НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Рассказы о стрелковом оружии.  Пастухов,  Плотников. — 1983

Иван Павлович Пастухов
Сергей Евгеньевич Плотников

Рассказы о стрелковом оружии

*** 1983 ***


DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

      Полный текст книги

 

Народившись в конце XIV — начале XV веков, оно прошло длительный нуть развития от неуклюжего фитильного мушкета до скорострельного автомата и изящного спортивного пистолета. Постоянно совершенствуясь вместе с развитием науки и техники, стрелковое оружие вобрало в себя идеи изобретателей многих зпох и народов. Нередко зти идеи на много лет опережали технологические возможности производства и потому воплощение в металле получили лишь в наши дни. Так было, в частности, с нарезным, казнозарядным и автоматическим оружием.
      Огромный вклад в совершенствование всех видов стрелкового оружия внесли русские и советские изобретатели. С их именами связаны многие нововведения, получившие признание во всем мире и реализованные в новых конструкциях. Некоторые созданные ими образцы явились родоначальниками новых типов стрелкового вооружения, например, автомат системы Федорова обр. 1916 г., ставший прообразом современного индивидуального автоматического оружия пехоты.
      Изделия русских мастеров, отличающиеся высоким качеством, хитроумными конструктивными новшествами и отличными баллистическими свойствами, восхищали современников и вызывают дань уважения у потомков. Золотыми буквами в историю развития стрелкового вооружения вписаны имена наших соотечественников Ильи Салшцева. Ивана Лялина. Николая Гольтякова. Ивана Фомина. Сергея Мосина, Владимира Федорова и многих других. И ото несмотря на то, что их плодотворная конструкторская деятельность тормозилась косностью и рутиной самодержавного бюрократического аппарата, в царской России вопросами вооружения и оснащения армии заправляли часто малосведущие, равнодушные чиновники, а руководство армией находилось в руках людей, единственной заслугой которых была принадлежность к царской фамилии. В зтих условиях изобретателю-одиночке чрезвычайно трудно, а чаще просто невозможно было преодолеть все препятствия, воздвигаемые чиновничеством на его пути: проекты новых образцов оружия обычно бесследно исчезали в архивах военного ведомства.
      Слабо разливался и стрелковый спорт. Занимались им преимущественно лишь люди состоятельные, да и то одиночки. Существовавшие спортивные общества были весьма малочисленны но составу, слабо оснащены технически и совсем не имели спортивного оружия отечественной конструкции.
      Подлинный расцвет технического творчества наступил после Великой Октябрьской социалистической революции.
      Коммунистическая партия и Советское правительство с первых дней существования нашего государства уделяли огромное внимание вопросам обороны страны, вооружения армии и флота. Был налажен сбор и учет имеющегося вооружения, снаряжения и боеприпасов. Рассматривались вопросы организации производства новых типов стрелкового оружия. Личное участие в отой работе принимал В. И. Ленин.
      Конструирование стрелкового оружия в СССР превратилось в творчество целых коллективов. Кслп до революции изобретателям приходилось рассчитывать только на свои силы и средства, то в советское время проектно-конструкторские работы финансировались государством, планировалась их очередность в зависимости от важности того или иного тина стрелкового оружия. В советских проектно-конструкторских бюро выросла плеяда выдающихся оружейников: Ф. В. Токарев, В. А. Дегтярев. С. Г. Симонов. II. М. Горюнов. Г. С. Шпагин. II. Ф. Макаров и многие другие. Ими было создано оружие, оставившее далеко позади аналогичные иностранные системы. Преимущества социалистической зкономнкн, высокое качество вооружения, в том числе стрелкового, явились важными факторами, обеспечившими советскому народу победу в Великой Отечественной войне.
      Состоящее сегодня на вооружении Советской Армии ручное стрелковое оружие обладает высокой зффсктивностью, маневренностью и надежностью работы в самых трудных условиях зкеплуатации. Одним из направлений совершенствования стрелкового оружия является переход к патронам с небольшим импульсом давления нороховых газов, что ведет к уменынению отдачи и увеличению устойчивости оружия во время стрельбы. Именно такие автоматы, разработанные дваждыГероем Социалистического Груда конструктором М. Т. Калашниковым, находятся ныне на вооружении Советской Армии, стоящей на страже мира и социализма!
      Кроме боевого оружия, многие изобретатели с давних пор проявляли повышенный интерес к разработке мирных его разновидностей — охотничьего и спортивного стрелкового оружия. Далеко не последнюю роль в его развитии и совершенствовании сыграли паши соотечественники — русские и советские конструкторы и спортсмены.
      Семимильными шагами стрелковый спорт в пашей стране начал развиваться после Великого Октября. Тогда же получает интенсивное развитие и его материальная база. Налаживается массовый выпуск спортивных винтовок, пистолетов и револьверов.
      А начало атому было положено почти (И) лет назад А. А. Смирнским, сконструировавшим первую советскую малокалиберную винтовку. Она стала родоначальницей самых разных типов стрелкового спортивного оружия. Стоит назвать хотя бы такие винтовки, револьверы и пистолеты, как ТОЗ-8, МЦ-12. МЦ-13, Л1Ц-112, Урал-5. Т03-35. ТОЗ-ЗО. МЦ-55. ПЖ-34. и другие. От конструирования новых образцов спортивного оружия не оставались в стороне и сами мастера .меткого выстрела. Такие спортсмены, как Ф. Жамков. Е. Хайдуров. В. Разоренов, и другие не только конструировали, но и лично изготавливали прекрасные образцы пистолетов и револьверов.
      Стрелковый спорт благотворно влияет на успешную подготовку молодежи к военной службе, способствует развитию у всех, кто им занимается. высоких морально-психологических качеств.
      Успехи советского стрелкового спорта очевидны. Вооруженные первоклассными спортивными винтовками и пистолетами, советские стрелки демонстрируют высокие спортивные достижения на европейских и мировых первенствах. Олимпийских играх, что служит ярким подтверждением высоких качеств отечественного спортивного оружия.
      В предлагаемой читателю книге рассматриваются узловые моменты развития стрелкового оружия как в нашей стране, так и за рубежом, приводятся рисунки основных систем оружия от его зарождения до наших дней, рассказывается об успехах отечественных оружейников, разработавших ряд замечательных конструкций военного и спортивного оружия.
      Разумеется, собранными в книге сведениями не исчерпывается история и сегодняшний день стрелкового оружия, как боевого, так и спортивного. Авторами ставились гораздо более скромные задачи: познакомить читателей. будущих воинов, с главными вехами в развитии стрелкового оружия. в том числе спортивного, показать роль и значение в зтом деле отечественных мастеров оружейного дела.
      При работе над книгой авторы использовали материалы, опубликованные в советских и зарубежных монографиях и справочниках, а также в Других книжных изданиях и периодической печати.
      Авторы надеются, что молодыми читателями книга будет встречена с интересом, и заранее благодарят всех, кто выскажет свои пожелания и замечания.
     
      ОТ ЛУКА ДО ВИНТОВКИ
      Прообразы стрелкового оружия. Лук, как вид ручного метательного оружия, известен с древнейших времен. Уже во втором-третьем тысячелетиях до новой эры это оружие имело повсеместное распространение. Его применяли воины Ассирии и Вавилона, Египта и Мидии, Греции и Рима. В гомеровской поэме о Троянской войне и скитаниях Одиссея о луке говорится, как об оружии богов и воинов — оружии разрушительном и грозном.
      Материалом для изготовления лука служили рог, вареные сухожилия крупных животных и дерево твердых пород. Средняя эффективная дальность стрельбы из него достигала 200 метров. Натренированный лучник выпускал в минуту до двух десятков стрел, которые помещались в колчане — специальном футляре из кожи, дерева или металла. Колчан украшался замысловатым шитьем и носился воином на сабельном или специальном поясе.
      Ни одно из сражений древности не обходилось без применения лука, которым были вооружены пехота и кавалерия. Во время Пелопоннеской войны 431 — 404 годов до н. э. афинская армия в своих рядах насчитывала 1600 лучников. В средневековой Византии лучники, посаженные на коней, составили мобильный род войск, а добрая половина линейной пехоты получила в дополнение к мечу и копыо это могучее оружие. Лучники, действуя перед боевыми порядками своих войск, завязывали сражение, а иногда даже решали его исход.
      Большую роль луку и стреле отводили турки-османы и другие народы в средние века.
      На Руси, как и в других странах, лук занимал прочное место в системе вооружения войск.
      Лучники, располагаясь, как правило, впереди, в интервалах и на флангах боевого порядка войск, наносили противнику значительный урон. Нарушая его построение, они содействовали бою тяжелой пехоты и конницы. Во время преследования всадники, вооруженные луками, догоняли и истребляли бегущего врага. Как боевое оружие лук использовался вплоть до конца XVII в.
      Разновидностью метательного оружия был и арбалет, который появился в Европе в середине века. Уступая луку в скорострельности, арбалет превосходил его в эффективной дальности стрельбы. Короткие и тяжелые (до 500 г) арбалетные стрелы на значительном расстоянии убивали незащищенного доспехами воина, а на меньшей дистанции пробивали даже рыцарские латы.
      На Руси это оружие, называемое самострелом, получило признание почти на 100 лет раньше, чем в европейских странах. Первое упоминание о нем относится к X веку. В XV в. самострел нрочно закрепился в русском войске. Его использовали против шведских завоевателей (1240 г.), тевтонских рыцарей (1240 — 1242 гг.), а также во время нашествия татаро-монголов. В 1382 году, отражая натиск войск золотоордынского хана Тохтамыша, жители Москвы применили ряд образцов метател ьного оружия, в том числе самострел.
      Шло время. Арбалет постепенно вытеснялся с полей битв быстро развивающимся огнестрельным оружием. К XVII в. его боевая ценность упала настолько, что повсеместно о нем стали забывать. Лишь охотники не расставались с ним вплоть до XVIII в.
      Что же представляло собой это старинное метательное оружие? Это был по сути дела механический лук. На массивной деревянной ложе крепился лук, тетива которого натягивалась с помощью стремени или специального вороткового устройства, называемого ливером, а пуск осуществлялся простейшим механизмом, размещенным в прикладе. Мастерски владевший своим оружием, воин-арбалетчик представлял серьезную опасность для врага.
      В наши дни лук и арбалет, получившие второе рождение, стали оружием спортсменов.
      О первых состязаниях лучников и арбалетчиков, проводившихся уже в пятнадцатом столетии, мы знаем немного. Но отметим, что они особенно были развиты среди молодежи. Так, известен факт приглашения в 1507 и 1509 годах мальчиками швейцарских городов Ури и Люцерна друг друга на стрелковые праздники, которые отнюдь не были эпизодическим явлением.
      Сегодня стрельба из метательного оружия широко практикуется в СССР, США, Великобритании, Польше, Чехословакии и Скандинавских странах.
      В Мюнхене (1972 г.) и Монреале (1976 г.) советские лучники Э. В. Гапченко, В. И. Ковпан и 3. С. Рустамова стали призерами Олимпиад, а в 1980 году на XXII Олимпийских играх, проходивших в Москве, лучница Кетеван Лосаберидзе поднялась на высшую ступеньку пьедестала почета; серебряная награда также досталась представительнице СССР Наталье Бутузовой.
      Современный спортивный лук значительно отличается от своего «пращура». В его конструкции применен новый материал — стеклопластик, делающий оружие чрезвычайно гибким и прочным. Тетива диаметром 3 мм изготавливается из синтетических нитей, а для точного наведения на цель лук оснащается специальным подвижным прицелом. Однако стрелять из спортивного лука — дело непро-
      стое. Ведь для того чтобы натянуть его тетнву, нужно приложить усилие до 23 килограммов. И так — перед каждым выстрелом. На соревнованиях спортсмен выпускает обычно 72 стрелы, затрачивая большую работу. При этом он держит свое иолуторакилограммовое оружие на весу. Таким образом, лучник должен иметь не только отличный глазомер, но и хорошую физическую подготовку.
      Порох. Снова вернемся к событиям почти шестисотлетней давности. Именно тогда, во второй половине XIV в., появляются первые образцы ручного огнестрельного оружия, в котором для метания снарядов использовалась могучая сила пороха. Это удивительное взрывчатое вещество было изобретено, видимо, в Индокитае примерно 3500 лет назад. Среди древнейших описаний завоевательных походов Александра Македонского можно встретить чрезвычайно любопытное. Отправившись в IV в. до н. э. на завоевание Индии, македонцы встретились с неодолимыми препятствиями. Болезни, а также нападения индусов косили ряды завоевателей. В безводной местности под лучами палящего солнца солдаты выбивались из сил, а тут еще при обороне крепостей индусы применили устройства, бросавшие «громы и молнии», против которых были бессильны даже самые сильные и храбрые воины. Эти сведения являются одними из самых ранних упоминаний о взрывчатом веществе — порохе.
      Первый пороховой состав представлял собой механическую смесь из серы, селитры и древесного угля, взятых в пропорции 10:75:15. В дальнейшем без существенных изменений он применялся вплоть до второй половины XIX в. Такой порох называли черным или дымным потому, что при его сгорании выделялось много черного дыма. Однако первоначально использовалась только взрывчатая и зажигательная способность пороха. Минуло немало лет, прежде чем человек открыл его метательные свойства. В Европу порох проник, вероятно, двумя путями. Первый проходил из Китая через Маньчжурию и Монголию. По этой дороге его принесли в Европу монголы-завоеватели. В одном из письменных источников XIII в. говорится о применении «огненных средств ведения боя» монгольским войском под предводительством брата Батыя — хана Байдара при осаде Лег-ницкого замка в 1241 году.
      Один из первых образцов ручного стрелкового оружия — ручница. Она появилась в конце XIV в. и была распространена не только на Руси, но и в Польше, и в других странах Восточной Европы.
      11а Руси первое упоминание о применении огнестрельного оружия зарегистрировано в Новгородской летописи под 1382 г.
      Бомбарды, ншцалн, аркебузы. В числе первых образцов артиллерийского огнестрельного оружия были бомбарды — орудия, стрелявшие каменными ядрами большого диаметра. Об их размерах можно судить на примере бомбарды «Крнмгильда», изготовленной около 1388 года мастерок Грунвальдом в германском городе Нюрнберге. Ее масса составляла 3 тыс. кг, а масса каждого ядра — более 300 кг. Для перевозки «Крим-гнльды» требовалась упряжка из 12 лошадей.
      В конце XIV в. происходит дифференциация огнестрельного оружия. В самостоятельные группы выделяются артиллерийские орудия и ручное огнестрельное оружие. Первые образцы его представляли собой железную, иногда бронзовую трубку, глухой конец которой оканчивался длинным металлическим стержнем, выполнявшим функции современного ложа. Во время стрельбы его упирали в землю, а кавалеристы в грудь, или же брали под мышку..Заряд пороха поджигали вручную, поднося к затравочному отверстию тлеющий фитиль. Обслуживалось оно первоначально Двумя стрелками. Такой тип оруяшя на Руси, как уже говорилось, называли ручницей. Ручницы имели внушительные размеры — калибр до 25 мм и массу до 8 кг. Прицельная Дальность стрельбы не превышала 150 м. Это оружие сохранялось в русском войске до начала XVI в.
      Стремясь увеличить дальность аффективного выстрела, оружейники стали удлинять ствол. Оружие и без того тяжелое еще прибавило в весе, причем значительно возросла отдача. Чтобы устранить ее сильное действие, под концсЛИ ствола приделали массивный крюк (гак), который зацепляли за упор — стену или брус и производили выстрел. Так появились гаковницы -- тяжелое ручное огнестрельное оружие, применявшееся в XIV — XVIII вв Стреляли из них оловянными нулями диаметром от 14 до 25 мм. На Руси такое оружие называли затшшыми, т. е. крепостными пищалями. Расположенные на стенах и валах, они использовались защитниками крепостей. Для боя в нолевых условиях это оружие было непригодно.
      В нашей стране ряд исторических музеев располагает образцами старинного ручного огнестрельного оружия. Среди них Ленинградский военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, где имеется уникальная коллекция железных, кованых затин-иых пищалей, бывших на вооружении Устюженской крепости. Датируется коллекция XV — XVI вв.
      В XV столетии появились аркебузы, прямые предшественники стрелкового оружия наших дней. Они уже имели искривленные ложи для упора в плечо и допускали стрельбу с руки. Правда, меткость выстрела но-прежнему была низкой, а пробивная способность пуль часто оказывалась недостаточной для поражения закованного в железо всадника. Дальность полета аркебузных нуль не превышала 250 м. В XV в. на оружии появляются первые примитивные механизмы, облегчавшие процесс производства выстрела. Таким механизмом был фитильный замок. Вначале он представлял собой железный прут, согнутый по форме латинской буквы S. В верхнем раздвоенном конце зажимался тлеющий фитиль, а на нижний конец стрелок нажимал во время спуска. Поворачиваясь на оси, верхний конец курка с горящим фитилем прижимался к затравочному отверстию и воспламенял порох. Затем замок претерпевал ряд изменений и усовершенствований. Однако фитильные аркебузы имели много недостатков: процесс заряжания был чрезвычайно длителен и утомителен для аркебузира. Неуклюжее тяжеловесное оружие (до 15 кг) настолько изматывало солдата, что, по свидетельству современников, аркебузнр, сделавший в час более десяти выстрелов, был уже не в состоянии попасть в цель.
      Добиваясь увеличения дальности стрельбы, оружейные мастера в том же XV в. изобрели нарезной ствол. История приписывает это изобретение венскому оружейнику Гаспару Цольперу, который в 1498 году сделал в канале ствола нарезы, расположенные параллельно его оси. Спустя некоторое время Август Коттер пошел дальше и заменил прямую нарезку на винтовую. Кучность и дальность стрельбы нарезных аркебуз была куда больше гладкоствольных. Хотя вследствие общего низкого уровня развития техники тех лет нарезное оружие для военных целей всеобщее признание получило позже, тем не менее количественный рост его в армиях европейских государств неуклонно продолжался. Уже в 1445 году в швейцарском наемном войске на каждые 1000 человек пехоты приходилось 100 аркебузиров.
      Впервые массовое применение огнестрельного оружия отмечено в Гуситских войнах 1419 — 1434 годов, когда Чехия сражалась за свою национальную независимость. В этих войнах таборитское войско, объединившее в своих рядах крестьян и городские низы, под командованием Яна Жижки отразило пять крестовых походов немецких рыцарей. Основной тактической единицей таборитов был воз с экипажем из 18 — 20 человек, двое из которых были стрелками, вооруженными аркебузами или ручницами. Таким образом, насыщенность та-борнтского войска стрелковым огнестрельным оружием была внушительной. Так, только в Домажлицкой битве у табори-тов было 6000 стрелков, что составляло почти 10 % общей численности их войска. Сообщения того времени убедительно показывают, что гуситы искус-
      но применяли ручное огнестрельное оружие и артиллерийские орудия и качестве боевого средства. Вероятно, в гуситских подвижных городах существовало прогрессивное ремесленное производство тяжелого и легкого огнестрельного оружия, что, безусловно, способствовало его широкому распространению. Спустя шестьдесят лет после окончания гуситских войн ручное огнестрельное оружие прочно вошло в систему вооружения подавляющего большинства армий Европы.
      В конце XV — начале XVI столетия роль огнестрельного оружия возросла настолько, что это оружие стало в значительной мере влиять на ход и исход сражений. В качестве примера можно привести сражения при Аньяделло в 1509 году. Стремясь защитит), свою независимость от посягательств французской короны, Венецианская республика создала 25-тысячное войско. Значительная его часть имела фитильные аркебузы. В мае 1509 года оно заняло позицию на пересеченной местности левого берега реки Адда, между городами Тре-вилпо и Рнвальто, и ожидало подхода неприятеля. Волее многочисленное войско Людовика XII, пытаясь маневром выманить венецианцев в открытое ноле, начало обходить их левый фланг. Тогда венецианское войско, прикрывшись сильным арьергардом аркебузиров, отступило. На подступах к населенному пункту Аньяделло армии вошли в боевое соприкосновение. Командир венецианского арьергарда нашел благоприятную для обороны позицию. Расположив аркебузиров в русле высохшего лесного ручьи, вдоль которого проходила плотина, ограждающая ручей от разливов, он встретил французский авангард свинцовыми пулями. Стрелки были построены в несколько шеренг с разомкнутыми рядами. Выстрелив, аркебузир через интервал отходил для заряжания своего оружия, а его место занимал стрелок второй шеренги, за ним стрелок третьей и т. д. Таким образом поддерживалась относительная непрерывность ведения огия. Поэтому бросившаяся в атаку неприятельская пехота разбилась об огневую стену венецианцев. Затем французские латники снова пошли в наступление, но и они, понеся значительные потерн от огня аркебузов венецианцев, откатились назад. Ободренные успехом, венецианские солдаты перешли к преследованию авангарда французов. Пока аркебузиры действовали на труднодоступной пересеченной местности, все шло хорошо, но как только они вышли на равнину, неприятель венецианцев, получивший подкрепление, контратаковал их сомкнутой колонной. Преимущества теперь были на стороне французского войска, и венецианцы в итоге потерпели поражение. Несмотря на то, что венецианцы были разбиты, Аньяделльское сражение убедительно свидетельствует о возросшей роли ручного огнестрельного оружия, которым успешно отражались атаки сомкнутых пехотных масс и тяжелой кавалерии.
      Мушкет. В 1521 году на смену аркебузу пришел фитильный мушкет. Его родина — Испания. Новое ружье имело больший калибр и длину по сравнению с аркебузом и превосходило его но баллистическим свойствам. Мушкет имел калибр до 23 мм, длину — 180 см, масса его колебалась от 8,2 до 10,24 кг, дальность стрельбы составляла 200 — 250 м. Стрельба велась круглыми нятндесятнграм-мовымн свинцовыми нулями, удар которых не выдерживали даже самые тяжелые и прочные латы. Это качество мушкета было решающим в борьбе с тяжелой конницей. Внушительный вес оружия и чувствительная отдача при выстреле заставляли использовать его со специальной вилкообразной сошки высотой 120 — 135 см, называемой форкетом, и надевать на плечо мягкую кожаную подушку. Не каждый солдат мог стать мушкетером. Для этой цели подбирали наиболее сильных и крепких людей. Снаряжение мушкетера было отнюдь не из легких. На поясе висел кожаный мешок, в котором помещалось до трех десятков свинцовых пуль, отливаемых им собственноручно. Через .левое плечо была перекинута широкая неревязь-бандельера из дубленой кожи, где на шнурах располагались 12 мерок, 11 с заранее отмеренными зарядами пороха и одна с пороховой мякотью для передачи огня пороховому заряду в стволе. Здесь же висели фитили длиной до одного метра. Запас пороха, носимый мушкетерами, размещался в большой деревянной пороховнице, обитой толстой кожей.
      Заряжание мушкета шло медленно и было настоящим мучением для воина. Даже в XVII в. во время Трндцатнлетней войны австрийский мушкетер перед выстрелом должен был выслушать 163 команды и проделать 99 операций по заряжанию и подготовке мушкета к стрельбе. Только после всего этого раздавался выстрел. В момент заряжания .мушкетер был беззащитен и для самообороны носил шпагу. Нередко случалось, что его жизнь всецело зависела от того, как он защищался этим оружием. Будучи прекрасными фехтовал ыцика-мн, мушкетеры часто владели холодным оружием лучше, чем огнестрельным. Нам с детства знакомы лихие поединки отважных и благородных королевских мушкетеров дАртаньяна, Ато-са, Портоса и Арамиса, созданных прекрасным французским писателем Александром Дюма. Однако, пока книжные мушкетеры побеждали всех и вся, настоящие в бою требовали защиты. Эти функции выполняли ннкиперы, вооруженные для отражения атак противника пиками.
      Для поддержания непрерывности ружейного огня для мушкетеров был изобретен специальный строй — «караколе» (улитка). Он представлял собой построение в десять шеренг. Когда неприятель приближался к «караколе», первая шеренга давала залп, разделялась на две части и быстро уходила в тыл для заряжания мушкетов. На ее место выдвигалась вторая, третья и последующие шеренги, и каждый раз маневр
      головной шеренги повторялся. Отметим, что мушкетеры обучались совершать контрмарши не только назад, но даже вперед и к флангам.
      Шведская армия одна нз первых оценила огромные возможности ручного огнестрельного оружия. В 1630 — 1631 годы в пехотном полку из 1440 человек личного состава 648 вооружались мушкетами. Тогда же в армии Густава-Адольфа появились и полки, целиком состоявшие нз мушкетеров. Пристальное внимание обращалось на их огневую подготовку. Солдат обучали стрельбе стоя, наклонясь и с колена, отлично действовать в составе взвода и шеренги. Густав-Адольф, будучи, по определению Ф. Энгельса, великим военным реформатором XVII в., разработал и применил новую линейную тактику, не раз приносившую успех шведам в битвах Тридцатилетней войны.
      Линейная тактика допускала массированное применение стрелкового оружия. Мушкетеры, расположенные в 2 — 3 линии, в 3 — 6 шеренг в глубину, одновременно могли дать залп сразу из нескольких тысяч ружей. Победы шведов при Брейтенфельде (1631 г.) и Люцене (1632 г.) убедительно доказали жизненность новой тактики, где более полно использовалась возросшая мощь ручного огнестрельного оружия. Мушкетер-пехотинец стал главной фигурой на ноле боя. От его умения, храбрости и ловкости подчас зависел исход всего сражения. Описание пехотного боя тех лет нам оставил участник Брейтенфельдского сражения командир батальона шведских мушкетеров подполковник Мёс-камн. «Сперва я велел стрелять нз трех небольших орудий, которые я поставил перед собою, н не разрешил своим .мушкетерам дать ни одного зална прежде, чем мы не подошли на расстояние пистолетного выстрела к неприятелю; тогда я скомандовал залп трем первым шеренгам, а затем и трем следующим. После чего мы ворвались в их ряды, нанося им удары мушкетами и саблями».
      Русская пищаль. Разновидностью западноевропейского мушкета была русская пищаль с фитильным, а затем н с кремневым, замком. Впервые о пищали упоминается в XVI в. Пехотинцев, вооруженных этим новым видом оружия, до середины столетня называли пн-щалышками. Так, из летописей известно, что в 1510 году из Москвы в Псков было направлено 1000 шпцалышков. Пищаль-ники имелись и в других городах. В 1543 году только Новгород выставил 1000 пеших и 1000 конных пищальников. Постоянного войска тогда еще не было, и иищальникн, будучи ополченцами, снаряжались жителями городов, их выставлявших. Например, новгородцы экипировали одного стрелка в среднем с 3 — 5 дворов. Они одевали его в сермягу, приобретали пищаль, порох, свинец и обеснечивали на определенный срок продовольствием. В середине XVI в. ншцалышки начали уступать место стрельцам. Первый отряд «выборных стрельцов из пищали» численностью 3000 человек был организован в 1550 году. Он состоял из шести «статей» численностью 500 стрельцов в каждой. «Статьи», в свою очередь, делились на сотни. Командирами стрельцов Иван Грозный назначил «детей боярских». Стрелецкие подразделения имели одинаковые вооружение и обмундирование. Этот отряд стрельцов явился зародышем русского постоянного войска. В стрельцы набирались только вольные люди, не облагавшиеся налогами, которые получали за службу жалование и земельные участки вблизи городов. Служили они пожизненно и наследственно.
      Лучшие стрельцы зачислялись в особый конный отряд и назывались «стремянными». Вооружение стрельцов включало пищаль, саблю и бердыш. Последний выполнял роль подставки во время стрельбы, но мог использоваться и для отражения атак вражеской конницы. Этот ншроколезвийный топор на длинном древке представлял серьезную опасность для всадника. Таким образом, русские стрельцы в своем развитии шагнули вперед несколько дальше западноевропейских мушкетеров. Вооруженные бердышами, они могли с успехом постоять за себя в самом жестоком рукопашном бою, чего нельзя сказать о мушкетерах. Строевой и огневой подготовке стрельцов уделялось большое внимание.
      Иван Грозный проводил ежегодные стрелецкие смотры. Сведения об одном из них встречаются в воспоминаниях английского путешественника XVI в. Дженкинсона. Смотр был проведен в декабре 1557 года. Мишенью служил ледяной вал длиной до 200 м, толщиной до 4 м и высотой до 2 м. На смотр прибыло 500 московских стрельцов. Выстроившись в 50 — 60 м от вала, они стали обстреливать его. Вскоре гигантская ледяная мишень объемом 1600 м3 была разрушена до основания. К концу XVI столетня в русском войске проходило службу уже 12 тысяч стрельцов. Со временем их число неуклонно возрастало и к 1681 году достигло 55 тысяч.
      Первое упоминание о роли стрельцов в бою относится к Казанскому походу 1552 года. 22 августа своим огнем они помогли русской разведке отразить вылазку из Казани 15-тысячного конно-нешего отряда татар и обеспечили войску Ивана IV выход к стенам города. Во время осады стрельцам выпало немало работы. Стрельбой из пищалей они прикрывали осадные работы, а когда была сооружена деревянная артиллерийско-стрелковая башня высотой 13 м, ее заняли пушкари и стрельцы. Башню подкатили к крепостной стене между Царевыми и Арскими воротами и открыли кинжальный огонь, «аки с небеси», вдоль стен и улиц крепости. Этот пушечный и пищальный огонь чрезвычайно затруднял обороняющимся маневрирование силами внутри города. 30 сентября стрельцы и каянки ворвались в Арскую башню и заняли ее. 2 октября в 3 часа утра, взорвав в ряде мест крепостную стену, русская рать двинулась на штурм татарской столицы. Стрелецкие подразделения огнем обеспечивали прорыв остальных полков в город. Когда на улицах Казани завязались ожесточенные рукопашные бои, Иван Грозный бросал стрельцов на самые ответственные участки. Стреляя из пищалей и рубя неприятеля бердышами, они неизменно решали исход схваток в свою пользу.
      Казанский поход 1552 года в значительной мере обезопасил восточные границы Русского государства. Немалая роль в успешном его завершении принадлежит отряду московских стрельцов, вооруженных русской пищалью, саблями и бердышами.
      Выдающимся образцом умелого использования ружейного огня было сражение под Доб-рыничами 21 января 1.605 года, когда царское войско Василия Шуйского разгромило армию Лжедмитрия 1. Под Добрыни-чами не только стрельцы, но и значительная часть пехотинцев имела пищали. Общее количество стрелкового оружия в войске Шуйского доходило до 18 тысяч единиц. Огонь пищалей был точным, массированным и губительным. Встреченная во время боя залпами из 16 тысяч пищалей, конница Лжедмитрия I практически полностью погибла. Войска Лжедмитрия, потеряв только убитыми до 6 тысяч человек и 13 орудий, потерпели поражение.
      Оснащению войск ручным огнестрельным оружием всегда уделялось большое внимание. Так, наказ «псковским воеводам от 1643 года подчеркивал, чтобы дети боярские и дворяне являлись на государственную службу вооруженные пищалями и карабинами, «а которые дворяне и дети боярские ездят с одними пистоли, а к пистолям карабинов и мерных пищалей не держат и те бы к пистолям держали карабины и пищали мерные».
      Русские стрельцы и пищаль-ники искусно владели своим оружием. По сообщению летописцев «...стрельцы таци бяху пскусни и научепи ратному делу и пищальному стрелянию, яко и малые птицы на полете убиваху из ручных пищалей...»
      В XV — XVI вв. европейские оружейники предпринимают первые, пока еще робкие, попытки решить проблему скорострельности. Простейшим решением задачи увеличения скорости стрельбы оружия было комбинирование нескольких стволов на одной установке. Легче это было сделать в артиллерии. Ведение огня из такого устройства осуществлялось обычным залпом из всех стволов сразу или же последовательно, когда выстрелы производились из одного ствола за другим. Такое оружие в XVI в. получило название «органа», «рибодекена» (Испания) и «сороки» (Россия). Громоздкость и длительность перезаряжания были главными препятствиями для его распространения. Лишь отдельным представителям семейства многоствольного оружия выпала честь участвовать в некоторых исторических предприятиях. Так, во время походов казачьего атамана Ермака Тимофеевича в Сибирь в 1581 — 1585 годах подавляющее большинство его малочисленного войска было вооружено огнестрельным оружием, среди которого выделялась семизарядная пищаль — «сорока».
      Наличие у казаков могучего незнакомого оружия, пробивающего любые щиты и доспехи, несомненно способствовало успеху походов.
      Сверстниками «органов» и «сорок» были многозарядные и барабанные фитильные ружья. Во-первых, в одном стволе помещалось несколько зарядов. Фитильный курок делался подвижным и при стрельбе перемещался от одного заряда к другому, последовательно их воспламеняя. При этом скорость стрельбы зависела от того, как быстро двигался курок. Во-вторых, заряды размещались в многокаморных барабанах и при их вращении совмещались с казенной частью ствола. Поджигание порохового заряда осуществлялось посредством горящего фитиля. Конструкцией и принципом действия это оружие напоминает современный револьвер системы Нагана.
      Однако скорострельное многозарядное ручное огнестрельное оружие получило признание и развитие лишь спустя многие годы. Низкий уровень средневековой техники препятствовал его широкому распространению.
      Около 1515 года произошло событие, оказавшее большое влияние на эволюцию ручного огнестрельного оружия. Был изобретен кремневый колесцовый замок, в создании которого принимал участие великий художник и ученый эпохи Возрождения Леонардо да Винчи (1452 — 1519 гг.) Правда, замок был довольно сложным механизмом. В нем за счет трения зажатого в курке пирита о бы-стровращающееся насеченное колесико-огниво автоматически высекался сноп искр, необходимых для воспламенения заряда. Такой замок был технически совершеннее фитильного. Однако сложность конструкции и частые отказы при загрязнении не позволили ему полностью вытеснить примитивный фитильный замок. Колесцовый замок прежде всего внедрился и закрепился в кавалерийском стрелковом оружии.
      Кремневый колесцовый замок постепенно распространился и на пехотное оружие. Однако до первой четверти XVII в. он использовался параллельно с фитильным замком. В 1624 году в шведской армии короля Густава-Адольфа появился мушкет с колесцовым замком. Новый образец был легче своего предшественника почти вдвое.
      Кремнево- колесцовый замок имел распространение до середины XVIII в. Причем особую популярность он завоевал среди любителей охоты и спортивно-целевой стрельбы. В собрании Государственного Эрмитажа в Ленинграде хранятся две охотничьи винтовки с колесцовыми замками, изготовлепные немецким оружейником Филиппом Мюллером и австрийским мастером из Вены Марком Цольнером в одно н то же время (1730 — 1740 гг.). Здесь же можно встретить и спортивную целевую винтовку, сработанную в тот же период и оснащенную все тем же искровым кремнево-колесцовым замком.
      Пистолет. Он появился в середине XVI в. благодаря внедрению кремневого колесцового замка. Это короткое огнестрельное оружие, которым можно было действовать одной рукой. Кремневые пистолеты были длинными, тяжелыми. Скорострельность их была не выше ружейной, а эффективная дальность стрельбы не превышала 25 — 50 шагов. Конструкции великого множества образцов были как две капли воды похожи ,чруг на друга. Вводимые в них изменения касались главным образом лишь внешнего вида. Калибры пистолетов тех лет °ылп самыми разнообразными. Одной из первых начала их Упорядочение Россия. Здесь с 1715 года для этого вида орудия был установлен единый калибр — 6,8 линий (17,3 мм). Много пистолетов изготовлялось по заказу, где учитывались любые индивидуальные требования будущего владельца. Металлические поверхности таких образцов подвергались тщательной выделке и украшались роскошной гравировкой и позолотой. Только располагая значительными средствами, можно было владеть подобным оружием. Понятно, что оно было 1Ю карману лишь богатым дворянам, которые составляли значительную прослойку в офицерской среде. Остальные офицеры и все солдаты довольствовал ип, личным оружием, выпускавшимся Олонецким и Тульским оружейными заводами.
      Впервые пистолеты использовала тяжелая наемная кавалерия — рейтары, существовавшая в армиях ряда государств Западной Европы и России в XVI — XVII вв. Кремневый пистолет, который применяли рейтары, называвшийся также «куланчик», был очень длинен и тяжел; воспламенение заряда было ненадежным; замок очень быстро покрывался нагаром, и чистить его было чрезвычайно трудно. Ненадежность замка старались восполнить так, что вооружались несколькими пистолетами.
      Рейтары носили пистолеты не только в седельных кобурах, но и заткнутыми за голенища сапог. Конечно, стрельба с коня была вовсе не простым делом, а ее меткость весьма ничтожной. Но несмотря на это, огневой бой стал для рейтар главным тактическим приемом.
      Стремясь эффективнее использовать свое огнестрельное оружие, рейтары выработали особый конный маневр, почти повторяющий «караколе» мушкетеров. Тактика конной «улитки» впервые была применена в битве нри Дрё в 1562 году во время французских религиозных (гугенотских войн 1562 — 1598 гг.). Подскакав вплотную к противнику, кавалеристы первых шеренг, разрядив свое оружие, уступали место следующим и т. д.
      Под Дрё ярко выявились новые тактические формы использования конницы. Они базировались не на прорыве линии построения войск противника и последующем выходе в тыл, а на нанесении ему максимально возможных потерь. Такой метод ведения кавалерийского боя бытовал вплоть до окончания Тридцатилетней войны (1618 — 1648 гг.). С улучшением качества огнестрельного оружия ему уделялось все больше и больше внимания. В кавалерии, как и в пехоте, число стрелков быстро увеличивалось. Во Франции в XVI в. была создана особая кавалерия — драгуны, вооруженные мушкетами, способные вести бой в конном и пешем строю. Драгунский мунгкет был несколько короче и легче пехотного. Это позволяло стрелять нз него, не прибегая к помощи форкета — подставки.
      Россия не отставала от европейских стран. Уже в 1631 году здесь был сформирован первый драгунский полк, который в следующем году прошел боевое крещение под Смоленском в период русско-польской войны. К 1676 году русская армия насчитывала в своих рядах свыше
      11,5 тысячи драгун.
      Ударно-кремневое устройство. Следующим этапом в развитии стрелкового оружия было оснащение его ударнокремневым воспламенительным устройством. Появившись в последней четверти XVI в., это незамысловатое устройство применялось вплоть до середины XIX столетия. В военном оружии оно, называвшееся ударно-кремневым замком, прожило стоиятидесятилетнюю жизнь. Эта жизнь была наполнена боевыми буднями походов Северной (1700 — 1721 гг.) и Семилетней (1756 — 1763 гг.) войн, войны за независимость в Северной Америке (1775 — 1783 гг.), Отечественной войны 1812 года, русско-турецких войн и многих других событий.
      Родиной ударно-кремневого замка является Испания. Точная история его происхождения неизвестна. Одна из версий приписывает это изобретение некоему оружейному мастеру Симону Макарте, который сделал его около 1560 года. По другой версии секрет кремневого замка был попросту вывезен с Востока португальскими мореплавателями, а в Испании приобрел свое европейское оформление.
      Принцип действия ударнокремневого замка чрезвычайно прост. Под действием изогнутой боевой пружины курок с зажатым в «губках» кусочком пирита или кремня ударяет но стальному огниву и высекает искры, воспламеняющие на полке затравочный порох. Последний, проникая в ствол через боковое затравочное отверстие, поджигает основной заряд. Происходит выстрел.
      На протяжении 150-летнего применения в военном деле кремневый замок постоянно эволюционировал. Изменения, вносимые в детали конструкции, способствовали повышению его боевых и эксплуатационных качеств. Старания оружейников многих стран Европы не пропали даром. Конструкторская мысль вызвала к жизни шесть основных типов ударно-кремневых воспламенительных механизмов, первым среди которых был, конечно, самый старый нз них — испанский замок. По сравнению с другими типами он обладал более надежным воспламенительным действием. Во время выстрела удар курка с кремнем по огниву был сильнее, чем в других механизмах. В результате количество искр, высекаемых при этом, было даже избыточным. Безотказность, хороший воспламенительный эффект обеспечили испанскому замку долголетие. В длинном и короткоствольном боевом и охотничьем оружии на Балканах, в Турции, в странах Ближнего и Среднего Востока кремневый замок испанского тина был широко ранространен даже тогда, когда принцип искрового воспламенения заряда уже считался устаревшим. Интересно, что этот тин замка сохранился до наших дней. Изредка его можно встретить на оружии некоторых африканских племен.
      В XVI в. Испания распространила свое влияние на ряд европейских государств, в том числе Голландию. В голландском оружии ударно-кремневый замок испанского типа ко второй половине XVI столетия завоевал уже прочные позиции. Голландцы, разделив огниво и крышку пороховой полки на самостоятельные детали, а также разместив пластинчатую боевую пружину с внутренней стороны замочной доски, сберегая ее этим от грязи и повреждений, разработали свой тип искрового воспламенительного механизма.
      Московские оружейные мастера не стремились копировать западные воспламенительные устройства. Наоборот, из-под их рук выходили очень оригинальные собственные конструкции. Соединив воедино лучшие свойства испанского и голландского кремневых замков, модернизировав их, отечественные оружейники дали жизнь новому кремневому механизму русского типа. Будучи национальным изобретением наших соотечественников, он имел место только в русском оружии XVII в., который изобилует изобретениями ударно-кремневых замков, весьма совершенными по тем временах».
      Батарейно-кремневые и бес-курковые замки. Наиболее известных» и распространенным в различных армиях Европы и Америки с начала XVIII в. становится искровой батарейнокремневый замок французского типа. Его первый образец применялся уже в 1635 году. В дальнейшем его конструкция постоянно улучшалась. Наконец, в начале XVIII столетия талантливым механиком и художником Марэном ле Буржуа она была доведена до полного совершенства и долгое время применялась в европейском и американском оружии. Стараясь уменьшить габариты ручного огнестрельного оружия, изобретатели попробовали обойтись без курка с зажатым кремнем. Так, в первой половине 1700-х годов появился бескурковый кремневый замок, не только сделавший оружие компактным, по и не мешавший стрелку точнее прицеливаться. Авторами этого оригинального воспламенительного устройства являлись два богемских оружейника Станислав Патцель и Вацлав Моравек. Однако сложность изготовления и обращения с замком были главными причинами, тормозившими его распространение.
      Кремневое пехотное ружье. К-началу XVIII в. кремневый замок получил повсеместное признание и полностью вытеснил фитильные образцы. Правда, н ему были присущи недостатки, связанные с не совсем надежным зажиганием. В среднем на 100 выстрелов приходилось до 20 осечек. К кремневому оружию на первых порах особенно скептически относились французы. Устав 1665 года строго воспрещал пользоваться им. Найденные во время осмотров кремневые ружья комиссии должны были немедленно ломать и заменять другими за счет капитанов — нарушителей устава. Но уже в 1717 году в той же Франции на вооружение был принят образец пехотного кремневого ружья, который старательно копировался оружейными мастерами многих европейских стран. Без особых изменений он просуществовал до середины XIX столетия.
      Что же представляло собой кремневое пехотное ружье, бывшее основным оружием всех армий того времени? Оно включало в себя четыре основных элемента: железный ствол, замок, штык и ложу с прибором. Калибр тогдашних ружей был весьма внушительным. Так, русские фузеи первой половины XVIII в. стреляли круглыми свинцовыми пулями диаметром от 19,8 до 17,8 мм. Ружейные ложи, как правило, изготовлялись из протравленного и лакированного орехового дерева.
      Австрийцы часто применял» для их производства бук. В России широкое распространение получила кроме орехового дерева и береза.
      Прибор ложи состоял из затыльника приклада, спусковой скобы, шомпольных трубок, удерживающий деревянный, а с середины XVIII в. металлический шомпол, впервые введенный в прусской пехоте.
      Для скрепления ствола с ложей служили ложевые кольца, повсеместно вошедшие в употребление к середине 1700-х годов. Ложевые приборы обычно выполнялись из цветных металлов — меди пли латуни.
      I1рицельные приспособления были несовершенными. Они включали латунную или железную мушку, припаянную на дульном срезе или переднем ложевом кольце, и прорезь в холке-приливе казенной части ствола.
      Штуцер. Во второй половине XVIII столетия с появлением умелых стрелков-егерей стали больше внимания уделять одиночному огню, нежели залповому неприцельному. Вооруженные нарезными руЖьямн-штуцерами, егеря поражали цели, удаленные на 800 шагов (480 м). Обладая лучшей кучностью боя, штуцера уступали гладкоствольным ружьям в скорострельности. Процесс заряжания был чрезвычайно трудоемким. Ведь пулю буквально приходилось забивать в ствол. На все эти манипуляции уходило пяте, минут. Тогда еще не был известен способ подачи патрона через казенную часть ствола.
      Россия одной из первых оценила возможности егерской пехоты, ее способность вести эф-фектнвный бой, действуя рассыпным строем. Уже к 1795 году в русской армии насчитывалось 39 000 егерей. Ими в разное время командовали наши выдающиеся полководцы А. В. Суворов и М. И. Кутузов. Производство кремневых штуцеров было сосредоточено в Туле, где но указу Петра I 15 февраля 1712 года был основан первый в России оружейный завод.
      Только через 45 лет на Западе появилось нарезное егерское ружье, подобное русскому образцу. Им были вооружены меткие стрелки австрийской пехоты. В 1793 году это оружие появляется во Франции, а через год — в Англии.
      Штык и патрон. Важнейшим добавлением к ружью был штык. Изобретен он был в 1641 году в городе Байон, на юго-западе Франции, и назван первоначально в его честь багине-том. Он представлял собой кинжал или нож, вставляемый рукояткой в ствол. Теперь ружье сочетало свойства огнестрельного и холодного оружия. В 1688 году французским маршалом Вобаном была изобретена трубка, впоследствии пазванная штыковой. Будучи приделанной к багинету, она позволяла одевать его на дульную часть ствола. Багинет теперь уже не мешал производству выстрела. Однако и этот штык еще не был настоящим штыком. Лишь с изобретением в 1699 году штыковой шейки он оформился окончательно. Последнее изобретение дало возможность солдату беспрепятственно заряжать с дула свое ружье, не опасаясь при этом получить травму от примкнутого штыка. Формы штыков во всех армиях Европы и Америки на протяжении XVIII и половины XIX столетий были одинаковыми. Они имели трехгранный клинок, резко отогнутый от ствола. Впервые такой штык появился в России в 1709 году. Он был введен Петром I к пехотным и драгунским фузеям вновь создаваемой регулярной армии. Штыковому бою в русских войсках стали уделять большое внимание. Высокие моральные качества русского солдата, чувство долга и патриотизм делали его непобедимым в рукопашной схватке. Искусство применения этого оружия было на очень высоком уровне. Фехтование на штыках являлось неотъемлемой частью обучения российской пехоты. Недаром А. В. Суворов любил говорить: «Пуля дура, да штык молодец». Практически не было сражения с участием русских войск, в котором бы они не опрокидывали штыком неприятеля, пусть даже самого смелого и стойкого. На Западе солдаты боялись штыкового боя. Прусский император Фридрих II торжественно обещал своим солдатам, что в битвах им никогда не придется прибегать к штыку, как к наступательному оружию.
      Около 150 лет кремневое оружие господствовало на поле боя. Его применяли солдаты, матросы и офицеры в пехоте, кавалерии, артиллерии, инженерных войсках, на флоте. Отличительной особенностью периода господства в армии кремневого оружия является многообразие его образцов и типов. Только в русской армии в первой четверти XVI11 в. образцы ружей менялись пять раз. Отличаясь друг от друга лишь незначительными изменениями деталей, они имели практически те же самые боевые возможности. Масса до 5,6 кг, масса нули свыше 30 г, дальность стрельбы около 300 — 800 шагов, скорострельность — один выстрел в 1 — 5 мин.
      Патроны в бытность кремневого гладкоствольного оружия изготавливались войсками самостоятельно.
      Крупным событием, ускорив-1ТШМ процесс заряжания, было появление бумажного патрона, в котором объединились в одно целое порох и пуля. Впервые его создали в Швеции. Теперь шведский мушкетер производил три выстрела за время, в которое солдаты других европейских государств тратили на один. Этим преимуществом шведы пользовались в течение сорока лет. И только в 1670 году бумажные патроны появились в бранденбургской пехоте, а затем, спустя еще 20 лет, — во Франции. Боевой бумажный патрон XVIII в. содержал в себе 9-граммовый заряд пороха и 28-граммовую свинцовую пулю. Носимый солдатом запас патронов был невелик. Так, в русской армии Петра I он составлял 30 патронов, в прусской армии Фридриха II — 60. В кавалерии запас патронов колебался в пределах 32 — 38 штук. В битвах Семилетней войны (1756 — 1763 гг.) и в период наполеоновских войн, несмотря на малую эффективность огня кремневого стрелкового оружия, случался такой большой расход боеприпасов, что в самый кульминационный момент схватки стрелять было нечем. Это, например, произошло 3 ноября 1760 года при Торгау, когда австрийцы и пруссаки выпалили друг в друга весь свой патронный запас. Патронный голод испытывали и французские солдаты в сражении под Ваграмом 5 — 6 июля 1809 года, где, увлекшись стрельбой, они не заметили, как опустели их патронные сумки.
      В то время в Европе было три типа стрелкового оружия: ружья пехотные, драгунские и пистолет. Ружья имели багине-ты, или штыки. Кроме этого, каждый пехотинец для самообороны носил шпагу, или тесак. О великом множестве разновидностей кремневого оружия XVIII в. можно судить хотя бы на примере России. Выше уже упоминалось, что в Петровскую эпоху русские войска получили пять образцов только пехотных ружей. С середины же столетия началась буквально оружейная чехарда, которой кроме России подверглись Франция, Австрия, Пруссия, Англия и другие страны. Причем вновь принимаемые образцы мало отличались от предыдущих.
      В 1742 году офицеры русской пехоты получили укороченное и облегченное ружье с трехгранным штыком н вызолоченным прибором ложи. Стараясь выделить гвардейских офицеров из общей массы, их снабдили конструктивно аналогичным оружием, все отличие которого от армейского заключалось в орнаментировании ложевого прибора. Подобные офицерские ружья с 1754 года стали применяться во Франции в гренадерских полках.
      То же самое происходит и в кавалерии. Здесь наблюдалась еще большая пестрота. Драгуны с 1711 года вооружались фузеями со штыками и специальной погонной скобой, обеспечивающей их ношение. Кирасиры получили карабины с кремневыми замками и заряжаемые с дула. В отличие от пехотных ружей они имели короткий ствол, уменьшенный замок, облегченные ложу и шомпол. О размерах тогдашних карабинов дает представление австрийский кавалерийский карабин образца 1798 года, имевший длину всего-навсего 84,5 см. Кирасирский карабин снабжался еще железным штыком. Гусарский карабин, будучи близнецом кирасирского, штыка не имел. Среди кавалеристов пользовались популярностью укороченные ружья с раструбом — тромблоны, или мушкетоны.
      В системе стрелкового вооружения европейских и заокеанских армий XVIII в. значительное место отводилось личному оружию — пистолету, который использовался в оборонительных и наступательных целях.
      Рассказ о ручном огнестрельном оружии тех лет будет неполным, если обойти молчанием один из оригинальнейших и интереснейших образцов — морти-рицу. Это оружие очень напоминало артиллерийское орудие, вмонтированное в короткое ружейное ложе. Предназначалось оно для метания ручных гранат диаметром 50 мм. Стрелять из мортирицы можно было только с упора, которым служила алебарда. Такое удивительное оружие было на вооружении российских бомбардирских рот в XVIII в.
      Казнозарядное ружье. Вторая половина XVIII столетия знаменательна попытками ряда стран Европы оснастить свои армии казнозарядными ружьями и карабинами. Первые разработки в этой области были сделаны русскими мастерами еще в XVII в. Однако созданные ими системы являлись плодом талантливого творчества одиночек и существовали обычно в единичных экземплярах. Только спустя сто лет казнозарядки стали выпускаться в количествах, достаточных для вооружения личного соста-
      ва армейских частей. Одной нз первых рассмотрела вопрос вооружения своих войск кремневым оружием, заряжаемым с казны, Франция. Уже в 1732 году с таким предложением обратился к правительству маршал Мориц фон Заксен. Решение вопроса быть или не быть казнозарядному оружию в армии затянулось. Только через 46 лет часть французской пехоты, драгуны и военно-морской флот получили такое оружие. Им были ружья с поршневыми затворами образца 1778 года. Тугодумов нз военного ведомства Франции несколько опередили австрийцы, вооружившие в 1770 году часть пехоты и кавалерии «казнозарядками» системы миланского оружейника Джузеппе Креспи. Правда, его ружье с откидным затвором отличалось крайней ненадежностью и даже представляло некоторую опасность для стрелка. В результате обнаруженных дефектов производство ружей Креспи в 1779 году было прекращено, а имеющиеся в войсках возвращены в арсеналы.
      Много экспериментировали с казнозарядными конструкциями в английской армии. В 1776 году во время войны за независимость в Северной Америке (1775 — 1783 гг.) англичанами испытывались казнозарядные ружья с вертикальными поршневыми затворами, созданные Патриком Фергюссоном.
      Значительно позднее, когда машинная обработка металлов достигла высокой ступени и позволила плотно и точно подгонять детали, конструкторы обрели, наконец, возможность воплотить в жизнь свои, казавшиеся ранее фантастическими, идеи. Произошло это лишь во второй полЛшне XIX в. Тогда стали внедряться капсюльные, игольчатые, бокового и центрального огня образцы ружей, пистолетов и револьверов.
      Вооружение русской армии в первой половине XIX в.
      Совершенствованию стрелкового оружия во всех странах придавалось большое значение. Процесс этот был характерен и для России. Но, задавленная феодально-крепостническими пережитками, руководимая бездарными царскими чиновниками, она позже всех внедряла изобретения в свою оружейную технику. Начало XIX столетия русская армия встретила с ружьем, оснащенным все тем же ударно-кремневым замком.
      Одной из особенностей вооружения тех лет являлось удивительное многообразие типов оружия. Это было характерно для любой страны, в том числе и для России. У каждого рода войск был свой особый вид огнестрельного оружия: полки мушкетерские и гренадерские были вооружены пехотным ружьем, унтер-офицеры этих полков — нарезными ружьями с тугой загонкой нули. Егерская пехота получала гладкоствольные егерские ружья и штуцера. Вооружение кавалерии было еще более пестрым. Здесь были драгунские, кирасирские, гусарские и коп-но-егерскне ружья. Наряду с ними эксплуатировались кавалерийский штуцер и мушкетон (тромблон). И, конечно же, у каждого всадника непременно
      была пара седельных пистолетов. Вдобавок оружие было разнокалиберным. Все это вносило большие трудности в эксплуатацию оружия. В России только в драгунских полках ружья были 17 калибров! Еще хуже обстояло дело в пехоте, где в одном полку зачастую встречались ружья четырех-пяти различных калибров. Встречались в войсках и трофейные образцы, несшие службу наравне с отечественными. Особенно много было прусских и шведских ружей периода Семилетней войны 1756 — 1763 годов.
      В первые годы XIX столетия усовершенствование дульно-зарядного кремневого оружия шло по пути уменьшения его веса и сокращения действия отдачи при выстреле. Это достигалось благодаря укорочению ствола и большей искривленности приклада. Подобные улучшения в кремневом оружии повысили его эксплуатационные качества.
      Проверку боем русское оружие начала XIX в. прошло во время Отечественной войны 1812 года. Поднявшийся на защиту своего Отечества русский народ в этой войне наголову разгромил французских захватчиков. Нанеся поражение армии Наполеона в сражениях на Бородинском поле, под Тарусой, Малоярославцем, Красным, на Березине, русские солдаты продемонстрировали всему миру выдающуюся отвагу, самоотверженность, умение владеть своим оружием.
      Самым массовым образцом стрелкового оружия в русской армии были, конечно, пехотные ружья образца 1805 и 1808 годов. Вооружение пехотинца и гренадера не уступало многим иностранным образцам: французскому, прусскому, саксонскому, австрийскому и английскому.
      Конструкция ружья с ударно-кремневым замком в XIX в. не претерпела изменений. Ствол по-прежнему делался из железа, а ложа из ореха или березы. Длинный трехгранный штык венчал собою дульную часть ружья. Прицельные приспособления, как и в прошлом, практически отсутствовали. Лишь невысокая медная мушка и прорезь в приливе казенной части ствола служили для приблизительного наведения ружья в цель. Вероятность попадания при стрельбе из кремневых ружей и пистолетов была небольшой. Считалось нормальным, если 75 % нуль, выпущенных из ружей на 100 шагов, поражали цель. Эффективность огня пистолета была еще ниже. Попадание в цель с лошади на расстоянии 30 шагов считалось чистой случайностью. И все-таки возможность поражения цели из кремневого оружия с весьма неблизкого расстояния сбрасывать со счетов нельзя.
      По сравнению с гладкоствольным нарезное оружие отличалось лучшей меткостью и кучностью стрельбы. Однако оно ввиду трудоемкости заряжания не имело широкого распространения. Например, в егерских полках нарезными штуцерами снабжались лишь 12 человек на всю роту. Последний образец такого оружия был введен в России в 1805 году.
      Капсюльное пехотное ружье обр. 1845
      Неудобство применения длинноствольных ружей в кавалерии обусловило конструктивные особенности оружия для данного рода войск. Действительно, манипуляции с длинным ружьем на скачущей во весь опор лошади крайне затруднительны. Поэтому оружейные мастера всех стран создавали и выпускали для кавалеристов малогабаритное оружие. Например, драгунское и кирасирское ружья образца 1809 года были длиной всего 94,2 см, а гусарское еще короче — 63,75 см. Укорочение стволов повлияло на меткость стрельбы. На расстоянии 160 шагов в мишень 1,8X1,2 м попадало только 50 % пуль. С увеличением расстояния процент попадания быстро уменьшался. И уже с 240 шагов поразить цель могли менее 25 % выпущенных пуль. Действенность выстрелов была выше только у кавалерийского штуцера, утвержденного в 1803 году для вооружения кирасирских, драгунских и уланских полков. Достигалось это в результате правильного полета пули, разгоняемой пороховой энергией по нарезному стволу, сообщающему ей вращательное движение. Меткость такого штуцера вдвое превышала меткость драгунских и кирасирских ружей. Однако нормы снабжения этим оружием в войсках были ограниченными. Так, в каждом эскадроне кирасирских, драгунских и уланских полков штуцера выдавались только 16 рядовым. Остальные солдаты вооружались карабинами, ружьями и мушкетонами. Обязательным вооружением каждого кавалериста была пара седельных пистолетов. В боях с наполеоновскими захватчиками русские воины использовали образец пистолета с кремневым замком, утвержденным в 1809 году.
      В начале XIX в. производство стрелкового оружия было сосредоточено на Тульском, Сест-рорецком и Ижевском оружейных заводах. Самым крупным из них был Тульский, проектная мощность которого составляла 100 000 ружей в год. Но ввиду недостатка производственных мощностей и устаревшего оборудования завод до 1806 года выпускал не более 45 000 ружей ежегодно. Назревавшая война с Францией заставила военное министерство в 1810 году резко увеличить программу выпуска стрелкового вооружения. Но она оказалась непосильной. И вместо 146 000 запланированных ружей в войска и арсеналы было передано только 99 000.
      Штуцер стрелковых батальонов (люттихский) обр. 1843 г. Россия
      Суровым испытанием была для России Отечественная война 1812 года. Всколыхнув многие слои русского общества, она подняла на борьбу с иноземными поработителями великую несокрушимую силу — русский народ. Крестьяне, объединяясь в партизанские отряды, не давали покоя французам, чьи фуражирные экспедиции заканчивались, как правило, безрезультатно. Тысячи врагов нашли свой конец от карающей «дубины народной войны». Могучим резервом было ополчение, формировавшееся во многих русских городах. Не покладая рук трудились рабочие оружейных и пороховых заводов, обеспечивая армию вооружением и боеприпасами. Так, только туляки ежемесячно выпускали 10 000 новых и исправляли 3000 поврежденных ружей. К производству военного оружия были привлечены 19 частпых тульских мануфактур, которые каждый месяц изготавливали до 3000 ружей. Напряженно трудились рабочие Сестрорецка и Ижевска, направившие в армию для разгрома врага 18 614 ружей и 1200 пар пистолетов.
      Руководствуясь опытом наполеоновских войн, русские оружейники внесли некоторые изменения в образцы .армейского кремневого оружия. Они коснулись прежде всего ствола, ложи и прицельных приспособлений. Так, новые русские пехотные ружья, подготовленные инспектором оружейных заводов генералом Штаденом и генералом польской службы Бонтаном в 1826 и 1828 годах, имели стволы на 9 см короче прежних образцов. Целиться из новых ружей стало удобнее. На казеннике появились подобие целика, холка с прорезью, а мушку с ложевого кольца перенесли на ствол. Эти нововведения свидетельствовали о начавшемся процессе совершенствования прицельных приспособлений. За счет увеличения скоса приклада в новом оружии удалось ослабить действие отдачи в плечо стреляющему, и солдаты, с трудом переносившие отдачу старых ружей, больше всего остались довольны именно последним новшеством. Общая длина ружей образца 1826 и 1828 годов благодаря удлинению штыков осталась прежней.
      Для различных родов кавалерии в том же 1828 году были утверждены сразу четыре новых образца: драгунское, кирасирское, гусарское и конноегерское ружья. Бее они имели гладкий ствол и заряжались с дульной части. Спустя пять лет кавалеристы получили еще один образец — карабин образца 1833 года. В 1832 году для вооружения казачьих войск был утвержден специальный образец, конструктивно аналогичный кремневому ружыо, но имевший узкий приклад азиатского тина и прорези вместо антабок в ложе для продевания ремня.
      Нарезное оружие 20-х годов XIX в. вообще не претерпело никаких изменений. По-прежнему нулю в ствол приходилось загонят!, ударами молотка, за^ трачивая при этом много сил и времени. Поэтому процент этого оружия в войсках был незначительный. Так, в России к концу 20-х годов XIX столетия быг ли созданы только два новых нарезных образца: кавалерийский штуцер н штуцер гвардейского финского стрелкового батальона. Производство нового оружия шло медленно, и перевооружение им русской армии затягивалось. Слабая техническая оснащенность и скудость станочного парка оружейных заводов являлись важнейшими причинами, препятствующими ускоренному производству. Лишь после модернизации Тульского, Сестрорецкого и Ижевского заводов в 1831 году удалось несколько поднят!, уровень производства стрелкового вооружения.
      Ударно-капсюльный замок. К середине XIX в. ружья с кремневыми замками морально устарели. На арену выступало оружие с более совершенным воспламенительным устройством — ударно-капсюльным замком, который начал внедряться на Западе в 30-х годах столетия. Однако русское военное министерство?’ боясь больших экономических затрат, продолжало упрямо цепляться за кремневое оружие. Причем не только продолжало использовать его в войсках, но даже разрабатывало новые образцы с кремневыми замками. В 1839 году, когда многие западноевропейские армии уже перевооружились единственно прогрессивным в то время ударно-капсюльным оружием, в России дело обстояло иначе. Утвержденные в том году образцы стрелкового оружия по-прежнему снабдили архаичными кремневыми замками. Все усовершенствование вновь принятых на вооружение образцов заключалось в утолщении верхней части мушки. В остальном ружья, карабины и пистолеты образца 1839 года были практически идентичны с оружием более ранних выпусков.
      Не развились в XIX в. и казнозарядные системы с кремневыми замками. Признание среди них получило TO.Tii.Ko ружье полковника Джона Галла, принятое на вооружение американской армии в 1819 году и четверть века выпускавшееся государственной фабрикой в г. Гар-нерс-Ферри.
      Новая эпоха в развитии огнестрельного оружия тесно связана с изобретением инициирующих взрывчатых веществ. Главнейшее нз них — гремучая ртуть — была открыта английским химиком Э. Хоуардом в 1799 году. Обладая повышенной чувствительностью к механиче-
      ским ударным воздействиям, она заменила собой затравочный порох. Конструкция замка была приспособлена для применения специальных капсюлей, заполненных инициирующим взрывчатым веществом. Итак, на смену кремневому замку пришел ударно-капсюльный, являвшийся, но сути дела, первым замком, где использовалась химия.
      Первый, ударный замок был изобретен Александром Форсайтом в Шотландии в 1807 году. Это изобретение послужило базой для развития металлических патронов, казнозарядных ружей и другого современного оружия. В замке
      А. Форсайта на месте привычного огнива размещался небольшой поворотный магазин с гремучей смесью. После каждого его опрокидывания на полку попадало немного гремучей ртути, по которой и ударял курок кремнево-батарейного типа с .маленьким молоточком, воспламеняя ее. Через затравочный канал образовавшаяся струя огня проникала в ствол и поджигала основной заряд пороха, выбрасывающий пулю.
      Замки Форсайта и его последователей быстро внедрились в охотничьем оружии. Конечно, размещение инициирующего взрывчатого вещества в ружейном замке таило в себе неприятности, связанные с высокой чувствительностью его к различным механическим воздействиям, в первую очередь ударам. Требовалось простое и безопасное воспламенительное устройство, и тогда оружейники отделили гремучую ртуть от замка. Ее разместили в металлическом колпачке — капсюле, созданном Эггом в 1818 году.
      Изобретение капсюля военные вновь оценили не сразу. Они утверждали, что руки у солдат слишком грубы и не способны манипулировать с маленькими капсюлями. Дольше всего этого мнения придерживались в царской России, которая позже всех оценила выгоды ударного оружия. Царское правительство, не решаясь оставить значительные запасы кремневого оружия, пошло на компромисс и решило переделать его в ударно-капсюльное. В то время в области стрелкового дела Россия подражала французам буквально во всем. Поэтому способ переделки кремневого ружья в капсюльное был заимствован не где-нибудь, а во Франции. С 16 августа 1844 года все имеющиеся кремневые образцы подвергались основательной переделке. Одновременно было прекращено и их изготовление. На русских заводах развернулось производство образцов, снабженных только ударными замками. Выпускавшееся оружие было преимущественно гладкоствольное. Нарезным ружьям в России уделялось все еще явно недостаточное внимание, хотя их боевые качества были, безусловно, выше.
      Перед Крымской войной 1853 — 1856 годов в войсках имелось на вооружении лишь 4 % штуцеров. Солдаты девяти русских стрелковых батальонов, оснащенных нарезным оружием и предназначавшихся для ведения «цельной стрельбы», эксплуатировали капсюльные V штуцера трех различных си- стем: люттихский, Гартунга и . Эрнрота. Первые два имели в стволе два диаметрально противоположных нареза. Они заря-1 жались с дула цилиндрической нулей полковника Куликовско- го, которая своими ушками вставлялась в нарезы, а потом шомполом досылалась к заряду. Кучность боя штуцеров была неодинакова. Лучшими показателями обладал люттихский образца 1843 года. На дистанции 640 шагов (426 м) из 100 выпущенных пуль в мишень разме- ром 3,5X1,5 м попадало не менее 60.
      Впервые во время Крымской войны преимущество нарезного оружия над гладкоствольным проявилось в сражении на реке Альме в сентябре 1854 года. Пользуясь дальнобойным стрелковым оружием, французы и англичане выводили из строя русскую пехоту и прислугу артиллерийских орудий. Так, на левом фланге они перестреляли практически всех офицеров, сидевших верхом. В центре, стоявшие в плотных батальонных колоннах, Углицкий и Казанский пехотные полки, чтобы избежать потерь от губительного штуцерного огня, залегли. На правом фланге английские стрелки нанесли огромный урон артиллерийским расчетам. Ответный огонь русских.из гладкоствольных ружей был бесцельным: пули попросту не долетали до неприятеля. Но если дело доходило до рукопашной, русские солдаты неизменно штыковой атакой опрокидывали врага. Победа на Альме дорого обошлась англо-французским войскам. Они потеряли 4300 человек. После боя герцог Кембриджский, командовавший одной из английских дивизий, печально заметил: «Еще одна такая победа, и у Англии не будет армии»...
      Кульминационным моментом войны была 350-дневная героическая оборона Севастополя. Возглавляемые адмиралами Нахимовым, Корниловым, Истоминым, его защитники, испытывая нужду в боеприпасах и продовольствии, подвергаясь непрерывному артиллерийскому обстрелу, отбили несколько яростных штурмов врага. Только 18 июня 1855 года войска англичан, французов и турок оставили перед бастионами Севастополя свыше 7000 человек. И все же, несмотря на мужество русского парода, крепостническая Россия в этой войне потерпела поражение. Горький опыт войны заставил русское военное руководство в ходе боев обратить свой взор к нарезному оружию.
      Нарезное, казнозарядное. В 1854 году был утвержден образец пехотного нарезного ружья с бельгийской расширительной пулей. Невысокая производительность и слабые производственные мощности оружейных заводов России тормозили оснащение войск этим оружием. Новые дальнобойные ружья выпускались в количестве, едва достаточном для вооружения застрельщиков пехотных рот.
      В противоположность русской армии войска англо-французских агрессоров располагали мощными нарезными ружьями системы Тувенена и Притчетта — Энфильда. Превосходством своего вооружения в особенности отличалась английская армия. Она целиком была оснащена эпфильдским ружьем образца 1853 года. Стрельба из пего велась расширительной пулей, которая под действием пороховых газов несколько распиралась в донной части н плотно вжималась в нарезы. Такая пуля обладала отлогой траекторией полета н хорошей кучностью. Во французской армии наибольшее распространение получил стержневой штуцер образца 1846 года полковника Ту-ненена. Им полностью вооружался личный состав легкопехотных и частично линейных пехотных полков.
      Вслед за Францией эта система в 40-е годы XIX в. была принята в Бельгии, Пруссии, Баварии и Саксонии. Простота заряжания тувененского штуцера была очевидной. Пуля меньшего, чем диаметр канала ствола, размера легко входила в него. Продвинутая затем шомполом до казны, где был ввернут стержень, она осаживалась на нем и заполняла собой нарезы. Выброшенная во время выстрела силой пороховых газов, нуля имела правильное вращение, которое обеспечивало ей хорошую меткость на больших дистанциях. Недостатки конструкции заключались в трудоемкости заряжания лежа и стоя на колене. Удары шомпола быстро расшатывали стержень, а неудобство очистки око-лостержневого пространства приводило к быстрой порче ружья. Однако эти недостатки нарезных ударно-капсюльных систем не повлияли на общую тенденцию развития ручного огнестрельного оружия. Будущее бесповоротно принадлежало нарезному оружию.
      Крымская война 1853 — 1856 годов лишний раз доказала это. И хотя ввиду социально-экономической отсталости Россия потерпела поражение, опыт войны, которая, по свидетельству В. И. Ленина, показала гнилость и бессилие самодержавия, во многом определил путь развития отечественного и иностранного стрелкового оружия. на оспове этого опыта был создан новый боевой порядок — стрелковая цепь. Уделено значительное внимание огневому бою. С 1853 года солдаты действительно стали обучатся «цельной» стрельбе, которой до итого момента занимались исключительно мало, несмотря на утвержденные в 1848 году «Наставления для стрельбы в цель». Для улучшения стрелковой подготовки среди офицеров стали организовываться спортивные состязания. Они оказывали положительное влияние на представителей офицерского корпуса, буквально заставляя их учиться метко стрелять. Первые такие состязания в русской армии были проведены в феврале 1856 года. Офицеры оспаривали награду — призовое оружие в стрельбе из штатной капсюльной винтовки. 13 января 1858 года были утверждены «Правила для стрельбы в цель и состязаний гг. офицеров в войсках гвардии», по которым победитель награждался императорским призом, то есть первоклассным именным оружием.
      Вся послевоенная деятельность русских оружейников была направлена на устранение недостатков стрелкового оружия, выявившихся на полях сражений Крымской войны. «Россия не может, — говорилось в одном из докладов Главного артиллерийского управления военному министру, — да и не должна отставать от других первостепенных европейских держав в деле радикального перевооружения своей армии...»1 Обращалось внимание на необходимость вооружения всех войск нарезным оружием. В 1856 году в русской армии появилась капсюльная стрелковая винтовка. С тех нор этот термин прочно вошел в военный лексикон. Новый образец имел уменьшенный калибр (15,24 мм) и укороченный ствол, что сделало оружие легче и удобнее. Прицел винтовки допускал ведение огня на дистанцию 853 м! Но скорострельность ее оставалась прежней — ведь винтовка, как и ее предшественники, заряжалась с дула. Ею решили вооружить прежде всего стрелковые батальоны и застрельщиков стрелковых полков. Наконец, спустя два года, после долгих споров нарезное оружие было введено во всей пехоте. Вслед за пехотой винтовки утвердились в кавалерии. В 1859 — 1860 годах для драгун и казаков были введены укороченные и облегченные образцы, отличительной особенностью которых было отсутствие привычной спусковой скобы, не удобной для конного строя.
      В ходе мероприятий но перевооружению передовые военные деятели России обращали внимание на убогость личного офицерского оружия. Существовавшие дульнозарядные капсюльные пистолеты ввиду низкой скорострельности не обеспечивали безопасности офицера в бою. Поэтому русское правительство вынуждено было заказать более совершенное многозарядное оружие за рубежом. Им являлся револьвер, в поворачивающемся барабане которого размещалось сразу несколько зарядов.
      Такое оружие было известно уже в XVII столетии. Однако признание к нему пришло значительно позже. Большая заслуга в этом принадлежит американскому предпринимателю Самюэлю Кольту. Этот ловкий делец, приписав себе изобретение малоизвестного оружейника Джона Пирсона, наладил массовое производство револьверов его конструкции. Он даже сумел получить патент на это оружие. Используя выгоды машинного производства, Кольт с 1835 года выпустил несколько моделей револьверов. В 1847 году кольтовские револьверы проникли в армию США. Год спустя в г. Гартфорде, штат Коннектикут, Самюэль Кольт основал оружейную фабрику, которая благодаря деятельности способного механика Элиса Рота вскоре превратилась в огромное оружейное предприятие. Здесь выпускались армейские и флотские револьверы, а также многочисленные типы карманных револьверов. Аппетиты Кольта были настолько велики, что он основал в Лондоне дочернее предприятие своей фирмы, которое производило оружие для английской армии, флота и канадской милиции.
      Свои капсюльные револьверы Кольт продавал во всем мире. Среди его заказчиков была и Россия, которая после Крымской войны купила крупную партию револьверов. Однако опи не вытеснили из системы вооружения однозарядных ударных пистолетов, которых в войсках было подавляющее большинство.
      Необходимость быстро стрелять, особенно в решительные моменты бон, вызвала к жизни различные устройства, некоторым образом содействовавшие этому. Изменить сам принцип заряжания с дула оружейники пока еще ие могли. Поэтому они решили сократить до минимума время, затрачиваемое на одевание капсюля перед выстрелом. Появилась капсюльная обойма, представлявшая собой ленту с вделанными в нее капсюлями. Пальма первенства в ее изобретении принадлежит сугубо штатскому человеку, зубному врачу из Вашингтона Эдварду Мейнарду.
      Значительное увеличение скорострельности огнестрельного оружия в 60-х годах XIX в. стало возможным только в результате заряжания с казенной части. Громадные преимущества заряжания с казны, писал Ф. Энгельс, очевидны. Время, необходимое для заряжания, значительно сокращается. Никакого вытаскивания шомпола, поворачивания его кругом и нового вкладывания обратно. Одним движением открывается затвор, другим вкладывается патрон на свое место и третьим — затвор опять закрывается. Таким образом, частый огонь стрелков или ряд частых залпов... обеспечивается в такой степени, с которой никак не может сравниться оружие, заряжающееся сдула. Да и манипулировать с казнозарядиым ружьем было куда легче и безопаснее. Ведь заряжать его можно было в любом положении. Помимо ускорения стрельбы заряжание с казенной части имело ряд других выгод. Благодаря лучшему врезанию пули в нарезы возрастала меткость стрельбы. Редкое применение шомпола способствовало живучести ружейного ствола, а удобство и простота ухода за ним обеспечивали его длительную работоспособность.
      Эти преимущества привели к тому, что все государства быстро начали перевооружаться казнозарядным оружием. Это были винтовки талантливых оружейников: Вильсона, Шарн-са, Дрешлера, Ларжешо, Малерба, Лннднера и других.
      В 60-х годах начались преобразования и в русской армии. Оружейная комиссия военного министерства под председательством герцога Мекленбургского, созданная с целью выбора для русской армии малокалиберного казнозарядного ружья, испытала великое множество иностранных и отечественных систем. Одной из первых была опробована конструкция американца Грина, представившего на суд комиссии кавалерийский карабин, заряжающийся с казны бумажпым патроном с цилиндросфернче-ской нулей. При заряжании с казны встала проблема плотного запирания капала ствола во время выстрела. Эту проблему Грнн попытался решить так: для производства выстрела употреблялись две пули, из которых при выстреле одна вылетает.., а другая, осаживался назад и раздаваясь при этом от удара о передний обрез затвора, герметически запирает казну. Однако испытания в войсках 3000 драгунских ружей Грина показали неудовлетворительное действие механизмов. Случалось, что вторая пуля так сильно расплющивалась, что протолкнуть ее вперед даже посредством шомпола было невозможно. Подобные недостатки были свойственны двухпульной винтовке Жилле-Труммера, показанной оружейной комиссии в 1859 году. Эта винтовка, как и ружье Грина, дальше опытного образца не пошла. Двухпульная система оказалась приемлемой только в короткоствольном оружии. Русские офицеры в 1863 году получили пистолет, созданный Жилле и Труммером по такой же схеме. Это оружие находилось на вооружении вплоть до 70-х годов прошлого века.
      Стремясь не отстать от Европы, Россия принимает для своей армии «казнозарядку» системы англичанина Терри, усовершенствованную в 1866 году мастером из Тулы И. Г. Норманом. Им было внесено в конструкцию около двадцати различных изменений. 15 ноября 1866 года образец Терри — Нормана был принят на вооружение под наименованием: «Капсюльная скорострельная винтовка образца 1866 года». Она
      заряжалась бумажным патроном, а воспламенение заряда осуществлялось старым капсюльным способом.
      В целях экономии средств было принято решение переделывать по системе Терри — Нормана имеющиеся в войсках и арсеналах дульнозарядные винтовки образца 1856 и 1858 годов. При переделке в казенную часть ствола ввинчивалась ствольная коробка со скользящим затвором. Во время заряжания канал ствола запирался его поворотом за предусмотренную для этого откидную рукоятку.
      Обладая преимуществом перед состоящими на вооружении дульнозарядными системами, винтовка Терри — Нормана между тем в сравнении с иностранными казнозарядными винтовками была далека от совершенства.
      Дальнейшим шагом в улучшении стрелкового вооружения в русской армии и прежде всего увеличения его скорострельности было принятие на вооружение в 1867 году игольчатой винтовки системы англичанина Карле. Для стрельбы из нее использовался бумажный пат-
      рои полковника Вельтшцева. Новая винтовка обладала повышенной скорострельностью. Стрелок в полном боевом снаряжении делал из нее до 10 выстрелов в минуту. В этом ружье капсюль, пуля и пороховой заряд были соединены воедино, образуя так называемый унитарный патрон. Капсюль располагался в специальном шпигеле, в который своим донцем входила пуля. Оп накалывался длинной заостренной иглой, пронизывающей бумажную гильзу с порохом.
      Винтовка Карле, принятая в России, была несколько модернизирована по сравнению с прусским образцом Дрейзе 1841 г. Был введен кожаный обтюратор, препятствующий прорыву пороховых газов, нглу во избежание частых поломок укоротили. Однако устранить все недочеты игольчатой системы не удалось.
      Производство ружей Карле было поручено Тульскому, Ижевскому и Сестрорецкому заводам. К этому делу военное министерство привлекло и частных заводчиков из Петербурга, Киева, Лиепаи и Тулы. Изготовление игольчатых винтовок было делом трудоемким и дорогим. Поэтому их было изготовлено всего 213 000 экземпляров. Они состояли на вооружении частей Сибирского, Туркестанского, Оренбургского военных округов и пяти кавказских дивизий. Во время русско-турецкой войны 1877 — 1878 годов небольшое число винтовок Карле применялось в боевых действиях. С ними русские солдаты шли на штурм турецких крепостей Карс и Ардаган, участвовали в обороне Баязета и Авли ар-Аладжинском сражении. Итак, заряжание с казенной части позволило значительно повысить скорость стрельбы. Игравший ранее вспомогательную роль ружейный огонь стал доминирующим на поле боя. Не было, пожалуй, ни одного сражения, в котором противоборствующие стороны не вели бы огневого боя. Его губительное действие влияло на тактику использования войск. Рождались и совершенствовались новые боевые порядки. Необходимость метко стрелять заставила уделить больше внимания стрелковой подготовке войск. Созданные в 60-х годах XIX в. капсюльные и игольчатые винтовки были дальнейшим шагом вперед в деле совершенствования стрелкового вооружения.
      Однако принятие их в армиях ряда государств являлось временной мерой. Причиной, тормозившей распространение казнозарядного капсюльного и игольчатого оружия, было применение недостаточно мощного и надежного бумажного патрона. Оружейники долгое время ломали голову над тем, как повысить его качества. И конце концов их труд увенчался успехом. На смену бумажному пришел унитарный металлический патрон.
      Дальнейший расцвет скорострельного казнозарядного оружия был тесно связан с этим изобретением.
     
      БОРЬБА ЗА СКОРОСТРЕЛЬНОСТЬ
      Развитие казнозарядного оружия. В ВО — 70-х годах прошлого века казнозарядпое стрелковое оружие, имея огромные преимущества перед своими предшественниками, практически полностью вытеснило их из вооружения пехоты, кавалерии и других родов войск. Технически более совершенное, чем заряжаемое с дула, обладающее превосходством в скорости и меткости стрельбы, казнозарядное оружие показало себя с наилучшей стороны. Итак, будущее было за казнозарядным оружием. Но каким? Ведь одни образцы заряжались бумажным, другие металлическим патроном. Какому из них отдать предпочтение? И вот тут-то мнения разделились. Одни конструкторы, высказываясь за бумажные патроны, ссылались на их дешевизну и возможность производства в армейских условиях. Другие, отстаивая преимущества металлических патронов, выдвигали на первый план их безотказность при любых атмосферных условиях. В конце концов они и одержали победу.
      Созданию нарезного казнозарядного оружия под металлический патрон стали уделять самое пристальное внимание с 60-х годов XIX в. Первыми преимущества металлических боеприпасов оценили американцы. Выпущенные ими образцы чаще всего представляли переделки ранее существовавших капсюльных винтовок и карабинов. Схемы для такого переустройства предлагались самые различные. Американцы облюбовали три из них, делящиеся по устройству запирающего механизма на системы с откидным, качающимся и крановым затворами.
      К первой группе чисто переделочных ружей относились системы Морзе и Аллена. Модернизация дульнозарядных винтовок, заключавшаяся в установке откидывающегося при заряжании затвора и нового прицела для стрельбы унитарным патроном улучшенной баллистики, не отнимала .много времени и средств. В ходе граждански!] войны 1861 — 1865 годов в Северной Америке оружие с откидным затвором применялось с обеих сторон. Как у северян, так и у южан существовали целые нолкн, вооруженные этим оружием.
      Наряду с переделочными винтовками обрели жизнь модели, специально спроектированные под металлические патроны. Ими были винтовки и карабины системы Шарнса и Балларда с клиновыми затворами, приводящимися в движение рычагами, расположенными в нижней части оружия.
      Гражданская война в Америке явилась испытательным полигоном ружья Ремингтона образца 1864 года с крановым затвором, который вращался на осп, перпендикулярной стволу, н при оттягивании его вниз открывал казну для заряжания, а при движении вверх плотно закрывал канал ствола. Винтовочный затвор крановой конструкции был прост по устройству, дешев и не допускал даже малейшего прорыва газов.
      От бумажного патрона — к металлическому. Гражданская война в Америке показала преимущества металлического патрона.
      Высокая степень обтюрации затвора от прорыва пороховых газов при использовании патронов с металлической гильзой и, как следствие, большая выгодность их для стрельбы из казнозарядного оружия явилась важнейшей причиной повсеместного распространения оружия под такие боеприпасы.
      Армии ведущих европейских государств в срочном порядке перевооружались оружием под металлические патроны. По большей части оно переделывалось из устаревших капсюльных винтовом» Так, англичане в 1865 году подвергли модернизации все имеющиеся запасы винтовок. В 1868 году на оружие с качающимся затвором перешла баварская армия. В 1867 году в австро-венгерской армии появляется крановое оружие Йозефа Верндля и Карела Голуба, а годом раньше в войска начала поступать переделочная винтовка Венцля. Старались не отстать в деле перевооружения и другие страны.
      Получая от своих агентов донесения о ходе перевооружения европейских войск новым стрелковым оружием, русское военное ведомство вынуждено было предпринять меры, направленные к выявлению пригодного для армии казнозарядного образца с металлическим патроном.
      Специальная комиссия представителей оружейных заводов рассмотрела нарезные винтовки II. М. Баранова н чеха Сильвестра Крика. Испытания показали качественное превосходство винтовки русского оружейника. Однако скупость военного министерства не позволила появиться в войсках этому надежному и скорострельному образцу. Частное предприятие Путилова в Петербурге выпустило всего 10 000 винтовок системы Баранова, которые были переданы флоту. Интересы экономии средств привели к принятию на вооружение винтовки Крика. 18 марта 1869 года она была утверждена Оружейной комиссией к производству.
      Переделке но системе Крика подвергались 15,24-мм капсюльные дульнозарндные винтовки. на ствол навинчивалась ствольная коробка с наклонным полу цилиндрическим желобом, облегчавшим при заряжании досылание патрона, а его казна разделывалась под патронник. Затвор был откидной, по форме соответствующий желобу коробки. Его открывание осуществлялось ударом снизу пальцами правой руки. При этом тело затвора откидывалось влево. Другие ружейные части не претерпели изменений. Без изменений был оставлен прицел, рассчитанный всего на 600 шагов, хотя дальнобойность оружия значительно превышала эту дистанцию.
      Консерватизм в вопросе об эффективности стрельбы на дальние дистанции привел к крупным потерям русских войск во время русско-турецкой войны 1877 — 1878 годов. Гурки часто вели ружейный огонь с дистанции 1800 шагов, нанося значительный урон русским полкам нередко вынужденным сближаться на расстояние действительного огня оружия противника.
      Перевооружение винтовками Крика началось в 1870 году. Б их производство включились кроме казенных частные заводы. Общими усилиями к 1873 году было изготовлено 827 162 ружья системы Крика образца 1869 года. Именно они составили основу вооружения русской армии в 1877 — 1878 годах, армии, принесшей болгарскому народу освобождение от многовекового турецкого ига. С этой винтовкой русский солдат сражался на Шипкинском перевале и под Плевной, оборонял Стару Захюру, штурмовал Ловчу.
      Применение металлических патронов в казнозарядном оружии заметно улучшило его баллистические качества. Но при этом возникала новая проблема, вызванная большой массой патрона (до 54 г) для крупнокалиберных переделочных ружей, уменьшение общего носимого стрелком запаса патронов. Ввиду этого наметилась тенденция к уменьшению калибра оружия и облегчению патрона. Во многих странах калибр вновь создаваемого стрелкового оружия находился в пределах 10,39 — 11,43 мм.
      Процесс уменьшения калибра осуществлялся и в России. Посланные в 1866 году в Соединенные Штаты Америки для ознакомления с состоянием оружейного производства полковник А. II. Горлов и капитан К. И. Гунниус рассмотрели и испытали несколько типов ружей. Одно из них, конструкции Хирама Бердана образца 1867 года, было подвергнуто ими коренной модернизации. В ее устройство они внесли двадцать пять усовершенствований, был уменьшен калибр до 10,67 мм. Оружейники спроектировали также оригинальный патрон со свинцовой пулей и цельнотянутой латунной гильзой бутылочной формы. По сути, русские офицеры создали новую замечательную систему. Недаром в самой Америке она была известна как «русская винтовка». Испытании, которым подвергалась «новорожденная», выявили ее безотказность и отменную меткость, граничащую с меткостью специализированного спортивного оружия. «Баллистическими качествами, — писал впоследствии командированный в США приемщик ружей штабс-капитан В. Буня-ковский, — наша винтовка превосходит все существующие где-либо военные ружья».
      ! Препятствием для распространения в русской армии ружья образца 1868 года оказалась его высокая стоимость. Военное ведомство, одержимое идеей экономии средств, ограничилось заказом 30 000 винтовок заводам Кольта и 7,5 млн. патронов.
      Проблема затвора. В апреле 1869 года в Россию прибыл X. Бердан. Предприимчивый американец предложил военному министерству новый тип затвора, скользящий, а попутно бессовестно обокрал русских изобретателей, присвоив себе сделанные ими усовершенствования в нёрвоначальном образце винтовки. В результате этого наглого поступка при тогдашнем заискивании и преклонении чиновничества перед всем заморским, имена русских офицеров Горлова и Гушшуса в официальном названии винтовки были необоснованно опущены.
      Сравнительные испытания винтовок Вердера, Горлова, Гун-ниуса (Бердана № 1) и винтовки Бердана Л» 2 с новым затвором выявили его некоторые преимущества перед откидными «собратьями»^ Скользящий затвор обеспечивал повышенную скорострельность, лучшую экстракцию (извлечение) стреляных гильз и удобство заряжания. Меткость «берданок» первого и второго образцов была практически равнозначна. Существенным плюсом новой модели X. Бердана была ее безопасность в эксплуатации.В ней полностью исключалась возможность случайных выстрелов. К винтовке был принят более прочный четырехгранный штык взамен ранее бытовавшего трехгранного.
      Проапализнровав результаты сравнительных испытаний, опытная комиссия генерала Потбека единодушно высказалась за ружье Бердана № 2, которое в 1870 году было утверждено для перевооружения войск. Пе обошлось без доделок и усовершенствований. Умельцы оружейной мастерской учебного пехотного батальона внесли в устройство пятнадцать изменений, направленных на усиление боевых качеств винтовки. Таким образом, вполне справедливыми были слова полковника А. П. Горлова, писавшего: «За возможность использовать эти изменения Бердан состоит глубоко обязанным России, а не Россия Бердану»1. Для вооружения кавалерии были приняты укороченные варианты винтовки Бердана № 2. 31 августа 1870 года был утвержден карабин, а 26 сентября получили «добро» драгунское и казачье ружья, в дело проектирования которых существенную ленту внесли русские офицеры полковники Чебышев и Сафонов.
      Для массового производства «берданок» ограниченных мощностей русских заводов явно не хватало. Поэтому военное ведомство разместило заказы за границей. Винтовки Бердана образца 1870 года изготовлялись в Англии оружейной фабрикой г. Бирмингема вплоть до 1874 года. За это время были реконструированы Тульский, Ижевский и Сестрорецкий оружейные заводы. Обновлено оборудование, повышена производительность труда. Один только оружейный завод в Туле получил паровую .машину, 3 турбины и 1118 станков.
      Важным подспорьем делу организации современного ружейного производства было получение отечественных высококачественных стальных стволов, что освобождало оружейников от иностранных поставок. Независимость русских заводов в сырье в случае военных действий позволяла надеяться на организацию высокого уровня выпуска стрелкового вооружения.
      Включившись в 1874 году в выполнение нарядов военного ведомства, три оружейных завода с каждым годом наращивали производство. К началу русско-турецкой войны 1877 — 1878 годов войска получили 253 152 пехотных и 2352 драгунских ружья системы Бердана № 2 образца 1870 года. Этого количества, правда, хватило для вооружения лишь 16 дивизий.
      Только к концу войны, когда победа России была практически предрешена, действующая армия была полностью обеспечена винтовками Бердана № 2. Их производство продолжалось еще тринадцать лет. Затем они сошли со сцены. Но первая мировая война ненадолго вернула это оружие к жизни: ополчение и отдельные резервные части вынуждены были его эксплуатировать нз-за нехватки современных винтовок.
      Стремительное перевооружение казнозарядным оружием под металлические патроны в 1860 — 1870 годах охватило все армии ведущих государств. Некоторые из них в целях экономии денежных средств отдавали предпочтение переделочным образцам. Однако подобная практика себя не оправдала. Спустя несколько лет таким армиям приходилось вторично перевооружаться более совершенными моделями, и экономия сводилась на нет.
      Большинство же государств пошло но пути создания совершенно нового образца оружия. При этом оружейники могли воспользоваться последними техническими новинками, проводить сравнительные испытания различных типов запирающих механизмов, выбирать наиболее удачные из них. Отказ от переделки ранее разработанных систем не ограничивал конструкторов также и в выборе калибра, уменьшение которого заметно влияло на улучшение баллистических качеств оружия.
      Известно, что уменьшение площади поперечного сечения пули ведет к снижению сопротивления воздуха. Способность же нули дольше сохранять свою полетную скорость зависит от отношения веса к площади, встречающей воздушное сопротивление. Это соотношение называется поперечной нагрузкой. Чем выше ее значение, тем лучше пуля сохраняет свою скорость в полете и получает меньшее замедление. Вследствие этого дальность ее полета возрастает.
      В подавляющем большинстве винтовкам 1870-х годов не довелось участвовать в сражениях. Мирно прослужив в войсках двадцать лет, они затем пошли в арсеналы, а их место заняли более совершенные магазинные системы.
      Магазинное оружие. Появление многозарядного оружия было вызвано необходимостью повышения интенсивности огня и его плотности. Многозарядность стрелкового оружия выступала гарантом поражения единичных точечных целей, а в кульминационные моменты боя позволяла вести массированный огонь по противнику.
      Идея многозарядности издавна волновала создателей ручного огнестрельного оружия. Однако вплоть до второй половины XIX в. из-за низкого технико-промышленного уровня дальше экспериментальных образцов дело не пошло. Многоствольные и барабанные конструкции имели большой вес и были ненадежны. Лишь с распространением металлических патронов появилась возможность воплотить в жизнь идею многозарядности, создав при этом вполне приемлемое оружие.
      Впервые магазинное оружие нашло применение в 1861 — 1865 годах во время гражданской войны в Северной Америке. Это были карабины Спенсера образца I860 года. Магазин в них помещался в прикладе и наполнялся семью патронами. Подача патрона в ствол производилась движением рычага в нижней части карабина. Карабин Спенсера являлся сугубо магазинным оружием. Стрелять из него без помощи магазина было невозможно, поэтому после опорожнения магазина и все время в течение его наполнения стрелок оставался безоружным. Этот недостаток не позволил оружию выйти на большую арену, хотя мощность его была подтверждена в сражении при Дрюри 16 мая 1864 года, когда бригада и два полка северян нанесли поражение втрое превосходящему противнику.
      В 1869 году магазинное ружье появилось на вооружении швейцарских пехотинцев. Это был первый образец такого оружия в Европе. Конструктор винтовки Фридрих Веттерлн разместил магазин емкостью 11 патронов под стволом, откуда они подавались в ствольную коробку при помощи рычага приемника на линию оси канала ствола и досылались в патронник движением затвора вперед. Для наполнения магазинной трубки патронами изобретатель предусмотрел в правой стенке ствольной коробки окно, через которое они вставлялись
      в магазин. Такое устройство допускало ведение огня но одному патрону. В критические минуты стрелок легко переключал свое оружие для стрельбы магазинным способом и за 35 — 40 секунд выпускал все патроны. Несмотря на принятие на вооружение, 10,4-мм винтовку Веттерли нельзя было признать удовлетворительной, так как в работе механизмов встречались частые задержки, а чрезмерная масел (5,5 кг с патронами) при маломощном патроне кругового воспламенения затрудняла ее эксплуатацию.
      Развитие магазинного оружия в 70 — 80-е годы прошлого века шло довольно бурными темпами. Оружейники создавали различные по устройству и расположению магазины, помещая их то под стволом, то в прикладе, то сбоку или вокруг ствольной коробки. Магазин служил местом размещения запаса патронов, которыми стрелок мог воспользоваться в нужный момент боя. Желание конструкторов обеспечить солдата большим запасом боеприпасов вело к усложнению магазинной конструкции, а устройство его под стволом или в прикладе — к ослаблению прочности оружия в целом. Излишней при этом оказывалась и масса. Эти причины ограничили введение в военном оружии названных типов магазинов. Большинство из них не вышло из стадии эксперимента. Так, созданная в 1876 году американским изобретателем Б. Гочкнсом пехотная винтовка с пятизарядным прикладным магазином частич-по состояла на вооружении
      французской и китайской армий. Небольшое количество, хватившее лишь для вооружения Кентуккской гражданской гвардии в ходе войны северных и южных штатов Америки 1861 — 1865 годов, ружей системы Триплетта и Скотта также имели в прикладе магазин, вмещающий семь патронов. Другим оружейникам, предлагавшим свои схемы прикладных магазинов, повезло гораздо меньше, хотя среди них встречалось много оригинально решенных конструкций. Например, 26-зарядный карабин Эванса, в котором магазин состоял из 4 трубок на 6 патронов каждая. В 1878 году это оружие испытывалось в России с целыо принятия его на вооружение флота.
      Над прикладными магазинами особенно много потрудились немецкие и австрийские инженеры. Всех их объединяла идея размещения боеприпасов в прикладе. Но ни одпому из проектов не суждено было сбыться.
      Подстволышй магазин имел некоторые преимущества в сравнении с его прикладным конкурентом. Видимо, этим и объясняется наличие у него большего числа привержепцев. Но сравнению с прикладным магазин под стволом получил большее распространение и известность. Этот тип применялся в стрелковом оружии, состоявшем на вооружении армий и жандармерии Австрии, Турции, Испании, Франции, Германии, Сербии, Норвегии, Швеции, Перу и Чили.
      Некоторые нз систем с под-ствольными магазинами испытывалнсь в русских войсках, но признания не получили. Промежуточное положение среди типов магазинов 1870-х годов занимали временно-приставные конструкции пли ускорители. Некоторые из них представляли собой временное хранилище натронов, укрепляемое на оружии в непосредственной близости от затвора. Ведя огонь, стрелок вытаскивал из ускорителя патрон и тут же направлял его в ствол. Время заряжания ружья сократилось. Теперь солдату не требовалось каждый раз извлекать патрон из -сумки, висящей на боку. Проведенные испытания выявили, что скорострельность пехотных винтовок с использованием временпо-прнставных магазинов увеличивается почти вдвое но сравнению с обычным заряжанием из патронной сумки. 100 солдат егерского батальона выпустили в минуту около 1000 пуль, тогда как без ускорителя за этот же промежуток времени выпускалось только 878 пуль. В России испытывались ускорители Крнка, Витца, Малкова, корнета Лутковского, штабс-ротмистра Цимбалюка, Вараксина и других. Вскоре ускорители Крнка были введены в пехоте, кавалерии и на флоте.
      Применение ускорителей
      стрельбы не решило проблемы создания магазипного оружия. Устройство ряда ускорителей напоминало небольшие патронные сумки, укрепленные на винтовках. Процесс заряжания по-прежнему осуществлялся
      вручную. Прирост скорострельности от использования такого ускорителя был малоощутимым.
      Другой, более совершенный тип временно-приставного магазина заставлял стрелка при заряжании манипулировать только затвором. Затвором подавались из ускорителя патроны, им же выбрасывались стреляные гильзы. Однако наличие тяжелых крупнокалиберных патронов и желание разместить их в магазине как можно больше весьма утяжеляли оружие, а неточности в изготовлении, приводившие к качанию приставных магазинов в окне ствольной коробки, служили причиной многочисленных задержек при стрельбе.
      Вопрос о необходимости принятия на вооружение русской армии магазинных ружей впервые был поднят Оружейным отделом Артиллерийского комитета в мае 1878 года. Непосредственной причиной послужили события русско-турецкой войны, в ходе которой войскам пришлось столкнуться со скорострельными карабинами Винчестера, бывшими на вооружении некоторой части турецкой армии. Воздействие этого оружия на плотные боевые порядки, в которых из-за бездарности отдельных военачальников иногда действовали русские полки под Плевной, было губительным. Эти бои еще раз показали преимущества магазинных ружей перед однозарядными.
      Первые шаги С. И. Мосина.
      Для всестороннего рассмотрения вопроса о многозарядном оружии Оружейный отдел выписал из-за границы образцы магазинного оружия и подверг их испытаниям. При этом главное внимание уделялось опытам над различными системами ускорителей стрельбы. Более конкретных задач Оружейный отдел перед собой пока не ставил. Лишь перевооружение армий западных держав заставило оживить работу в этой области. С этой целью в мае 1883 года под председательством генерал-лейтенанта Н. И. Чагина образуется Особая комиссия для испытания магазинных ружей. Деятельность комиссии была направлена на рассмотрение образцов 10,67-мм магазинного оружия, выбор наилучшего и принятие его на вооружение русской армии. Было испытано 119 винтовок и пятьдесят восемь магазинных устройств, из которых двадцать восемь предложили русские изобретатели. Большой интерес вызвали все винтовки оружейных мастеров Игнатовича и Малкова, корнета Лутковского и полковника Бельтнщева, капитана Мосина, Кваш невского, Гра-Кропачека, Роговцева, Ли, Манлнхера, ЛГульгофа и др. Каждая модель, представлявшаяся комиссии, подвергалась строгим испытаниям в офицерской стрелковой школе в г. Ораниенбауме.
      Всеобщее внимание привлекла конструкция винтовки с прикладным магазином на 8 «бер-дановских» натронов начальника мастерской Тульского оружейного завода С. И. Мосина. Она была им изготовлена в 1883 году. Через два года С. И. Мосин представил на суд комиссии ее усовершенствованный вариант. Оружие имело магазин, помещавшийся в пустотелом прикладе на И патронов, а их подача в ствольную коробку осуществлялась посредством зубчатых реек. Комиссия, испытав эту винтовку, решила проверить ее в войсках, для чего Тульскому оружейному заводу был выдан заказ на выпуск 1000 мосинскнх винтовок образца 1885 года. Уже в апреле 1886 года началась раздача этого оружия в войска. Войсковые испытания выявили случаи преждевременных выстрелов. Они вели к ненрият-пым событиям — разрыву натронов в магазине, влекущему за собой выход из строя винтовки и ранение стрелка. Причина заключалась в плохой экстракции гильз. Стреляная гильза при слабом движении затвора не покидала ствольную коробку, а вставала вертикально, и капсюль следующего патрона приходился против ребра гильзы. Избежать этого удавалось только за счет энергичных действий затвором. Недостатком являлось и нарушение балансировки оружия, возникавшее по мере опорожнения магазина. Всякий раз, ведя огонь, стрелок ощущал облегчение приклада. Ствол при этом, наоборот, как бы «тяжелел» и клонился вниз. С каждым выстрелом центр тяжести смещался. Названные недостатки не позволили 10,67-мм винтовке С. И. Мосина утвердиться на вооружении русской пехоты.
      Сведения о деятельности
      С. И. Мосина проникли за границу. Французская фирма «Рнкте» предложила ему за 600 000 франков продать право на использование реечно-прикладного магазина. Располагавший весьма скромными средствами, русский оружейник поступил как истинный патриот своей Родины, категорически отвергнув посулы парижских дельцов.
      Широкому распространению магазинного оружия препятствовали боеприпасы, начиненные дымным порохом и имевшие большой вес. Частая стрельба нередко становилась малоэффективной, так как цель закрывалась густыми клубами дыма и плохо просматривалась. Тяжелые патроны вели к возрастанию массы оружия (до 5,5 кг) и трудностей в его использовании.
      Новый порох. К концу 80-х годов разработка новых и переделка старых винтовок в магазинные зашли в туник, выход из которого был найден благодаря изобретению французским химиком Полем Вьелем иитро-целлюлозного пороха. Состоящий из 95,5 % пироксилина, около 1 % спирта, 1 % камфоры, 1 % воды и 1,5 % дифениламина, порох Вьеля при сгорании давал гораздо меньше дыма но сравнению со своим предшественником. В то же время образующееся большое количество газов в сравнении с дымным порохом давало большее давление (до 2500 атм.) и большую начальную скорость. Бездымный порох привел к значительному улучшению баллистических качеств оружия. Калибр его был уменьшен. В результате уменьшилась и площадь поперечного сечения пули, что при возросшей начальной скорости привело к увеличению поперечной нагрузки и соответственно дальности полета пули.
      Почти одновременно с французами способ получения бездымного пороха нашли в России. В 1887 году пиротехник Г. Г. Сухачев предложил собственный метод переработки пироксилина. Опытные работы проводились на Охтинском пороховом заводе под руководством профессора Артиллерийской академии Н. П. Федорова. В 1888 году удалось получить первую партию ннтронороха бризантного действия, но только спустя шесть лет было налажено его производство.
      Многое в отечественном по-роходеланни связано с именем выдающегося русского ученого-химика Д. И. Менделеева. Предложенная им технология выделки бездымного пороха была продуктивней и безопасней ранее существовавшей. Поэтому менделеевский способ с 1895 года стал господствующим способом получения бездымных порохов во всех странах Европы.
      С изобретением нитропороха началось коренное перевооружение армий практически всех стран мира. Лучшие характеристики «новорожденного», его повышенные метательные свойства дали возможность конструкторам снизить калибр до 7 — 8 мм при значительном увеличении начальной скорости полета пули.
      Первым образцом винтовки уменьшенного калибра, принятым на вооружение, была французская 8-мм пехотная винтовка системы Лебеля образца 1886 года. Она сохранила старый подствольный магазин, заимстнованный у своей предшественницы винтовки ГраКроначека. Патрон нового ружья вмещал всего 2,7 г порохового заряда, который сообщал тупоконечной пуле скорость 61 м/с. С 1887 года заводы в городах Тюле, Сент-Этьене и Шательро ежедневно выпускали но 2000 винтовок. Ружья этой модели прожили долгую жизнь. После незначительной модернизации в 1893 и 1935 годах им суждено было участвовать в двух мировых войнах.
      Преимущества нового боевого оружия мгновенно оценили во всех европейских странах. Коренное перевооружение армий, происходившее в 1880 — 1890 годы, помимо уменьшения калибра имело еще одну особенность. Большинство армейских винтовок тех лет снабжалось срединным типом магазина. Беря начало от магазина 11. Кальтхофа 1645 года и пройдя долгий путь развития, он обрел окончательные формы в проекте американского изобретателя Джеймса Ли.
      Предложив помещать патроны в металлическую коробку, расположенную снизу, в середине оружия, он придумал пружинное приспособление, служившее их подавателем в ствольную коробку. 4 ноября 1879 года Джеймсу Ли был выдан патент на винтовку с таким магазином. В 80-е годы другие типы магазинов окончательно вытеспяются срединными. Как и прежде, в целях экономии имели место попытки переделывания запасов однозарядных винтовок в магазинные. Примером таких действий служат
      работы майора Витали, приспособившего магазин Ли к винтовке Веттерлп образца 1870 года. В результате на вооружении итальянской армии появилась винтовка Веттерлп — Витали образца 1870/87 года.
      Однако переделочные образцы не выдержали конкуренции с вновь проектируемыми, соединившими в себе применение малокалиберного (до 8 мм) патрона повышенной баллистики и срединного магазина, снаряжение которого занимало не больше времени, чем подготовка к выстрелу однозарядного ружья. Уже в 1888 году такое оружие появилось в Германии. Это была пятизарядная винтовка системы Маузера. Заряжание винтовки производилось пачкой с патронами, которая после их израсходования выбрасывалась в окно магазинной коробки. Этот принцип заряжания был также применен в австро-венгерской пехотной винтовке Ф. Манлнхера.
      Пачечное заряжание получило значительное распространение. Патронными пачками заряжались: австро-венгерские и голландские винтовки н карабины, итальянская пехотная винтовка системы Маплнхера — Каркано, румынская винтовка той же системы, французский карабин.
      С пачечной соперничало обоймениое заряжание, впервые примененное в бельгийской винтовке Маузера образца 1889 года. Она имела постоянный магазин в средней части, который наполнялся патронами, вставленными шляпками гильз в фигурную металлическую ила-
      стннку, называемую обоймой. Заряжание производилось надавливанием на них большим нальнем руки стрелка. Патроны устанавливались в магазинной коробке, а пустая обойма отбрасывалась в сторону. Такой принцип заряжания использовался в турецкой и аргентинской армейских винтовках, спроектированных для этих государств Паулем Маузером в 1890 году.
      К этому времени П. Маузер разработал новую модель винтовки. Впервые в мире в ее конструкции был применен двухрядный магазин. Шахматное размещение патронов в нем привело к уменьшению размеров всей магазинной коробки. Новую маузеровскую винтовку приняли на вооружение во многих государствах. В итоге друг от друга оружие отличалось лишь калибрами и отдельными деталями.
      В 1898 году кайзеровская Германия приступила к очередному перевооружению своей армии. В войска поступила 7,92-мм пехотная винтовка все того же Пауля Маузера. В 1903 году с принятием на вооружение нового патрона с остроконечной пулей вновь шагнули вперед баллистические свойства оружия. С 1905 года для вооружения специальных родов войск оружейники Эрфурта организовали выпуск карабинов, представлявших собой укороченный вариант маузеровской модели 1898 года под индексом К-98а. Это стрелковое оружие германских сухопутных войск применялось в первой мировой войне, во время оккупации советской Прибалтики и Украины в 1918 году, а также во второй мировой войне.
      Мосин победил Нагана. Россия не оставалась в стороне от охватившего в 80 — 90-е годы многие страны процесса проектирования магазинного оружия небольшого калибра. К деятельности в этой области ее толкали анализ новых тактических форм, появившихся на нолях сражений последних десятилетий, а также сведения о перевооружении в других государствах. Комиссия по испытанию магазинных ружей сначала бы-.ла переименована к Комиссию но испытанию малокалиберных ружей, а с октября 1889 года стала называться Комиссией но выработке малокалиберного ружья. Всего ею было испытано 93 образца магазинной винтовки. Возможность сколотить солидный капиталец привлекла многочисленных иностранных изобретателей. Некоторые нз них даже не имели никакого технического образования, поэтому ценность представленных ими проектов была ничтожна.
      Внимание членов Комиссии привлекла изобретательская деятельность Сергея Ивановича Мосина. Выстрее других оценив преимущества малокалиберного (до 3 мм) оружия, оп уже в 1887 году занялся проектированием 8-мм пехотной винтовки с прикладно-реечным магазином. Но С. И. Мосину не удалось объединить прогрессивный калибр и устаревший вид магазина. Поэтому его винтовка, изготовленная Сестрорецким оружейным заводом, после всесторонних испытаний была отвергнута. Но Мосин работал и над однозарядным образцом. Эта винтовка в 1890 году была одобрена комиссией, а 14 июля было даже принято решение начать подготовку к производству итого оружия. Такое решение, будь оно доведено до конца, явилось бы шагом назад. Оно ставило русскую армию в невыгодное положение но отношению к западным армиям, уже вооруженным скорострельным оружием. К счастью, тем же конструктором была разработана пятизарядная винтовка, которая привлекла внимание многих членов испытательной комиссии. Доказывать право на существование моспнской магазинной винтовке пришлось в тяжелейшей конкурентной борьбе с почти аналогичной винтовкой бельгийского фабриканта Леона Нагана. Учитывая преклонение бюрократического чиновничьего аппарата России перед всем заграничным, легко понять, с какими трудностями пришлось столкнуться С. И. Мосину. Свою первую трехлинейную (7,62 мм) винтовку он представил на суд Комиссии в феврале 1890 года. Предварительные испытания дали положительный аффект. Оригинальной особенностью модели являлась отсечка-отражатель, предотвращающая одновременную подачу двух патронов из магазина. Это устройство превосходило все известные до того способы заряжания и устранения двойной подачи в вертикальном срединном магазине, снаряжаемом из обоймы. Мосинская отсечка-отражатель по техническому оформлению оставила далеко позади устройство аналогичного назначения, предложенное Л. Наганом.
      (фавнотельные войсковые испытания систем начались 21 декабря 1890 года. В них участвовали 300 винтовок С. И. Мосина, 100 винтовок Л. Пагана и 150 однозарядных винтовок мо-синской конструкции образца 1890 года. Опытные стрельбы проводились в Измайловском, Павловском и 147-м Самарском пехотных полках, а также в 1-м гвардейском стрелковом батальоне. Все три винтовки показали высокие меткость, пробиваемость и скорострельность. Правда, однозарядное ружье но скорости стрельбы в минуту уступало магазинным два-три выстрела. Наименьшее число задержек и поломок при стрельбе оказалось у нагановскнх ружей. Это. объяснялось лучшей выделкой каждого образца. Ведь недаром фабрика Л. Нагана считалась одной из лучших в Европе. Здесь применялось самое современное оборудование и прогрессивная технология. Условия же, в которых С. И. Мосину приходилось налаживать изготовление необходимого для испытаний числа винтовок, были гораздо хуже. Да и времени у Мосина было меньше. Поэтому уровень выделки каждого трехлинейного ружья оказался ниже.
      В конце февраля 1891 года, когда первая стадия испытаний была завершена, некоторые участвующие в них воинские часги подали в Комиссию рапорты с предложением принять на вооружение винтовку Леона Пагана. Против этого неснраведливого предложения энергично выступил член Комиссии преподаватель Михайловской артиллерийской академии профессор В. «I. Чебышев. Кму удалось наглядно показать коренные конструктивные преимущества отечественной системы. В. Л. Чебышев особенно подчеркнул простоту устройства мосипской винтовки, что позволяло быстро наладить ее производство и скорее перевооружить армию. Когда шло обсуждение результатов войсковых испытании, С. II. Мосин предложил Комиссии 30 экземпляров своей винтовки, в конструкции) которой нм были введены некоторые доработки. Опыты с 30 ружьями С. И. Мосина и таким ate количеством «магазинок» Л. Пагана самой последней партии продолжались с 13 по 18 марта 1891 года. Они убедительно доказали жизнеспособность русской трехлинейки, ее преимущества в конструктивном оформлении, технологичности и... дальнобойности. До апреля 1891 года специалисты Комиссии внесли в некоторые детали мосннскои конструкции переделки, которые полностью устранили ранее встречавшиеся задержки.
      1(1 апреля 1891 года пехотная винтовка Мосина была принята на вооружение русской армии. При окончательном утверждении ей было дано обезличенное название: «Трехлинейная винтовка образца 1891 года». 1олько в советское время в ее название были возвращены фамилия автора, талантливого тульского оружейника С. И. Мосина, и родина изобретения Россия. И том же году были утверждены образцы драгунской и казачьей 7.62-мм винтовок, а в 1907 ro.iT на вооружение артиллерии н пулеметных команд поступил трехлинейный карабин, полученный путем укорочения драгунской модели.
      Русские казенные оружейные заводы не были подготовлены к немедленному валовому производству магазинных винтовок. Существовавший уровень производства не мог обеспечить ускоренное перевооружение. Расширения и модернизации требовал заводской станочный парк. Не хватало квалифицированной рабочей силы. Для расширения оружейных, патронных и пороховых заводов военное ведомство выделило 1()8,л млн. рублей. Однако немедленное освоение этой суммы было затруднено. Заказанное в Англии, Швейцарии н Франции оборудование было доставлено в Россию только в 1892 году. Эта задержка значительно отодвинула срок фактического перевооружения русских войск. Попытка без необходимой оснастки и оборудования организовать выпуск винтовок не увенчалась успехом. Изготовленные в 1892 году Тульским заводом 1439 ружей годились только для учебных целей.
      Нндя несостоятельность попыток выпускать мосннские винтовки на ненереоборудованных отечественных заводах, российское военное министерство обратилось за границу. Французское правительство в связи со складывающимся франко-русским союзом охотно поддержало этот заказ, и он был размещен на оружейном заводе в I. Шательро. По условия.м договора до 189л года он должен был поставил, русской армии 5(18(100 трехлинейных винтовок системы Мосина образца 1891 года. Всего во Франции было изготовлено 508 539 винтовок.
      Модернизированные русские оружейные заводы смогли начать массовый выпуск трехлинеек во второй половине 1893 года. Производство развертывалось достаточно быстро, и уже к 1890 году ими было передано армии 1 470 470 единиц. В войска новое оружие начало поступать в 1893 году. Уже в следующем году пехотными, драгунскими и казачьими трехлинейками были перевооружены I 17 пехотных полков, 10 стрелковых и 9 линейных батальонов, 20 кавалерийских полков и 2 сотни, 1 саперная рота, 7 казачьих полков и сотня. Окончательно перевооружение русской армии завершилось к 1901 году, когда последние однозарядные ружья Вердана Л» 2 образца 1870 года были сданы на склады.
      Первоклассное стрелковое оружие, которым являлась магазинная винтовка Мосина, поставило армию России в ряд одной из сильнейших.
      Пулемет. Отменные боевые качества мосинской винтовки полностью раскрылись во время русско-японской войны. Меткий огонь русских стрелков наносил японцам огромные потери. Из 8(0(1() японских солдат, убитых под Вафапгоу, Порт-Артуром, Ляояном, Сандепу и Мукденом, значительная часть была выведена из строя стрелковым оружием. Русско-японская война была первой крупной войной, в ходе которой активно использовалось новое автоматическое стрелковое оружие — пулемет. Только в Мукденском сражении с обеих сторон их применялось 25(5 единиц. Пулеметы, обла да в 111 не скорост рел ыюст ыо до 25(1 выстр./мин, обеспечивали увеличение плотности огня. Для атакующей в полный рост и в скученных боевых порядках пехоты они стали просто непреодолимым препятствием. Магазинные biiiitobkii и пулеметы сделали поле боя «безлюдным». Сильное огневое воздействие заставляло солдат действовать в редких стрелковых цепях, передвигаться перебежками и применяться к местности.
      Идея создания автоматически действующего оружия давно волновала умы изобретателей. Однако окончательное оформление она получила лишь в конце XIX в., когда развитие техники Достигло такого уровня, что стало возможным использовать энергию пороховых газов для совершения операций, связанных с перезаряжаппем. Первым образцом автоматического
      стрелкового оружия стал пулемет. Предтечей его были многоствольные картечницы с механизированным процессом заряжания. В действие они приводились за счет мускульной энергии человека, который ручным приводом открывал и закрывал затвор, взводил и спускал ударник. Темп стрельбы зависел от быстроты вращения приводной рукоятки, достигая 800- 500 выстр./мин. Картечинцы в (50 80-е годы находились на вооружении Франции, Англии, Швеции и других стран. Наиболее известными являлись образцы Гатлинга (1862 г.), Реффи (1866 г.) Монтиньи (1869 г.), Норденфельда (1873 и 1878 гг.), Гарднера (1882 г.).
      В России в 1873 г. была принята на вооружение шестиствольная картечница В. С. Барановского, обладавшая относительно высокой скорострельностью и большой дальнобойностью. Картечница монтировалась на колесном лафете и обслуживалась тремя солдатами. Производством этих многоствольных установок для русской армии занимались оружейные заводы: казенный в Туле, Кольта в Гартфорде ((НИА) и Нобеля в Петербурге. Выпущенные ими картечницы применялись во время русско-турецкой войны под Плевной и при отражении атак турецкой конницы на Кавказском театре военных действий.
      Попытки использовать энергию пороховых газов для производства отдельных операций, связанных с нерезаряжанпем, имели место уже в середине XIX в. Пионером в этой области следует считать англичанина Генри Бессемера, предложившего использовать энергию отката пушки для автоматического открывания затвора. В 1862 году его соотечественник Блекли разработал механизм для автоматического открывания и закрывания затвора, т. е. положил начало автоматическому перезаряжайте. Спустя год появляется первый проект автоматически действующего ружья американца Г. Пилона. Б 1866 — 188.Г годах в области автоматизации оружия трудятся Реффи, Люце, Плешнер, Крика, Винчестер, Рудницкий, Двоеглазов, Глинский и другие изобретатели. Большое значение для развития автоматического оружия имело высказанное в 1876 году Бейлем предложение использовать для подачи патронов специальную ленту с заранее заготовленными для них гнездами.
      Первым типом автоматического оружия, получившим признание, был станковый пулемет, созданный американским конструктором Хайремом Максимом в 1884 году. Механизмы этого оружия действовали благодаря использованию энергии отдачи подвижного ствола. 11а первых порах пулеметы X. Максима имели массу недостатков и как все новое воспринимались с недоверием.
      Впервые в России это оружие появилось в 1887 году. Испытания, проводившиеся Артиллерийским комитетом Главного артиллерийского управления, не выявили преимуществ «максимов» перед механическими кар-течннцами. Испытания пяти пулеметов этой системы в 1891 — 1892 годах также привели к отрицательному мнению Артиллерийского комитета. В выводах по итогам испытаний указывалось: «...пулеметы...
      имеют для полевой войны весьма малое значение»1. Пулеметы, приобретенные для испытаний, ипенио-лстори веский архив, ф. 497.
      были переданы на вооружение крепостной артиллерии. Однако спустя два года по результатам испытаний автоматического оружия в войсках Туркестанского, Оренбургского и Амурского военных округов было решено вооружит!, пулеметами кроме крепостной артиллерии и нолевые войска. Но только в 1901 году в русской армии появилось лишь пять опытных пулеметных рот (40 пулеметов), приданных пехотным дивизиям. В 1902 году русское военное ведомство отказалось от практики заказа пулеметов за границей, решив наладить их производство на Тульском оружейном заводе. Благодаря усилиям инженера завода полковника П. П. Треп,якова и мастера инструментальной мастерской И. А. Пастухова первый отечественный пулемет был готов и испытан в 1904 году. Находившись в производстве с 1904 но 1909 годы, он получил наименование: «Пулемет образца 1905 года». Оружие выпускалось на треножном станке вьючного тина и на тяжелом колесном лафете с большим прямоугольным щитом. Установка пулемета на громоздком, малоподвижном станке затрудняла его применение, о чем ярко свидетельствовали эпизоды русско-японской войны, когда пулеметчики бросали колесные лафеты и заменяли их подручными средствами типа салазок.
      После русско-японской войны тульские оружейники активно включились в работу по усовершенствованию конструкции пулемета X. Максима и облегчению его массы. 11. 11. Третьяков и И. А. Пастухов внесли в оружие свыше двухсот изменений, которые сделали его надежным и безотказным. Масса тела пулемета была уменьшена на 5,2 кг. В связи с принятием в 1908 году патрона с остроконечной нулей был изменен прицел и возросла дальнобойность оружия. Для тульского пулемета полковник В. П. Соколов сконструировал легкий колесный станок, обеспечивавший стрельбу сндя и лежа. Он был принят на вооружение в 1908 году. В. И. Соколов разработал также новые патронные коробки: железные — для пеших пулеметных команд н кожаные для конно-иулеметных, а также систему походной укладки всей материальной части пулеметных команд. Работы В. И. Соколова, направленные на развитие пулеметного дела, отмечены Михайловской премией.
      Переделанный русскими умельцами станковый пулемет X. Максима был принят на вооружение в 191(1 году и успешно применялся на фронтах первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войн. Количество станковых пулеметов в войсках неуклонно росло. Если к началу империалистической войны 1914 — 1918 годов русские полки располагали 4157 пулеметами, то в 1917 году их было уже 43 253. Этот же процесс имел место и в иностранных армиях.
      За рубежом на пулеметы обратили внимание сразу после их появления. Почти одновременно с Россией они прошли испытания в Англии, Швейцарии, Австро-Венгрии, Турции, США. Конструктивные недостатки первых образцов заставляли иностранные военные министерства вводить их на вооружение ограниченными партиями. Кроме станковых пулеметов системы Максима образца 1884 юда на Западе появляются другие конструкции этого типа автоматического оружия.
      Впервые отвод пороховых газов был применен в 1880 году на автоматическом ружье Картиса в Англии.
      В 1898 году в Австро-Венгрии Карлом Сальватором и Риттером фон Дормусом был спроектирован собственный станковый пулемет, выпускавшийся заводом «Шкода». В Соединенных Штатах Америки в 1895 году родился станковый пулемет, механизмы нерезаряжания которого приводились в действие пороховыми газами, частично отводимыми из ствола. Отцом этой конструкции был Джон Мозес Браунинг. В том же году пулемет был введен в военно-морском флоте и испытан в колониальной войне на Филиппинах. В 1897 году над созданием пулемета трудился капитан шведской артиллерии О. Бергман. Действие автоматики его оружия основывалось на принципе использования отдачи ствола при его коротком ходе. В 1902 году его пулемет был запущен в производство. С 1915 года модификации этого пулемета применялись в Германии.
      Во Франции развитием пулеметного дела занимались государственная оружейная фабрика «Арсенал Пюто» и частное предприятие Гочкиса. Первая выпустила пулемет образца 1905 года, в дальнейшем улучшенный н изготовлявшийся как «Сент-Этьен» модель 1907 года. Вторая в 4890 году купила у чешского оружейника Адольфа Одколека право на производство созданного нм пулемета. В 1899 году это оружие появилось на вооружении французских войск. В 1900 и особенно в 1914 годах тактико-технические характеристики станкового пулемета были значительно повышены инженерами фирмы «Тонкие». Поэтому эта модель чаще известна под названием: «Гонкие образца 1914 года». Пулемет этой модели имел широкое распространение в армиях Бельгии, Румынии, Югославии, Греции, Японии, Турции, Польши. В первую мировую войну состоял на вооружении русской армии.
      Такое же распространение в начале XX в. получила конструкция немецкого оружейника Андре Шварцлозе. Созданная им в 1907 году модель действовала, используя энергию отдачи свободного затвора. Она утвердилась в пехоте и кавалерии Австро-Венгрии, Голландии, Сербии, Болгарии, Румынии и Турции. Итальянская армия получила первую модель пулемета собственной конструкции в 1908 году, а незадолго до первой мировой войны в войска стали поступать станковые пулеметы системы Ревелли образца 1912 года, выпускавшиеся заводом «Фиат». К началу первой мировой войны станковые пулеметы состояли на вооружении практически всех армий мира. Боевые действия привели к громадному росту их числа в пехоте и коннице. Так. только Франция н Англия имели в своих войсках более 80 000 станковых пулеметов. Их производство заводами воюющих держав достигло 1 755 000 штук.
      Ручной пулемет. Но время войны конструкторы всех стран направляли своп усилия на облегчение массы пулеметов и дальнейшее повышение их боевых качеств. Стремление усилить огневую мощь воинских частей вызвало к жизни не получившее до войны окончательного признания изобретение датского генерала Мадсена — ружье-пулемет, родоначальника всех ручных пулеметов. Созданное в 1880 году, оно представляло собой тяжелое ружье, способное вести огонь очередями. Этим оружием предполагалось вооружать только кавалерийские части. В 1903 году производство нового вида автоматического оружия наладило одно из частных предприятий Данни. Ружье-пулемет было взято на вооружение кавалерией Данни, Швеции, Норвегии и России.
      Русские конники с мадсенов-скнм ручным пулеметом образца 1902 года участвовали в русско-японской войне. Всего в боях применялось около тысячи ружей-пулеметов. Опыт войны показал, что ручные пулеметы неплохо использовать и в пехотных частях, особенно при поддержке огнем атакующих войск. Однако ввиду неправильных тактических воззрений н консерватизма многих царских генералов, о существовании ручного пулемета не вспоминали вплоть до первой мировой войны. Их недооценка имела место и в иностранных армиях.
      Первая мировая война убедительно доказала жизнестойкость этого типа автоматического оружия. В обороне ручной пулемет позволял одиночным бойцам встречать сильным огнем атакующего противника, а в наступлении стал лучшим оружием для передовых пехотных частей. атакующих небольшими группами. К концу 1917 года Франция, например, полностью прекратила производство станковых пулеметов, отдав предпочтение легким ручным, которых в армии насчитывалось около 91 00(1. Широкое распространение в армии Антанты получили ручные пулеметы Льюиса и Шота, оба образца 1915 года.
      Пулемет американского полковника И. Лыоиса был создан в 1912 году. Автоматика пулемета приводилась в действие за счет отвода пороховых газов из ствола и воздействия их на механизм перезаряжения. Охлаждение ствола осуществлялось воздухом. Стремясь к его улучшению, конструктор заключил ствол в массивный алюминиевый кожух-радиатор, в задней стенке которого были сделаны окна для поступления воздуха. Во время стрельбы за счет разности давлений, возникающих у переднего и заднего среза кожуха-радиатора, воздух засасывался внутрь радиатора и протягивался вдоль ствола. Такая вентиляция предупреждала его перегрев.
      Ручной пулемет Illoina действовал, используя энергию отката ствола при его длинном ходе. В результате он имел вдвое меньшую скорострельность и емкость магазина но сравнению с пулеметом Лыонса. Всего было изготовлено 225 000 пулеметов системы Шоша.
      В Германии в ходе первой мировой войны, пожалуй, лучше, чем в других странах, была решена проблема ручного пулемета. За счет всемерного облегчения станкового пулемета системы Максима образца 1908 года немецким оружейникам удалось создать две модели ручного пулемета. Конструктивно аналогичные, они отличались только принципом охлаждения ствола. В нервом применялось водяное охлаждение, во второ.м — воздушное. Кроме этого, в 1915 году немцам удалось выпустить ручной пулемет конструктора Луиса Шмайссера, а в 1918 году пулемёт М Г-13 (Дрейзе).
      Россия встретила первую мировую войну, не имея к войсках пн одного ручного пулемета. Довоенные работы отечественных оружейников в этой области не получали поддержки царского военного руководства. Представленные в 1908-1914 годах проекты ручных пулеметов инженером Б. Э. Сосинским, подпоручиком Н. Волынцевым, юнкером Н. А. Григорьевым и другими изобретателями оказались похороненными в архивах военного министерства. Во время войны без легких пулеметов Россия оказалась в невыгодном положении. Чтобы выйти из критического положения, Россия стала заказывать ручные пулеметы за границей. Попытки русского правительства организовать постройку на концессионных началах с датской фирмой Мадсена пулеметного завода не увенчались успехом. Завод так гг не был достроен и не выпустил ни одного ручного пулемета.
      В боях первой мировой войны была подтверждена необходимость ручного пулемета. Это мощное н достаточно легкое автоматическое оружие стало неотъемлемой частью вооружения войск.
      Для танков и самолетов. Появление на поле брани новых средств борьбы — танков и самолетов, привело к созданию образцов автоматического оружия, приспособленного для установки в ограниченных пространствах.
      Впервые пулемет на самолете появился в 1911 году в русской армии, что было продемонстрировано на Авиационной неделе в Москве авиатором Б. С. Масленниковым. Летом 1913 года русский .нетчик Поплавки предложил в гондоле самолета «Фарман-15» на вертикальном стержне-шкворне смонтировать пулемет. В том же году в Германии Франц Шнейдер запатентовал устройство, обеспечивающее пулеметную стрельбу через винт и названное синхронизатором. Аналогичные работы велись и в России. Однако пулемет на самолете превратился в грозное оружие лишь в 1911 году, когда француз Гарро установил пулемет перед кабиной, а чтобы пули не повредили винт, оснастил его металлическими пластннами-отсекателя-ми. Новинка прижилась, и уже в 1915 году подавляющее большинство аэропланов воюющих
      сторон было вооружено двумя-тремя синхронными пулеметами, стреляющими через винт.
      Для отражения атак истребителей разведчики и бомбардировщики также получили на вооружение пулеметы. Они монтировались на подвижных стрелковых установках и управлял не ь летчиком-набл юдатолем. Так, в 1915 году в России были полностью освоены шкворневые пулеметные установки с круговым обстрелом. Л .могучие четырехмоторные воздушные корабли «Илья Муромец» имели 7 пулеметов, способных отбить нападение сразу нескольких истребителей. С появлением турели в конце 191(1 года была окончательно решена задача быстрого переноса огня без маневра самолетом, что увеличило сферу обстрела.
      Применявшиеся в авиации на первых порах сухопутные пулеметы не отвечали требованиям, предъявляемым к воздушному оружию. Мешали их чрезмерный вес и невысокая скорострельность. Поэтому насущной задачей оружейников стало облегчение авиационного оружия и увеличение темна огня. Последнее решалось за счет увеличения количества стволов одного оружия и за счет сокращения времени, затрачиваемого на перезарядку.
      Первые подлинно авиационные пулеметы родились в конце первой мировой войны. В 1918 году германская авиация начала эксплуатировать двуствольный пулемет Гаста. Его автоматика была устроена так, что отдача при выстреле в одном ство-
      ле использовалась для переза-ряжаннн и выстрела в другом. Скорострельность достигала 1200 выстр./мин. Питание производилось из двух .магазинов общей емкостью 378 патронов. Добиться надежной работы автоматики конструктору не удалось. Задержки или осечки в одном из стволов приводили к остановке стрельбы всего пулемета.
      Французским оружейникам, шедшим путем сокращения промежутка времени между выстрелами за счет изменения схемы подачи патронов и облегчения подвижной системы, удалось создать более перспективный авиапулемет Дарна. Тогда же были первые попытки смонтировать на летательных аппаратах автоматическое оружие крупного калибра (11 — 12,7 мм). Здесь пальма первенства принадлежала французам и американцам, которые раньше других вооружили некоторые самолеты крупнокалиберными пулеметами Гочкиса и Виккерса.
      Количественный рост авиации, улучшение ее летно-технических качеств и появление сухопутных броненосцев-танков потребовали создания средств для борьбы с ними. В ходе войны во Франции и Германии были спроектированы и запущены в производство 13-мм противовоздушные и противотанковые пулеметы Гочкиса и ТУФ. Установленные на универсальных станках и снабженные векторными прицелами, основными элементами которых являлись орудийная, курсовая, прицельная и вертикального ориентире-
      вання линейки с соответствующими шкалами, позволяющими быстро определять углы упреждения при стрельбе, они обладали высокой мобильностью и меткостью огня. Для слежения за целью применялись оптический коллиматор, оптическое устройство для получения пучков параллельных лучей. Такие пулеметы успешно использовались для стрельбы по быстро-двнжущимся воздушным и бронированным наземным целям.
      Индивидуальное автоматическое. В конце XIX — начале XX века оружейники мира сделали первые шаги в области создания индивидуального автоматического оружия. Опытные самозарядные и самострельные винтовки были разработаны в Америке, Франции, Германии, Италии, Австро-Венгрии, Англии и других странах.
      Одними из первых предложили свои конструкции Хайрем Максим и Фердинанд Манлихер в 1885 году. Для приведения в действие механизмов перезаряжения они использовали энергию отдачи. X. Максим в прикладе магазинного ружья Винчестера образца 1873 года поместил пружинный рычаг, связанный с затворным рычагом так, что после каждого выстрела рычаг, упираясь в плечо стреляющего, утапливался в приклад и, взаимодействуя с рычагом затвора, открывал его. Под воздействием возвратной пружины все подвижные части возвращались в исходное положение. Но такая схема автоматики была чересчур громоздкой ч малонадежной.
      Опытные винтовки Ф. Манлихера функционировали за счет отката ствола.
      Впервые в мировой оружейной практиж братья Клер для автоматического перезаряжа-ния использовали работу части пороховых газов, отводимых через боковое отверстие в стволе. Это изобретение было запатентовано во Франции в 1889 году.
      Интересные проекты автома тических винтовок в начале нашего столетия представили итальянец Чей Риготти, англичанин Чарльз Росс, немец Пауль Маузер. Но увидеть свет и поступить на вооружение войск перед первой мировой войной удалось только оружию мексиканского генерала Мондрагона (обр. 1908 г.). Эта десятизарядная автоматическая винтовка была выдана небольшому числу солдат мексиканской армии, а в 1915 году использовалась и немецкими авиаторами.
      Первые работы русских оружейников по индивидуальному автоматическому оружию относятся к 80-м годам прошлого века. В декабре 1887 года лесничий Владимирской губернии Д. А. Рудницкий обратился в Артиллерийский комитет с просьбой рассмотреть проект его самострельной винтовки. Автор писал: «...Не нашедшая до настоящего времени своего применения в военном деле сила пороховой отдачи при ружейной стрельбе заставила меня задаться мыслью утилизировать ее и заставить, таким образом, производить известного рода полезную работу. Исходной точкой моей задачи явилось применение этой же силы в проекте изготовления автоматп
      чес кого ружья...». Предложение Д. А. Рудницкого о переделке 10,67-мм винтовки Бердана образца 1870 года в автоматическую было рассмотрено, но не реализовано. Такая судьба постигла многие отечественные изобретения. Были забыты проекты Глинского, Балицкого, Глубовского, Привалова и других талантливых самородков.
      Поражение в русско-японской войне подхлестнуло работы над новым оружием. Наибольшего успеха в разработке автоматических винтовок добился выдающийся теоретик и практик оружейного дела В. Г. Федоров. Уже в конце 1905 года он выступил с предложением организовать переделку магазинных винтовок образца 1891 года в автоматические. Автоматика системы строилась на принципе короткого хода ствола назад. Винтовка функционировала с задержками. При этом отмечались случаи нехватки энергии отдачи для открывания затвора и сжатия возвратной пружины. Работа над этим проектом выявила нецелесообразность переделки уже известных конструкций. Она подтвердила необходимость создания принципиально нового устройства автоматической винтовки.
      В 1907 году В. Г. Федоров спроектировал отличающуюся простотой самозарядную винтовку с прямолинейным движением затвора. Перезаряжанне оружия и производство выстрела происходило благодаря использованию энергии отката ствола. Спустя два года федоровская винтовка выдержала экзамен в споре с иностранными системами Браунинга, Шег-реня и Манлнхера. Полигонные испытания 1912 года подтвердили пригодность оружия для войск. Сестрорецкому заводу было заказано 150 винтовок для широких войсковых испытаний. В. Г. Федоров не остановился на достигнутом. Изыскания в области автоматизации стрелкового оружия продолжались. Был спроектирован 6,5-мм патрон улучшенной баллистики, под который в 1913 году проектировалась новая, более совершенная модель.
      Однако не один В. Г. Федоров работал над созданием автоматического оружия. В 1907 — 1910 годах изобретатель-самоучка рядовой Зегрежского крепостного полка Яков Рощепей создал несколько вполне удачных образцов автоматической винтовки. Однако в условиях царизма талантливый изобретатель не смог в полной мере развить свою творческую деятельность и реализовать свои замыслы. Не получили признания н работы сотника 12-го Донского казачьего полка Ф. В. Токарева н солдата подразделения обеспечения Ораниенбаумской стрелковой офицерской школы В. А. Дегтярева, будущих известных советских конструкторов стрелкового оружия федоровской школы. В архивах военного ведомства потонули проекты и предложения многих наших соотечественников: Шубина, Тацика, Поздницкого, Анцуса, Ха-тунцева, Коновалова и других. С началом первой мировой войны изобретательская деятельность по созданию автоматического оружия практически заглохла. Заводы переключились на производство только утвержденных образцов оружия. Правда, в разгар военных действий в России были сделаны попытки разместить заказы на изготовление автоматического оружия за границей, а также налаживания собственного производства. Вспомнили и об ав-товнптовке В. Г. Федорова. Отозванный с фронта, генерал
      В. Г. Федоров совместно с начальником Офицерской стрелковой школы Н. М. Филатовым организовали сборку этого оружия из деталей, ранее изготовленных Сестрорецким оружейным заводом. Тогда-то и родилась у Федорова мысль о переделке длинноствольной винтовки в оружие укороченного тина, способное вести непрерывный огонь. Укоротив ствол 6,5-мм винтовки образца 1913 года и приспособив пусковой механизм для стрельбы очередями, а также применив приставной магазин на 25 патронов, конструктор вдохнул жизнь в новый промежуточный тип оружия между винтовкой и ручным пулеметом, названный впоследствии автоматом. Стрельба из оружия велась японскими патронами, запас которых Россия имела.
      В технических мастерских Офицерской стрелковой школы в 1916 году было собрано и отлажено 50 автоматических винтовок н 8 автоматов. Они поступили на вооружение особой роты 189-го Измаильского пехотного полка, которая 1 декабря 1916 года отбыла на Румынский фронт. Это было первое в мире и единственное в то время подразделение, вооруженное автоматами. Одиако в условиях царской России массовое производство этого оружия организовано не было.
      Подлинный расцвет деятельность В. Г. Федорова и других наших оружейников получила лишь в советское время. Только Советское правительство во главе с В. И. Лениным и командование Красной Армии сумели по достоинству оценить преимущества легкого автоматического оружия.
      В 1918 году В. Г. Федорову было предложено наладить выпуск автоматов на одном из заводов. Преодолевая трудности, вызванные недостатком рабочей силы и материалов, разрухой и гражданской войной, В. Г. Федоров мастерски справился с этой задачей. В 1920 году было изготовлено уже около 100 автоматов, с одним из которых лично ознакомился Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики С. С. Каменев. В годы гражданской войны автоматы Федорова успешно применялись на Карельском и Кавказском фронтах. Серийное производство этого оружия прекратилось в октябре 1925 года, а спустя три года последние автоматы были сняты с вооружения полка Московской Пролетарской дивизии. Всего было выпущено 3200 автоматов образца 1916 года.
      Револьвер. На протяжении всей истории развития стрелкового оружия конструкторы во всем мире стремились к созданию мощного и удобного оружия самообороны. От тяжелого однозарядного пистолета с кремневым и капсюльным замком в середине XIX в. они перешли к многозарядному барабанному оружию — револьверам. С применением в 1860 году металлических патронов его технико-баллистические качества были значительно улучшены. Впервые боеприпасы с металлической гильзой бцли использованы парижским оружейником Лефоше в спроектированном им шпилечном револьвере. Через два года этим револьвером были уже вооружены все французские морские офицеры. Преимущества револьверов с металлическими патронами сильно пошатнули позиции их капсюльных родственников. Скорость их перезаряжания, кучность боя и дальность стрельбы были гораздо выше.
      Толчком к быстрому развитию револьверов под патроны бокового и центрального воспламенения была северо-амери-канская война 1861 — 1865 годов. Патроны бокового огня из-за своей слабости мало подходили для офицерского револьвера. Здесь монопольное положение занял патрон в металлической гильзе с центрально-расположенным в ее донце капсюлем. С начала 70-х годов прошлого столетия было создано великое множество таких револьверов,причем кроме военных выпускались разнообразные гражданские модели. Значительный вклад в развитие конструкции револьвера и технологии его производства внесли инженеры американских фирм «Кольт» и «Смитт-Вес-сон». Некоторые созданные ими модели имели длинную жизнь. Например, кольтовский револьвер образца 1872 года выпускается до настоящего времени, а армейский револьвер 1878 года состоял на вооружении три десятилетия.
      Предложенная фабрикой «Смнтт-Вессон» схема переламывающегося револьвера, где пружинный выталкиватель одновременно выбрасывал все стреляные гильзы, значительно облегчила процесс перезаряжания и двинула дальше распространение барабанного оружия самообороны. Совершенство конструкции американского револьвера привлекло к нему внимание русских военных. В период 1871 — 1876 годов военное министерство России купило 130 000 «смнтт-вессонов», которые под индексами: модель № 1 (1871 г.) и модель № 2 (1872 г.) составляли личное оружие офицеров и солдат некоторых специальных подразделений. В 1880 году ствол револьвера укоротили до 167 мм, и в таком виде под названием «10,67-мм револьвер системы Смитт-Вессон № 3» он просуществовал вплоть до 1805 года.
      11а смену тяжелому «смитт-вессону» пришел легкий и надежный револьвер, сконструированный в Бельгии Леоном Наганом. Стрельба нз него велась трехлинейными (7,62 мм) патронами с бездымным порохом. От других револьверов его отличало важное усовершенствование — перед выстрелом барабан с патронами надвигался на казенную часть ствола, чем устранялся прорыв пороховых газов между передним обрезом барабана и задним срезом ствола. Револьвер Л. Нагана был принят на вооружение в солдатском и офицерском исполнении. Последний имел механизм двойного действия, исключающий перед каждым выстрелом предварительное взведение курка. Для стрельбы из офицерского «нагана» достаточно было только нажимать на спусковой крючок. Семизарядные револьверы системы Нагана образца 1895 года сначала выпускались в Бельгии и ввозились в Россию. Но уже в 1898 году их производство освоил Тульский оружейный завод. Ежегодно выпускалось до 20 000 «наганов». Тем не менее процесс перевооружения чрезвычайно затянулся. Даже после начала первой мировой войны в русской армии недоставало 11 776 солдатских и офицерских револьверов. Интенсификация производства личного оружия в 1914 — 1917 годах и выпуск почти полумиллиона револьверов так и не выправили создавшегося положения.
      Револьверу Нагана суждено было прожить долгую и яркую жизнь. В октябре 1917 года с этим оружием пошли на штурм самодержавия рабочие, крестьяне и солдаты России. В годы гражданской войны он стал оружием легендарных красных командиров, таких как В. И. Чапаев, С. М. Буденный, М. В. Фрунзе. Револьверы этих полководцев ныне хранятся в Ленинградском музее артиллерии, инженерных войск и войск связи и в Центральном музее Вооруженных Йш СССР в Москве.
      В 30-е годы оружие подверглось частичной модификации, выразившейся в установке мушки улучшенной конфигурации. И снова — служба в войсках и милиции. Не забыто старое, но верное оружие и в суровые годы Великой Отечественной войны. Его использовали танкисты и артиллеристы, летчики и народные мстители. Подтверждением сказанному служит «наган» Героя Советского Союза партизанки Лизы Чайкиной, ставший сегодня экспонатом Центрального музея Вооруженных Сил СССР.
      В последней четверти XIX столетия барабанное оружие самообороны — револьвер — прочно утвердилось в системе армейского вооружения во всем мире.
      В револьверной конструкции кроме «переламывающейся» схемы получает признание схема с выкидным барабаном. Старейшей конструкцией этого типа является немецкий револьвер Франца фон Дрейзе. Однако наиболее массовое производство новинка получила за океаном. В 1889 году американский флот, а вскоре и сухопутная армия получили шестизарядные револьверы фирмы «Кольт», где впервые был устроен выкидной барабан с автоматическим экстрактором, нажав на который можно было извлечь одновременно все стреляные гильзы. Более широкую известность приобрел револьвер Кольта «Ныо-Сервис» образца 1909 года, выполненный но тон же схеме. В первую мировую воину для армии США было изготовлено свыше 500 000 таких револьверов. Техннко-балдистнческие свойства «Ныо-Сервнса» были настолько хороши, что он состоял на вооружении даже в годы второй мировой войны.
      Среди европейских револьверов с выкидным барабаном выделялись бельгийский Пипер-Баярд образца 1889 года и французский Лебель образца 1892 года. Оба имели калибр 8 мм и заряжались шестью патронами с бездымным порохом.
      К первой мировой войне револьвер в своем развитии сделал огромный скачок вперед и в первом десятилетии XX в. достиг окончательного совершенства. В мире ие было ни одного государства, в войсках которого не применялся бы револьвер. Каких только конструкций не выдумывали оружейники, однако преодолеть главный недостаток барабанного оружия — длительность и трудоемкость заряжания — так и не смогли. Использование мускульной энергии стрелка для функционирования механизмов револьвера также ограничивало возможности увеличения его скорострельности.
      Автоматический пистолет. К 90-х годах прошлого века у револьвера появился грозный соперник — автоматический пистолет.
      Первые проекты автоматически действующих пистолетов были разработаны американцами Плешнером и Люце. Для приведения в действие механизмов своего оружия они пред-
      лагали использовать энергию части пороховых газов, отводимых нз ствола. В 1872 — 1874 годах изобретателям были выданы патенты, но на этом дело временно ограничилось. Подлинный пистолетный бум начался в 1892 — 1900 годах.
      Ведущими принципами, на которых строилась автоматика большинства образцов, стали принципы использования энергии отката ствола при его коротком ходе и отдачи свободного затвора. В дальнейшем они одинаково широко применялись как в военных, так и в гражданских пистолетах. Новое автоматическое оружие в скорости перезаряжания имело неоспоримые преимущества в сравнении с револьверами. Патроны, собранные в обойму или магазин, можно было вставлять в оружие все сразу, одновременно, тогда как каморы револьверов могли наполняться боеприпасами только поочередно по одному патрону. Не во всех странах одинаково быстро военное руководство оценило качества автоматических пистолетов. Раньше других это оружие появилось у офицеров австро-венгерской, швейцарской, бельгийской, германской армий. Первенствовала здесь Австро-Венгрия. Она уже в 1897 — 1898 годах проводила войсковые испытания 8-мм пистолета инженера К. Крнка и перед первой мировой войной имела на вооружении пистолеты Манлихера, Рота и Штейера. В ряде стран офицеры получили пистолеты, вошедшие в историю стрелкового оружия под названием «Парабеллум».
      В 1900 году немецкий оружейник Георг Люгер в значительной мере усовершенствовал пистолет образца 1893 года своего соотечественника Хуго Бор-хардта. Новая модель гораздо лучше была приспособлена для боя накоротке. В 1901 году пистолет Борхардта — Люгера был принят на вооружение в Швейцарии и позднее распространился в Болгарии, Португалии и Скандинавии. Модификации образцов 1904 и 1908 годов составляли личное вооружение моряков и пулеметчиков кайзеровских войск в первую мировую войну. Этот пистолет применялся вплоть до 1945 года. Конструктор оружия для автоматизации процессов нерезаряжания использовал кинетическую энергию откатывающегося назад ствола. В стрельбе все подвижные части действовали безупречно. Надежность автоматики и высокая прочность конструкции «парабеллума» убедили военных многих стран проголосовать за пистолеты.
      На смену револьверам в Великобритании приходят мощные 11,56-мм самозарядные пистолеты фирмы «Веблей-Скотт». Их использовали для самообороны офицеры королевских ВМС и ВВС. В США, где производство револьверов было поставлено на широкую ногу, также ощутили веяние времени. В 1911 году на ружейной фабрике «Кольт Файр армс Мануфактуринг Компании» был создан 11,43-мм пистолет, на долгие годы ставший символом личного оружия американской армии.
      В годы, предшествующие первой мировой войне, дальше частичного вооружения пистолетами «кольт» некоторых частей и подразделений дело не пошло. Предпочтение по-прежнему отдавалось уже проверенным револьверам. Только после вступления в войну в США окончательно убедились в отменных боевых качествах автоматических пистолетов, которые к ее окончанию почти полностью вытеснили револьверы.
      Широко известей, особенно в Германии, десятизарядный автоматический пистолет системы Маузера. Он был создан в 1896 году. Пистолет отличала законченность конструкции, безотказность и высокая поражающая способность. Многие страны мира обратили внимание на новое оружие. Пауль Маузер и его фирма были довольны. «Новорожденный» открывал пути к дальнейшему благоденствию и процветанию. Заказы поступали в изобилии. 6000 «маузеров» были выпущены и отправлены в Италию. Затем заказчиками стали некоторые латиноамериканские государства. Даже турецкий султан счел необходимым вооружить свою личную стражу этими немецкими пистолетами. Всех подкупала одна особенность «маузера»: в считанные секунды, пристегнув к рукоятке деревянную кобуру-приклад, его можно было превратить в оружие, близкое к карабину. Прицел теоретически давал возможность поражать цели, удаленные на расстояние до 1000 м.
      Военное руководство кайзеровской Германии, видя, какую популярность маузеровские пистолеты приобрели во всем мире, решило испробовать их в
      своей армии. В 1908 году пистолет системы Маузера поступил в войска. Здесь, как и везде, on получил только положительные отзывы. В 191В году германская армия получила 9-мм модель этого пистолета.
      Трофейные пистолеты Маузера калибра 7,63 и 9 мм имели хождение на фронтах гражданской войны 1918 — 1922 годов. Мощные и удобные, они имели немало поклонников среди бойцов и командиров Рабоче-Крестьянской Красной Армии. «Маузеры» были личным оружием К. Е. Ворошилова, Е. А. Щадеико, А. А. Новикова.
      Вопрос о вооружении офицеров автоматическими пистолетами рассматривался перед первой мировой войной и в России. Однако устоявшиеся консервативные взгляды на оружие са-мооборопы, подкреплявшиеся в целом удовлетворительными качествами револьверов Нагана, не позволили пистолету утвердиться в системе вооружения русских войск.
     
      * * *
     
      Новый этап в развитии стрелкового оружия наступил после первой мировой войны. Его характерными особенностями являлись: дальнейшее усовершенствование автоматического оружия, появление и распространение его новых видов. Развитие таких средств вооруженной борьбы, как авиация и бронетанковые войска, привели к созданию в этот период великого множества специального стрел-
      кового оружия — авиационных, танковых и зенитных пулеметов. Для единоборства с танками, ставшими могучей ударной силой сухопутных войск, велись работы над противотанковыми ружьями. Совершенствовались прицельные приспособления. Винтовки и пулеметы оснащались оптическими приборами, дающими возможность поражать далеко расположенные и замаскированные цели. Многое делалось в направлении укорочения и облегчения оружия, упрощения его производства и эксплуатации. На мировой оружейной арене появились новые имена конструкторов, в числе которых ведущее место заняли советские: Ф. В. Токарев, В. А. Дегтярев, С. Г. Симонов, Г. С. Шпагнн и многие другие.
      Вырвавшаяся в результате Великой Октябрьской социалистической революции из оков капитализма Россия трудом советских людей год от года крепла, превращаясь в могучую державу — Союз Советских Социалистических Республик. Разгромленные в гражданской войне белогвардейцы, бежавшие за границу, империалисты всего мира со злобой и ненавистью взирали на пашу страну. Ни на минуту не оставляли они помыслов об уничтожении большевизма и реставрации капиталистического строя. В этих условиях деятельность советских военных конструкторов приобретала особое значение. Свято помня завет В. И. Ленина: «...берет верх тот, у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины», — советские оружейники обратили свои усилия на снабжение Красной Армии самым современным в те годы стрелковым оружием. Доставшиеся в наследство от царской армии образцы не в полной мере отвечали требованиям времени. Они морально устарели и требовали модернизации. Особенно остро стоял вопрос о ручном пулемете. Тогда как западные армии были весьма насыщены ручными пулеметами, в РККА их почти не было, а имевшиеся оказались малопригодными к эксплуатации из-за отсутствия запчастей и патронов.
      Ручной, дегтяревскин. Сконструировать ручной пулемет взялся В. А. Дегтярев. Мысль о его создании родилась у него в 1923 году. В следующем году опытный образец был испытан и получил высокую оценку. Окончательная доработка ручного пулемета была завершена В. А. Дегтяревым в 1926 году.
      Для работы автоматики он использовал принцип отвода газов из ствола, благодаря которому удалось снизить вес пулемета. Патрон в стволе перед выстрелом прочно запирался массивным затвором на симметрично расположенные боевые выступы. Питание производилось из дискового магазина на 47 патронов. Новый ручной пулемет был неприхотлив к суровым климатическим условиям, продолжая стрелять даже при температуре — 30° С. Живучесть пулемета достигала 75 000 — 100 000 выстрелов. Хорошо про-
      думанная конструкция сошек и оптимально выбранное место их крепления на стволе пулемета обеспечивали устойчивость при стрельбе, а следовательно, отличную меткость и кучность. С каждым годом количество ручных пулеметов в войсках росло. Только к началу 1937 года в Красной Армии их было около 95 000. В годы борьбы с фашизмом высокие боевые качества пулеметов Дегтярева образца 1927 года подтвердились на нолях сражений.
      Перевооружение ручными пулеметами в 20 — 30-е годы происходило во всех иностранных армиях. Вновь создаваемому независимо друг от друга в разных странах пулеметному оружию были свойственны общие элементы конструкции. Излюбленной схемой многих была схема с отводом пороховых газов из ствола и воздействием их через газовый норшень-толкатель на затвор, который при этом откатывался назад. Возвращаясь под воздействием возвратной пружины вперед, затвор захватывал из магазина патрон и досылал его в ствол. После выстрела газы снова давили на поршень. Поршень воздействовал на затвор. Тот откатывался назад. Возвратная пружина сжималась, а возвращаясь в свое обычное состояние, продвигала затвор вперед.
      Так повторялось бы в среднем 600 раз в минуту, если бы была возможность применять 600-зарядные магазины или патронные ленты. Но тогда масса боеприпасов составила бы примерно 18 кг и вдвое превысила обычную массу ручного пулемета. Поэтому большинство конструкторов ограничивались коробчатыми магазинами на 20 — 30 патронов. Такие ручные пулеметы были созданы и приняты на вооружение во Франции, в Чехословакии, Апглии, Польше, Японии, США и Бельгии. Остальные европейские и многие латиноамериканские и азиатские государства, вооружая свои войска, покупали это оружие или организовывали его лицензионное производство.
      В 30-е годы наметилась повая фаза развития ручных пулеметов, выразившаяся в объединении функций ручного, станкового и некоторых разновидностей специального пулемета в одно целое и создании универсального пулемета. Первым представителем этого семейства был немецкий пулемет МГ-34, спроектированный в 1934 году ведущим конструктором фирмы «Рейнметалл» Луисом Станге. Оружие было приспособлено для ведения огня с легкого треножного станка и сошек. Его можно было использовать также в качестве зенитного и танкового пулемета. Во время второй мировой войны МГ-34 широко применялся в немецко-фашистской армии. Он был главным соперником советского пулемета ДП-27, уступая ему в маневренности из-за большой массы (12 кг) и безотказности в стрельбе, особенно при низких температурах.
      Легендарный «максим». Наряду с ручным пулеметом совершенствовался и станковый. Улучшение его боевых характеристик шло по пути снижения веса и применения воздушного охлаждения с возможностью быстрой замены перегретого ствола. Значительные усилия направлялись на упрощение конструкции оружия и удешевление его производства.
      Этому мощному автоматическому оружию, способному поражать групповые живые цели и огневые средства противника на расстоянии до 1000 м, в Советском Союзе и в других странах в межвоенный период уделялось большое внимание. Стапковому пулемету по-прежнему отводилось одно из центральных мест в системе вооружения пехоты.
      Состоявший в войсках Крас-пой Армии пулемет системы Максим образца 1910 года в 1930 и 1941 годах подвергался частичной модернизации. В ходе первой в конструкцию были введены новый предохранитель, допускавший стрельбу одной рукой, буфер-держатель для бронещита, соединенный с кожухом пулемета, отдельный боек к ударнику пулеметного замка. Для стрельбы на большие дистанции и с закрытых позиций на «максим» установили оптический прицел. Принятие на вооружение патрона с тяжелой пулей образца 1930 года, отличной по баллистике от легкой, вызвало изменение конструкции основного стоечного прицела.
      Вторая модернизация диктовалась требованиями военного времени. Из-за отсутствия оптических прицелов со станка демонтировали кронштейн для их крепления. Вместо прежнего сложного прицела с передвижным целиком боковых поправок и шкалами для легкой и тяжелой пуль был установлен упрощенный прицел с меньшим количеством деталей. Кожух снабдили широкой горловиной, через которую можно было не только заливать воду, но и заполнять в зимнее время кожух охлаждения ствола снегом и льдом. Из конструкции «максима» были полностью изъяты детали из дорогих цветных металлов и заменены стальными и силуминовыми.
      В 1931 году «максим» получил универсальный станок С. В. Владимирова, расширивший сферу его применения. Теперь он мог использоваться для борьбы с самолетами противника.
      Однако преодолеть главный недостаток пулемета — большой вес — не удалось. Он оставался тяжелее современных иностранных образцов. Тяжеловатость «максима» ограничивала его маневренность, особенно в наступлении. И все же без станкового пулемета образца 1910 года во время Великой Отечественной войны не обошлось ни одно сражение.
      Вопрос о легком станковом пулемете в нашей стране ставился еще в 1928 году. Правда, в полной мере разрешить его удалось лишь в ходе Великой Отечественной войны. Разработанный в период 1930 — 1938 годов пулемет ДС образца 1939 года из-за недостаточной надежности конструкции в серийном производстве находился недолго, до июня 1941 года, и, несмотря на меньшую массу, не вытеснил пулемета «максим»...
      Между двумя мировыми войнами парк станковых пулеметов за рубежом также пополнился шЯЬыми моделями. Итальянская армия получила в 1935 и 1937 годах тяжелые пулеметы системы Фиата и Бреда. Японцы в 1932 году предприняли коренную модернизацию пулемета Гочкиса образца 1914 года. В результате в войска поступили станковые пулеметы, получившие название «Юки», опыт эксплуатации которых выявил незначительные недоработки. После их устранения новая модель образца 1934 года была принята на вооружение. Свой станковый пулемет изобрели в Чехословакии. Он получил название ЦБ-53. Оружие приобрело широкую известность. Конструкторский талант чехословацких оружейников был высоко оценен в Англии и Румынии. Эти страны приобрели лицензию на станковые пулеметы и организовали их выпуск на местных оружейных заводах. После оккупации Чехословакии немецко-фашистскими войсками в 1938 году это оружие под названием МГ-37 применялось немцами во второй мировой войне.
      Все разработанные в меж-военные годы станковые пулеметы объединяла одна идея — повысить их маневренность за счет снижения массы тела и станка. Наметилась тенденция универсализации пулеметных лафетов, возможности их быстрого перевода в положение для зенитной стрельбы.
      Бурное развитие бронетанковой и авиационной техники поставило перед оружейниками непростую задачу, заключающуюся в создании специальных образцов автоматического оружия, рассчитанных на установку в ограниченном боевом отделении танка или самолетной кабины. Жесткие ограничения количества боеприпасов, размещаемых в танке и на самолете, вызывали необходимость применения приспособлений, регулирующих темп стрельбы и длину очереди для более аффективного поражения целей при минимальном расходе патронов. В то же время рост скорости летательных аппаратов, возможность их быстрого выхода из-под огня требовали значительного повышения скорострельности авиационного вооружения. Такие, зачастую противоречивые задачи пришлось решать всем оружейным конструкторам. Выдающихся успехов в этой области добились оружейники нашей страны.
      Пулемет авиационный. Одним из первых советских авиапулеметов, принятых в 1928 году на вооружение ВВС РККА, был ПВ-1 («Пулемет воздушный-!»). Отказавшись от водяного охлаждения, установив втулку надульника меньшего диаметра и буферную пружину, смягчающую удар отката подвижной системы и сообщающую ей дополнительную скорость при движении вперед, конструктор сумел повысить темп стрельбы с 600 до 750 выстр./мин. ПВ-1 предназначался для синхронной стрельбы через винт самолета с неподвижных установок и не решал полностью проблемы вооружения самолетов. По-прежнему ощущалась нужда в оборонительном пулемете для стрельбы с подвижных турель-ных установок. Такой образец был создан усилиями конструкторов во главе с В. А. Дегтяревым. Переработав конструкцию своего ручного пулемета, он отказался от ствольного кожуха и приклада, заменив его двумя рукоятками пистолетной формы. Однорядны и дисковый магазин уступил место трехрядному большей емкости (63 патрона). Для стрельбы по воздушным целям с большими угловыми скоростями в передней части ствольной коробки пулемета был смонтирован кольцевой авиационный прицел. Конструктор предусмотрел специальный мешок-гильзоулавливатель, препятствующий стреляным гильзам беспорядочно сыпаться на пол самолетной кабины. В 1928 году пулемет ДА («Дегтярев-авиа-циопный») поступил на вооружение ВВС.
      С целыо дальнейшего повышения скорострельности самолетного вооружения было решено отработать спаренный ту-рельный пулемет, объединивший бы два ДА. В этой работе наряду с В. А. Дегтяревым приняли активное участие Н. В. Рукавишников и другие. В 1930 году оружие под названием ДА-2 поступило на вооружение Красной Армии. Сильная отдача неблагоприятно сказывалась на кучности стрельбы и живучести турели. Поэтому конструкторы прибегли к установке дульных тормозов, ослабивших ее пагубное влияние. Пулеметы этого типа составляли вооружение советских двух-и четырехмоторных тяжелых бомбардировщиков А. Н. Туполева ТБ-1 и ТБ-3, а в годы Великой Отечественной войны в качестве зенитного оружия использовались на наземных установках.
      Выдающихся достижений в проектировании скорострельного авиапулемета добился наш соотечественник талантливый оружейник и конструктор Б. Г. Шпитальный. Ему удалось разработать пулемет, равного которому не было в мире. Первый опытный образец скорострельного авиационного пулемета Б. Г. Шпитальный изготовил при участии И. А. Кома-рицкого в 1930 году. Через два года пулемет был показан К. Е. Ворошилову. Во время демонстрационной стрельбы всем казалось, что очереди слились в один мощный шквал выстрелов. Представитель Ружтреста И. А. Глотов вспоминал, что все механизмы пулемета действовали безотказно, без каких-либо дефектов.
      11 октября 1932 года новый пулемет получил окончательное «добро». Под названием 1L1KAC (Шпитальный — Кома-рицкий авиационный скорострельный) поступил на вооружение и был запущен в серию. Огромная скорострельность в 1800 выстр./мин была достигнута за счет короткого хода подвижных частей автоматики и совмещения операций по перезаряжению. Советский IUKAC оставил далеко позади все заграничные системы. По скорострельности он вдвое превосходил итальянский Бреда и англо-американский Кольта — Браунинга МГ-40. В 1934 году появился турельный вариант ШКАСа, 1936 году — синхронный, разработанный конструкторами К. Н. Рудневым, В. П. Котовым и В. Н. Салшце-вым. В 1930 — 1940 годы в СССР не было боевого самолета, не вооруженного ШКАСом. Его несли и самолеты Великой Отечественной войны. Среди них Як-1, Пе-2, Ил-2, Пе-8 н др. В 1933 — 1940 годы было выпущено 73 332 ШКАСа.
      Долгие годы ШКАС оставался непревзойденным образцом авиационного оружия. Известно, что в фашистской рейхсканцелярии находился экземпляр советского пулемета, а рядом письменное требование Гитлера, обязывающее немецких инженеров создать такой же образец. Однако ноиытки, предпринятые ими, не дали желаемых результатов. Состоящие на вооружении Люфтваффе пулеметы винтовочного калибра МГ-15, МГ-17 и МГ-81 выпускали в минуту в 1,5 раза меньше пуль, чем ШКАС, тогда как уже в 1939 году в СССР самолеты вооружались сверхскорострельны -ми пулеметами СН и «Ультра-ШКАС». В минуту они могли произвести 3600 выстрелов. Хорошая скорострельность!
      Чрезвычайно быстрое развитие военной авиации во всем мире заставляло оружейников активно трудиться над ее вооружением. Иностранные специалисты также создали несколько типов авиационных пулеметов. Но их технико-баллистические характеристики уступали советским.
      Бронирование уязвимых мест и протектирование бензобаков самолетов делали малоэффективным огонь пулеметов нормального калибра. Пули большего калибра и массы имели большую кинетическую энергию, а следовательно, большую разрушительную способность. В авиации наметился переход к крупнокалиберным пулеметам. Наша страна и здесь была в числе первых. В 1935 году начался серийный выпуск 12,7-мм крупнокалиберных авиационных пулеметов системы Шпитального и Владимирова (ШВАК). Эксперименты с этим оружием показали, что без изменения габаритов подвижной системы калибр можно увеличить до 20 мм. Полученная в результате пушка в период Великой Отечественной войны устанавливалась на многих типах самолетов советских ВВС.
      12,7-мм и 20-мм ШВАКи изготавливались для турельных, крыльевых и моторных установок.
      5 августа 1938 года Советское правительство поставило перед конструкторами задачу создания 12,7-мм крупнокалиберного синхронного пулемета. Эту задачу успешно решил М. Е. Березин, предложивший простую по устройству систему, с малыми габаритами, удобную в эксплуатации, легко изучаемую, надежную и могучую в бою.
      Автоматика березинского пулемета была построена на принципе использования энергии пороховых газов, часть которых отводилась из ствола и приводила в движение затвор и механизм подачи патронов. Для облегчения перезаряжания конструктор предусмотрел специальное пневматическое устройство, где мускульную силу человека заменил сжатый воздух. Во время испытаний пулемет показал себя с самой лучшей стороны. Оружие выдержало проверку. Оно безотказно работало на 9-километровой высоте при — 48 °С. Продолжало стрелять в глубоких виражах, боевых разворотах, петлях, бочках и пикировании. 22 апреля 1941 года универсальный пулемет системы Березина был принят на вооружение. В серии оп изготавливался в крыльевом, ту-рельном и синхронном вариантах и широко применялся в Великой Отечественной войне.
      Крупнокалиберные пулеметы иностранных оружейников не могли на равных соперничать с советским образцом. Общим недостатком всех было стремление к механическому увеличению размеров деталей станковых пулеметов и приспособлению их к стрельбе патронами крупного калибра. Наиболее удачными из них были: немецкий 13-мм авиапулемет фирмы «Маузер-верке» МГ-131 и американский Браунинг М-2 НВ образца 1933 года. Они имели скорострельность, близкую к 12,7-мм пулемету Березина образца 1941 года.
      Мощные патроны крупного калибра перекочевали из авиации на землю. Под них стали проектировать противосамолетное оружие, одним из классических представителей которого является 13,2-мм пулемет системы Гочкиса образца 1930 года.
      В свое время он был самым распространенным в европейских армиях зенитным пулеметом большого калибра. При массе 42,5 кг (без станка) он заряжался 30 патронами из коробчатого магазина, вставляемого сверху в пазы ствольной коробки. Досягаемость по высоте составляла 3000 м. Скорострельность 450 выстр./мин. Недостатком оружия была чрезмерная масса станка, требовавшая много времени и операций при подготовке к стрельбе. «Гочкисы» прикрывали от атак с воздуха важные военные и военно-промышленные объекты. Использовались на кораблях французского и польского военно-морских флотов.
      В Советском Союзе разработка крупнокалиберного пулемета впервые была предпринята В. А. Дегтяревым в 1930 году. В основу его конструкции легла схема хорошо себя зарекомендовавшего ручного пулемета ДГ1. Для повышения темпа огня в затыльнике ствольной коробки был размещен пружинный буфер затворной рамы и затвора. Для уменьшения отдачи ствол оканчивался дульным тормозом. В 1933 году было освоено в сжатые сроки производство 12,7-мм пулемета «Дегтярев-крупнокалиберный». Он выпускался небольшими партиями. Судьбу ДК решила малая скорострельность (360 выстр./мин) и неудобное питание с применением громоздких и тяжелых дисковых магазинов. В 1935 году выпуск этих пулеметов был прекращен.
      Спустя несколько лет за улучшение его боевых качеств взялся ученик В. А. Дегтярева Г. С. Шпагин. Ему удалось получить безотказно действующую систему подачи, состоящую из патронного приемника барабанного типа с ленточным питанием. В апреле 1938 года модернизированный ДК выдержал полигонные испытания. В заключительном акте комиссии указывалось, что 12,7-мм ДШК занимает одно из первых мест по простоте устройства, безотказности в работе, долговременности службы и экономичности. 20 февраля I939 года ДШК постановление Государственного Комитета Обороны принимается на вооружение. Тело пулемета монтировалось на универсальном станке системы И. Н. Колесникова, допускавшем стрельбу по пехоте, танкам и самолетам. Против бронированных средств с тонкой броней ДШК был грозным оружием. С дистанции 300 м он легко пробивал лист брони толщиной 16 мм. 11а фронтах Великой Отечественной войны
      12,7-мм пулемет Дегтярева и Шнагина образца 1938 года использовался главным образом как зенитный. Число их в действующей армии возрастало, составив к 1944 году 8442 единицы.
      Пулемет для танка. Конструкция ручного пулемета ДМ образца 1927 года стала базовой и для отечественного танкового пулемета. Работа в области танкового вооружения в нашей стране проводилась еще в 1925 году. Нашими конструкторами был создан первый отечественный 6,5-мм спаренный танковый пулемет, в дальнейшем в значительной мере усовершенствованный Г. С. Шпагииым. Свой пулемет В. А. Дегтярев решил крепить в танке с помощью шаровой установки, включающей шаровое гнездо в броне и шаровое яблоко, удерживающее сам пулемет. Такая конструкция установки обеспечивала движение оружия в вертикальной и горизонтальной плоскостях, быстрое наведение на цель и фиксацию в любом приданном положении. На пулемете был смонтирован диоптрический прицел с делениями до 1000 м. Мушка прицела устанавливалась в окне шаровой установки. Из-за малоразмерности танкового боевого отделения ружейник снабдил оружие выдвижным металлическим прикладом. Он позволял в бою быстро уменьшать или увеличивать его длину, а после окончания стрельбы максимально сократить его размеры. Лето и осень 1928 года ушли на испытания танкового пулемета В. А. Дегтярева. В следующем году, основываясь на положительных результатах испытаний, пулемет под индексом ДТ («дегтярев-танковый») образца 1929 года поступил на вооружение. Им вооружались все типы танков и бронемашин первых советских пятилеток. Два таких пулемета а 76-мм пли 85-мм пушка составляли оружие лучшего среднего танка второй мировой войны — Т-34.
      Быстрые темпы механизации и моторизации войск подхлестывали зарубежных изобретате-лей-оружейников, специализировавшихся в области специального вооружения. Вновь создаваемые образцы бронеавтомобилей и танков требовали мощных и современных пушек и пулеметов.„Везде, где разрабатывались образцы бронетанковой техники, оружейники энергично работали над их пулеметно-пушечным вооружением. В Германии для стрельбы из танка был приспособлен пулемет МГ-34. В Венгрии в том же 1934 году был создан пулемет для танка калибром 7,92 мм и ленточным питанием. Франция в своих тапках «репо» и «гочкис» устанавливала 7,3-мм пулеметы образца 1931 года с большими барабанными магазинами на 150 патронов. Японские танки оснащались 7,7-мм пулеметами образца 1937 года с излишне высокой скорострельностью — 850 выстр./мин.
      Кроме вновь проектируемого оружия на Западе имели место попытки размещения в тапках и броневиках слегка переделанных тяжелых пехотных пулеметов. Так поступала Англия, монтируя в легких тапках «вик-керс» станковый пулемет той же фирмы с архаичным водяпым охлаждением. Поляки вооружали бронированные машины оставленными без изменений тяжелыми пулеметами Гочкиса образца 1925 года и Браунинга образца 1930 года. Американцы размещали в «шерманах», «стюартах», «грантах» танковый вариант пулемета Браунинга М-1919 А-4.
      Снова винтовки и автоматы. Опыт применения во время цервой мировой войны основного индивидуального оружия пехотинца — магазинной винтовки — показал ее высокие боевые качества. В межвоенный период это оружие не претерпело существенных изменений. Конструкторы направляли свои усилия на облегчение винтовок и упрощение технологии их производства. Почти полностью отказались от выпуска нескольких разновидностей однотипных винтовок. Теперь все рода войск снабжались унифицированным образцом.
      Модернизация знаменитой мо-синской магазинной винтовки, приведшая к улучшению ее качеств, была осуществлена в 1930 году. К этой работе были привлечены И. А. Федорцев, А. И. Осинцев, Е. К. Кабаков, И. А. Комарицкий, П. К. Паншин и другие. Винтовка получила пружинные ложевые кольца, секторный прицел на 2000 м, намушник, предохраняющий мушку от ударов, и игольчатый четырехгранный штык с упрощенной защелкой. 28 апреля 1930 года приказом Реввоенсовета СССР модернизированная винтовка была принята на вооружение РККА с присвоением ей наименования: «Винтовка образца 1891/30 г.». В 1931 году был отработан ее снайперский вариант, имевший оптический прицел ПЕ, изогнутую форму рукоятки затвора, лучшую отделку ствола и меньшие производственные допуски. Винтовка образца 1891/30 года послужила базой для выработки оружия специальных родов войск — кавалерии, артиллерии, связи. Уменьшив ее длину до 1020 мм, смонтировав прицел на 1000 м и отказавшись от штыка, конструкторы создали легкий карабин, получивший наименова-
      ние: «Карабин образца 1938 года».
      Советские винтовки и карабины, благодаря простоте устройства и обращения, прочности и безотказности в работе, всегда были готовы к немедленному действию. Их производство быстро нарастало и к 1938 году превысило миллион штук в год.
      Изменение в образцах магазинного оружия на Западе также шло по пути приспособляемости его к условиям современной войны. Локальные войны и вооруженные конфликты, развязанные империалистами в 1930 — 1940 годы, дали иностранным конструкторам пищу для размышлений о том, какие усовершенствования необходимо внести в «магазинки», чтобы они отвечали духу времени? В ведущих странах начались работы по улучшению магазинных винтовок. Стало ясно, что замечательная дальнобойность длинных винтовок не всегда нужна. В то же время внушительные их габариты существенно ограничивали подвижность пехотинца. Поэтому в целях их облегчения и повышения маневренности солдата в бою, особенно в ближнем, решили несколько поступиться дальнобойностью пехотного оружия, уменьшив длину ствола.
      В Чехословакии и Польше винтовки системы Маузера образца 1898 года ограничили по длине до 1100 мм. В результате снизилась масса до 4,0 кг. Предназначенное не только для пехоты, но и кавалерии оружие получило боковые ложевые антабки и погонные ремни, обеспечивающие его удобное ношение при езде на лошади. Переделки не отразились сколько-нибудь существенно на баллистике винтовок, в то время как удобство в обращении возросло.
      Приход фашистов к власти в Италии и Германии знаменовал собой значительное усиление гонки вооружений. Промышленность гитлеровской Германии переключилась на выполнение гигантских военных заказов. В 1935 году вермахт получил единый образец магазинного стрелкового оружия — карабин 98-К. Им вооружались пехотные, кавалерийские и артиллерийские части. К началу второй мировой войны в немецко-фашистской армии было уже 2 770 000 карабинов 98-К.
      Не отставали в вопросе перевооружения от фашистской Германии и ее главные партнеры по антикоминтерновскому пакту Италия и Япония. Создание новых моделей армейских винтовок здесь было связано с принятием патронов увеличенного калибра и улучшенного качества. В 1939 году итальянцы выпустили 7,35-мм винтовку системы Манлихера — Каркано образца 1938 года, а японцы —
      7,7-мм винтовку Арисаки. Как и другие «магазинки» тех лет, они были легче и короче. Прицел японской Арисаки помимо прочего был приспособлен для стрельбы по самолетам, а сама винтовка снабжена легкими сошками для большей устойчивости в момент выстрела.
      Усовершенствовала свою пехотную винтовку и хортистская Венгрия, являвшаяся тогда одним из сателлитов Германии и открыто поддерживавшая захватнические устремления Гитлера и его окружения. В отличие от своих предшественников модель образца 1935 года имела скользящий поворотный затвор и современный секторный прицел. В 1940 году на государственном оружейном заводе в Будапеште в винтовку М-35 были внесены крупные изменения. Это оружие приспособили к стрельбе 7,92-мм германскими патронами. Соответственно пришлось отказаться от старого однорядного магазина пачечного заряжания. Маузеровский тип магазина с шахматным расположением патронов при той же вместимости (5 шт.) был компактнее и не выступал за габариты оружия. Применение боеприпасов без гильзовой закраины уменьшило число задержек, обеспечило надежное функционирование двухрядного винтовочного магазина.
      Конструкторские поиски французских специалистов стрелкового оружия завершились в 1936 году созданием 7,5-мм винтовки MAC. В ее устройстве и оформлении нашли место решения, сделавшие оружие удобным, простым и технологичным. Был введен диоптрический прицел, упрощающий наведение винтовки на цель. Просто сконструированный затвор легко разбирался без применения каких-либо инструментов. Максимальное приближение его рукоятки к спусковому крючку позволяло перезаряжать оружие без отрыва от плеча. Это облегчало ведение огня и повышало скорострельность.
      Винтовки MAC снабжались четырехгранными игольчатыми штыками, которые носились тут же в специальной трубке, размещенной в ружейном цевье. По сравнению со своими старшими «братьями» штыки стали значительно короче. Во время нападения гитлеровцев на Францию значительная часть ее войск была вооружена винтовкой MAC. Эта винтовка стала грозным оружием в руках бойцов Сопротивления и подразделений организации «Свободная Франция».
      Боевые действия убедительно показали высокие боевые свойства автоматически перезаряжающихся винтовок. Это индивидуальное оружие солдата не требовало от него дополнительных операций по нерезаряжанию. Стрелок, который для подготовки и производства выстрела теперь только нажимал на спусковой крючок, получил больше времени для наблюдения за полем боя и большую вероятность поражения цели. В критические минуты боя стрелки с автоматическими винтовками могли развить очень интенсивный огонь, прорваться через который было нелегким делом. Эта возможность была причиной преимущественного развития винтовок, позволяющих стрелять одиночными выстрелами и очередями. В пужный момент стрелки, вооруженные автоматическими винтовками, могли некоторым образом дополнить огонь станковых и ручных пулеметов.
      В Советском Союзе созданию автоматической винтовки в межвоеннын период уделялось повышенное внимание. Об этом свидетельствуют три конкурса на лучший проект оружия этого тина и большое число образцов, представленных на испытания. В конкурсах приняли участие и ведущие советские оружейники, и тогда еще малоизвестные молодые конструкторы. Испытания 1926, 1928 и 1930 годов не дали преимущества ни одной из участвующих в них моделей. Все они имели конструктивные недоработки, а при стрельбе — задержки и поломки. Лучше других с задачей автоматизации перезаряжания и производства выстрела справился молодой конструктор С. Г. Симонов. В 1931 году им была создана винтовка, принцип автоматики которой был основан на отводе пороховых газов через боковое отверстие в стволе. Впервые в оружии этого класса применялось запирание канала ствола клином, перемещавшимся в вертикальных пазах ствольной коробки. Питание патронами происходило из отъемного магазина, вмещавшего 13 патронов. Дальность прицельного огня составляла 1300 м. Винтовка С. Г. Симонова была одобрена комиссией. Ее производство разворачивалось на одном из оружейных заводов. Конструктор, тем не менее, продолжал совершенствовать свое детище. В результате на стволе появился дульный тормоз, снизивший отдачу, четырехгранный штык был заменен клинковым, применение которого допускало его поворот но отношению к винтовке на 90° и использование в качестве дополнительной опоры при стрельбе в автоматическом режиме. В 1936 году автоматическая винтовка системы Симонова АВС-36 окончательно была принята на вооружение Красной Армии. Усовершенствованная технология обеспечила быстрое расширение производства этого мощного и перспективного оружия. До 1938 года было выпущено 35 113 АВС-36. В 1939 — 1940 годах винтовка использовалась во время советско-финляндского вооруженного конфликта.
      Практические стрельбы и опыт применения ABC в боевых условиях выявили недостаточную кучность боя в режиме непрерывного огня. Устойчивость оружия в этом случае была недостаточна, и разброс пуль был довольно велик. По существу, только первый выстрел в очереди являлся прицельным. Все это, в конечном итоге, решило судьбу так называемых самострельных, стреляющих очередью, винтовок.
      Внимание многих наших оружейников сосредоточилось на самозарядной винтовке, требующей для производства каждого выстрела нажатия на спуск. Такое оружие при скорострельности до 25 выстр./мин хорошо решало задачу увеличения скорости стрельбы при сохранении кучности боя, близкой к кучности неавтоматической винтовки.
      25 августа — 3 сентября 1938 года состоялись конкурсные испытания самозарядных винтовок Ф. В. Токарева, Н. В. Рукавишникова, С. Г. Симонова и других конструкторов. Лучшим было оружие Ф. В. Токарева. Под наименованием «7,62-мм самозарядная винтовка системы Токарева обр. 1938 г. (СВТ-38)» она 26 февраля 1939 года была принята на вооружение войск.
      Конкурирующую с СВТ симоновскую винтовку, которая по некоторым показателям даже превосходил» свою соперницу, подвела досадная недоработка: на испытаниях обнаружилась малая живучесть ударника и выбрасывателя. И хотя С. Г. Симонов в январе 1939 года полностью ликвидировал недостатки своего детища, в производство все же пошла СВТ-38. Эксплуатация винтовки в войсках вызвала некоторые рекламации. Солдаты жаловались на ее громоздкость, тяжеловатость, чувствительность к загрязнению. Впоследствии Ф. В. Токарев внес в самозарядку существенные изменения. Она стала короче и легче. Модернизация коснулась и технологии выпуска, которая несколько снизила производственные затраты и удешевила оружие. 13 апреля 1940 года модернизированная самозарядная винтовка Ф. В. Токарева, сокращенно СВТ-40. была принята на вооружение РККА. После небольшой доработки и установки кронштейна оптического прицела ПУ в войска поступил снайперский вариант СВТ-40. В изготовление самозарядных винтовок системы Токарева образца 1940 года включились оружейные заводы. Производство наращивалось быстро. Только в 1941 году заводские цехи покинуло: 1 031 861 СВТ-40 и 34 782 самозарядные винтовки, снабженные оптикой.
      Кроме штатных АВС-36. СВТ-38 и СВТ-40 в СССР в предвоенные годы было выработано несколько типов автоматических и самозарядных карабинов под обычный винтовочный
      и даже пистолетный патрон. К сожалению, к началу Великой Отечественной войны создать пригодный для нелегкой армейской службы автоматически действующий карабин не удалось. Большинство спроектированных образцов не вышло из стадии эксперимента. Однако конструкторские паходки, проверенные в металле в этих системах, обеспечили успех.
      Изыскания легкого пехотного автоматического оружия в Советском Союзе были поставлены на научную основу. Широта инженерных поисков, привлечение большой группы конструкторов, конкурсная система отбора наиболее законченных образцов поставили нашу страну в число первых по оснащению войск автоматическими виптовками. О хороших боевых возможностях АВС-36 и СВТ-40 высоко отзывались многие авторитетные оружиеведы.
      В то время как в СССР шла масштабная работа в области индивидуального автоматического оружия, за границей не везде правильно оценивали его боевые возможности. Этим объясняется наличие единичных образцов самозарядных винтовок, поступивших на вооружение иностранных армий. Не во всех странах промышленность оказалась подготовленной к производству автовинтовок, детали которых имели малые технические допуски и требовали высокой чистоты отделки. Государства, чьи армии не могли снабжаться этим оружием с отечественных заводов, перешли к практике заказов автоматических винтовок за границей.
      К началу второй мировой войны США были единственной страной, рискнувшей полностью перевооружить свою пехоту самозарядными винтовками. Среди европейских государств в области проектирования автовинтовок выделялись Чехословакия и Италия.
      Чехословацкие оружейники К. Крнка, Я. Нетш, В. Полянка, Я. Кратохвил, Й. и Ф. Куц-кие создали в 1921 — 1938 годах несколько образцов. Некоторые из них участвовали в сравнительных испытаниях с нашими самозарядками. Оружейная фабрика «Чешска зброевка» в г. Страконице выпустила самозарядные винтовки образцов 1935 и 1938 годов. Они испытывались в войсках, но окончательного решения о принятии их на вооружение выработано не было.
      Чуть лучше обстояло дело на оружейном заводе в г. Брно. Работавший там инженер Эмма-нуель Холек предложил в 1929 году модель своей самозарядной винтовки, над которой он трудился в течение двух лет. На испытаниях 1929 года в США она показала высокие техникобоевые характеристики. Оставив позади все представленные системы, она одержала победу. Несмотря на это, главное военное командование чехословацкой армии не решилось принять ее на вооружение.
      Винтовкой Холека заинтересовались в других странах, и оружейная фабрика в Брно приступила к экспорту этого оружия. В 1930 году самозарядные винтовки «ЗХ» образца 1929 года были проданы Боливии, Эквадору, Ирану, Китаю и другим странам. В 1931 — 1932 годах поступили заказы из Сиама и Греции, Турции и Румынии. Экспортное производство было невелико. Выпускаемые партии обычно не превышали несколько сот винтовок. Это автоматическое оружие попало даже в Эфиопию и применялось ее народом в национально-освободительной войне против итало-фа-шистских захватчиков 1935 — 1941 годов. Соперницей ее в этой войне была итальянская самозарядная винтовка системы Скотти образца 1931 года. В отличие от «ЗХ» образца 1929 года она имела магазин вдвое меньшей вместимости, всего на 5 патронов. По остальным параметрам обе винтовки были очень сходны.
      В Великобритании в межво-енный период с самозарядным легким пехотным оружием экспериментировали крайне мало, а во Франции такие работы вовсе затухли. Создание двух образцов самозарядок системы Томпсона и Фаркуэр-Хилла в 1927 году — вот все, что предприняли на этот счет англичане. «Опьяненные» победой в первой мировой войне, французы так и не удосужились начать разработку автоматических винтовок.
      Пистолет-пулемет. Новым типом индивидуального автоматического оружия солдата в меж-военный период становился пистолет-пулемет. Он предназначался для смелых и решительных действий в ближнем бою, явился оружием, во многом усилившим огневую мощь пехоты, дав ей возможность во время атаки обрушивать на противника ливень огня.
      Выдающийся советский теоретик и практик стрелкового дела В. Г. Федоров, характеризуя пистолеты-пулеметы писал, что в них блестяще разрешена задача дать пулеметный огонь при боевых столкновениях на близких расстояниях, когда в сильных винтовочных патронах нет никакой необходимости...
      История создания первых пистолетов-пулеметов восходит к годам первой мировой войны. В конце 1916 года значительная масса итальянской пехоты вооружалась двуствольными пистолетами-пулеметами системы Ревелли образца 1915 года. Это была очень нескладная конструкция, малоприспособленная для ведения точного огня. Поэтому «ревелли» больше использовали для отражения вражеских атак огнем из траншей. В конце войны в Италии приняли на вооружение еще один пистолет-пулемет Беретта образца 1918 года.
      Германская армия в боях с середины 1918 года применяла 9-мм пистолеты-пулеметы системы Бергмана. Конструктор оружия Луис Шмайссер приспособил его для стрельбы только в автоматическом режиме. Он обслуживался двумя солдатами: стрелком и подносчиком боеприпасов. Первый только стрелял, а второй носил 2384 патрона и подавал наполненные ими магазины. Как и итальянские «ревелли» и «беретта», немецкий «бергман» применялся для отражения атак и в рукопашных схватках.
      Такое узкое использование пистолетов-пулеметов, вызванное позиционным характером первой мировой войны, не позволило проявиться всем возможностям этого типа оружия. Сравнительно позднее их появление в действующей армии также не обеспечило накопления опыта по применению пистолетов-пулеметов. В результате после первой мировой войны пистолетам-пулеметам в системе вооружения отвели весьма скромную роль дополнительного огневого средства и жандармско-полицейского оружия.
      Развитию пистолетов-пулеметов в межвоенный период способствовал боевой опыт, накопленный в локальных войнах тех лет. Много, например, дала война между Боливией и Парагваем 1932 — 1935 годов, в ходе которой пистолеты-пулеметы успешно использовались в уличных боях и скоротечных схватках на коротких дистанциях.
      Вопросу создания приемлемого образца пистолета-пулемета уделялось много внимания в Европе и Америке. Соединенные Штаты Америки одними из первых включились в эту работу. Уже через два года после того, как отгремели бон первой мировой войны, генерал Джон Томпсон выпустил первую модель пистолета-пулемета своей конструкции. Она имела скорострельность 800 выстр./мин. Калибр 11,43 мм. Вместимость магазинов трех типов составляла 25, 50 и 100 патронов. Особенностью пистолета-пулемета являлось наличие переводчика огня, дающая возможность выбирать режим стрельбы в зависимости от обстановки. В нужный момент стрелок мог переключить пистолет-пулемет для поражения цели одиночными выстрелами и, наоборот, для ведения огня очередями. В 1923 — 1928 годы Д. Томпсон внес в оружие некоторые изменения. Был введен дульный тормоз. Его установка была первой в мире попыткой за счет снижения отдачи повысить устойчивость пистолета-пулемета во время стрельбы. Производство «томми», как часто называли оружие американского конструктора, развернулось на заводах «Кольта» и фирмы «Ауто-Орднанс Корпорейши». С 1921 по 1928 год было выпущено 6000 пистолетов-пулеметов.
      Как это ни странно, по могу щество и возможности «томпсо-нов» первыми оценили заокеанские гангстеры. Свободно продающиеся пистолеты-пулеметы стали оружием многих членов разбойничьих кланов. Только успешное их применение антиобщественными элементами заставило вооружить ими сначала полицию, а несколько позже часть кавалерии. Тем временем, пока высокопоставленные американские военные только начинали присматриваться к пистолетам-пулеметам, они упорно пробивали себе дорогу в Европу, Африку, Азию. Страны Центральной и Южной Америки также старались в этом вопросе идти в ногу. Здесь пистолеты-пулеметы были на вооружении полиции, а в конце 30-х годов и некоторых армейских подразделений.
      В европейских государствах развитию пистолетов-пулеметов уделяли не меньшее внимание.
      чем за океаном. Больших успехов на этом поприще добилась австрийская оружейная фабрика в городе Штейер. Созданные здесь пистолеты-пулеметы Штейер и MII-34 были введены на вооружение в Австрии, Португалии и Германии, а также экспортировались в Японию и Китай.
      В Японии пистолеты-пулеметы употреблялись уже в 1920 — 1930 годы. Это были немецкие Бергманы МП-18 и швейцарские «ЗИГ». Таким образом, она была одной из первых азиатских стран, оценивших преимущества этого вида оружия. Собственные разработки пистолетов-пулеметов японцы предприняли в 1930 году. Создав и испытав три модели пистолета-пулемета, они остановили свой выбор на модели .N» 3, которая в 1940 году была введена в японской армии.
      События национально-революционной войны в Испании в 1936 — 1939 годы заставили многих военных пересмотреть свои взгляды на пистолеты-пулеметы.
      Фашистские правительства Германии и Италии, открыто поддержавшие мятеж испанского генерала Франко и направившие ему на помощь людей и боевую технику, рассматривали Испанию как огромный полигон для испытания новых образцов оружия и подготовки своих армий к предстоящим агрессивным войнам. Немецкие оружейники и военные пристально следили за поведением в бою образцов пистолетов-пулеметов.
      Полученные данные были тщательно обработаны и изучены. Уже летом 1938 года в немецко-фашистскую сухопутную армию стали поступать 9-мм пи-стол еты-пу.^меты системы Хуго Шмайссера МП-38. Через два года их конструкция была упрощена и удешевлена. Новую модель назвали МП-40. Это оружие состояло на вооружении моторизованных войск, танкистов и части пехоты.
      Не отставали от своих кумиров итальянские фашисты. Готовясь ко второй мировой войне, они разработали и вооружили войска 9-мм пистолетом-пулеметом системы Беретта, правда, несколько уступавшим немецкому образцу.
      Над пистолетами-пулсметами трудились во многих странах. Интересные конструкции создали чехословацкие инженеры. Спроектированный в 1938 году на заводе в Страконицах пистолет-пулемет был включен в систему вооружения чехословацкой армии. Другой тип 3K-383 экспортировался в Болгарию и Южную Америку.
      Во Франции пистолет-пулемет стал стандартным вооружением так называемых «возимых драгун» — моторизованной пехоты. Его спроектировали инженеры государственного арсенала в городе Сент-Этье-пе. Названный MAC образца 1938 года применялся в боях с немецко-фашистскими захватчиками летом 1940 года. В этом оружии был применен диоптрический откидной целик, редко встречающийся на этом виде автоматического оружия.
      В межвоенный период пистолет-пулемет окончательно приобрел путевку в жизнь. Между двумя мировыми войнами его выпускали в Германии, Италии, Японии, Швейцарии, США.
      В СССР заслуга создания первого отечественного пистолета-пулемета принадлежит Ф. В. Токареву. В 1927 году он спроектировал образец, названный легким карабином. Для приведения в действие автоматики использовалась энергия отдачи свободного затвора. Для стрельбы использовались обжатые патроны револьвера «наган». На полигонных испытаниях в ноябре того же года оружие Ф. В. Токарева показало хорошие свойства и превзошло испытывавшийся вместе с ним немецкий нистолет-пулемет Фольмера. Однако нагановскин патрон с утопленной в гильзе пулей плохо подходил для автоматического оружия и был причиной частых задержек в стрельбе.
      Гораздо лучше оказался нистолет-пулемет В. А. Дегтярева, спроектированный под пистолетный патрон. В 1932 — 1933 годах он был признан лучшим из 14 систем, проходивших полигонные испытания. Его отличали хорошая для этого типа оружия кучнобойиость, невысокий темп стрельбы, простота устройства и эксплуатации. 9 июня 1935 года приказом Наркома обороны СССР ННД был принят на вооружение начальствующего состава РККА. Ему было присвоено наименование «7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева образца 1934 года». Но конструктор не успокоился на достигнутом. Он продолжал совершенствовать свое детище. Для ведения оди-
      ночного огня с большей точностью В. А. Дегтярев улучшил ударниковый механизм. Отработал взаимозаменяемость магазина и сделал его откидным, убирающимся на походе в ложевое цевье. Для рукопашного боя ППД получил клинковый штык. Новый образец был принят к производству в 1937 году.
      Однако некоторые военные специалисты считали нистолет-пулемет малоэффективным оружием с ограниченной сферой применения. В результате такой недооценки их боевых возможностей в 1939 году все пистолеты-пулеметы были изъяты из частей и переданы на складское хранение. Но во время советско-финляндского конфликта выяснилось, что пистолет-пулемет — это незаменимое огневое средство ближнего боя. Уже через месяц после начала боевых действий в нашей армии вновь появилось это мощное оружие.
      В. А. Дегтярев и коллектив оружейного завода разработали и начали изготовлять к пистолетам-пулеметам дисковые магазины большей емкости (71 патрон). Для производства ППД на заводе был выделен специальный цех. В начале марта 1940 года в производство была внедрена модель ППД образца 1940 года, отличавшаяся от своих предшественниц разрезной ложей и более надежным креплением магазина. Завод быстро наращивал выпуск пистолетов-пулеметов В. А. Дегтярева, изготовив к концу 1940 года свыше 80 000 единиц.
      В начале 1940 года в работу над образцом пистолета-пулемета для Красной Армии включился Г. С. Шпагин, уже имевший тогда за плечами большой опыт конструирования. Задавшись целью максимально упростить оружие и его производство, Г. С. Шпагин применил в своем пистолете-пулемете более трети деталей, изготовлявшихся холодной штамповкой с применением точечной и дуговой электросварки. Он свел до минимума число резьбовых соединений, спроектировал амортизатор затвора, продливший срок его службы и срок службы затворной коробки. Разместив передний торец кожуха ствола под углом, Г. С. Шпагин добился от него работы в качестве дульного тормоза-компенсатора. Такое оригинальное решение улучшило устойчивость пистолета-пулемета при ведении огня и повысило меткость стрельбы. Испытания шпагин-ского образца проводились летом и осенью 1940 года. Была отмечена высокая живучесть и надежность пистолета-пулемета. По кучности боя он на 70 % превзошел ППД. Испытательная комиссия отметила удобство в обращении, простоту разборки и сборки пистолета-пулемета Г. С. Шпагина. ППШ — так сокращенно назвали новое оружие — был принят на вооружение 21 декабря 1940 года. Хорошая технологичность этого образца проявилась во время Великой Отечественной войны, когда в его производство включились сугубо мирные заводы, не имевшие специального оружейного станочного оборудования. Только в Москве и Московской области ППШ и детали к нему выпускали 106 промышленных предприятий с суточной нормой 1500 пистолетов-пулеметов. Всего же за годы войны фронт получИл свыше 5 000 000 ППШ.
      Все межвоенные да и более поздние пистолеты-пулеметы имели в основе автоматики принцип отдачи свободного затвора. Запирание патрона в стволе производилось его внушительной массой. Пистолеты-пулеметы всех марок и систем обладали удовлетворительной меткостью на дистанциях, не превышающих 200 м, и имели действительность огня до 400 м. Калибры колебались от 11,43 до 7,62 мм. Большинство пистолетов-пулеметов располагали ка-рабинной ложей и переводчиками огня для стрельбы очередями и одиночными выстрелами.
      Пистолеты ТТ. После первой мировой войны, доказавшей преимущества автоматических пистолетов перед револьверами, значение этого личного офицерского оружия резко возросло. Конструкторская мысль в эти годы разработала много типов пистолетов, окончательно вытеснивших револьверы с вооружения большинства армий мира.
      Прогрессивность автоматических пистолетов правильно оценивалась командованием Красной Армии. Именно поэтому к проектированию этого оружия были привлечены значительные конструкторские силы. Инициатором выступил оружейник С. А. Коровин. Уже в 1920 — 1921 годы он создал первую отечественную модель автоматического пистолета. После многочисленных переделок его оружие в 1927 году выпускалось небольшими партиями на одном из оружейных заводов. В 1928 году испытывались новая модель пистолета С. А. Коровина и модель конструктора С. А. и рилуцкого.
      Много и успешно потрудился над автоматическим пистолетом один из старейших наших оружейников Ф. В. Токарев. Задача, поставленная перед ним, была не из легких. Предстояло сконструировать легкий многозарядный пистолет, придававший бы нуле высокое останавливающее действие на дистанции 50 метров. Для работы автоматики своего образца Ф. В. Токарев выбрал принцип отдачи ствола при его коротком ходе. Восемь 7,62-мм патронов разместил в коробчатом магазине, вставлявшемся снизу в пистолетную рукоятку. Прицельпые приспособления обеспечивали попадание в цель с расстояния 25 м. Большая величина дульной энергии, которая равняется произведению массы пули на квадрат начальной скорости, давала хорошую убойность и пробиваемость. На испытаниях 25 нюня — 13 июля 1930 года токаревский пистолет оставил позади все отечественные и иностранные образцы, в том числе известные пистолеты Браунинга, Вальтера, Борхард-та-Люгера. Проводившая испытания комиссия под председательством В. Ф. Грушецкого отметила, что пистолет Ф. В. Токарева на 75 % отвечает требованиям военных, и рекомендовала его к принятию на вооружение. Такого же мнения придерживались советские военные руководители К. Е. Ворошилов, И. 11. Уборевич и М. 11. Тухачевский. В 1931 году заводу был дан первый серийный заказ на 1000 пистолетов системы Токарева образца 1930 года ТТ.
      Валовое производство автоматического пистолета началось в 1933 году. Небольшая задержка была вызвана внесением изменений в технологический процесс производства и конструкцию пистолета. В результате модернизированный образец часто называют «пистолетом ТТ образца 1933 года». Пистолет ТТ был применен во время разгрома японских милитаристов у озера Хасан (1938 г.) и на реке Халхин-Гол (1939 г.), белофиннов в советско-финляндском конфликте (1940 г.). Он широко применялся советскими офицерами в качестве оружия самообороны в годы Великой Отечественной войны.
      После принятия на вооружение пистолета Токарева в нашей стране были продолжены дальнейшие поиски в области оружия самообороны. В мае 1938 года Народный Комиссариат обороны СССР объявил конкурс на новый самозарядный пистолет. В нем приняли участие Ф. В. Токарев, С. А. Коровин, И. И. Раков, П. В. Воеводин. Всеобщее внимание приобрел пистолет системы Воеводина, особенно вариант с магазином на 18 патронов. Конструктор спроектировал оригинальный ударно-спусковой механизм, допускающий автоматическую и одиночную стрельбу. Прицел был выполнен в виде перекидного целика на дистанции — 50 н 75 м. Автоматика опытного образца была построена на отдаче свободного затвора. Испытания 1940 и 1941 годов показали преимущества пистолета Воеводина перед ТТ. Из положения стоя с руки из 41 нули, выпущенной из воеводин-ского пистолета в мишепь, отстоящую на 25 м, попало 36, а нз ТТ на той же дистанции из 34 пуль только 26. Кучность боя и скорострельность из модели П. В. Воеводина была выше соответственно на 11 и 17 %. После некоторой доработки пистолет системы Воеводина, несомненно, был бы в числе лучших мировых образцов. Намечавшемуся внедрению этого оружия в войска помешала начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война.
      Воепный опыт использования личного оружия значительно обогатил оружейников, позволил им определить ведущие направления, по которым в послевоенный период стало развиваться конструирование автоматических пистолетов.
      Ружье против танка. Вторая мировая война, характерная массированным применением танков, с новой силой вызвала к жизни оружие для борьбы с ними — противотанковое ружье. В условиях маневренной войны с большим насыщением войск техническими средствами ее ведения, когда пехота зачастую оказывалась один на один с бронированными машинами противника, противотанковое ружье стало незаменимым и верным ее спутником. Это легко транспортируемое бронебойное устройство сопровождало пехоту и в обороне и в наступлении. Бывший гитлеровский генерал Э. Шнейдер признавал, что советское противотанковое ружье калибра 14,5 мм с начальной скоростью полета нули 1000 м/с доставляло много хлопот немецким танкам и появившимся позднее легким бронетранспортерам.
      Первое противотанковое ружье, принятое у нас на вооружение в 1932 году, действовало но принципу современных безоткатных орудий. Эта 37-мм динамо-реактивная система Курчевского на расстоянии 500 метров пробивала 20-мм цементированную броню. Эксплуатация в войсках все же выявила серьезные недостатки этого оружия. Поэтому от него вскоре пришлось отказаться.
      Лучшими боевыми возможностями обладало ружье системы Рукавишникова, разработанное под 14,5-мм патрон с большой начальной скоростью и 64-грам-мовой пулей. В 1939 году оно даже поступило на вооружение, но валовое производство его так и не было налажено. Мешала этому неправильная оценка противотанковых ружей некоторыми руководящими работниками Наркомата обороны.
      С первых дней войны стало ясно, что бороться с немецкими танками, броня которых не превышала 30 — 50 мм, вполне реальная задача для противотанковых ружей. Конструкторы В. А. Дегтярев и С. Г. Симонов получили срочное правительственное задание в кратчайший срок создать ружья против танков. В конце июля оружейники представили опытные образцы. В. А. Дегтярев сделал однозарядное полуавтоматическое ружье. В нем открывание затвора и экстракция стреляной гильзы производились автоматически за счет использования энергии отката ствола. Заряжание и закрывание затвора производилось вручную. Ружье обслуживало два человека.
      С. Г. Симонов предложил полностью автоматизированную конструкцию, где процесс пере-заряжания осуществляли пороховые газы, отводимые из ствола. Его ружье имело магазин и заряжалось обоймой с 5 патронами. Расчет также состоял из двух бойцов. Для стрельбы из обоих противотанковых ружей применялись 14,5-мм патроны образца 1932 года.
      В августе противотанковые ружья успешно прошли испытания и были запущены в серию. Первыми их получила 16-я армия генерала К. К. Рокоссовского, защищавшая Москву на волоколамском направлении. В Центральном музее Вооруженных Сил СССР сегодня можно увидеть одно из противотанковых ружей системы Дегтярева образца 1941 года, с которым сражались под Сталинградом защитники Родины. Оно принадлежало бойцу-бронебойщнку Илье Каплунову, который в одном бою огнем из ПТР и гранатами уничтожил 9 фашистских танков. За этот подвиг он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
      Высокая бронепробиваемость (до 40 мм на дистанции 300 м) была важнейшим боевым качеством отечественных противотанковых ружей. Опытные работы, кропотливые инженерные поиски лучшей конструкции ПТР активно продолжались в 1942 — 1944 годах.
      Автоматическое оружие. В ходе второй мировой войны полностью раскрылись боевые возможности пистолетов-пулеметов. Во всех армиях воюющих держав количество этого оружия неуклонно увеличивалось. В 1942 году пистолеты-пулеметы начали поступать в американскую, английскую, австралийскую и канадскую армии. Самым распространенным оружием этого типа был «стен», сконструированный инженерами оружейной фабрики в городе Энфильд Р. Шеппардом и Г. Турпином в 1941 году. Пистолет-пулемет был на редкость технологичным и дешевым. Стоимость одного экземпляра не превышала 9 долларов, а 47 деталей, из которых он собирался, не требовали сложной обработки на специальном оборудовании. Это положительное качество дало возможность изготовить за три года 3 750 000 «сте-нов» различных модификаций. Вплоть до 1944 года конструкция пистолетов-пулеметов все время совершенствовалась. Затем появилась модель с деревянным прикладом, двумя пистолетными рукоятками и штыком для рукопашного боя.
      Американцы, которые дольше всех не обращали внимания на пистолеты-пулеметы, во время войны вынуждены были начать экстренные работы над этим автоматическим оружием. В 1942 году ими был испытан и в 1943 году поступил на вооружение 11,43-мм пистолет-пулемет Рене Студлера, Джорджа Хайда и Фредерика Сэмпсона, получивший армейское обозначение М-3. До конца второй мировой войны было выпущено 646 000 экземпляров, применявшихся в боях на Тихом океане.
      В Советском Союзе совершенствование пистолетов-пулеметов шло по пути уменьшения габаритов оружия и дальнейшего упрощения и сокращения производственного цикла. В 1942 году перед оружейниками была поставлена задача спроектировать пистолет-пулемет, равный по боевым качествам 1ШШ и пригодный для любых родов войск — танкистов, связистов, саперов, разведчиков. В выполнении правительственного задания приняли участие В. А. Дегтярев, А. И. Судаев, С. А. Коровин, Н. В. Рукавишников и Г. С. Шпагин. Лучше других со сложной задачей справился А. И. Судаев. Пистолет-пулемет его конструкции имел малый вес и размеры, уменьшающиеся еще больше при складывании приклада. В нем больше, чем в других системах, применялась штамповка деталей с последующей электросваркой. В результате пистолет-пулемет системы Судаева был в 2,5 раза экономичнее ППШ. Для своего изготовления он требовал вдвое меньше металла и мог быть освоен на любом мелком предприятии даже с маломощным прессовым оборудованием. Первым в стране и очень скоро освоил производство ППС инструментальный завод им. С. Н. Воскова. Уже в начале 1943 года он приступил к серийному выпу-
      ску пистолетов-пулеметов Судаева. Изготовленное им оружие поступило в войска Ленинградского фронта и уже в январе 1943 года применялось при прорыве блокады города на Неве. Валовое производство этого оружия было налажено в середине 1943 года, после внесения в него небольших изменений. Удачное сочетание высоких тактико-технических свойств, надежности автоматики и небольших габаритов сделали пистолет-пулемет системы Судаева любимым оружием десантников, разведчиков, лыжников, танкистов и партизан. Он был признан лучшим в мире пистолетом-пулеметом периода второй мировой войны.
      Опыт применения на полях сражений коллективного оружия пехоты — пулеметов вносил свои коррективы в их конструкцию. Главным требованием стало снижение веса и повышение маневренности пулемета. В 1943 году Советская Армия приняла на вооружение новый станковый пулемет системы Горюнова (СГ). Важнейшим его преимуществом перед состоявшим в войсках «максимом» был примерно вдвое меньший вес, а потому он обладал большей подвижностью. Облегченный станковый пулемет П. М. Горюнов задумал до начала Великой Отечественной войны. Однако он воплотился в металле и обрел окончательный вид уже в годину суровых испытаний. В отличие от «максима» новый пулемет работал за счет отвода пороховых газов из ствола, которые через поршень-толкатель воздействовали на затвор и приводили его в действие. Для упрощения конструкции и ее облегчения, что оказалось особенно важным в военные годы, конструктор отказался от тяжелого и громоздкого водяного охлаждения и механизма, обеспечивающего одиночный огонь из пулемета. Для питания патронами этого оружия Г орюнов применил металлическую ленту, которая не вызывала перекосов патронов и следовавших за этим задержек в стрельбе. Чтобы пулемет долго сохранял кучность боя, Горюнов сделал его ствол быстросменным. Перегретый ствол, не дававший уже достаточной меткости, за несколько секунд заменялся запасным «свежим» стволом. Прицел рамочного типа допускал прицельную стрельбу до 2200 м. Пулемет монтировался на колесных станках двух типов, один из которых позволял использовать его для зенитной стрельбы.
      Новый станковый пулемет ПГ-43 образца 1943 года быстро завоевал популярность и веру советских воинов в это мощное и надежное оружие.
      Кроме разработки станкового пулемета шел дальнейший процесс улучшения боевых возможностей ручного пулемета. В. А. Дегтярев повысил живучесть своего ДИ. Сделал его более удобным в эксплуатации. Пулемет под маркой ДГ1М (Дегтярев, пехотный, модернизированный) был принят на вооружение в 1944 году. Конструктор А. И. Шилни предложил проект переделки ручного пулемета ДП под ленточное питание, который был осуществлен после войны. Такой пулемет, названный РП-46, некоторое время состоял на вооружении Советской Армии.
      В фашистской армии в годы второй мировой войны также принимались меры, направленные на совершенствование пулеметного вооружения. В 1942 году вермахт получил универсальный пулемет МГ-42 системы инженера саксонской фирмы «Гроссфус» Грунова. МГ-42, ставший единым пулеметом немецких войск, мог использоваться в станковом и ручном вариантах, на бронетранспортерах и для стрельбы по самолетам. По характеристикам массы он был легче МГ-34 на 1,5 кг. А в скорострельности (1200 выстр./ мин) превзошел своего предшественника на 350 выстр./мин.
      Вторая мировая война показала, что для стрельбы из индивидуального стрелкового оружия очень подходили патроны уменьшенной мощности, занимавшие промежуточное положение между винтовочными и пистолетными боеприпасами. Боевые действия показали, что огонь редко открывался на дальностях, превышавших 300 — 500 м. На таких расстояниях мощность винтовочного патрона была избыточной, а индивидуальное оружие, в котором использовались .мощные винтовочные патроны, не обеспечивало требуемой кучности боя, так как обладало малой устойчивостью при стрельбе в автоматическом режиме. Имевшийся пистолетный патрон с практической дальностью применения 300 — 400 м на больших дистанциях использоваться не мог, так как терял убойную силу.
      Средний по мощности патрон в СССР появился в 1943 году. Его создателями были Н. М. Елизаров и Б. В. Семин. Новый патрон и разработанный под него автомат сулили большие выгоды. Промежуточный патрон образца 1943 года с действительной дальностью 1000 м мог применяться в ручном пулемете, делая его легким и удобным в эксплуатации. Возможность унификации боеприпасов благоприятно отражалась бы на снабжении ими боевых частей, облегчила бы деятельность натронных заводов и тыловых служб.
      Аналогичные поиски в области конструирования промежуточных боеприпасов предпринимались в годы войны и нашими противниками. В 1942 году немецкие специалисты отработали так называемый «курцпатрон». Этот промежуточный патрон был получен к результате механического укорочения старой винтовочной гильзы, уменьшения наполовину порохового заряда и применения облегчепной пули. В 1943 году в фашистской армии появился автомат MIT-43, спустя год — МП-44 «Штурмгевер» и затем — МП-45 «Фолькс-штурм». Боевые возможности этого оружия резко ограничивались чрезмерной массой (6 кг) и дефицитом боеприпасов. Конструкция автоматов отличалась общей недоведенносгью н слабой проработкой отдельных узлов и деталей. Имевшие ограниченное применение в заключительном периоде войны, они не могли служить для подражания.
      Начавшееся в СССР годом позже проектирование стрелкового оружия под промежуточный патрон уже в годы войны достигло большого размаха и хороших результатов. В 1944 году испытывался первый советский автомат А. И. Судае-ва под патрон образца 194.3 года. В том же году успешно прошел полигонные и войсковые испытания самозарядный карабин системы Симонова, окончательно принятый на вооружение в 1949 году под названием СКС-45. Высокие баллистические качества отечественного промежуточного патрона, сохранение им кучности боя и убойности на дистанции 800 м доказали возможность разработки под него легкого ручного пулемета. С этой трудоемкой задачей блестяще справился В. А. Дегтярев, представивший в 1944 году опытную модель пулемета ВГ1Д с ленточным питанием. Она была принята на вооружение и стала поступать в стрелковые части Советской Армии уже после Великой Отечественной войны.
      Великая Отечественная война показала, что стрелковое оружие, которым была оснащена Советская Армия, особенно в последние два ее года, было не только не хуже стрелкового оружия немецко-фашистской
      армии, но и по ряду технических и боевых свойств превосходило его. Находясь в умелых руках мужественных советских воинов, оно сыграло важную роль в разгроме врага.
      В послевоенный период история борьбы за скорострельность стрелкового оружия получила свое логическое завершение.
      После второй мировой войны магазинные винтовки и револьверы окончательно сошли со сцены. На их место встали образцы автоматического оружия. Руководствуясь опытом войны, конструкторы направили своп усилия по пути создания индивидуального оружия с патронами уменьшенной мощности. Наметилась тенденция к его дальнейшему облегчению благодаря использованию легких и прочных пластических материалов. Сокращалось количество образцов. Активно проходил процесс унификации стрелкового оружия.
      В этот период во всех армиях мира на вооружение поступило много новых образцов стрелкового оружия, самым выдающимся среди которых был 7,62-мм автомат системы Калашникова, в основу автоматики которого положен принцип отвода пороховых газов из ствола при выстреле. Эта схема дала возможность создать легкое и портативное оружие. Спусковой механизм обеспечивал стрельбу очередями и одиночными выстрелами. Автомат имел клинковый штык. Первый опытный образец М. Т. Калашников представил в 1946 году. После всесторонних полигонных испытаний, показавших надежное действие оружия в разнообразных условиях, простоту устройства и удобство эксплуатации, автомат в 1949 году был принят на вооружение. Ему было присвоено наименование «7,62-мм автомат Калашникова (АК) обр. 1947 года». Оружейные заводы выпускали АК в двух вариантах — с деревянным и складывающимся
      металлическим прикладом. Последний в сложенном состоянии имел небольшие габариты и применялся в воздушно-десантных, танковых и др. специальных войсках. Продолжая совершенствовать конструкцию автомата, М. Т. Калашников монтирует секторный прицел с делениями до 1000 .м. С переносом удара затворной рамы в переднем положении с правой стороны на левую улучшается горизонтальная устойчивость оружия. Вводится штык-нож, приспособленный для перекусывания проволочных заграждений, и применяется новая технология выделки ложи из клееной фанеры, которая, будучи дешевле, по прочности не уступала лучшим породам дерева. Шире используется изготовление отдельных деталей штамповкой. Впедряются легкие сплавы. Модернизированный автомат с повышенными боевыми свойствами принят на вооружение в 1959 году. Ему была присвоена марка АКМ. Деятельность М. Т. Калашникова была высоко оценена его коллегами. Автомат отличался надежностью в работе, высокой меткостью и точностью стрельбы, сравнительно небольшим весом. Вот уже более тридцати лет этот автомат продолжает жить и широко применяться.
      Исключительная завершенность конструкции автомата обеспечила успешное проведение на его базе унификации стрелкового оружия, давшей нашим Вооруженным Силам первоклассную военную технику. В начале 1960-х годов были спроектированы ручной пулемет
      под патрон образца 1943 года — РПК и единый пулемет ПК под винтовочный патрон. В основе их устройства лежали основные узлы и механизмы, опробованные на автоматах АК и АКМ. Изменения, например, в РПК коснулись только ствола, приклада, прицела и магазинов. Пулеметный ствол был сделан длиннее, прицел получил перемещающийся целик, емкость магазинов доведена до 40 и 75 патронов. Ручной пулемет системы Калашникова стал мощным оружием стрелковых подразделений, поражавшим цели, удаленные на 1500 м.
      Элементы автомата были удачно использованы М. Т. Калашниковым при проектировании единого пулемета ПК. Это оружие, по мнению автора, должно было сочетать маневренность ручных пулеметов и могучий огонь станковых. Конструкция нового образца имела несколько оригинальных решений. Разработанный запорный узел полностью исключал неприятности, связанные с поперечным разрывом гильзы; безотказно работающий рычажный механизм подачи патронов, со своей стороны, также исключал вероятность задержек в стрельбе.
      М. Т. Калашников много потрудился над усовершенствованием технологии производства. Для использования в станковом варианте оружие монтировалось на треножном станке инженера Саможенкова. В результате, приняв в 1961 году на вооружение ПК, Советская Армия получила лучший из существующих до настоящего времени образцов единых пулеметов.
      Крупный успех был достигнут в конструировании личпого оружия. На этом поприще отличились Н. Ф. Макаров и И. Я. Стечкин. Созданные ими образцы пистолетов в 1951 году поступили на вооружение офицеров и солдат Советской Армии.
      Обе модели спроектированы со свободными затворами, энергия которых приводит в действие узлы автоматики. Оба снабжены самовзводными спусковыми механизмами, сокращающими время подготовки стрельбы. Пистолет системы Стечкина больше размером и способен вести огонь очередями. Для этого конструктор снабдил его двадцатизарядным магазином и деревянной кобурой-прикладом. До сих пор ПМ Н. Ф. Макарова и АПС И. Я. Стечкина несут службу в войсках в качестве оружия самообороны.
      Не забыли подумать и об оружии для самых метких стрелков. Магазинная снайперская винтовка образца 1891/30 года уже перестала отвечать требованиям, предъявляемым к этому виду легкого пехотного оружия. Было решено делать новую снайперскую винтовку самозарядной. Эту чрезвычайно трудную задачу поручили решить небольшой конструкторской группе во главе с Е. Ф. Драгу-новым и И. А. Самойловым. Молодые энтузиасты оружейного дела в период 1958 — 1962 годов опробовали несколько вариантов, преодолели массу трудностей и противоречий, прежде чем был разработан окончательный образец.
      В 1963 году, победив на сравнительных испытаниях всех конкурентов, снайперская самозарядная винтовка системы Драгунова пошла на вооружение войск.
      После Великой Отечественной войны наши специалисты в области стрелкового оружия уделили пристальное внимание развитию комплексированных зенитных пулеметов крупного калибра. В этом направлении трудились конструкторы Водопьянов, Рачинский, Марков, Владимиров и Лещинский.
      Претерпело серьезные изменения пулеметное вооружение танков. Калибр танковых пулеметов значительно укрупнился, дойдя до 14,5 мм.
      Перемены в стрелковом оружии в послевоенный период были заметны и за рубежом. Претендующие на роль мирового жандарма Соединенные Штаты Америки образовали в 1949 году под своей эгидой агрессивный Северо-Атлантический блок (НАТО) и ряд подобных организаций в других регионах.
      После этого разработка новых образцов оружия пошла по линии стандартизации вооружения в рамках НАТО. Прежде всего был стандартизирован для всех армий блока патрон калибра 7,62 мм с длиной гильзы 51 мм. Под этот патрон были созданы в 1954 — 1959 годах автоматические винтовки: американские М-14, М-15, АР-10, английская Л-1 А-1 западногерманская — Г-3. Пулеметы, принимавшиеся в тот период на вооружение, также заряжались стандартными патронами. Среди новых образцов был
      америкапский единый пулемет М-60, английский единый пулемет Л-7 А-1, западногерманский МГ-1 А-1, бельгийский МАГ.
      На вооружении западных армий продолжали оставаться пистолеты-пулеметы. После войны новые конструкции этого оружия созданы в Дании, Швеции, ФРГ, Италии, Англии, Израиле.
      В 1960 году израильский инженер Узи Гал спроектировал пистолет-пулемет, в котором при запирании ствола затвор находил на его казенную часть. Благодаря этому удалось сократить длину пистолета-пулемета, которому было дано имя его изобретателя. Сегодня «узи» широко распространен в Европе, Африке и Южной Америке. Он состоит на вооружении армий Израиля, Голландии, ФРГ и ряда других стран.
      В последние годы развитие стрелкового оружия пошло по пути уменьшения калибра. Малокалиберная пуля с высокой начальной скоростью и большой поперечной нагрузкой обладает настильностью траектории, хорошей пробивной способностью и убойной силой. Снижение веса одного патрона дает возможность солдату носить с собой увеличенный боекомплект. Малый импульс отдачи при стрельбе малокалиберным патроном благоприятствует меткости стрельбы, особенно в автоматическом режиме. К числу уже использующихся малокалиберных образцов относятся 5,56-мм автовинтовка М-16 образца 1963 года (США), 5,56-мм автоматическая винтовка «Хеклер и Кох» ХК-33 (ФРГ), 5,45-мм автомат Калашникова АК-74 (СССР) и другие.
      Работы в области стрелкового вооружения энергично продолжаются во всех странах. Ежегодно проходят испытания де-оятки новых конструкций. В свои образцы изобретатели вкладывают самые современные достижения науки и техники.
      Испытываются новые рохов, более мощных по сравнению с известными. Обращается внимание на возможности ведения меткого огня. Стрелковое оружие снабжается прицелами ночного видения, с помощью которых стрельба по целям становится возможной даже в ночное время.
     
      СПОРТИВНОЕ ОРУЖИЕ
      Спортивная стрельба родилась вслед за появлением и распространением первых образцов метательного оружия — лука и пращи. Прообразом современного стрелкового спорта были многочисленные состязания древних жителей нашей планеты в искусстве меткой стрельбы из лука и метания в цель камней из пращи. Большое военно-прикладное значение этого вида спорта обусловило его огромную популярность среди всех народов.
      Соревнования, в ходе которых участники демонстрировали свое мастерство, проходили во многих странах Древнего мира.
      Новая эра в развитии стрелкового спорта открылась с появлением огнестрельного оружия. Впервые стрелковые состязания с применением ручного огнестрельного оружия состоялись в Швейцарии в 1471 году и в дальнейшем приобрели регулярный характер. На этих соревнованиях стрельба велась по концентрическим мишеням на оборудованных стрельбищах. Примером может служить Цюрихское стрельбище в Швейцарии. Гравюра с его изображением датируется 1504 годом. Вполне возможно, что стрельбища существовали и в более ранний период.
      Во время состязаний стрелки вели огонь из самого разнообразного оружия, причем каких-либо габаритных ограничений не существовало, поэтому на линии огня можно было встретить и легкую аркебузу и длинноствольный мушкет.
      Со временем образцы ручного огнестрельного оружия для спортивной стрельбы совершенствовались. Улучшалась конфигурация отдельных частей оружия, совершенствовалась и развивалась его конструкция. Спортивное оружие постепенно обретало все более и более совершенные формы и качество. Однако процесс развития шел весьма медленно. Изменения, в первую очередь, касались ствола, который со временем становился тяжелее, а также ложи, постепенно обретавшей конфигурацию, способствующую прочному удержанию оружия во время прицеливания и производства выстрела. Не обошли изменения и прицельных приспособлений, которые изготовлялись с
      особой тщательностью. К середине XIX в. значительное распространение получил диоптр, намного повысивший точность стрельбы.
      Важным узлом любого спортивного стрелкового образца является спусковой механизм. Он должен быть надежным и быстродействующим. Для сокращения времени действия спускового механизма был изобретен ускоритель (шнеллер), появившийся еще около 1543 года в Германии. Интересно, что изобретения в области спортивного оружия, сделанные в период XV — XIX вв., и ныне исправно служат в образцах, применяющихся для стрелкового спорта. Подлинный расцвет стрельбы как вида спорта падает на 60 — 70-е годы прошлого столетия. Тогда-то и появились специально разработанные для спортивной стрельбы винтовки, револьверы и пистолеты.
      Стрелковые общества к концу XIX в. существовали практически во всех европейских странах. Только в Швейцарии их было 2783, во Франции — 900, в Германии — 712, в Италии — 568. В России в это время насчитывалось 5 обществ любителей спортивной стрельбы.
      Длительное время во второй половине минувшего столетия в стрелковых состязаниях применялось дульнозарядное нарезное оружие. По сравнению со своими ровесниками казноза-рядками, оно имело неоспоримое преимущество. Используемые для стрельбы компрессионные и расширительные пули улучшали обтюрацию и устраняли прорыв газов, что обеспечивало стабильность боя и сокращение рассеивания. Каналы стволов дулыюзарядных винтовок выделывались весьма тщательно, что влияло также на повышение кучности боя. Среди лучших образцов были системы Уитворта, Метфорда, Лоренца. Но особенно высокие результаты достигались спортсменами в стрельбе на большие дистанции из капсюльпых спортивных винтовок, сделанных оружейным мастером Джоном Ригби из Дублина (Англия).
      В последней трети XIX в. на стрелковую арену выходит казнозарядное оружие. На первых порах оно не могло успешно конкурировать со спортивными винтовками, заряжание которых производилось с дульной части. Причина такого положения заключалась в пуле, производство которой было несовершенным. И только с появлением в 1853 году металлического патрона казнозарядное оружие начинает отвоевывать у дульнозарядных конструкций одну позицию за другой. Уже к концу XIX в. оно практически вытеснило со спортивных стрельбищ своих предшественников.
      Одним из первых образцов казнозарядных ружей, нашедших применение в стрелковом спорте, были системы «Вестлей-Ричардса» и А. Генри. Свой путь по стрельбищам мира они начали в 1870 году. Винтовка «Вестлей-Ричардс», сконструированная Делеем и Эдге, представляла собой хорошо отработанную конструкцию с качающимся затвором, который открывался после нажатия на рычаг, являвшийся продолжением спусковой скобы. Подобную схему имела и винтовка эдинбургского оружейника Александра Генри. Механизм запирания канала ствола затвором качающегося типа в дальнейшем получил весьма широкое распространение благодаря надежному действию и простоте в обращении. Его часто использовали в целевом и спортивном оружии европейского происхождения.
      Вплоть до 1896 года спортсменами многих стран использовалась боевая английская винтовка системы «Мартини-Генри» образца 1871 года. Отличаясь хорошими для того времени баллистическими характеристиками, она вместе со своей сверстницей, винтовкой американца Пибоди, участвовала практически во всех значительных стрелковых состязаниях тех лет. Дебютировала винтовка «Мартини-Генри» в 1873 году в Уимблдоне. Не отставали в области целевого оружия от европейских оружейников и их заокеанские коллеги. Разработанные ими образцы ни в чем не уступали лучшим европейским. Правда, в американском оружии доминирующее положение занимали образцы с вертикально-откидными затворами. Различные конструкции этих замков были разработаны Делеем и Эдге, Уилми, Ремингтоном, Шарпсом и Борхардтом, Фаркуарсоном, Винчестером, Фарроу.
      Американские спортивные винтовки снабжались стволами Длиной до 765 мм, с 7 глубокими нарезами, имели большую массу, составлявшую до 2/з общей массы оружия. Общепризнанными среди американских стрелков были спортивные ружья «Кридмур» образца 1874 года с утяжеленным ложем и коротким цевьем. Эти ружья были выполнены по системе « Пибоди-Мартини» и выпускались фирмами «Провайденс Тул Компани» и «Провайденс Руд Ис-ланд». Применялась также тяжелая спортивная винтовка фирмы «Винчестер Репетинг Арме Компани», сконструированная широко известным впоследствии оружейником Джоном Мозесом Браунингом в 1885 году.
      Казнозарядные спортивные ружья европейской работы 80-х годов прошлого столетия по-прежнему сохраняли формы старых капсюльных винтовок, применявшихся в середине века для стрельбы в цель. Особенно это было заметно в конструкции и конфигурации ружейных лож. Европейские мастера чаще всего снабжали свое оружие массивными ореховыми и буковыми ложами тирольского или швейцарского типа, отличительной особенностью которых были широкие скулы приклада, оканчивающиеся тяжелым затыльником с крюком, а также шампиньон — особый фигурный выступ под цевьем, предназначенный для опоры левой руки и способствующий удержанию винтовки во время прицеливания и выстрела.
      Стволы были восьмигранными, нарезными, весьма тщательной выделки. Прицельные приспособления включали мушку и диоптрический прицел. Мушка, ввинчивающаяся в дульную часть ствола, имела интересную форму шарика и защищалась от повреждений намушпиком. Диоптрический прицел часто снабжался противосолнечной блендой. Спусковая скоба спортивных ружей дополнялась опорой для среднего пальца. Это, на первый взгляд, незначительное улучшение помогало спортсмену произвести точный выстрел.
      Производством спортивного стрелкового оружия в Европе занималось несколько оружейных фирм. Особенно славились образцы, изготовленные в Англин и Германии. На всех немецких фабриках с 1880 года выпускалась винтовка системы Ф. В. Кесслера, качающийся затвор которой являлся дальнейшим усовершенствованием запирающего механизма швейцарца Ф. Мартини. Оружие выпускалось под 5,6-мм патроны Флобера и более крупные калибры. Не менее популярна была целевая винтовка Карла Айдта, известного оружейного конструктора из Зуля, созданная в 1884 году. Она производилась многими оружейными заводами Германии, в том числе предприятиями крупнейшей Зульской фирмы «К. Г. Хенель».
      В 90-е годы на спортивной арене появились армейские винтовки. Технический уровень их изготовления был настолько высок, что допускал использование этого оружия в спортивной стрельбе без дополнительных переделок. Зачинателями в этой области выступили англичане. Уже в 1892 году они провели первое соревнование с применением армейских винтовок. Стрельба велась из серийных
      штатных винтовок системы Ли-Метфорда образца 1889 года. Спустя четыре года спортивные возможности армейского оружия оценили в Австрии. Следуя примеру англичан, спортсмены этой страны вышли на стрельбища с винтовками системы Фердинанда Манлихера.
      В нашей стране первые соревнования из винтовок армейского образца были проведены 25 мая 1898 года в Хабаровске, в которых приняло участие 130 человек. Стрельба велась из винтовки системы Бердана на дистанцию 200 аршин (142 м). Вслед за этим в сентябре того же года в Хабаровске были устроены вторые соревнования с участием свыше 200 человек.
      Крупнокалиберное ручное огнестрельное оружие, включая армейское, могло использоваться лишь в состязаниях но стрельбе на большие расстояния. Располагая мощными патронами с высокой начальной скоростью полета пули, оно было малопригодно для стрельбы на сравнительно небольшие дистанции (50 — 100 м). Именно поэтому на стрельбищах появляются и завоевывают со временем все большую и большую популярность малокалиберные спортивные и целевые ружья. Их рождение стало возможным благодаря изобретению парижского оружейного мастера Флобера, разработавшего в 1845 году первый в мире патрон кольцевого воспламенения. На этом принципе были построены короткие 5,6-мм патроны, заявившие о себе вскоре после сделанного Флобером изобретения.
      Современный 5,6-мм патрон в котором также использован принцип кольцевого воспламенения, хорошо известный ныне всем любителям стрелкового спорта, появился в 1888 году. Он имел гильзу длиной до 26 мм, небольшой заряд пороха и свинцовую безоболочечную пулю. Таким патрон остается и в паши дни. Иногда его называют «лонг райфл», что означает «длинный винтовочный», хотя он нашел применение даже в пистолетах и револьверах.
      Первыми выпуск 5,6-мм патронов начали американские фабрики, а вслед за ними их запустили в производство германские патронные заводы. Славились своей продукцией американские фирмы «Юнион Металик Картридж Компани», «Петерс Картридж Компани» и германская «Рейнско-Вестфальское товарищество взрывчатых веществ».
      С ростом популярности стрелкового спорта из года в год росло производство малокалиберных патронов. Однако вплоть до 1900 года созданию оружия малых калибров конструкторы уделяли мало внимания. Чаще всего малокалиберки были просто переделками уже известных спортивных ружей. На месте старого ствола монтировался новый, меньшего калибра и размеров, или же в рассверленный «родной» ствол ружья вставлялся вкладной стволик калибра 5,6 мм, реже 4 мм. Соответственно претерпели некоторые изменения прицел, подаватель патронов и боевая пружина.
      Первой освоила выпуск малокалиберного спортивного оружия английская фирма Вильяма Гринера в г. Бирмингеме. Родоначальницей всех производимых в дальнейшем систем была винтовка с названием «Шарпсхутерс Клуб». Являясь уменьшенной копией британского армейского ружья образца 1871 года, она была снабжена качающимся затвором и откидным рамочным прицелом до 300 ярдов (270 м). Калибр «Шарпсхутерс Клуба» составлял 8 мм, а масса 4,1 кг. В короткий срок винтовка полюбилась английским спортсменам и применялась во многих стрелковых клубах.
      Австралийское правительство, почувствовав перспективность малокалиберного оружия и стремясь использовать его возможности в системе военного обучения, заказало Вильяму Гринеру 23 000 таких винтовок. Эти образцы в Австралии выдавались слушателям кадетских корпусов. Причем юноши получали 8-мм винтовки, а мальчики — 5,8-миллиметровые.
      В 1905 году дело оснащения спортивных клубов малокали-берками повых типов пошло дальше. В Англии был объявлен конкурс на лучшую 5,6-мм винтовку для кадетских сборов и стрелковых клубов. Однако, как показали испытания, ни один из представленных образцов не отвечал предъявленным требованиям. Лишь несколько позднее в британской армии вводится образец, предназначенный для первоначального обучения меткой стрельбе, под названием «Уор Оффис Миниатюр Райфл» или «Сервис Миниатюр Райфл». Конструкция этого оружия легла в основу современных 5,6-мм винтовок спортивного образца. Английская малокалиберная винтовка имела продольно-скользящий затвор поворотного типа, являющийся точной копией затвора боевой винтовки образца 1903 года системы Ли-Энфильда, и диоптрический прицел. В отличие от ранних образцов винтовочное цевье прикрывало ствол уже только на 2/з его длины. Это оружие выпускалось фирмами «Бирмингем Смалл Арме Ко» и «Лондон Смалл Арме Ко».
      Не отставали от англичан немцы, бельгийцы и датчане. Так, в Бельгии оружейная фабрика Августа Франкотта в Льеже выпускала малокалиберные винтовки армейского и спортивного образцов с качающимися затворами «мартини», длинным ложевым цевьем и дешевыми, с простой технологией стволами. В Германии в значительном количестве производилось спортивное оружие на фабриках Эрнста Бюхеля, К. Г. Хенеля, Фрица Лангенхана в городах Зуле и Целла-Мелис. Оружие изготовлялось однозарядное с высококачественными стволами разных калибров.
      Спортивные пистолеты. Последняя четверть XIX в. была благодатным периодом для развития спортивной пистолетной стрельбы. Такие пистолеты, являясь логическим завершением трансформации прежних дуэльных образцов, вобрали в себя все лучшее, что внесли в их конструкцию многие мастера-оружейники на протяжении целого столетия. Недаром первые целевые пистолеты во многом повторяли формы и
      отдельные узлы дуэльных. В первую очередь, они обладали длинными стволами (до 35 см), а некоторые немецкие пистолеты были еще длиннее. Запирание канала ствола перед выстрелом осуществлялось клиновым или качающимся затвором. Встречались конструкции с переламывающимися стволами. Спусковой механизм таких спортивных пистолетов был хорошо отлажен и имел небольшое усилие спуска, а большинство швейцарских и немецких пистолетов даже оснащались ускорителями спуска — шнеллерами. Для большей устойчивости при стрельбе в них стали применять ортопедический тип рукоятки с различными выступами и вырезами, расположение которых соответствовало только одной, индивидуально взятой руке стрелка-спортсмена.
      Производили целевые пистолеты и Соединенные Штаты Америки, Франция и Англия. Правда, британские образцы отличались примитивностью конструкции и широкого распространения не получили. Небольшое число их выпускала фирма «Веблей-Скотт». Французы получали спортивные пистолеты из г. Сент-Этьена, где были сосредоточены многие государственные и частные оружейные предприятия. В основном это были хорошие подражания.
      Старейшим спортивным короткоствольным оружием в мире принято считать пистолет Йозефа Шульгофа, который выпускался в Германии и Австро-Венгрии в конце прошлого века. Однако более распространенным спортивным образцом того времени был пистолет, созданный в Цюрихе Казимиром Вебером. В его конструкции были элементы, широко встречающиеся в современном спортивном огнестрельном оружии. Это регулируемое усилие спуска, выбрасыватель стреляных гпльз, подвижной целик, шнеллер и другие. Часто пистолеты Вебера выпускались с удобными ортопедическими рукоятками. Масса пистолета — 900 — 1300 г.
      Из американских изделий сильпыми конкурентами европейским образцам были пистолеты системы Стевенса и фирмы «Смитт-Вессон». Они имели переламывающиеся стволы, открытый курок и перед каждым выстрелом заряжались 5,6-мм патроном «лонг райфл». Пистолеты Стевенса выпускались в нескольких исполнениях оружейной фабрикой в городе Чайкой Фалз, штат Массачусетс. Один из них, модели «Лорд», был оружием знаменитой американской спортсменки Иры Пайп. Конструкция Стевенса настолько была хороша, что старательно копировалась во многих странах. Так, бельгийская фирма А. Франкотта производила ее копии: модели «Офф Ханд», «Даймонг» и «Лорд».
      Самозарядный пистолет, револьвер. В 20-е годы было ясно, что для скоростной стрельбы более приемлемы стали самозарядные пистолеты, разнообразные конструкции которых появились во многих странах. Но по-прежнему значительное внимание уделялось совершенствованию и однозарядных спортивных образцов, применявшихся для стрельбы на дистанцию 50 м. Наибольшую славу среди них завоевал писчюлет образца 1928 года американского конструктора Вальтера Ропера. Он имел микрометрический прицел с боковой, вертикальной и продольной регулировкой, откидной ствол и отличные баллистические качества. Интересно, что прицел был вынесен на специальном кронштейне назад, за габариты оружия, а мушка могла передвигаться вдоль ствола. Такое оригинальное устройство обеспечивало подбор оптимальной длины прицельной линии, в зависимости от особенностей зрения стрелка.
      В 1915 году на стрельбищах появился американский пистолет «Кольт Вудсман Таргет Аутоматик Нистол», ставший излюбленным оружием спортсменов. Он применялся на тренировках и состязаниях, а также во время стрелковой подготовки офицеров. «Вудсман» отличался высоким качеством боя и надежностью автоматики. Магазин вмещал 10 патронов калибра 5,6 мм. Пистолет был снабжен предохранителем, расположенным на левой стороне, и ударным механизмом куркового типа. Он выпускался в нескольких образцах: в легком спортивном, среднем и тяжелом.
      В период 1923 — 1930 годов выпускался пистолет «Страйт Ляйн» с поворачивающимся стволом и открыто расположенным курком. Однако это оружие не получило должного признания. Однозарядные спортивные пистолеты в те годы производились Бельгией, Германией, Великобританией, Францией, Соединенными Штатами Америки. Росло и число стрелковых обществ во многих странах. Все чаще проводились международные соревнования но стрельбе из винтовки, пистолета и револьвера.
      Практическая стрельба убедительно доказала равноценность пистолета и револьвера в спорте. Поэтому многие спортсмены, не задумываясь, меняли свои дорогие спортивные пистолеты на сравнительно дешевые армейские револьверы. Высокой точностью стрельбы обладали: немецкий армейский револьвер образца 1879 года, швейцарский образца 1882 года, шведский «наган» образца 1887 года, французский системы Лебеля образца 1892 года, австрийский револьвер Раст-Гассера образца 1898 года и знаменитый русский системы «наган» образца 1895 года.
      Выдающимся образцом револьвера, применявшимся в стрелковом спорте в конце XIX в., был «Смитт-Вессон» образца 1869 года. Выступая с этим оружием, всемирно известный стрелок Вальтер Винанс установил немало рекордов.
      Развитие стрельбы из револьвера повлекло за собой расширение ассортимента оружия, производимого разными предприятиями. Кроме армейских револьверов, стали выпускать специальные спортивные модели. Зачинателями, а в дальнейшем и законодателями мод в этой области выступили американские фирмы «Смитт-Вессон» и «Кольт». Первая из них уже в 1902 году произвела на свет родоначальника большой серии спортивных револьверов
      5,6-мм револьвер модели «М». Спустя четыре года появилась его вторая модель, а в 1911 году третья. В том же 1911 году оружейники «Смитт-Вессон» создали оригинальную модель малокалиберного револьвера — «22/32 Ханд Эжектор». «Изюминка» новой конструкции заключалась в том, что передняя часть камор барабана имела нарезку, полностью соответствующую нарезке в стволе. 5,6-мм патроны были значительно короче барабана, и его нарезная часть, служащая как бы продолжением ствола, по замыслу авторов изобретения, должна была несколько поднять баллистические качества оружия. К сожалению, ожидаемого результата достигнуто не было, так как не всегда нарезы в барабане точно совпадали со ствольными. Эта несовместимость пагубно отражалась на правильности полета пули и точности стрельбы.
      Большой спрос на спортивные револьверы, возможность значительно приумножить свои капиталы заставляли оружейные фирмы выбрасывать на рынок все новые, более совершенные, а следовательно, и дорогие модели. Так, только одна из крупнейших оружейных монополий «Кольт Патент Файр Арме Many фактуринг Компани» в начале века выпускала сразу пять различных моделей спортивных револьверов. Не отставали от американцев и их главные конкуренты — немцы и англичане. В Германии особенно старалась фирма Германа Вайрауха. Она изготавливала восьмизарядные револьверы «Арминиус» трех моделей ХВ-3, ХВ-5, ХВ-7С, шестизарядный револьвер ХВ-9 с вентилируемой планкой над стволом и микрометрическим прицелом. В Англии было значительно меньше типов спортивного короткоствольного оружия. Но среди них особенно прославился спортивный револьвер системы «Веблей-Скотт» образца 1893 года, имевший шестизарядный барабан с каморами под английские 11,56-мм патроны и переламывающийся ствол. Некоторое количество револьверов для спортивной стрельбы выпускала и Испания.
      Конечно, с появлением в спорте автоматических пистолетов, револьвер несколько утратил свои позиции, однако продолжал применяться спортсменами на огневых рубежах мировых стрельбищ. Как и спортивный пистолет, он продолжал улучшаться. Росли его возможности. Хорошо изготовленные и отлаженные револьверы ни в чем не уступали своим «соперникам» — самозарядным пистолетам. Поэтому стрелки-спортсмены Великобритании и США, где это оружие являлось традиционным, не оставили его. Наоборот, в 30-е годы в конструкцию револьверов были внесены кое-какие усовершенствования. Результат не замедлил сказаться. И вновь подскочил спрос на это барабанное оружие. Ведущие фирмы мира создали новые образцы. Среди них 5,6-мм револьверы системы Смитта и Вессона «Оутдурсман» и «Майстерпайз» образцов 1931 и 1940 годов, а также оригинальный револьвер под новые патроны улучшенной баллистики Элмера Корта и майора Эрла Уайтсела (1930 г.).
      Список вновь спроектированных в те годы на земном шаре револьверов включает десятки названий, и привести здесь их все не представляется возможным. Отметим лишь, что монополия на производство этого оружия была сосредоточена в руках США. В странах Европы оружейники копировали лучшие американские модели. Стараясь полнее удовлетворить запросы своих покупателей, некоторые бельгийские и все испанские фирмы наладили серийный выпуск револьверов под «Кольт» и «Смнтт-Вессон».
      Первые советские конструкторы и их детища. 20-е годы были годами бурного развития советского стрелкового спорта. Если в царской России занятия им были привилегией узкого круга лиц, представителей господствующих классов, то после Великой Октябрьской социалистической революции положение в корне изменилось. Спорт стал достоянием каждого советского человека. Начало его развитию было положено в 1921 году, когда в Москве группой стрелков н инструкторов Главной военной школы физического воспитания А. Смирнским, А. Бутурлиным, А. Кашем и другими был организован первый стрелковый кружок. Спустя два года в столице возникло первое в СССР пролетарское спортивное общество «Динамо», в задачу которого входило культивирование пулевой стрельбы. В сентябре 1923 года состоялись первые Всесоюзные стрелковые соревнования, в которых участвовало 80 стрелков. В дальнейшем число участников таких соревнований неуклонно увеличивалось. Пулевая стрельба стала быстро завоевывать приверженцев, особенно среди молодежи. В 1926 году советские спортсмены-стрелки вышли на мировую арену. Дебютировали они на состязаниях в германском городе Кассель, где встретились с сильной командой — победительницей всегерманских соревнований по пулевой стрельбе. К удивлению многих, успех в этой встрече сопутствовал молодым советским спортсменам. Они победили во всех видах программы. С каждым годом стрелковый спорт приобретал массовость. Однако его дальнейшее развитие в некоторой степени тормозилось отсутствием отечественного спортивного оружия, и в первую очередь малокалиберных винтовок и пистолетов.
      Оружейный «голод» в советском стрелковом спорте был преодолен в результате усилий одного из его основоположников выдающегося стрелка и конструктора А. А. Смирнского. В 1925 году он спроектировал первую малокалиберную винтовку. Внешне она была схожа с боевой трехлинейной винтовкой системы Мосина образца 1891 года. Она имела открытый прицел с полукруглой прорезью и пря- моугольную мушку с предохранительными крыльями. Магазинная коробка отсутствовала. Стрельба велась но одному па-
      трону. У С. И. Мосина А. А. Смирнский заимствовал и конструкцию затвора, внеся лишь некоторые изменения в боевую личинку, выбрасыватель и ударник с бойком. Получился хороший образец, предназначенный для тренировок спортсменов и для первоначального обучения. Этот образец был назван «малокалиберной винтовкой Смирнского первой модели». Винтовка была запущена в производство на Тульском оружейном заводе. И хотя изготовлено их было немного, они сыграли важную роль в становлении стрелкового спорта в СССР. Появилась возможность обеспечивать быстрорастущие ряды стрелков-снортсменов хорошим отечественным малокалиберным оружием. Одна из винтовок Смирнского образца 1925 года первой модели ныне бережно хранится в Центральном музее Вооруженных Сил СССР. В свое время, а именно в 1926 году, ее подарили рабочие Тулы Нар-комвоенмору СССР большому любителю пулевой стрельбы К. Е. Ворошилову.
      В 1927 году в разработку спортивного малокалиберного оружия включились тульские мастера. Накопленный ими в оружейном производстве колоссальный опыт обеспечил создание образцов оружия, которое по долговечности службы, меткости и удобству обращения не уступало аналогичным заграничным конструкциям. Первенцем туляков была выпущенная в 1927 году однозарядная 5,6-мм винтовка системы В. Г. Селиванова и Я. И. Каневского ТОЗ-1. Спустя год — новый успех: на поток была поставлена малока-либерка Д. М. Кочетова ТОЗ-7. В 1929 году в ее конструкцию внесли существенные изменения. Так, нарезка ствола стала производиться методом пластической деформации — дорниро-ванием, что удешевило и ускорило ствольное производство. Внитовку снабдили прогрессивным секторным прицелом. В дальнейшем переделке подверглись ложа и спусковой механизм. Усовершенствования были настолько значительны, что привели к появлению практически новой модели, получившей литерное обозначение ТОЗ-7А.
      Осоавиахим: массовость плюс мастерство. Из года в год занятия спортивной стрельбой ширились. В стрелковые кружки вступали все новые и новые члены. Созданное в 1927 году добровольное оборонное Общество — Осоавиахим — сыграло исключительно большую роль в руководстве стрелково-спортивной работой, способствовало всемерной популяризации нулевой стрельбы среди трудящихся, и в первую очередь среди молодежи. Опытные осоавиахи-мовские инструкторы обучали десятки тысяч советских людей увлекательной снайперской стрельбе. Массовость занятий этим видом спорта требовала увеличения количества и ассортимента «инвентаря». Особенно не хватало короткоствольного оружия. Переделка штатного револьвера системы «наган» образца 1895 года под 5,6-мм патрон кольцевого воспламенения, осуществленная А. А. Смирнским, облегчила положение. Однако кардинальное решение целиком зависело от умения отечественных оружейников. В городе Ижевске конструктор Береснев создал дешевый и надежный образец малокалиберного спортивного пистолета, который с начала 30-х годов выпускался нашей промышленностью и широко применялся для обучения стрельбе. Узость материально-технической базы н трудности в ознакомлении с лучшими зарубежными образцами заставили конструктора прибегнуть к переделке штатного сигнального пистолета (ракетницы) образца 1927 года. Заменив 25-мм ствол ракетницы на ствол малого калибра, Береснев сохранил весь ее механизм, включая устройство для выбрасывания стреляной гильзы. 5,6-мм пистолет его конструкции будучи курковым и однозарядным имел открытый прицел, обеспечивающий стрельбу на дистанцию 5(1 м.
      В 1930 году оружейник М. Н. Блюм разработал удачную конструкцию полуавтоматического спортивного пистолета. Принцип действия его автоматики основывался на использовании для экстракции стреляной гильзы энергии отдачи свободного затвора. После выстрела, двигаясь назад под действием силы отдачи, затвор извлекал нз патронника гильзу, которая затем своим донцем набегала на отражатель и выбрасывалась вправо. Откатившись в крайнее заднее положение, затвор вставал на «останов». После заряжания его досыл вперед осуществлялся легким толчком ладони левой руки. Созданное М. Н. Блюмом оружие имело удовлетворительную кучность боя и использовалось советскими спортсменами вплоть до начала Великой Отечественной войны.
      11 спользование однозарядных и автоматических пистолетов в СССР и за границей обусловливалось существованием различных упражнений: стрельба по неподвижным мишеням с черным кругом; стрельба по мишеням-силуэтам, появляющимся на короткое время, и стрельба по мишеням, движущимся с определенной скоростью.
      Для стрельбы по неподвижной мишени наиболее пригодным во всем мире был признан однозарядный образец. В 30-е годы дальнейшее совершенствование его конструкции продолжалось. По кучности боя некоторые образцы пистолетов на дистанциях до 50 м стали соперничать с винтовками. Особое внимание оружейниками уделялось удобству стрельбы из пистолетов. Все усовершенствования, вносимые в конструкции, подчинялись единственной цели — приспособлению ее к индивидуальным требованиям и физическим особенностям
      стрелка. Создаваемые в те годы образцы целевых произвольных пистолетов отличались высокой стабильностью и кучностью боя. Таким был матчевый пистолет системы Удо Аншютца, из которого на мировом первенстве 1935 года в Риме было выбито 559 очков из 600 возможных и установлен мировой рекорд.
      Сильную волю, спокойствие и отличную физическую подготовку требует от спортсмена скоростная стрельба но силуэтам. Всего на несколько секунд появляется мишень. Поднят пистолет, гремят выстрелы. Пораженные мишени исчезают. И так раз за разом. Возможность развития этого вида пулевой стрельбы появилась с созданием автоматических пистолетов, где для перезаряжания использовалась энергия пороховых газов. Эти конструкции, получившие в 20 — 30-е годы полное признание, заняли прочное место в системе вооружения стрелка-спортсмена.
      В Советском Союзе, чтобы в короткий срок обеспечить любителей стрельбы автоматическим оружием, конструкторы обратились к переделке уже существующих военных образцов. В 1936 — 1939 годы М. В. Марго-лип изготовил на базе армейского пистолета ТТ образца 1933 года несколько вполне удачных спортивных моделей. Однако больший успех выпал на долю II. А. Соловьева. Разработанные им спортивный однозарядный произвольного образца и спортивный самозарядный (1939 — 1940 гг.) пистолеты даже выпускались в небольшом количестве. Спортивный пистолет имел вертикально-откидной затвор и снабжался спусковым механизмом с регулировкой усилия спуска и местоположения спускового крючка. Самозарядный пистолет П. А. Соловьева работал, используя энергию отдачи свободного затвора, массой которого запирался в канале ствола обычный 5,6-мм патрон кольцевого воспламенения. Прицельные приспособлення включали мушку и целик и допускали попадание в цель на дистанцию 50 м. Емкость магазина этого интересного скорострельного образца составляла 10 патронов.
      За рубежом в те годы существовали многочисленные образцы самозарядных малокалиберных пистолетов, среди которых особенно выделялись два — «Хай-Стандарт» и «Вальтер». Первый производился американской фирмой «Хай-Стандарт Арме Компани» в шести моделях. Отличались они длиной стволов (114 — 171 мм) и внешним обликом отдельных частей и узлов. Магазины моделей этого оружия имели одинаковую вместимость — 10 патронов. Мушка и целик допускали боковую и вертикальную поправки.
      На довоенных Олимпийских играх (1932 и 1936 гг.) заслуженно прославилось оружие Карла Вальтера. Один из его образцов «Вальтер-Олимпия» отличался выдающимися баллистическими данными. Спортсмены-стрелки, пользовавшиеся им на Олимпиаде 1936 года, завоевали 5 призов. Пистолет этот, выпускавшийся швейцарской фирмой «Хеммерли», долгое время не покидал огневых рубежей для скоростной стрельбы по силуэтам.
      Годы первых пятилеток были для нашей страны годами кипучей, созидательной работы. С огоньком трудились и мал, и стар. Энтузиазм строительства охватил всю страну. Но советские люди помнили о существовании враждебно настроенного к СССР империалистического
      окружения. Под руководством КПСС наш народ неустанно крепил обороноспособность социалистического государства, Значительное место в системе военной подготовки отводилось работе с допризывной молодежью, котору ю в основном вел Осоавиахим. Перед Великой Отечественной войной в его первичных организациях прошло обучение свыше 14 000 000 человек. Особое внимание уделялось подготовке стрелков. Призыв ЦК ВЛКСМ и Центрального совета Осоавиахима СССР — овладеть искусством меткой стрельбы нашел широкий отклик в сердцах советских юношей и девушек.
      В 1932 году был учрежден значок «Ворошиловский стрелок» 1-й и 2-й ступени, выдававшийся стрелкам, сдавшим норматив в стрельбе из малокалиберной винтовки на 50 м, и боевой — на 300 м. Движение молодежи за выполнение нормативов «Ворошиловского стрелка» приобрело широкий размах. Уже в 1935 году в стране насчитывалось более двух миллионов юношей и девушек, носивших на груди популярный в то время значок «Ворошиловский стрелок».
      Дальнейшее развитие стрелкового спорта настоятельно требовало увеличения производства спортивного огнестрельного оружия и улучшения его качества. В 1931 году в Советском Союзе проходил государственный конкурс на лучшую спортивную малокалиберную винтовку. Среди испытанных образцов наиболее приемлемым был признан ТОЗ-8 тульского конструктора Д. М. Кочетова.
      Им была создана принципиально новая конструкция 5,6-мм спортивной винтовки, широко применявшаяся в дальнейшем для начальной стрелковой подготовки и тренировочной стрельбы. В 1932 году Тульский оружейный завод приступил к серийному выпуску ТОЗ-8.
      Новая винтовка имела продольно-скользящий затвор с поворотом при запирании. Открытый секторный прицел с делениями до 250 м. Спусковой механизм с предупреждением и усилием спуска в пределах 0,8 — 2,0 кг. Винтовка имела массу 3,12 кг. Она сразу же пришлась но душе советским спортсменам. Вскоре после ее появления заслуженный мастер спорта СССР Д. П. Иванов продемонстрировал, на что способно это оружие. На дистанции 50 м из 100 возможных очков он выбил 96. Из года в год туляки наращивали производство ТОЗ-8, что позволило нашим спортсменам полностью отказаться от использования иностранных малокалиберных винтовок.
      ТОЗ-8 прожила в спорте длительную и яркую жизнь. Не одно поколение советских снорт-сменов-стрелков своими высокими результатами было обязано этому замечательному оружию. Винтовка, в отличие от многих других, не стала «бабушкой», а продолжает свою молодую, полнокровную жизнь и поныне. Мы не ошибемся, если скажем, что к ней с одинаковой любовью относятся все спортсмены нашей страны — и делающие первые шаги в стрелковом спорте, и добившиеся многих почетных званий и титулов. В 1934 году ТОЗ-8 была переконструирована Д. М. Кочетовым в магазинную винтовку. При этом некоторой переделке подверглась только ложа, а основные узлы конструкции остались без изменений. Новая модель получила обозначение ТОЗ-9. В 1935 году она была запущена в массовое производство.
      На всех проводившихся в те годы стрелковых соревнованиях наши спортсмены пользовались исключительно отечественным малокалиберным оружием. Используя его высокие баллистические свойства, они добивались внушительных побед, среди которых можно назвать победу в заочном споре между Портсмутским стрелковым клубом (США) и Бауманским клубом Москвы. Соревнуясь в стрельбе из малокалиберной винтовки спортивного образца стоя, сидя и лежа на расстояние 50 м, наши стрелки выбили 2741 очко, значительно опередив американцев. В 1935 году состоялась заочная международная встреча спортсменов столичного общества «Динамо» и американского Нью-Йоркского клуба. Успех сопутствовал москвичам. Они выиграли с перевесом 50 очков. В 1935 — 1939 годах проведение заочных международных соревнований но стрельбе превратилось в традицию. В ходе этих соревнований советские спортсмены занимали лучшие места, оставляя далеко позади соперников.
      «Золотой век» малокалиберной винтовки. Период перед второй мировой войной можно смело назвать «золотым веком» малокалиберок спортивного образца — оружия, предназначенного для первоначального обучения, тренировок и реже для соревнований. Подобное оружие обычно валового производства широко использовалось для подготовки будущих воинов. Внешними формами и размерами оно практически не отличалось от боевого. Конструкторы даже стремились максимально приблизить весовые характеристики 5,6-мм винтовок к показателям армейских образцов.
      Опыт конструирования и применения малокалиберного оружия в первоначальной стрелковой подготовке в период первой мировой войны послужил прочной основой западным оружейникам для последующей плодотворной деятельности в этой области.
      По числу находящихся в производстве образцов и объему ежегодно выпускаемой малокалиберной продукции лидирующее положение занимали США. Фирмами этой страны в 1930-е годы было выпущено 46 различных моделей магазинных винтовок спортивного и целевого образцов. Причем только 3,2 % из них приходилось на оружие, превышавшее калибром 5,6 мм. Подавляющее большинство американских малокалиберок тех лет снабжалось продольно-скользящими затворами с поворотом при запирании и срединными коробчатыми пятизарядными магазинами. К таким образцам относились модели фирмы «Винчестер Репетинг Арме Компани», «Ремингтон», «Мос-
      сберг» и другие. Образцы этих фирм отличались хорошей выделкой и пользовались большой популярностью. Однако на состязаниях с советскими спортсменами американцы, несмотря на высококачественное вооружение, все же чаще занимали лишь вторую ступеньку пьедестала почета, а первенствовали обычно наши стрелки.
      Отличительной особенностью советского стрелкового спорта была его всенародность и широкая массовость. Однако дальнейшее его развитие в направлении установления мировых рекордов выдвинуло на повестку дня вопрос о .малокалиберной отечественной целевой винтовке. Первым в этой области приложил творческие силы А. А. Смирнский. Свою винтовку, получившую обозначение модель № 3, он снабдил вертикально скользящим затвором, диоптрическим прицелом с горизонтальной и вертикальной регулировкой и удобной ложей с шейкой полупистолетной формы. Оружие А. А. Смирнского могло успешно конкурировать с образцами ведущих зарубежных фирм. И все же разрешить в полной мере проблему создания целевой малокалиберной винтовки удалось лишь Д. М. Кочетову в 1936 году. Тульский конструктор оснастил свой образец диоптрическим прицелом, сменными мушками в цилиндрическом намушнике, скользящим затвором с поворотом при запирании и механизмом спуска с усилием 50 г (ТОЗ-Ю). Отличительной особенностью этого оружия являлось наличие при нем нескольких дополнительных грузиков, применяя которые спортсмен мог менять массу н балансировку винтовки. T03-10, как и многие образцы, предназначенные для достижения наивысших результатов стрельбы, заряжалась вручную по одному патрону. Такой принцип перезаряжают вызывался стремлением стрелков полностью исключить возможность повреждения пули при подаче патрона из магазина. В 1937 году винтовка Д. М. Кочетова держала суровый экзамен на международных огневых рубежах. Здесь блестяще проявились ее высокие баллистические качества. Особенно поражала кучность боя. На дистанции 50 м по мишени № 7 наши спортсмены, ведя огонь из ТОЗ-Ю, неизменно выбивали 400 очков из 400 возможных. Такие высокие результаты были бы невозможны в случае, если бы произвольное оружие не оснащалось стволами высокого качества. Поэтому успех виптовки T03-10 это и успех советских оружейников, наладивших выпуск целевых стволов, без которых чрезвычайно трудно представить спортивное оружие. Достигнув совершенства и высокой культуры производства, туляки изготавливали свои стволы с исключительной точностью. Допуски при этом исчислялись микронами. Тульская продукция имела высокое качество внутренней отделки ствола.
      От оружия одиночек — к оружию массового обучения. Если в области конструирования малокалиберных спортивных образцов дело обстояло благополучно, то в создании спортивного оружия нормального калибра (7,62 мм) наметилось явное отставание. В 30-е годы на множество спортивных винтовок, запущенных в производство за границей, наша страна ответила только одной — НИС-2, разработанной Научно-испытательной станцией по спортивному оружию Центрального совета Осоавиахима. Во время отстрелов (на кучность боя) НИС-2 показала отличные результаты. Несмотря на это, винтовка так и не увидела «большой свет». Международная обстановка диктовала стране иные задачи. Вместо достижения рекордов одиночек нужно было развивать массовый стрелковый спорт, который бы имел военно-прикладное значение.
      Неустанно заботясь о повышении обороноспособности советского государства, Коммунистическая партия и Советское правительство требовали от оборонного Общества дальнейшего развития стрелковой работы, повышения ее массовости. Это ставилось во главу угла всей деятельности и стрелковых клубов Осоавиахима. Недаром программа всесоюзных состязаний периода 1935 — 1941 годов включала спортивные стрельбы из армейской винтовки, пистолета, револьвера и малокалиберной винтовки.
      Целям первоначального обучения служили несколько оригинальных образцов автоматического 5,6-мм стрелкового оружия советского конструктора М. Н. Блюма. Для обучения и тренировок пулеметчиков оружейник предложил несколько типов малокалиберных пулеме-
      тов. Положив в основу конструкцию одного из них, М. Н. Блюм спроектировал и воплотил в металле одно из самых оригинальных своих изобретений — малокалиберный пистолет-пулемет, который предназначался не только для целей обучения, но и для спорта и промысловой охоты.
      К началу второй мировой войны спортивное стрелковое оружие достигло высокого технического уровня. Винтовки и пистолеты вбирали в себя все технические и технологические новинки оружейного дела. Уровень стрелкового спорта во всех развитых странах мира был очень высок.
      Важность кул ьтнвнрования этого вида спорта у нас подтвердилась в сражениях Великой Отечественной войны. Возникшее в первые месяцы снайперское движение и его дальнейший прогресс на всех без исключения фронтах позволил многим советским спортсменам, надевшим солдатскую шинель, внести ощутимый вклад в победу над фашизмом. Тысячи из них за успешные боевые действия на фронте и в тылу врага были награждены орденами и медалями, а некоторые стали Героями Советского Союза. Среди них Ф. А. С мол яч ков,
      В. Н. Пчелинцев, Ф. Т. Дьячеп-ко, Ф. Я. Рубахо, Л. М. ПавлII-ченко, А. К. Молдагулова и многие другие. Советские воины, взявшие в руки снайперские винтовки, стремились максимально эффективно использовать свое грозное оружие.
      1418 дней и ночей бушевала Велнкая Отечественная война.
      Многочисленные страдания выпали на долю советского народа. Красная Армия вела беззаветную героИческую борьбу на всех фронтах. Самоотверженные труженики тыла снабжали ее всем необходимым. Победа пришла весной 1945 года. Фашизм был повержен! Советский Союз приступил к залечиванию жестоких ран, нанесенных самой кровопролитной из войн за всю историю человечества.
      В годы мирные, послевоенные. Перевод советской экономики на мирные рельсы начал осуществляться уже в 1944 г. Наряду с боевой техникой и вооружением из цехов заводов и фабрик начали выходить образцы гражданской продукции. Вновь поступает в производство спортивное оружие. В 1944 году на Тульском оружейном заводе восстанавливаются чертежи хорошо зарекомендовавшей себя винтовки ТОЗ-8. Она снова сходит с конвейера и поступает в спортивные организации. С этой винтовкой целая плеяда выдающихся стрелков-снортсменов постигала азбуку спортивной стрельбы.
      В 1947 году на арену выступила новая по конструкции целевая малокалиберная винтовка конструктора Г. В. Никифорова ГОЗ-15. Она оснащалась регулируемым плечевым крюком и отъемным упором для левой руки — шампиньоном. Для удобства прицеливания на винтовку монтировался диоптрический прицел, а приклад изготавливался с выступом под щеку. Спуск ТОЗ-15 был мягким с ускорительным механизмом.
      Едва винтовка системы Никифорова успела копает!, в руки спортсменов, как появилась еще более совершенная модель — ТОЗ-20. Ее создали в 1948 году на Тульском оружейном заводе конструкторы П. Л. Богословский и В. С. Куракова. В отличие от винтовки Г. В. Никифорова в ТОЗ-20 был значительно сокращен ход ударника, а боевая пружина усилена. Такое усовершенствование благоприятно отразилось на баллистических качествах оружия, повысило его меткость и кучность боя. Как и ТОЗ-15, она имела шаровидный упор для левой руки — шампиньон, металлический крюк и диоптр с горизонтальной и вертикальной регулировкой. Магазин отсутствовал. Заряжание производилось непосредственно введением патрона в патронник. Стрельба из ТОЗ-20 велась 5,6-мм спортивными патронами кольцевого воспламенения. Масса составляла 6,1 кг.
      В послевоенные годы резко повысился интерес наших спортсменов к классическим стрельбам нз армейской и 7,62-мм произвольной винтовки на дистанцию 300 м. Они шире стали включаться в программы всесоюзных стрелковых соревнований. Видную роль в пропаганде этого вида спортивной стрельбы сыграли спортсмены Эстонской ССР, накопившие достаточный опыт в стрельбе из 7,62-мм произвольных винтовок.
      27 декабря 1948 года было опубликовано постановление Центрального Комитета ВКП(б), в котором раскрывалась генеральная линия в области физкультурной работы, направленная на повышение уровня спортивного мастерства и завоевание спортсменами на этой основе мирового первенства. Горячо откликнувшись на этот призыв, советские стрелки без устали совершенствовали свое мастерство, оттачивали технику владения оружием.
      Не остались в стороне и конструкторы. Учитывая опыт создания за рубежом произвольного целевого оружия и эксплуатации отечественных винтовок ТОЗ-8, ТОЗ-Ю, ТОЗ-15, ТОЗ-20, они разработали ряд выдающихся по баллистическим данным образцов. Среди них малокалиберная произвольная винтовка МЦ-12.
      МЦ-12 отличалась высокой чистотой отделки канала ствола, что в немалой степени повлияло на достижение высоких спортивных результатов, и была просто «золотой» в стрельбе по неподвижным мишеням на дистанции до 100 м. Высокая кучность и меткость боя обеспечивались совершенством конструкции. Ореховая ложа целевого типа имела рукоятку пистолетной формы и отверстие к прикладе для большого пальца руки спортсмена, обхватывающего ее при удержании оружия в момент выстрела. Затыльник приклада был подвижным, выполнен фигурным, с крюком. В цевье конструкторы предусмотрели возможность расположения балансирных грузиков. Для упора левой руки при стрельбе стоя ложа снабжалась фигурным шампиньоном.
      Для выполнения упражнения «стандарт» на 300 м но мишени № 3 была выпущена произвольная 7,62-мм винтовка МЦ-1.3. Ее баллистические свойства были превосходными. МЦ-13 в 1952 году на XV Олимпийских играх в Хельсинки обеспечила Л. Богданову звание олимпийского чемпиона и золотую медаль. Стреляя на дистанцию 300 м из трех положений — лежа, стоя, с колена советский спортсмен выбил 1123 очка из 1200 возможных и установил наш первый олимпийский рекорд в этом виде спорта. С хорошей стороны зарекомендовала себя здесь и малокалиберная винтовка МЦ-12. Отсюда, из Финляндии, начался триумфальный марш наших мастеров по тирам и стрельбищам мира.
      Спустя два года на 36-м мировом первенстве в городе Каракасе спортсмены нашей страны добились еще больших результатов. 52 золотые, 7 серебряных, 14 бронзовых медалей н 6 почетных кубков из 7 были завоеваны нашей командой. Многие из них были завоеваны благодаря применению винтовок марки МЦ. Именно из винтовок МЦ-12 и МЦ-13 А. Богданов на этом первенстве установил сразу шесть мировых рекордов и получил шесть золотых медалей. Высокие качества отечественного спортивного оружия обратили на себя внимание специалистов всего мира. Популярный в Соединенных Штатах Америки журнал «Американский стрелок» откликнулся на успехи нашего стрелкового спорта большой статьей, в которой вскрывались и анализировались причины, приведшие советских
      стрелков к триумфу. Он писал: «Русские специалисты позаботились об изготовлении винтовок, специально созданных для спортивной стрельбы, и результаты очевидны. Это наилучшее мировое достижение сегодняшней техники».
      Своим созданием МЦ-13, как и ее малокалиберная сестра, была обязана творчеству инженеров и техников Центрального конструкторского бюро, куда после слияния со Школой оружейного мастерства пришли новые кадры конструкторов-ору-жейников. Под руководством выдающегося изобретателя спортивного и охотничьего оружия Ивана Михайловича Михалева трудились: А. П. Глинских, В. А. Казанский, Т. И. Лашнев, К. И. Шехватов, М. И. Скворцов, Д. И. Щербаков, В. Л. Чернопятов, С. С. Ферапонтов и другие. Их труд по достоинству был оценен в нашей стране и за рубежом.
      Произвольная винтовка МЦ-13 — детище наших оружейных мастеров — на международной Лейпцигской ярмарке в 1964 году была удостоена золотой медали.
      Разрабатывая оружие для ответственных спортивных состязаний, коллективу оружейников пришлось решать чрезвычайно трудные задачи: ведь условия соревнований не допускали увеличения массы произвольных винтовок более 8 кг, запрещалось применять ложи специальной формы, создающей дополнительную опору на груди, удалять нижнюю кромку шампиньона на расстояние более 200 мм от оси канала ствола. Однако советские оружейники с честью преодолели все трудности творческого процесса. В результате на вооружение спортсменов СССР поступили образцы, не имеющие аналогов ни в одной стране мира.
      По бегущим «оленям» н «кабанам». Захватывающим, зрелищным был такой вид спортивной стрельбы, как стрельба по мишени «Бегущий олень». Активно развиваться он начал после Великой Отечественной войны. Стрельба по быстродвн-гающейся мишени «Бегущий олень» требует от стрелка точного глазомера, быстрой реакции, большой силы волн и хороших физических данных.
      К оружию спортсменов нред-являются высокие требования. Винтовка должна быть многозарядной, механизм нерезаряжания которой обеспечивал бы ведение огня двойными выстрелами (дуплетом). Так как отдача нгГплечо спортсмена при выстреле значительна, используют специальный 7,62-мм патрон с облегченной нулей. Эти патроны изготавливают только специально.
      Одной из первых винтовок, предназначенных для стрельбы по быстродвижущимся целям, была винтовка МЦ-16. Конструкторы оставили без изменений магазинную коробку армейской винтовки Росса на 5 патронов и затвор, относящийся к типу продольно-скользящих без поворота при запирании. Коренной переделке был подвергнут ствол. По сравнению со стволом винтовки Росса он
      значительно «поправился» за счет утолщения ствольных стенок. Его внутренняя поверхность делалась с высокой точностью и отделкой, а наружная имела несколько продольных желобков для лучшего охлаждения во время частой стрельбы. Длина МЦ-16 достигала 1260 мм, а масса — 5,5 кг.
      В 1962 году для этих же целей была сконструирована более совершенная модель — МЦ-80.
      Упражнение «Бегущий олень», в котором мишень, изображающая оленя, проходит от укрытия до укрытия расстояние в 23 м всего за 4 с, требует от спортсмена умения быстро перезаряжать свое оружие и прицеливаться. Поэтому одна нз особенностей таких спортивных винтовок — это применение затворов продольно-скользящего тина, без поворота. Такой затвор обеспечивает возможность перезарядки без отрыва от плеча. Хорошо натренированный спортсмен за 4 с может выпустить по «бегущей» мишени две пули.
      Одной из самых современных спортивных винтовок, предназначенных для стрельбы по мишени «Бегущий олень», была винтовка «Восток» МБО-1м. Ее калибр — 5,6 мм, пуля обо-лочечная, затвор также продольно-скользящий с двумя боевыми упорами, обеспечивающими высокую надежность запирания. Оригинально сконструированный спусковой механизм допускает регулировку хода спускового крючка. Ложа имеет щеку и высокий гребень на прикладе, низко помещенный за тылышк, шейку пистолетного тина н широкое цевье.
      Применение бесповоротного затвора, плавно взводимого курка, плавного взаимодействия винтовых поверхностей затвора н рамы в совокупности с малым импульсом отдачи способствует сохранению устойчивости оружия между выстрелами и достижению высоких результатов, особенно при стрельбе двойными выстрелами. Нее эти преимущества поставили МБ0-1м в один ряд с лучшими зарубежными моделями спортивных винтовок для стрельбы по мишени «Бегущий олень».
      Победы наших стрелков в стрельбе по мишени «Бегущий олень» на мировых первенствах в Осло (1ЯО1 г.) и в Каире (19(2 г.), а также на европейском чемпионате 19(5.4 года в Сандвпкене являлись убедительным доказательством превосходных качеств спортивной винтовки МБ()-1м.
      Аналогична по конструкции МБО-1м и ижевская малокалиберная винтовка БК-2, которая предназначена для стрельбы но мшпени «Бегущий кабан». БК-2 отличается высокой кучностью и стабильностью боя, хорошим балансом и малой отдачей.
      О высоком качестве отечественной стрелковой техники говорит список побед наших снайперов на Всесоюзных и международных соревнованиях. Убедительной победы добились советские спортсмены на чемпионате Европы 1981 года в стрельбе по мишени «Бегущий кабан» в венгерском городе Мишколь-це. С новым мировым рекордом 589 очков в упражнении МВ-12 одержал победу на Олнмниа-де-80 Игорь Соколов. В командном зачете йкже первенствовала сборная СССР.
      С каждым годом возрастало мастерство наших спортсменов. Их неудержимое стремление к обновлению личных и командных рекордов ставило новые задачи перед тульскими и ижевскими оружейниками в области проектирования современных произвольных, а также стандартных винтовок. На огневых рубежах появлялись все новые и новые образцы. Среди них спортивные винтовки моделей «Стрела-2», «Стрела-8», «Зенит-2», «Зенит-!». В силу своей надежности и безотказности в работе, кучности и стабильности боя они быстро завоевали симпатии спортсменов. Конструктивно все винтовки были оформлены одинаково: массивная ложа с пистолетной рукояткой, регулируемые затыльник и шампиньон, скользящим поворотный затвор, спусковой! механизм со шнеллером и точной настройкой, допускающие регулировку усилия спуска от 0,02 до 1,5 кг. Прицельные приспособления включали диоптрический прицел со сменными диоптрами и сменные мушки, что обеспечивало производство точного выстрела.
      Снова — к массовости. Вождение мастера меткого огня происходит не сразу. Как и в других видах спорта, первый шаг к вершине мастерства — это первоначальное обучение и подготовка. Здесь спортсмен познает азы искусства метко стрелять.
      Целям начальной стрелковой подготовки служат малокалиберные стандартные винтовки. Все узлы и детали такого оружия строго стандартизированы. В них допускается внесение некоторых конструктивных изменений: утяжеление оружия
      (но не более 5 кг), передвижение прицела вдоль оси ствола, частичное изменение формы ложи и нанесение на нее насечки.
      Дальнейшее развитие стрелкового спорта в СССВ после Великой Отечественной войны, его массовый характер и выход на международную арену дали толчок к новым изысканиям в области проектирования спортивного оружия, в том числе стандартных о,6-мм моделей для спортивных стрельб.
      Значительную ленту в это дело внесли прославленные тульские мастера. Уже в 1956 — 1960 годы ими было освоено в производстве 11 моделей спортивно-охотничьего оружия, в том числе малокалиберные спортивные образцы.
      С 1954 года Тульским оружейным заводом выпускается 5,6-мм винтовка ТОЗ-12 с диоптрическим прицелом, которая является дальнейшим развитием ТОЗ-8М. Новый «тозик» имел гораздо более массивную и удобную ложу. А конструктор А. Я. Шайденко совместно с мастером спорта по стрельбе Ф. И. Жамковым разработали к ТОЗ-12 оптический прицел.
      Обрели жизнь винтовки, ставшие незаменимыми в ходе подготовки стрелков-сиортсменов при переходе от винтовки спортивного образца к спортивному оружию высокого класса. К числу таких моделей относятся СМ-2 и «Урал». Благодаря высокой кучности боя, простоте и безопасности в обращении, они пользуются успехом в среде любителей стрелкового спорта. Конструктивно образцы практически аналогичны. Винтовки однозарядные, с поворотными продольно-скользящими затворами. На обеих винтовках смонтированы диоптрические прицелы, предназначенные для спортивной стрельбы на дистанцию 50 м. Оружие имеет регулируемый спусковой механизм с усилием спуска от 0,5 до 1,5 кг.
      В 1969 году в славную многочисленную семью 5,6-мм «то-зов» вошла модель ТОЗ-46, созданная инженерами В. И. Захаровым, В. А. Парамоновым и 3. Б. Косоусоион. 1970 — 1971 годы были отмечены новыми творческими успехами. Конструкторы Н. И. Коровяков и К. И. Шехватов разработали ряд образцов спортивно-охотничьего оружия высшего класса.
      Созданные в СССР после Великой Отечественной войны разнообразные образцы спортивно-охотничьего оружия, обладавшие совершенством конструкции и высокой чистотой отделки, по многим параметрам обошли своих западных конкурентов.
      Высокий интерес к спортивной стрельбе, возникший после второй мировой войны, дал очередной толчок всякого рода изыскательским и конструкторским работам в области спортивного оружия за рубежом. На мировом рынке появилось большое число разнообразных моделей, выпускавшихся общепризнанными авторитетами и фирмами-новичкамн. Производство малокалиберного спортивного оружия началось и в странах, никогда ранее не занимавшихся его конструированием и изготовлением. К числу таких государств в первую очередь относится Чехословакия.
      Не забыты револьвер «наган» н пистолет. После второй мировой войны револьвер отнюдь не покинул стрелковый спорт. Напротив, он получил дальнейшее развитие и распространение. Особенно старались, культивируя этот вид спортивного оружия, американцы. Подтверждением тому служат многочисленные модели, разработанные и выпускаемые заокеанскими фирмами. В производстве спортивных револьверов в послевоенный период продолжает участвовать и ряд европейских государств. Среди них Италия, Испания, Федеративная Республика Германии, Бельгия и другие.
      В Советском Союзе вопрос о создании надежного спортивного револьвера с высокими баллистическими характеристиками стоял особенно остро. Наши cuqpTCMeiibi продолжали пользоваться 7,62-мм револьвером системы «наган» образца 1895 года, который, благодаря некоторым улучшениям, был приспособлен для целевой стрельбы. Полностью решить револьверную проблему удалось в 1962 году Е. Л. Хайдурову. В своем револьвере он применил принцип надвигания барабана
      на ствол, благодаря этому возникла идеальная соосность каморы барабана со стволом, служащая основой меткого выстрела. Кроме этого, для удобного удержания оружия при стрельбе Е. 1. Хайдуров снабдил свое детище ортопедической рукояткой. «Крещение» револьвер, получивший индекс Т-62, прошел на Каирском чемпионате мира. Участвуя в этих соревнованиях со своим опытным револьвером, Е. 1. Хайдуров добился высокого результата и завоевал серебряную награду. Выдержавший суровые испытания острой конкуренции револьвер Е. 1. Хайдурова был запущен в серию на Тульском оружейном заводе под названием ТОЭ-36. Он стал основным револьвером советских стрелков.
      В конце 40-х годов в стрелковом спорте происходит процесс разграничения револьверов и пистолетов по выполняемым упражнениям. Это разграничение дало очередной толчок к развитию спортивных малокалиберных пистолетов. Это были уже не переделочные конструкции. Рождающиеся модели этого оружия проектировались теперь заново, вбирая в себя идеи, опробованные ранее на переделочных конструкциях.
      Большой успех выпал на долю конструктора Михаила Владимировича Марголнпа в 1948 году. Он разработал полуавтоматический пистолет, который вскоре заставил заговорить о себе многих знатоков спортивного оружия. Его первое применение за рубежом состоялось в 1954 году на 36-м чемпионате мира в Венесуэле. Новое советское оружие вызвало огромный интерес у многих иностранных спортсменов и оружейников.
      После того как в начале 50-х годов в СССР был освоеп выпуск укороченных 5,6-мм патронов, М. В. Марголин внес в свое оружие ряд усовершенствований. В иистолете образца 1952 года был укорочен ствол, видоизменен патронник, переконструирован магазин, установлен дульный тормоз. Получив название МТС-1, пистолет полностью оправдал себя на каирском стрельбище в ходе 38-го чемпионата мира.
      В настоящее время пистолет Марголпна является одним из основных образцов короткоствольного спортивного оружия для выполнения упражнении Единой Всесоюзной спортивной классификации! МП-I, МП-2, M1I-4, МП-5.
      По конструкции он относится к системам, автоматика которых работает, используя силу отдачи свободного затвора. Ударный механизм пистолета куркового типа с открытым расположением курка. Спусковой механизм, снабженный разобщителем, допускает стрельбу только одиночными выстрелами. В передней части пистолета, под стволом, располагается подвеска для грузиков, улучшающих баланс при индивидуальной подгонке оружия. Для более прочного удержания пистолета к его рукоятке может крепиться специальный деревянный «грибок». Прицельные приспособления имеют регулировку. Достигается это путем смещения цели ка влево или вправо по отношению к осп канала ствола и мушки вверх или вниз. Магазин пистолета коробчатый, однорядный, емкостью 10 патронов, размещен в рукоятке.
      Пистолет .Марголина образца 1948 года относится к оружию спортивного образца и главным образом применяется для спортивной стрельбы.
      Первый матчевый однозарядный пистолет появился в Советском Союзе в 1952 году. Назывался он МЦ-2. Его разработчиками была группа инженеров. Новый пистолет имел скользящий затвор с симметричными боевыми выступами, ортопедическую рукоятку и шнеллерный спуск. На международный огневой рубеж МЦ-2 вышел на XV Олимпийских играх, проходивших в Финляндии в 1952 году. Обладая хорошей баллистикой, пистолет долгое время находился в серийном производстве. Стреляя из этого оружия, наши спортсмены добивались замечательных результатов. Правда, многим из них приходилось собственноручно модернизировать МЦ-2. Так, мастер спорта
      А. Ясинский, готовясь к чемпионату Европы, вырезал для своего МЦ-2 ортопедическую рукоятку новой формы, в которую значительно утопил ствол пистолета. Эти переделки не замедлили сказаться на соревнованиях. Выступая в 1958 году в Вухаресте, А. Ясинский сразу показал мировой рекорд, выбнв 566 очков из 600 возможных на дистанции 50 м. И все же МЦ-2 требовал конструкторской доработки. Советские мастера нуждались в новом спортивном пистолете произвольного образца.
      За решение этой задачи взялся мастер спорта по стрельбе Ефим Леонтьевич Хайдуров. Мысль о создании матчевого пистолета, взамен устаревшего МЦ, родилась у него уже в 1957 году. В 1959 году к Всесоюзным стрелковым соревнованиям Е. Л. Хайдуров своими руками изготовил и собрал первый пистолет. Будучи дипломным проектом будущего инженера, пистолет был представлен на Всесоюзный конкурс студенческих работ в Свердловске, где завоевал золотую медаль. В дальнейшем молодой инженер изготовил еще не-
      сколько пистолетов. Оружие его конструкции полюбили спортсмены. Вскоре он совместно с тульскими оружейниками подготовил пистолет к массовому выпуску, который под индексом Т03-35 был запущен в серию. В том же 1962 году заслуженный мастер спорта В. Н. Столыпин на мировом первенстве в Каире еще раз подтвердил замечательные качества хайдуровского пистолета. Стреляя из Т03-35, он выбил 599 очков из 600 возможных, завоевав титул чемпиона мира.
      Т03-35, удостоенный в 1970 году государственного Знака качества, и ныне в строю. С большим успехом он применяется на всесоюзных и международных состязаниях.
      Продолжая дальнейшие поиски, Е. Л. Хайдуров в содружестве с мастером спорта В. А. Разореновым спроектировал и изготовил еще несколько пистолетов. Разработанпый в 1964 году РХ-64 обладал выдающимися живучестью (20 000 выстрелов) я кучностью — (25 мм). Это оружие получило высокую оценку в СССР и за рубежом. В 1969 году началось освоение этой модели на ижевском заводе.
      В 1970 году Е. Л. Хайдуров и В. А. Разоренов создали очередную модель — малокалиберный стандартный пистолет для упражнения МГ1-10. Выступая на чемпионате мира в городе Финиксе (США) в 1971 году, заслуженный мастер спорта СССР Р. В. Сулейманов принес нашей команде победу, а пистолету Е. Л. Хайдурова и В. А. Разоренова — славу.
      В 1972 году модели оружия Е. Л. Хайдурова и В. А. Разоренова были запущены в производство на ижевском заводе. Стандартный пистолет приобрел индекс ИШ-ХР-30, а произвольный, для стрельбы но силуэтам, ИЖ-ХР-31.
      В 1962 г. ижевцы включились в разработку и производство малокалиберных целевых (матчевых) спортивных пистолетов. Оружейники А. Лобанов и Б. Плецкий спроектировали однозарядный произвольный пистолет с качающимся затвором и автоматическим предохранителем. В спортивном мире он известен под пазванием ИЖ-1. Желание обеспечить наших мастеров меткого огня пистолетами, превосходящими мировые аналоги, привело к созданию еще одного удачного образца — МЦ-55. Творцом этой модели являлся Б. А. Субботин. Путь МЦ-55 по стрельбищам планеты отмечен крупными победами. Сначала в 19G3 году на первенстве Европы спортсмен Г. Косых, выполняя упражнение из МЦ-55, поднялся на 2-ю ступеньку пьедестала почета, а на Олимпийских играх 1968 года в Мехико, опередив всех, он становится олимпийским чемпионом. Высокие баллистические качества МЦ-55 вновь подтвердились в 1980 году теперь уже на Олимпиаде в Москве. На прекрасно оборудованном стрельбище «Динамо» в Мытищах мастер спорта Александр Мелентьев на «отлично» отстрелял все зачетные серии, положив в копилку советской команды первую золотую медаль.
      Особое место среди отечественных малокалиберных пистолетов занимает модель МЦ-3 «Рекорд», созданная в 1954 году мастером спорта по стрельбе П. К. Шентарскпм. Это оружие, предназначенное для скоростной стрельбы по силуэтам, отличалось необычностью формы. Конструктор умышленно перевернул пистолет, расположив ствол на уровне среднего пальца вытянутой руки, чем обеспечивался почти нулевой угол вылета пули нз канала ствола. Кроме этого, большим достижением МЦ-3 являлся надежный спусковой механизм с удобными регулировками. Массовое производство этого пистолета стало возможным благодаря усилиям тульских конструкторов Г. В. Никифорова, С. С. Ферапонтова и В. П. Очнева, разработавших чертежи и технологию его изготовления в современных заводских условиях.
      Серия 5,6-мм произвольных пистолетов «Рекорд» была выпущена Тульским оружейным заводом в 1954 — 1956 годах.
      С появлением МЦ-3 советские стрелки заметно повысили свои результаты в скоростной стрельбе по силуэтам. На международных товарищеских соревнованиях в Венгрии Виктор Насонов выбил 592 очка из 600 возможных.
      Однако МЦ-3 «Рекорд» нро-был на вооружении недолго. После XVI Олимпийских игр 1956 года Международная стрелковая ассоциация запретила применение оружия, ствол которого расположен на уровне или ниже указательного пальца руки.
      Наряду с серийными моделями спортивных пистолетов советские стрелки выступали с экспериментальными образцами, которые выполнялись в единичных экземплярах. К их числу относятся пистолеты системы Соловьева, Корешкова, Сев-рюгипа и Марголнна — однозарядный «Заря» и произвольный матчевый пистолеты.
      Пистолеты, созданные нашими замечательными мастерами оружейного дела и талантливыми стрелками, принесли громкую славу советскому стрелковому спорту. Однако наши оружейники и стрелки не отвергали прогрессивные направления в развитии стрелкового оружия, создаваемого в других странах.
      На мировых и европейских чемпионатах, на Олимпийских играх и товарищеских встречах нашим спортсменам приходилось сталкиваться с оружием различных марок и конструкции. Здесь были бельгийские, американские, швейцарские, итальянские и другие пистолеты. Многие из них располагали высокими техническими и баллистическими характеристиками. Наблюдая за стрельбой соперников, наши мастера перенимали полезные элементы в подготовке выстрела, знакомились с оригинальными техническими новинками зарубежного спортивного оружия.
      Так, фирма «Смитт-Вессон» (США) наладила выпуск десятизарядных автоматических пистолетов со стволами на любой вкус. Наличие компенсатора, передвижного микрометрического прицела и регулируемого усилия спуска допускало успешное использование этого оружия в скоростной стрельбе но силуэтам. Значительных успехов в этой области добились итальянские инженеры фирмы «Беретта». Созданные ими в 50-е годы малокалиберные пистолеты завоевали мировое признание. Среди них наиболее популярны модели Беретта-80 и Беретта-949. Последняя при массе около 1300 г имеет длину 320 мм, шестизарядный магазин, открытый курок, компенсатор и подствольные грузики для выравнивания веса. Снортивпое оружие высокого класса производит фирма «Хеммерли» (Швейцария). Большой славой и популярностью пользуются ее пистолеты системы Карла Вальтера, использование которых в стрельбе по силуэтам неизменно приводит к достижению высоких результатов. Оружейная фабрика Карла Вальтера (ФРГ) в городе Ульме, осу-
      ществляет выпуск спортивных и произвольных пистолетов. Наибольшую известность приобрела одн* из моделей этой фирмы под названием «Олим-пик». Этот самозарядный целевой пистолет для скоростной стрельбы но силуэтам прост но конструкции. Имеет хороший бой и высокое качество выделки отдельных узлов и деталей оружия.
      Крупных достижений в области проектирования малокалиберных пистолетов добились наши чехословацкие друзья. Разработанные ими образцы успешно соперничали со многими иностраппыми «знаменитостями». В 1950 — 1952 годах пражские оружейники Йозеф и Франтишек Куцкие спроектировали удачные самозарядные пистолеты для спорта: ЗКП-501 и ЗКП-521. В то же время оружейные предприятия ЧССР начали выпуск однозарядных произвольных пистолетов 3KII-493 и ЗКП-504, а на заводах точного машиностроения был освоен пистолет «Чемпион» со сменными стволами калибров 5,6 и 4 мм.
      Интерес к стрелковому спорту и, как следствие, растущий спрос на оружие потребовали привлечения к его производству народного кооператива «Охота». Завод кооператива, расположенный в городе Лптомышле, освоил выпуск дешевого пистолета системы Павличека и однозарядный «переламывающийся» пистолет «Друлов». Оба образца предназначались для начального обучения спортсмена. В настоящее время чехословацкое спортивное оружие пользуется большим спросом в различных уголках земного шара.
      Из года в год растет популярность стрелкового спорта во всем мире. С каждым годом все больше болельщиков приходят на стрельбища. Многие из них, взяв в руки спортивные вип-товки, пистолеты, револьверы, становятся первоклассными спортсменами, выдающимися мастерами меткого огня. Среди них такие известные советские стрелки, как Б. Андреев, А. Богданов, Б. Крпхели, В. Столыпин, Е. Хайдуров, А. Мелентьев, и многие другие. Их умение, хладнокровие и точный глазомер в сочетании с высокими качествами отечественного спортивного оружия вывели советский стрелковый спорт на одно из первых мест в мире.
      Секреты маленькой пули. В наши дни считается уже недостаточным совершенствовать только лишь оружие. На результатах спортсменов, особенно на международных соревнованиях, все сильнее сказывается качество боеприпасов.
      Если до 1958 года в винтовочной мишени для стрельбы на 50 м диаметр «десятки» составлял 20 мм, то после того как на ряде международных соревнований спортсмены показали абсолютные результаты (400 из 400 возможных), решено было изменить размер мишени, и диаметр «десятки» стал равен 12,4 мм. Изменение размеров мишени предъявило новые требования к качеству оружия и боеприпасов. Теперь уже рассматривается не оружие или боеприпасы, а комплекс «ствол-патрон».
      Сам патрон — это очень сложный предмет, собранный из компонентов, качество изготовления и сборка которых коренным образом влияют на кучность стрельбы, которая измеряется в миллиметрах между центрами наиболее удаленных пробоин в серии из 10 выстрелов.
      Патрон, как известно, состоит из пули, гильзы, пороха и капсюля. Он покрыт смазкой, которая предохраняет порох от влаги и улучшает прохождение пули по каналу ствола при выстреле.
      Какие же предъявляются требования к различным элементам патрона? Пуля должна иметь постоянные параметры: массу, диаметр, химический состав материала, из которого она сделана, постоянство формы, определенное расстояние центра тяжести по отношению к центру давления, смазку. Все гильзы по форме, толщине металлической полосы, из которой они изготовляются, должны быть одинаковы. Порох должен иметь постоянные размеры по-роховинок, не слеживаться при хранении, иметь определенную скорость воспламенения. Капсюль должен быть неоржавляю-щимся, а его заливка должна быть равномерной по закраине гильзы.
      Сама техника сборки патронов, упаковка их — это сложная проблема. Патроны высшего качества требуют индивидуальной упаковки, чтобы они во время хранения и транспортировки не деформировались.
      В 1978 году наши предприятия создали малокалиберный патрон для выступления сборной команды СССР на Олимпийских играх в Москве. Этот патрон получил название «Олимп». По качеству он не только равен лучшим патронам западных фирм, но и превосходит их. Наилучшей характеристикой патронов являются рекорды в стрельбе лежа (упражнение МВ-9). Сейчас рекорд мира в этом упражнении равен 600 очкам из 600 возможных. Установил этот рекорд английский спортсмен, выполняя упражнение патронами «Тенекс» фирмы «Элей». Но уже сейчас за патронами «Олимп» числятся выдающиеся результаты. Среди них рекорд Олимпийских игр, мира и Европы в большом малокалиберном стандарте. Спортсмен делает 40 выстрелов лежа, стоя и с колена. В трех сериях он может выбить максимально 1200 очков. Заслуженный мастер спорта СССР Виктор Власов на Олимпиаде в Москве показал выдающееся достижение — 1173 очка. Этот результат был бы невозможен без высококачественного патрона «Олимп». Победное шествие этого патрона продолжается. Так, выполняя стрельбу патронами «Олимп» по пяти силуэтам, армейский спортсмен А. Кузьмин выбил абсолютное количество очков: 600 из 600
      возможных.
      Мы все чаще становимся свидетелями того, что на Всесоюзных соревнованиях стрелки показывают абсолютные результаты. На Всесоюзных соревнованиях во Львове в феврале 1982 года сразу пять участников в упражнении МВ-9 добились стопроцентных попаданий в мишень. При Ътом следует отметить достижения молодого мастера спорта СССР международного класса Игоря Жаворонкова. Он первым в нашей стране выбил 600 очков из 600 возможных, ведя огонь патроном «Темн», который является более массовым в сравнении с патроном «Олимп». Таким образом, наша промышленность производит спортивные патроны высокого класса, на уровне мировых стандартов.
      Как уже говорилось выше, невозможно готовить комплекс «ствол-патрон», улучшая только один компонент. Сейчас наши конструкторы направляют свои усилия и на подготовку к выпуску ряда отличных моделей малокалиберных винтовок и пистолетов. Они запущены в производство на заводах в Туле и Ижевске и обладают высокими баллистическими данными. На смену винтовкам МЦ-12, ТОЗ-61 приходят МЦ-112. Урал-5 и Урал-6. Вышли на линию огня новые пистолеты — Т03-35М и МЦ-55-1 (2), МЦ-1-2, И Ж-34 и ИЖ-35. Все это оружие предназначается для спортсменов высокого класса. Оно характеризуется отменным качеством отделки, высокой точностью изготовления стволов, отдельных деталей и самой сборки.
      А впереди уже новые задачи. Остро ощущается необходимость в выработке нового оружия для стрельбы на 10 и 300 м. Жизнь не стоит на месте.

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru