этим же валиком нанести получившиеся разводы на белую бумагу. Так в своей мастерской на столе вы повторите процесс офсетной печати почти как в настоящей типографии. Чтобы бумага лучше воспринимала краску, ее предварительно нужно слегка увлажнить с помощью ватного или марлевого тампона и поместить стопку листов на два-три часа под груз.
      Можно «напечатать» красивый рисунок, сетку на обложечной бумаге с помощью валика, на который намотана толстая нить или шпагат.
      При изготовлении декоративной бумаги нередко используют способ трафаретной печати. В тонком пластике или фотопленке вырезается декоративный узор или орнамент, а затем резиновым валиком, кистью или тампоном на обложку сквозь прорези трафарета наносится рисунок. Краску используют масляную или гуашь.
      Если вы хотите, чтобы обложка выглядела более нарядной и меньше пачкалась, покройте ее тонким слоем лака.
      В типографиях на тканевых переплетах книг делается тиснение краской или фольгой разных цветов. Иногда встречается и бескрасочное, или блинтовое, тиснение (от немецкого слова «блинт» — «слепой»), когда штампом на крышке выдавливается рамка, рисунок, цена книги или небольшая площадка — плашка. Переплеты особохудожественных, сувенирных и подарочных изданий могут оформляться выпуклыми элементами, например, эмблемой или портретом автора книги. Для такого тиснения изготавливается специальный комплект штампов, который под давлением дает рельефное изображение. Полиграфисты называют такое тиснение конгрев-ным, по имени английского изобретателя У. Конгрева.
      В вашей переплетной мастерской, которая разместилась на половине стола, нет позолотных прессов, сложных фигурных штампов, фольги, поэтому для отделки переплетных крышек придется искать другие пути.
      Самый простой (но не самый лучший!) — наклеить на новый переплет обложку от старой книги. Но во-первых, не у всякой книги может быть обложка (цельнотканевый переплет ее не имеет), во-вторых, не всегда она сохраняется, и, наконец, напомним, что многие книголюбы предпочитают при реставрации вплетать старую обложку под форзац, перед титульным листом.
      Попробуйте сами оформить обложку вашей книги. Вырежьте из плотной белой или цветной бумаги небольшую этикетку и напишите на ней фамилию автора и название книги. Лучше для этой цели использовать пластмассовый трафарет или пишущую машинку. Можно скопировать на переплете автограф писателя. Сначала перерисуйте его на прозрачную кальку, а потом, подложив под кальку копировальную бумагу, переведите автограф на этикетку или прямо на крышку книги. Получившийся на обложке контур обведите тушью.
      Острым концом переплетной косточки или шилом отметьте на крышке то место, куда будет приклеиваться этикетка. Возьмите этикетку за два угла, приложите к отмеченному месту переплетной крышки и приклейте. Чтобы под бумагой не осталось воздушных пузырьков, сверните в комок чистую тряпку и пригладьте через чистый лист этикетку к переплету. На корешок тоже заготовьте узкую бумажную этикетку.
      Не используйте для письма чернила, потому что на бумаге, намокшей от клея, они могут расплыться.
      Таким образом можно оформлять любые переплеты, однако, если крышка обтянута дерматином, ледерином или другим материалом с гладким пленочным покрытием, его требуется предварительно обработать. Обведите на переплете карандашом контур этикетки и зачистите это место наждачной шкуркой или протрите ватным тампоном, смоченным в ацетоне. Поверхность материала станет матовой, и клей прочно соединится с ней.
      Те, кто занимаются фотографией, могут переснять старую обложку, отпечатать ее на тонкой фотобумаге и наклеить на новый переплет.
      На переплетной ткани можно написать текст, сделать несложный штриховой рисунок бронзовой или серебряной краской. Возьмите краску в порошке и разведите ее поливинилацетатной эмульсией. Так как эмульсия быстро высыхает, готовьте краску небольшими порциями. Для этой цели можно использовать полиэтиленовые пробкц от аптечных пузырьков, а чтобы они случайно не опрокинулись, вставьте их в подходящие по размеру тяжелые металлические гайки.
      Проведите на крышке мягким карандашом линии, по которым будете писать буквы, и наметьте контуры рисунка. Затем стальным пером или тонкой кисточкой начинайте обводить карандашные линии. У вас получится красивый, немного выпуклый шрифт, золотой или серебряный, в зависимости от цвета краски. Время от времени добавляйте в свою «краскотерку» сухую краску, она расходуется быстрее, чем эмульсия. Когда краска высохнет, карандашные линии легко стираются резинкой.
      Попробуйте сделать надпись на переплете еще какими-нибудь красками, подобрав их в соответствии с цветом материала крышки. Только все эксперименты сначала проводите на кусочке материала, чтобы не испортить переплет.
      Вы можете сделать даже несложное «блинтовое» тиснение, пока крышка, обтянутая обложкой, еще не успела высохнуть. По линейке осторожно, чтобы не прорвать переплетный материал, очертите
      на передней сторонке косточкой прямоугольную рамку вокруг этикетки или красочного текста. Слой сырого клея под тканью или обложечной бумагой в этом месте немного продавится, и после высушивания крышки рисунок сохранится. При желании можно сделать двойные рамки или нанести на поверхность переплетной крышки несложный геометрический узор.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ПОЧЕМУ ПЕРЕПЛЕТ БЫЛ ДЕРЕВЯННЫМ
      Пергамент, из которого изготавливались листы старинных книг, сильно впитывал влагу из воздуха. На листах появлялись глубокие складки, морщины, книжный блок начинал коробиться. Предохранить книгу от этого могли только тяжелые переплеты из досок с застежками.
      Самые ранние книги-кодексы имели квадратную форму, и застежек на переплете было три-четыре, а иногда и шесть, по две с каждой из трех сторон. Позднее книга приобрела вытянутую форму, но застежки по-прежнему делали с трех сторон, и только потом их стали располагать с одной стороны, противоположной корешку. Таким образом пергаментные листы постоянно находились под прессом и не коробились.
      Начиная с XVII века переплеты начали изготавливать из картона, а застежки сохранились на некоторых книгах как декоративное украшение.
      КАК «ОБРЯЖАЛИ» КНИГУ
      Доски для переплетов делали из березы, сосны, ели, осины, дуба, кипариса. Перед тем как «обрядить» книгу в переплет (так торжественно называлась работа переплетчика), дерево долго высушивали, чтобы потом доски не покоробились и не треснули. Крышка переплета «обволакивалась» кожей, которую украшали узорами, нередко отделывали золотом или серебром.
      На кожу переплета ложился тончайший листик золота, сверху накладывался разогретый на углях металлический штамп-басма, и крышку помещали под пресс (жом). Чаще всего применяли «глагольный» штамп с надписью «Книга глаголемая», делали тиснение и другими штампами — «середника-ми», «наугольниками». Для рамочных украшений использовались «дорожник» — медный полукруг и «чеканка» — медное колесо на длинной ручке, далекие предки штриховки и накатки.
      В самых старых переплетах крышки делались точно по размеру тетрадей, и только начиная со второй половины XVII века они стали изготавливаться с кромками-кантами, защищавшими блок от повреждений.
      На корешках переплетов XVI— XVII веков хорошо заметны поперечные выпуклые валики, которые прикрывали ремни или верев-
      ки, к которым пришивались тетради.
      В Древней Руси ремесло переплетчика считалось уважаемым, пользовалось почетом, «обряжание» книг доверялось только ученым монахам. Иногда переписанные комплекты тетрадей отправляли для переплетения в Царьград. Наиболее ценные книги монастырские власти хранили вместе с церковной утварью и деньгами в «казне» — особой кладовой.
      ДЕРЕВЯННЫЕ КНИГИ
      В XVIII веке немецкие аристократы увлекались собиранием «деревянных библиотек». В те времена было модно устраивать домашние музеи — кунсткамеры, напол ненные всевозможными диковинками, которые вызывали удивление посетителей.
      Среди экспонатов таких музеев были и деревянные книги — наглядные энциклопедии, рассказывающие о том или ином дереве. Такая книга изготавливалась в виде коробки из соответствующей древесины, внутри лежали высушенные листья этого дерева, ветки, образцы семян, плодов, цветков, корней, продольные и поперечные спилы. Здесь же находилось научное описание дерева.
      В собранном виде коробка действительно похожа на книгу. Ее корешок оклеивали корой, на корешке вытиснено изображение дерева, его название по-немецки и на латинском языке.
      ЧТО УМЕЕТ ДЕЛАТЬ ПЕРЕПЛЕТЧИК
      Планшет — тонкая четырехугольная пластина с наклеенным на нее рисунком или фотографией. В XVIII веке на планшетах оформляли листы гербария: на толстой
      бумаге укрепляли засушенное растение, а нижнюю часть стебля скрывали в декоративной вазе, вырезанной из цветной бумаги. На планшетах часто делали силуэтные портреты.
      Чтобы изготовить планшет, вырежьте лист картона необходимого размера и оклейте его с двух сторон бумагой. На лицевую сторону картона лучше выбрать бумагу белого, серого или кремового цвета. Потом заготовьте полоски ткани шириной в 2—3 сантиметра. Длина тканевых полосок должна быть больше сторон планшета на 5 миллиметров. Промажьте ткань клеем и аккуратно окантуйте кромки планшета. Уголки полосок срежьте, заделайте косточкой, как на книжном переплете, и просушите планшет под прессом.
      Чтобы рисунок или фотография красиво смотрелись на планшете, нужно запомнить следующие правила:
      1. При горизонтальном формате рисунка боковые поля планшета должны быть шире верхнего и нижнего полей,
      2. При вертикальном формате рисунка верхнее и нижнее поля должны быть шире боковых полей.
      3. Боковые поля по ширине всег: да одинаковы, а нижнее поле несколько больше верхнего.
      Найдя для рисунка нужное место на планшете, наметьте его точками по углам, промажьте рисунок клеем, аккуратно положите на планшет, накройте листом чистой бумаги и притрите рукой или косточкой, разглаживая от центра к краям.
      Если вы наклеили на планшет рисунок или фотографию на толстой бумаге, картон может прогнуться. Чтобы этого не случилось, подклейте к задней стенке планшета еще один лист бумаги.
      Осталось укрепить на планшете отрезок шнура для подвески или тесьму с колечком. Концы шнура нужно растрепать, приклеить к картону, а сверху места крепления для прочности заклеить квадратиками плотной бумаги.
      Паспарту — картонная или бумажная рамка с вырезом-окошком для картины, портрета, гравюры или репродукции. Лучше делать паспарту со стеклом, оно предохранит рисунок и бумажную рамку от загрязнения.
      Подготовьте картон и стекло необходимого размера. Наклейте рисунок на картон резиновым клеем: он не впитывается в бумагу и не коробит ее при высыхании. Сверху на рисунок наложите паспарту с вырезанным окошком, потом стекло и окантуйте тканью. Приклеивать ткань лучше клеем БФ-2 или поливинилацетатной эмульсией: они хорошо скрепляются со стеклом. Шнур для подвески крепится так же, как на планшете.
      Прежде чем делать вырез в паспарту, найдите для него «оптический центр», пользуясь теми же правилами, что и при изготовлении планшета. Бумагу для паспарту выбирайте белого, серого, голубоватого или кремового цвета.
      Можно изготовить объемное паспарту, в котором окно имеет углубленную рамку. Вырезав в толстой бумаге окно, наметьте вокруг него прямоугольник, стороны которого отступают от краев окна на
      5—10 миллиметров. Проведите по этим линиям концом переплетной косточки, соблюдая осторожность, чтобы не прорезать бумагу насквозь. У вас получилось два прямоугольника: один — выдавленный переплетной косточкой, второй — сквозной. В углах сделайте ножом прорезы и отогните полученные кромки внутрь под углом в 45 градусов.
      Гравюра или репродукция, закрепленная в таком паспарту, приобретает глубину, объемность.
     
      КНИГА ПЕРЕОДЕВАЕТСЯ
      Итак, у вас подготовлены книжный блок и пере плетная крышка. Осталась последняя операция — вставка блока в крышку. Если всю предыдущую работу вы сделали правильно, сложностей при вставке не возникнет.
      Возьмите готовую крышку и, приложив ее отставом к ребру доски или краю стола, несколько раз прогладьте рукой корешок, чтобы закруглить его, придав форму желобка. Затем вложите между листами форзаца чистые листы бумаги такого размера, чтобы их края немного выступали за обрез блока. Эти листы предохранят обрезы от клея при намазке форзацев. Положите блок на газетную бумагу и промажьте верхний лист форзаца клеем. Клей нужно наносить веерообразными движениями кисти, ровным слоем по всей поверхности форзаца, и только у корешкового края, где находятся концы тесем или бечевок, слой клея должен быть несколько толще, чтобы блок прочнее соединился с крышкой. Клей можно использовать крахмальный, казеиновый или поливинилацетатную эмульсию.
      Блок накладывают на крышку промазанным форзацем так, чтобы корешковый край блока совпал с краем картонной сторонки. При этом нужно следить, чтобы канты крышки с трех других сторон были ровными. Затем намазывают другой форзац и вторую сторонку крышки натягивают на блок, одновременно выравнивая канты. Отстав должен плотно, без просветов, прилегать к корешку книжного блока. Для этого рукой или переплетной косточкой корешок переплета притирается к корешку книжного блока.
      Книгу, одетую в переплет, нужно сразу положить под груз, чтобы форзац приклеился всей поверхностью, а крышка, намокшая от клея, при высыхании не покоробилась.
      Если вы сушите несколько книг сразу, их нужно уложить в стопу корешками в разные стороны, а картонные сторонки должны совпадать, не смещаясь на корешок. Давление будет распределяться равномерно по всей поверхности крышки, и корешок переплета не сомнется.
      Последняя операция в переплетных работах — штриховка книг, или окатка рубчика. Книгу кладут на стол и тупым концом переплетной косточки несколько раз проводят по месту расстава. На переплете вдоль корешка появляется гладкий рубчик, который придает книге красивый вид и позволяет переплетной крышке легко раскрываться.
      Так вставляются в переплеты брошюры, скомплектованные внакидку, книжные блоки, сшитые нитками и скрепленные бесшвей-ным методом. Толстые книги с гильзой на корешке одеваются иначе. Сначала густым столярным клеем намазывают гильзу, затем приклеивают к ней отстав переплетной крышки и тщательно притирают косточкой через макулатурную бумагу к корешку книжного блока. Нужно только следить за тем, чтобы канты крышки по обрезу блока были ровнымй. Потом книгу кладут под груз и высушивают.
      Когда клей высохнет, приступают к окончательной вставке блока. Крахмальным клеем промазывают один форзац и, выровняв канты, приклеивают его к сторонке, потом то же делают с другим форзацем. Закончив работу, книгу сушат под грузом.
      Вставка брошюр или книг, сшитых втачку и имеющих составной форзац, имеет свои особенности.
      Положите блок на раскрытую переплетную крышку, между тканевой полоской и форзацем проложите два листа газетной бумаги и намажьте ткань клеем. Затем аккуратно вытащите верхний лист, испачканный клеем, из-под ткани и закройте переплетную крышку, тщательно выровняв канты. Откройте вторую сторонку переплета и повторите эту операцию с другим форзацем. Закрыв переплет, оставьте книгу сушиться под грузом.
      После того как книга высохнет и переплет прочно соединится с блоком, на внутреннюю сторону крышек приклеиваются вторые половинки форзацев. Чтобы они совпали с обрезом блока, положите перед собой закрытую книгу и проведите вдоль обрезов блока по внутренней стороне переплетной крышки острым концом переплетной косточки. По этим линиям нужно будет ровнять края форзацев. Рас-
      кройте крышку, намажьте форзац крахмальным клеем и приклейте его изнутри к переплету по намеченным линиям. Положив между блоком и крышкой чистый лист бумаги, закройте книгу и начинайте приклейку второго форзаца. С этой стороны также вложите лист бумаги между блоком и крышкой. Бумажные листы предохранят форзацы от склеивания.
      По готовому переплету выкатывается рубчик вдоль расстава.
      Сушить переплетенные книги под грузом нужно примерно сутки, тогда можно не опасаться, что крышки покоробятся. Высушенную книгу осматривают, и если край форзаца приклеился плохо, берут небольшой кусок плотной бумаги, наносят на ее уголок слой клея и подмазывают форзац изнутри там, где он отклеился. Место приклейки проглаживают тупым концом переплетной косточки и оставляют книгу досушиваться.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ИЗ ИСТОРИИ КНИЖНЫХ ФОРМАТОВ
      ПАМЯТКА ПЕРЕПЛЕТЧИКА
      1. При шитье на тесьмах каждую тетрадь нужно прошивать по всему разъему.
      2. Крайние плетешки в головке и хвостике тетради располагаются на уровне первых и концевых строк текста.
      3. При шитье на шнурах пропилы нужно делать не глубже, чем этого требует толщина шнура.
      4. В толстых книгах объемом более трехсот двадцати страниц рекомендуется делать прошивной форзац с тканевым фальцем, в более тонких изданиях — бумажный.
      5. Крышки книг объемом до ста шестидесяти страниц должны иметь круглый корешок без рубчика.
      6. Если для изготовления крышек используется картон толщиной более 3 миллиметров, его края подрезают переплетным ножом наискосок, так, чтобы получилась фаска.
      7. Блок с кругленым корешком более прочен, чем с прямым, и срок его службы дольше.
      8. Перед вставкой книжного блока в переплетную крышку нужно тщательно промазать клеем корешковую часть форзаца, где крепятся концы тесем или шнура. При последующем прессовании эти места требуется сильнее обжать в переплетном прессе или под грузом.
      9. После каждой операции,
      в которой вы пользуетесь клеем, необходима тщательная просушка, прежде чем приступить к дальнейшей обработке книги.
      Когда говорят о книге большого формата, ее нередко называют фолиантом. Название это имеет свою историю. Книги форматом в половину бумажного листа (ин-фолио) были популярны в XVI—XVIII веках. Если перевести формат инфолио на современный стандарт, молено определить, что высота книжного блока достигала 60—84 сантиметров. На одной стороне развернутого листа печатались две страницы текста, на листе — четыре. Этот формат употребляется редко, в основном для издания больших географических атласов.
      Из глубины веков пришел к нам и другой формат — ин-кварто. Отпечатанный лист складывался в два сгиба, образуя тетрадь в четвертую долю листа. Этот формат используется и в наше время при печати художественных альбомов.
      В 1501 году итальянский издатель и типограф Альд Мануций, основатель издательской фирмы, просуществовавшей около ста лет, начал выпускать книги в восьмую долю листа (ин-октаво). Они получили название «альдин» и быстро приобрели популярность, так как были более удобны для пользования, чем громоздкие ин-кварто. Конкуренты пытались издавать подделки, похожие на альдины. Тогда Мануций на книгах стал печатать типографскую марку — дельфина, обвивающего якорь.
      Формат ин-октаво применяется главным образом для печати детских книг, журналов, альбомов.
      В Древней Руси формату инфолио соответствовал размер листа «в десть», ин-кварто — «в полдесть», ин-октаво — «в четверть».
      ы берете в руки книгу и вдруг замечаете, что за обрез выступают истрепанные листы. Раскройте блок в этом месте: корешок среднего листа прорвался, нитки или скобы больше не удерживают его. ЕсЛи книге вовремя не оказать первую помощь, малая беда потом обернется большой: лист может порваться или потеряться совсем; вслед за ним начнут выпадать другие; блок развалится и потребуется капитальный ремонт издания. Пока беду поправить легко, выньте оторвавшийся лист из тетради, положите сгибом вверх на макулатурную бумагу и промажьте корешок крахмальным клеем. Работать нужно тонкой кистью, ширина клеевой полоски должна быть не больше 6—8 миллиметров.
     
      РЕМОНТ ОТДЕЛЬНЫХ ТЕТРАДЕЙ
      Сложите лист по сгибу и вклейте в корешковую часть тетради, выровняв по верхнему обрезу и строчкам текста на соседней странице. Чтобы бумага приклеилась равномерно по всей длине, вложите в сгиб тетради металлическую линейку и, потянув ее за концы, прижмите лист к корешку. Закрытую в таком положении книгу оставьте до полного высыхания клея.
      После просушки лист нужно отогнуть по линии склейки, сделать новые сгибы на левой и правой страницах, чтобы они свободно раскрывались в развернутой книге.
      Гораздо сложнее закрепить в блоке выпавшую тетрадь. Сначала ее освобождают от старых ниток, а если некоторые листы в корешке
      прорвались насквозь, их подклеивают узкими (5—6 миллиметров) полосками бумаги. Подровняв листы в тетради по верхнему обрезу и в корешке, их прошивают в сгибе несколькими стежками. Шить начинают снизу вверх, затем ведут шов в обратном направлении. Концы нитки связывают и закрепляют клеем.
      Раскройте книгу в том месте, откуда выпала тетрадь. Блок здесь словно раскололся на две части, и в промежутке между соседними тетрадями обнажился корешковый материал — тесьма или марля. Раскол по всей длине нужно промазать клеем. Промазывается и сгиб выпавшей тетради (по 3—4 миллиметра с каждой стороны), потом тетрадь вставляется на свое место, а для лучшего приклеивания ее плотно притягивают к корешку книги металлической линейкой.
      После того как книга высушится под грузом, тетрадь следует пришить к корешковому материалу. Блок раскрывают посредине «больного» листа — в корешке, между отставом и тетрадями, образуется просвет, который и позволит пришить отремонтированную тетрадь. Введите в него иглу с двойной ниткой и, проколов сквозь «орешковую» ткань сгиб тетради на расстоянии 1,5 — 2 сантиметра от нижнего края, вытяните нитку наружу до узла. Потом снова пропустите нитку внутрь корешка и затяните ее. Нижний край тетради пришит.
      Иголку с ниткой проведите через просвет между отставом и корешком блока к верхнему обрезу книги и точно так же пришейте другой край тетради к корешковому материалу. Конец нитки закрепите узлом и намажьте клеем.
      Чтобы нитка не была видна на каптале, его осторожно отрывают от корешка переплетной косточкой, а после того, как тетрадь пришита, вновь приклеивают с помощью той же косточки, намазанной клеем.
      Можно пришить тетрадь и по всему сгибу, для этого нужно открыть доступ к корешку книжного блока. Такая операция довольно сложна, требует навыков в переплетной работе, зато обеспечивает высокое качество ремонта книги.
      На задней сторонке переплета у краев тесьмы или марли по форзацу делают надрез переплетным ножом и отделяют ткань от картона вместе с бумагой. Листы выпавшей тетради подравнивают, вставляют на свое место в блоке и пришивают к корешковому материалу. Промажьте сгиб снаружи и место раскола блока клеем. Концы нитки закрепляют узлом, корешок промазывают клеем и окантовывают бумагой. Чтобы тетрадь плотнее вошла в блок, ее нужно поджать к корешку металлической линейкой и оставить книгу сушиться.
      На сохранившуюся половинку форзаца накладываются два листа газетной бумаги, на них отгибаются оторванные от крышки концы тесьмы или марли и намазываются клеем. Верхний лист макулатурной бумаги, испачканный клеем, вынимается, и задняя крышка натягивается на блок.
      Проверьте, ровные ли получились канты, прогладьте рубчик переплетной косточкой, а потом положите книгу сушиться под груз.
      В раскрытой книге о ремонте будут напоминать лишь следы от надреза ножом на форзаце. Чтобы спрятать их, вырежьте одну половинку форзаца из бумаги того же цвета и наклейте на заднюю сторонку. Закрыть место повреждения можно и узкой полоской фор-зацной бумаги, перекрывающей «шрам» от операции. Чтобы сторонки форзаца во время просушки книги под грузом не склеились, положите между ними лист чистой бумаги.
      РЕМОНТ ФОРЗАЦЕВ
      Очень часто первым страдает в книге именно форзац. От долгого употребления он лопается в сгибе, рвется вместе с титульным листом по линии приклейки. Медлить с ремонтом форзаца нельзя, иначе книжный блок начнет вываливаться из переплетной крышки и быстро разрушится.
      Старый форзац осторожно отрывают от титульного листа и переплетной крышки, а на место удаленного приклеивается новый форзац. Выступающие за обрез блока кромки форзаца подрезаются переплетным ножом или ножницами.
      Если форзац оторвался от первой тетради по месту приклейки, нужно закрыть титульный лист чистой бумагой, оставив у корешка узкую полоску в 4—5 миллиметров, и промазать ее ровным слоем клея.
      Придерживая левой рукой переплетную крышку, оторвавшийся форзац с помощью переплетной косточки заправляют на свое место (до выравнивания краев с обрезом блока), закрывают переплет и оставляют книгу сушиться под грузом.
      РЕМОНТ РАЗОРВАННЫХ ЛИСТОВ
      Старая пересохшая бумага становится очень хрупкой и легко рвется. Для починки листов книги, разорванных по тексту, нужна папиросная бумага, калька или конденсаторная бумага из старых конденсаторов. Ее раскраивают обязательно в долевом направлении на полосы разных размеров в зависимости от величины разрывов.
      Под разрушенный лист подкла-дывают гладкую пластину из металла, пластика или просто кусок картона. Маленькой кистью промазывают место разрыва с отступом от краев не более чем на 1 сантиметр. Лист аккуратно расправляют на пластине и на промазанное место накладывают полоску папиросной бумаги, которую осторожно притирают переплетной косточкой через мягкую бумагу. Книгу в раскрытом виде оставляют для просушки на десять — пятнадцать минут. Потом «заштопанный» лист прокладывают бумагой с обеих сторон, закрывают книгу и кладут ее под груз. Во время просушивания бумага распрямится, склейка получится прочной и чистой — текст будет легко читаться сквозь заплату. Лишние края папиросной бумаги или кальки отрывают, а следы разрывов заглаживают переплетной косточкой.
      Для починки разорванных листов книги используют крахмальный клей, который не оставляет следов на бумаге. Клей наносится тонким и ровным слоем. Заплата должна быть гладкой, без складок, чтобы не затруднять чтение текста.
      ВОССТАНОВЛЕНИЕ ОТОРВАННЫХ ЛИСТОВ
      Иногда в книге попадаются оборванные края страниц и листы, начисто оторвавшиеся в корешке. В таком случае книголюбу приходится быть не только реставратором, но и изыскателем.
      Площадь Листа наращивают до прежних размеров, подбирая бумагу, одинаковую по цвету с бумагой ремонтируемой книги. Если оторван край листа, то вырезают полоску бумаги, немного меньше формата целой страницы, намазывают ее кромку тонким слоем крахмального клея и, положив полоску на столе, аккуратно накладывают на нее край оторванного листа. Расправив складки, место склейки притирают через макулатурную бумагу переплетной косточкой. Если оторваны углы, их наращивают такой же бумагой, только клеем намазывают край листа книги и к нему приклеивают вырезанную в форме треугольника заготовку. Вместо оторванного и утерянного листа книги вклеивается самодельный лист из бумаги того же цвета.
      А как быть с текстом, утраченным вместе с кусками страниц? Придется отыскать в библиотеке точно такое же издание книги и по нему восстановить содержание
      погибших страниц. Переписать текст можно тушью или шариковой авторучкой (обычные чернила могут расплыться). Если есть возможность, перепечатайте текст на пишущей машинке, сохраняя при этом формат и ширину полей реставрируемой книги.
      РЕМОНТ ПЕРЕПЛЕТНОЙ КРЫШКИ
      Часто первым от неаккуратного обращения страдает переплет. Его углы ломаются, разрушается протертая ткань, расслаивается обнажившийся картон. Вылечите своевременно такую книгу, и она прослужит еще долго.
      Кончиком ножа или косточки осторожно отделите форзац от поврежденного уголка переплета и срежьте разрушенный участок ткани. Расслоившийся картон промажьте клеем так, чтобы он проник внутрь, расправьте и положите сушиться под грузом. Если у вас нет ткани нужного цвета, можно подобрать другую, как это делается в некоторых составных переплетах. Вырежьте из ткани полоски нужного размера и аккуратно оклейте уголок крышки. Сверху край полоски заведите под старую переплетную ткань, а с внутренней стороны крышки — под форзац.
      В том случае, когда у книги открывается корешок (с одной дли с двух сторон), его подклеивают на коленкоровый фальчик. Вырежьте полоску ткани, по размеру соответствующую корешку, с припусками по 10 миллиметров в длину и по 20 миллиметров в ширину с каждой стороны. Вам понадобится и новый отстав, длина которого равняется высоте крышки, а ширина уже корешка блока на 3 миллиметра. Приклейте отстав посредине фаль-чика, подверните на ткани припуски сверху и снизу и приклейте их
      к отставу. Оторванный корешок приклейте с другой стороны фаль-чика напротив отстава и просушите полученную заготовку.
      Острым концом переплетной косточки или ножа отделите кромку ткани на переплетной крышке в том месте, где оторвался корешок, промажьте боковые припуски на заготовке клеем и аккуратно введите их между картонной сторонкой и старой переплетной тканью.
      После окончания работы хорошенько просушите книгу под прессом.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      ТРАФАРЕТ
      В переплетном деле очень важно работать аккуратно. Простой инструмент поможет вам наносить клей узкой полоской заданной ширины. Возьмите лист целлулоида или тонкой прозрачной пластмассы и вырежьте из него прямоугольную пластину длиной в 30 и шириной в 4—5 сантиметров. В середине пластины сделайте прорезь шириной в 5—6 миллиметров.
      Таким трафаретом удобно пользоваться для промазки клеем фальца выпавшего листа, склейки кромок разорванных страниц и в других случаях, когда клей нужно очень аккуратно наносить узкой полосой.
      ПОЗОВЕМ НА ПОМОЩЬ ХИМИЮ
      В сказках часто упоминается волшебная вода, способная вернуть герою молодость. Золушка преображается в красавицу по мановению магической палочки доброй феи, а крестьянскому сыну Ивану помогает стать царевичем Конек-Горбунок:
      На конька Иван взглянул
      И в котел тотчас нырнул,
      Тут в другой, там в третий тоже,
      И такой он стал пригожий —
      Что ни в сказке не сказать,
      Ни пером не написать!
      В XX веке на смену добрым волшебникам пришла химия, способная творить не сказочные, а обыкновенные чудеса. Вот и нам она поможет возвратить книге ее прежнюю красоту, излечить от болезней.
      Вы уже знаете, что у книги много врагов. Вот почему за вашей библиотекой нужен постоянный присмотр, чтобы вовремя заметить опасность и устранить ее.
      Однажды, взяв с полки книгу, которой давно не пользовались, вы можете заметить на ее переплете или на бумажных страницах бархатистый налет. Это плесень — колонии микроскопических грибов. В зависимости от вида, они бывают разного цвета: зеленого, зеленовато-серого, желтого, бурого, почти черного. Таких «книжных» грибов насчитывается свыше трехсот видов. Их мельчайшие споры могут находиться и в новых книгах, только что купленных в магазине, но чаще всёго в старинных, отпечатанных на тряпичной бумаге, особенно если эти книги когда-то были подмочены, листы в них покороблены и пожелтели от времени.
      Споры грибов свободно переносятся потоками воздуха, попадают на книги и могут годами не по-
      давать признаков жизни, но как только появятся благоприятные для них условия (высокая влажность, тепло, отсутствие вентиляции и так далее), плесневые грибы начинают быстро размножаться, разрушая бумагу, клей, ткань, кожу переплетов. Бумага, поврежденная таким грибом, становится хрупкой, разреженной, ветхой, окрашивается в темный цвет.
      Некоторые колонии грибов, разрастаясь, выделяют особую слизь, которая склеивает листы в сплошной блок. Постепенно плесень заражает другие книги, стоящие рядом на полке, «переползает» с переплета на переплет, проникает глубоко между бумажными листами. Такие заболевшие книги нужно срочно лечить — дезинфицировать.
      Плесневые грибы быстро погибают от формалина — водного раствора бесцветного газа формальдегида. У формалина довольно резкий запах, его пары раздражающе действуют на слизистую оболочку глаз, носа и горла, поэтому работать с раствором нужно в резиновых перчатках в комнате у открытого окна.
      Смочите ватный тампон 6 — 7-процентным раствором формалина, сильно отожмите его и протрите зараженные места страницы или переплета, собирая плесень от краев к середине пятна. Старайтесь при этом работать так, чтобы плесень оказалась внутри тампона.
      После удаления налета очищенное место еще раз протрите чистым тампоном и тщательно просушите при комнатной температуре. Полезно заодно протереть формалином весь стеллаж или полки шкафа, в котором хранилась заболевшая книга.
      Еще один опасный враг книги — насекомые-вредители: кожееды, точильщики, притворяшки, хрущаки, моль, чешуйница, книжная вошь, тараканы. Одни из них постоянно обитают в книгах, иные временно поселяются там, но и те и другие питаются бумагой и переплетными материалами, прогрызают длинные извилистые ходы в толще книжного блока, соскабливают кожу со старинных переплетов, перед ними не могут устоять и современные синтетические переплетные материалы. Мелкие жучки скрытники и скрытноеды питаются плесневыми грибами, но, путешествуя от одной «грибной плантации» до другой, они заодно повреждают и книги. Даже личинки садового вредителя, яблонной плодожорки, оказавшиеся случайно в вашей библиотеке, будут портить книги, используя бумагу для постройки кокона при окукливании.
      Некоторые насекомые-вредители могут попасть к вам в дом вместе со старой книгой, купленной в букинистическом магазине, другие — в ветхом книжном шкафу, приобретенном по случаю. Поэтому такие покупки после внимательного осмотра нередко приходится дезинфицировать.
      А вообще заботливый хозяин должен осматривать свою библиотеку два раза в год, весной и осенью. Во время уборки нужно почистить книги пылесосом или обтереть мягкой тряпочкой, а обнару-
      жив насекомых, немедленно приступить к их уничтожению. Для этого можно использовать бытовые препараты «Антимоль», «Прима-71», дихлофос, хлорофос, карбофос. Работать с ядохимикатами нужно осторожно, в точном соответствии с инструкцией.
      При употреблении жидких препаратов удобно пользоваться небольшим пульверизатором или аэрозолями. Раскройте книгу примерно посредине, и корешок переплета отойдет от блока. В образовавшийся просвет впрысните порцию жидкости, закройте книгу, заверните ее в плотную бумагу и положите на несколько дней в ящик с крышкой.
      Если книга сильно заражена насекомыми, можно использовать другой способ: смочите препаратом несколько листов фильтровальной бумаги и поместите их в разных местах книжного блока. Книгу, как и в первом случае, заверни-
      те в плотную бумагу и на два-три дня уберите в «карантинный» ящик с крышкой. После окончания работы листы книги тщательно просушите, чтобы они не покоробились. Не забудьте одновременно продезинфицировать книжный шкаф или стеллаж.
      Иногда у насекомых-вредите-лей вырабатывается устойчивость к какому-то виду ядохимикатов, тогда при повторной обработке зараженной книги нужно использовать другой препарат.
      Порой на книжных страницах появляются пятна, которые ухудшают вид издания, затрудняют чтение текста, а подчас и разрушают бумагу. В зависимости от происхождения пятен, существуют различные способы их удаления.
      Следы от пальцев можно смыть влажным слегка намыленным марлевым тампоном. Удалив остатки мыла чистым влажным тампоном,
      книжный лист сушат под грузом между двумя полотнищами промокательной или фильтровальной бумаги. С тканевых переплетов пятна от пальцев удаляются обычной школьной резинкой.
      Жирные пятна с книжных страниц удаляют смесью магнезии и чистого бензина. После очистки лист протирают влажным тампоном и сушат. Свежие жирные пятна можно удалить, прогладив загрязненное место несколько раз горячим утюгом через промокательную бумагу. Жирные пятна на тканевых переплетах выводят следующим образом: загрязненное место посыпают сухим порошком мела или магнезии и оставляют на несколько часов. Затем порошок удаляют чистой щеткой. Пятна на переплетах можно вывести и с помощью промокательной бумаги. Несколько слоев бумаги накладывают на пятно и проглаживают горячим утюгом, чтобы жир впитался в бумагу. Эту операцию повторяют несколько раз, пока пятно не исчезнет совсем.
      Чернильные пятна на хорошо проклеенной бумаге можно удалить резинкой, ножом или лезвием бритвы. Соскабливать пятна надо осторожно, чтобы не порвать бумагу. Но лучше все-таки позвать на помощь химию. Смочите 10-про-центным раствором щавелевой кислоты промокательную бумагу и наложите ее на пятно, прижав сверху грузом. Можно использовать более сложный способ: сначала
      смыть чернильные пятна 20-процентным раствором перекиси водорода или фиолетовым раствором марганцово-кислого калия, а потом удалить оставшийся бурый налет 1 — 2-процентным раствором щавелевой или лимонной кислоты.
      Ржавые пятна выводят раствором лимонной кислоты.
      Чтобы во время работы не испортить остальных листов книги, подложите под испачканный лист кусок полиэтиленовой пленки. Отмытый лист нужно тщательно просушить между кусками промокательной или фильтровальной бумаги.
      Лучшим средством для выведения пятен от масляной краски на переплетах служит смесь бензина и ацетона. Этим составом смачивают ватный тампон и протирают загрязненный участок ткани. Можно поступить иначе: протереть пятно тряпочкой, смоченной в керосине или скипидаре, а потом промыть это место нашатырным спиртом. Застарелые пятна на светлых тканях нужно сначала обработать чистым скипидаром, чтобы краска размягчилась, а потом через два часа — крепким раствором соды.
      Карандашные пометки на страницах стирают твердой резинкой, чтобы не помять бумагу. Для стирания различных пятен можно использовать тонкую наждачную бумагу, если грязь не проникла глубоко в бумажный слой. Волокна бумаги после удаления пятна разглаживаются переплетной косточкой.
      Пятна от мух с переплета и страниц книги можно снять ватным тампоном, смоченным в уксусе.
      И еще один совет. Если ваша книга случайно намокла, ее необходимо сразу просушить. Проложите между страницами фильтровальную бумагу, закройте книгу и прижмите блок грузом. Когда фильтровальная бумага впитает в себя часть влаги, раскройте листы книги веером и поставьте ее досушиваться в вертикальном положении. Чтобы ускорить этот процесс, можно воспользоваться феном или пылесосом, подключив шланг к выходному отверстию. Особенно тщательно нужно сушить корешковую часть блока. Почти просушенные листы снова проложите фильтровальной бумагой и поочередно прогладьте теплым утюгом. Досушивать книгу нужно под грузом, чтобы избежать деформации листов и переплета. За пострадавшей книгой требуется в первое время присмотр: на ней могут появиться пятна плесени.
     
      ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ
      КАК ПОБЕДИЛИ «СОЛЯНУЮ» БОЛЕЗНЬ
      Казалось бы, уж на что прочный материал обожженная глина, но и она от времени разрушается, даже находясь в музейной витрине. Немало пришлось реставраторам поломать голову, прежде чем разгадали тайну этого странного заболевания и нашли средство от него.
      Сырая глина содержит много водорастворимых солей. После обжига, когда вода испарялась, мельчайшие кристаллики соли оставались в толще глиняной массы. Потом таблички долго лежали в земле и вместе с грунтовыми водами в них опять попадала соль. Наконец, когда археологи извлекли страницы глиняных книг на свет и таблички попали в хранилища, они вдруг стали медленно разрушаться. Отчего бы?
      В атмосферном воздухе постоянно происходят перепады влажности: она то возрастает, то снижается. Порой такие явления случаются по нескольку раз в день. Влага проникает в глиняные поры, растворяет соль, и соляной раствор по микроскопическим каналам начинает подниматься из толщи к поверхности табличек. Затем вода испаряется, а кристаллики соли, крепко спаянные с частицами глины, оседают на ее поверхности. Если табличка была обожжена слабо или вообще не подвергалась этой операции, то от таких многократных «прокачек» она в конце концов начинает разрушаться, кристаллы соли, отслаиваясь, уносят с собой и клинописный текст.
      В борьбе с «соляной» болезнью на помощь реставраторам пришло тепло. Заболевшую табличку прогревают в муфельной печи при температуре 500—825 градусов Цельсия. Испаряясь, вода выносит на поверхность глины частицы соли. Но лечение на этом не заканчивается. Табличку покрывают специальным клеем, который хорошо пропускает влагу, и помещают в сосуд с водой. Семь — восемь недель ее будут вымачивать, пока из глины в воду не перестанет выделяться соль. Потом табличку просушивают, осторожно удаляют клеевую пленку, а отколовшиеся крупинки глины аккуратно закрепляют на своих местах.
      Теперь глиняная страница опять может долго служить людям.
      РУКОПИСИ-ПРИВИДЕНИЯ
      Пергамент был очень прочным и дорогим материалом, поэтому, когда его не хватало, порою брали старый манускрипт, смывали или соскабливали с него чернила и на этих же листах писали новый текст. Такие рукописи, на которых поочередно писалось по нескольку текстов, называются палимпсестами (от греческих слов «палин» — «опять» и «псайо» — «стираю», «скоблю»).
      В средневековой Европе нередко смывали с пергамента тексты язычников — греческих и римских авторов и вписывали на очищенных листах сочинения «отцов церкви». Но случалось и обратное, когда в манускриптах уничтожались церковные тексты, а на их место вписывались произведения античных авторов: Тита Ливия, Вергилия, Эвклида, Цицерона. Феодальная церковь в VII веке даже издала грозное постановление, сулившее земные и небесные кары за изготовление палимпсестов, — видно, любители античных произведений наносили значительный урон церковным книгам.
      Древние чернила, в состав которых входила дубильная кислота в соединении с железной или медной солью, глубоко проникали в кожу, и как бы тщательно ее ни скоблили, случалось, что старый текст сам восстанавливался под воздействием атмосферного воздуха.
      Потом люди научились проявлять смытый текст с помощью химических реактивов. Правда, первоначальные опыты нередко приводили к плачевным результатам: буквы восстанавливались на пергаменте, но если реактив не успевали сразу же удалить сухой чистой тряпкой, текст исчезал навсегда, разъеденный проявителем. Позднее создали более устойчивые, не столь опасные реактивы, но, когда научились прочитывать древние рукописи с помощью фотографии, от реактивов отказались.
      Многие античные произведения сохранились именно потому, что были спрятаны в толще пергамента под более поздними «священными»
      текстами. В Ватиканской библиотеке хранится манускрипт VII — VIII веков — комментарии святого Августина к Псалтырю. Под этим сочинением обнаружили рукопись IV века — единственный экземпляр трактата Цицерона "О республике".
      ЗОРКИЙ ОБЪЕКТИВ
      В 40-х годах XIX века при раскопках в Кремле нашли почерневшие от грунтовых вод пергаментные свитки. Когда их осторожно развернули, оказалось, что на пергаменте не сохранилось никаких записей, поверхность древней кожи была совершенно черной. Известные в то время методы проявления текста химическими реактивами здесь не годились. Только в 1894—1895 годах судебный эксперт и фотограф Е. Ф. Буринский с помощью фотографии сумел восстановить утраченный текст.
      Находясь в земле, пергамент темнел постепенно, там, где были записи, под слоем чернил его естественный цвет сохранялся дольше, и когда наконец грунтовая вода смыла чернильные строки, пергамент в этом месте оказался чуть-чуть светлее. Отличие в цвете было незаметно для человеческого глаза, но объектив фотоаппарата и чуткая фотопластинка легко улавливали разницу в оттенках.
      С помощью фотографии в лабораториях и сейчас восстанавливают выцветшие или смытые тексты.
      ГУБИТЕЛЬНАЯ КРАСОТА
      Некоторые старинные рукописи не только украшали красочными миниатюрами, но и текст в них писали золотыми или серебряными чернилами на пергаменте, окрашенном пурпуром. Металл размельчали в порошок и смешивали с камедью — клейким соком из коры некоторых деревьев — или яичным белком. Новая рукопись выглядела очень нарядно, золотые и серебряные буквы на красном фоне сияли, отражая свет. Но... красота оказывалась губительной. Проходило время, и окислы серебра проедали кожу насквозь, вместо букв на пергаменте оставались только дырки. Тут уж никакая химия помочь не может.
      Ну вот, дорогой читатель, ты познакомился с историей книги, узнал о людях, создающих для тебя это чудо из чудес. Теперь ты сам умеешь помочь книге, пострадавшей от времени. И какую бы профессию ты ни выбрал, постарайся сохранить на всю жизнь любовь и уважение к великому памятнику человеческой культуры — книге.
      Каждый год в нашей стране книжные полки государственных, общественных и личных библиотек пополняются миллиардами новых книг. Трудно даже вообразить себе такое фантастически громадное количество томов! Одни из них сразу же, другие позднее попадают в руки своих читателей. А читательский голод неутолим. На новую интересную книгу в библиотеке моментально образуется очередь. И на прилавках книжных магазинов она не залеживается: через два-три часа тираж распродается полностью. Библиотекари и читатели шлют письма в издательство, просят переиздать книгу еще раз...
      Вырубаются вековые леса, из ворот целлюлозно-бумажных комбинатов железнодорожные составы без конца везут рулоны бумаги, издательства многократно переиздают полюбившиеся читателям произведения, в цехах типографий не смолкают печатные машины, а книг все-таки не хватает.
      Причин этому много, и вот одна из них: отношение читателей к книгам не всегда бывает бережным. Книга, которая могла бы служить людям в течение десятилетий, от неумелого, небрежного обращения иногда через год выглядит так, что к ней страшно прикоснуться: рассыплется.
     
      Книги, книги...
      Сотни тысяч, миллионы книг проходят через руки читателей, и каждая хорошая книга оставляет в сердце человека неизгладимый след. Известный советский артист, страстный книголюб, историк книги Н. П. Смирнов-Сокольский говорил: «Книга щедро расплачивается за любовь к ней.
      Книга учит даже тогда, когда вы этого и не ждете, и, может быть, не хотите. Власть книги огромна».
      Впереди у вас целая жизнь, и на этом пути вашими друзьями и советчиками станут книги. Составляя свою библиотеку, старайтесь отобрать в нее такие книги, к которым вы еще неоднократно вернетесь.
      Среди них будут издания «фабричного», типографского производства и книги, созданные вашими руками из журнальных и газетных вырезок, машинописных листов, рукописей, репродукций.
      Вы сможете стать сразу печатником и переплетчиком, библиотекарем и архивариусом, изыскателем в безбрежном океане книг и — увлеченным читателем.
      Может быть, вам повезет и вы сумеете отыскать в старых книжных развалах настоящее сокровище, которому потребуется помощь ваших умелых рук.
      Может быть, вы не найдете такого сокровища, но ведь и обычные книги современного производства, выпускаемые в недолговечных мягких обложках способом бесшвейного скрепления, быстро приходят в негодность и требуют ремонта. Вот тут вам и понадобятся навыки переплетных работ.
      Книга может доставить радость не только во время чтения. Труд, вложенный тобой в книгу, тоже обернется радостью: ведь ты дал ей вторую жизнь и теперь она станет тебе вдвое дороже.
      Пусть в твоей жизни будет больше таких драгоценных книг.
      АВТОР

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru