На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотечка «За страницами учебника»
Школа альпинизма. Начальная подготовка. Захаров, Степенко (сост.). — 1989 г.

Составители:
Павел Павлович Захаров
Татьяна Владимировна Степенко

Школа альпинизма

Начальная подготовка

*** 1989 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


      Альпинизм — специфический род человеческой деятельности. Его содержание не исчерпывается только спортивными аспектами Диапазон личных и социальных интересов человека в горах чрезвычайно широк н своеобразен. Это, безусловно, накладывает отпечаток на все стороны воспитания альпинистов.
      В системе подготовки альпинистов, с ее специфической годовой цикличностью и практическим отсутствием профессиональных тренеров-преподавателей, решающую роль приобретают низовые ячейки: секции и альпинистские клубы, ориентирующиеся на конкретные местные условия и опирающиеся как на собственных инструкторов-общественников, имеющих специальную подготовку, так и на квалифицированных спортсменов — членов коллектива.
      Успех и благополучие этих ячеек полностью зависят от их внутренней инициативы, способности определить последовательность реальных целей и задач, умения организовать круглогодичную подготовку, найти эффективные каналы сотрудничества с профсоюзными учебно-спортнвными альпинистскими базами и через общественные органы — федерации альпинизма — с государственными спортивными комитетами.
      Чтобы организовать планомерный управляемый учебный процесс овладения широким комплексом требуемых альпинисту знаний и навыков, для воспитания нравственных качеств и норм поведения необходимо точно определить, чему, кого и зачем собираются учить. Только после этого можно рассуждать, как учить.
      Авторы пособия, адресованного в большей мере низовым коллективам и инструкторам-обществснникам, опираясь на опыт учебно-спортивных баз, и в первую очередь «Безенги» и «Узункома». учебных и спортивных мероприятий различных уровней и направленности, постарались ответить на эти вопросы и наряду со спортивными аспектами подчеркнуть воспитательные и прикладные стороны альпинизма, раскрыть мотивы, привлекающие к нему людей.
      В книге собран и последовательно изложен обширный материал о современных технических приемах и средствах преодоления различных форм горного рельефа, разбросанный прежде в разрозненных публикациях.
      Особое внимание уделено широкой трактовке проблем безопасности как неотъемлемого элемента всех сторон подготовки альпинистов, основы их взаимодействия.
      Систематизируются основные педагогические принципы организации и методики обучения применительно к специфике альпинизма. Затрагиваются психологические аспекты формирования альпинистского коллектива и личности.
      Предпринята попытка обобщения современных научных представлений о формировании климата и погоды высокогорья, об основах физиологической адаптации человека в горах.
      Книга также содержит информацию по широкому кругу вопросов организации и проведения альпинистских мероприятий.
      Авторы просят читателя не рассматривать данное пособие как набор готовых рецептов и правил на все случаи альпинистской жизни. Только творческое применение приведенных в нем сведений поможет решить вопросы, связанные с нуждами конкретных коллективов в организации учебного процесса и воспитания альпинистской молодежи.
      Чтобы альпинист мог успешно совершать горовосхождения по любым маршрутам, он должен:
      — следовать законам гор, для чего знать горы, их законы н особенности;
      — быть готовым к разумным действиям в обстановке, экстремальной даже для гор; умение действовать приобретается в работе; разумность действий повышается по мере накопления опыта восхождений;
      — уметь передвигаться по различному горному рельефу, не подвергая себя и товарищей неразумному риску; это умение приобретается и совершенствуется во время тренировок и занятий.
      У любого человека есть зачатки этих умений, но их достаточно только для очень несложных восхождений; остальному нужно учиться, закрепляя познания на доступных по сложности восхождениях.
      Учебная программа для подготовки альпинистов является основой обучения, она обязательна для выполнения во всех альпмероприятиях в СССР, Необходимость единой программы вытекает из требования безусловного обеспечения безопасности при занятиях и восхождениях и согласуется с едиными Правилами, системами классификации маршрутов и разрядных норм. Весь этот комплекс документов составляет учебно-методическую осно-
      ву в разных горных районах; сложившаяся практика распределения путевок и организации беспутевочных мероприятий, способствующая широкому ознакомлению альпинистов с различными горными районами, также требует единой программы. Конкретные методики и способы реализации требований программы могут быть различными в деталях, но сама программа, как систематизированный свод требований к качеству и объему обучения и его результатам, должна быть единой.
      Основное назначение программы — обеспечение высокого качества и единства учебного процесса, определение содержания подготовки на разных уровнях, оценка отдельных этапов по критерию качества подготовки на основе квалификационных уровней. Построение и содержание программы предопределяют интенсификацию учебного процесса, индивидуальный подход к обучению альпиниста, соответствие технической и тактической подготовки и в конечном счете повышение безопасности занятий альпинизмом. Практическая реализация программы осуществляется кадрами инструкторов-методистов по альпинизму. Несмотря на сезонность, учебно-методическая работа в секциях, на альнба-зах, сборах, в экспедициях фактически ведется одними и теми же людьми. Принятая структура программы обеспечивает ее динамичность. Она непрерывно совершенствуется на основе обобщения опыта инструкторской и командирской работы с учетом новых методических разработок.
      Многогранность альпинистской деятельности делает вынужденным параллельное изучение почти всех предметов альпинистской школы, но содержание каждого предмета велико, поэтому изучать их мы вынуждены поэтапно.
      В советском альпинизме последовательность в обучении была установлена с момента организации учебных альплагерей (теперь — альпинистские учебно-спортивные базы — АУСБ). Если раньше основным критерием подготовки служил объем учебнотренировочной работы, то процесс совершенствования системы обучения, рост квалификации инструкторского состава позволили в ныне действующей программе перейти от количественного к качественному критерию подготовки. Переход к качественной оценке создал условия для реального переноса значительной части учебного материала на занятия в подготовительный период, в секции и альпклубы. Целенаправленная систематическая подготовка в секции позволяет большую часть времени в горах отвести на восхождения.
      Процесс воспитания и обучения, единый для равнины и гор, ориентируется на достижение определенного уровня квалификации. Многогранность альпинизма требует комплексного подхода к подготовке — здесь и тактика, и техника, и физподготовка. Классификация маршрутов позволяет фиксировать квалификационный уровень участника в виде законченной подготовленности к восхождениям соответствующей сложности. В этом смысле квалификационные уровни логично увязываются с разрядными требованиями.
      Поэтому молодому альпинисту, поставившему перед собой определенную цель в спортивном совершена вовании, необходимо знать, что процесс воспитания и обучения в альпинизме рассматривается не на абстрактных этапах присвоения разряда, а на уровне его конкретной квалификации. Причем квалификационный уровень характеризуется комплексной и законченной подготовленностью к вполне реальным и определенным сложностям горовосхождений.
      В настоящее время в советском альпинизме подготовленность спортсмена принято делить на четыре квалификационных уровня (б этапов), а именно:
      — начальная подготовка (НП), имеющая два этапа — НП-1 и НП-2;
      — спортивная подготовка (СП), которая также проходит в два этапа — СП-1 и СП-2;
      — спортивное совершенствование (СС);
      — спортивное мастерство (СМ).
      Эти квалификационные уровни, в свою очередь, разделяются на две группы. В первую входят начальная подготовка (НП) и спортивная подготовка (СП) — это так называемый учебный альпинизм. Вторая группа включает квалификационные уровни СС и СМ.
      Настоящая книга является пособием по учебному альпинизму и адресована лицам, овладевающим квалификационными уровнями НП и СП.
      Каждая ступень обучения характерна обязательным объемом знаний и навыков, необходимых для восхождений и носящих прикладной характер в альпинизме.
      Общепринятое понятие навык, то есть доведенное до автоматизма многократное повторение одних и тех же движений, применительно к альпинизму в определенной мере теряет свой смысл. Альпинист кроме выполнения натренированного приема в первую очередь обязан знать и предвидеть, насколько этот прием (или их серия) повысит безопасность и исключит возможность возникновения аварийной ситуации в группе, связке, лично у него самого, тем самым мы утверждаем приоритет сознательного над автоматизмом
      На практике так и получаася, что сухой, четко ограниченный «о: сих до сих» и даже доведенный до автоматизма прием не только не помогает, но в ряде случаев серьезно осложняет ситуацию. Поэтому применительно к любому случаю альпинисту нужен широкий диапазон динамических стереотипов, а не бездумный расчет на везение и автоматизм действий.
      Квалификационные уровни прежде всего отличаются задачами обучения или спортивного совершенствования, дающими основу для преемственности различных уровней подготовленности.
      Каждый квалификационный уровень имеет два направления знаний — теоретическое и практическое. Причем термин знать подразумевает минимально обязательный объем теоретических знаний, а термин уметь означает не просто освоение приема до
      уровня навыка, а ясное понимание существа этого приема и условий его применения в практической деятельности. Вместе же взятые, они предполагают предоставление альпинисту возможностей для совершения восхождений своего этапа подготовки с определенной мерой безопасности и надежности.
      Квалификационный уровень топ или иной ступени обучения содержит именно тот набор практических и теоретических основ, без которых нельзя уверенно, интересно и, главное, безаварийно совершать восхождения тех категорий сложности, которые присущи этому квалификационному уровню При этом квалификационные уровни построены таким образом, что завершение одного из них дает основу для уверенного начала обучения в следующем этапе подготовки, сохраняет преемственность, движется по возрастающей — от простого к сложному, от начальной подготовки (НП) к спортивной подготовке (СП), от спортивной подготовки к спортивному совершенствованию (СС), от спортивного совершенствования к спортивному мастерству (СМ).
      НП. Начальная подготовка предполагает: 1 — выполнение
      норм на значок «Альпинист СССР» (НП-1) и 2 — норм III спортивного разряда по альпинизму (НП-2).
      Для первой ступени начальной подготовки (НП-1) — это в значительной мере ознакомление с горами, альпинизмом. Начинающий альпинист должен достичь определенного уровня общефизической подготовленности, получить первое представление о сложных и необычных условиях высокогорья и соответствующих им нормах поведения, освоить минимальный набор технических приемов, позволяющих безопасно пройти курс обучения, совершить зачетный перевальный поход и первое восхождение. На этом уровне подготовка проводится только под руководством инструктора — командира учебного отделения.
      На этапе НП-1 могут заниматься участники не моложе 16лет, в горах они должны подтвердить свою физическую и теоретическую подготовленность.
      Выполнение норм на значок «Альпинист СССР» требует от начинающего
      знать: особенности горной природы и рельефа гор и трудности преодолеваемых горных маршрутов;
      основные меры обеспечения безопасности, правила поведения человека в горах;
      табельное снаряжение альпиниста — применение и уход за ним;
      основы ориентирования в горах; признаки погоды;
      правила оказания доврачебной помощи во время походов в горах;
      уметь: оценивать трудности и опасности маршрута на горном рельефе 1 к. с.;
      передвигаться по осыпям и травянистым склонам; передвигаться по скалам 1 — 3 к с. с верхней страховкой, по перилам с перестежкой, в связке;
      передвигаться по снежным склонам, вытаптывать ступени, уметь задержаться при проскальзывании; передвигаться по снежным склонам в связке, используя перила;
      передвигаться по закрытому леднику в связке; организовывать бивак на травянистом склоне, морене, осыпи;
      переправляться по налаженной переправе через горную реку;
      переносить легкопострадавшего простейшими приемами.
      2-я ступень начальной подготовки (НП-2) — выполнение норм III спортивного разряда — это подготовка к совершению восхождений принципиально новой — 3-й к. с. А поскольку на маршрутах этой категории сложности уже встречаются отдельные участки более высокой трудности, то и уровень подготовки должен соответственно повышаться. При этом программа выполнения норм III разряда составлена таким образом, что ее может полностью выполнить любой нормально физически развитый человек под руководством компетентного инструктора.
      На НП-2 допускаются участники, имеющие значок «Альпинист СССР»; свою подготовленность они подтверждают на контрольных испытаниях и собеседованиях. Специфика начального обучения состоит в том, что участники, в том числе и на НП-2, многого не знают и не умеют, а за короткий срок обучения егце не в состоянии прочно освоить необходимые приемы и правила. На этих этапах особенно важны взаимоконтроль и взаимопроверка всех действий участников, особенно в деле обеспечения безопасности.
      Начальная подготовка (НП-2) — выполнение норм III спортивного разряда по альпинизму — требует от спортсмена знать: меры безопасности при выполнении приемов альпинистской техники;
      начальные сведения о принципах взаимной страховки;
      общие понятия о тактике и тактических категориях;
      основы ориентирования в горах;
      маршрутную документацию и схемы по системе УИАА; организацию и проведение учебно-тренировочных восхождений 1 — 2 к. с.;
      правила первой доврачебной медицинской помощи; формы горного рельефа и их образование; меры по охране окружающей среды в горах; уметь: уверенно и надежно передвигаться по скальному рельефу
      1 — 2 к. с. в связках и отдельным участкам 3 к. с. первым в связке;
      уверенно и четко организовывать самостраховку и страховку, используя выступы и забитые крючья; налаживать перила и четко их использовать, организовывать комбинированную страховку, выполнять приемы ' страховки на страховочном стенде;
      передвигаться по крутым снежным склонам, организуя
      страховку и самостраховку;
      проводить самозадержание при срывах на снегу и льду; передвигаться в кошках по различному ледовому рельефу с рубкой ступеней и организацией страховки и самостраховки;
      передвигаться по закрытому леднику и применять приемы самовылаза в случае падения в ледниковую трещину; определять характер травмы и организовывать простейшую транспортировку пострадавшего.
      СП. Спортивная подготовка также состоит из двух периодов — начала и завершения выполнения норм II спортивного разряда (СП-1 и СП-2). Самым главным здесь является проверка готовности к новому рубежу восхождения — маршрутам спортивной направленности — 4 к. с. Именно в этот период подготовки закладываются основы самостоятельности, умения принимать решения и отвечать за них. Здесь будущий спортсмен получает достаточно широкий диапазон сведений и приобретает навыки по мерам безопасности и в вопросах тактики и организации восхождений.
      При обучении на этапе спортивной подготовки создается прочная техническая и тактическая база и воспитывается мотивация безопасности. На этом этапе фактически происходит отбор альпинистов, перспективных для спортивного совершенствования. На занятиях и восхождениях, проводимых при максимально допустимой самостоятельности участников, вырабатывается способность к активному анализу обстановки и результатов лично своих и коллективных действий. Циклы занятий заканчиваются зачетом или экзаменом; если участник получил меньше «четверки», то он не допускается к восхождениям 3-й к. с. Безопасность гарантируется соответствием подготовленности участников поставленным задачам, а также постоянным взаимным и инструкторским контролем всех действий партнеров по связке и группы в целом.
      Спортивная подготовка (СП-1) — частичное выполнение норм III спортивного разряда по альпинизму — требует от спортсмена знать: правила соревнований, классификации маршрутов, организации маршрутов, организации и проведения восхождений (см. «Альпинизм. Правила соревнований, классификация маршрутов, организация и проведение восхождений». М., ФиС, 1985);
      организацию и проведение восхождений отделениями разрядников;
      основы тактической подготовки; составление тактических планов; порядок оформления маршрутной документации; основы динамической страховки;
      альпинистскую характеристику данного горного района;
      правила радиообмена и сигнализации;
      меры по охране окружающей среды в горах;
      краткую историю развития альпинизма и его современное
      состояние;
      уметь: уверенно и четко работать в связке на скальном рельефе 3 к. с.;
      преодолевать первым в связке отдельные участки скального рельефа 4 к. с.; организовывать взаимодействие связок; организовывать страховочную цепь, место страховки, забивать крючья;
      организовывать точку для спуска или подъема пострадавшего;
      применять приемы транспортировки на сложном скальном рельефе;
      организовывать спуски по веревке;
      проводить приемы задержания сорвавшегося на страховочном стенде;
      преодолевать различные снежные склоны в связке, организовывать страховку и самостраховку, производить са-мозадержание при срыве;
      преодолевать различные формы ледового рельефа в связке, применяя современное снаряжение, организовывать страховку и самостраховку, работать в связке; организовывать систему самовылаза из ледниковой трещины;
      применять приемы подъема пострадавшего из трещины; составлять тактические планы восхождений на вершины 2 — 3 к. с. с применением схем УИАА, оформлять другую маршрутную документацию;
      сдать зачеты по темам «Правила соревнований» (III раздел) и «Оказание доврачебной помощи».
      Спортивная подготовка (СП-2) — завершение выполнения норм II спортивного разряда по альпинизму — требует знать: правила соревнований, классификацию маршрутов, организацию и проведение восхождений (см. «Альпинизм. Правила соревнований, классификация маршрутов, организация и проведение восхождений». М., ФиС, 1985); анализ происшествий в горах;
      основы организации и тактики проведения альпинистских восхождений;
      составление тактических планов, решение тактических задач;
      меры безопасности на всех видах горного рельефа; медико-биологические основы альпинизма; причины возникновения лавинной опасности в горах, организацию поиска в лавинах;
      лучшие восхождения в СССР за прошедший сезон; уметь: применять меры безопасности на всех видах горного рельефа;
      выбирать и оценивать маршрут;
      работать первым в связке на разном горном рельефе; использовать ИТО и приемы работы с двойной веревкой иа сложном скальном рельефе;
      организовывать и проводить спуски по веревке с пересадками;
      применять приемы задержания сорвавшегося, фиксировать веревку после срыва, подходить к пострадавшему в одиночку;
      передвигаться по сложному снежному рельефу в связках, организуя страховку и самостраховку и задержание при срыве с применением страховочных систем и амортизаторов;
      преодолевать отдельные участки сложного ледового рельефа с применением современного снаряжения; разрабатывать и защищать тактические планы восхождений, составлять схемы маршрутов по символике УИАА; оказывать помощь пострадавшему, организовывать и проводить транспортировку пострадавшего на сложном скальном рельефе при помощи подручных средств силами малой группы, сдать зачет по теме; вязать носилки-волокуши из подручных средств; вести поиск в лавинах, организовывать транспортировку пострадавшего на ледово-снежном рельефе; выполнять роль руководителя на маршрутах восхождений 2 к. с.
      СС. Спортивное совершенствование — это период конкретного определения спортивных возможностей альпиниста, возможностей совершения серьезных, этапных восхождений — 5А к. с., то есть выхода на высокий уровень не только спортивности, но в первую очередь моральной и тактико-технической подготовленности. На этом этапе приобретается опыт самостоятельных восхождений на маршрутах 3 — 4 к. с. не только в роли руководителя спортивной группы, но и в ответственной форме восхождения в «двойке» — связке из двух человек. В этом периоде происходит становление спортсмена, выявление его альпинистских наклонностей и привязанностей — специализации в преодолении того или иного вида горного рельефа.
      На этапе спортивного совершенствования кроме очевидных требований иметь II разряд по альпинизму, иметь рекомендацию тренера, проводящего тренировки, и подтверждения общетеоретической и физической подготовленности, предъявляются качественно новые требования. Они отражают специфику этапа — самостоятельность участников и резкое усиление спортивного начала в деятельности альпинистов. Необходимо иметь положительную характеристику-рекомендацию инструктора предыдущего этапа и подтвердить знание основ безопасной деятельности в горах и психофизиологии альпинизма, иметь опыт восхождения в составе спортивной группы и быть членом подготовленной группы или сработанной связки, имеющей опыт совместных тренировок и восхождений.
      Главнейшая особенность этого этапа обучения в горах состоит в том, что отработка многих тем и разделов переносится в высокогорную зону на учебно-тренировочные восхождения 2 — 3 к. с. Здесь же участник получает и высшее тактическое образование. На этой ступени вырабатывается умение неразрывно связать все приемы передвижения с приемами обеспечения безопасности при непрерывном взаимном контроле, что создает прочную гарантию безопасности на сложных восхождениях.
      Спортивное совершенствование (СС) — выполнение норм I спортивного разряда по альпинизму — требует от каждого спортсмена
      знать: правила соревнований, классификацию маршрутов, организацию и проведение восхождений (см. «Альпинизм. Правила соревнований, классификация маршрутов, организация и проведение восхождений». М., ФиС, 1985); анализ происшествий в горах; принципы формирования спортивной группы; права и обязанности руководителя спортивной группы; порядок подготовки группы к восхождению — психологическая, физическая, техническая, тактическая подготовка; порядок оформления маршрутной документации, составление тактических планов;
      особенности тактики восхождений: стенных, траверсов, высотных, технических, зимних; организацию спасработ силами малой группы; специальное снаряжение для спортивных восхождений; порядок анализа работы спортивной группы; уметь: самостоятельно принимать решения;
      анализировать работу свою и товарищей; руководить группой на спортивном восхождении; совершать восхождения в двойке;
      работать первым на маршрутах восхождений 4 — 5 к. с.; сдать зачеты по технике альпинизма и страховки перед выходом на первое восхождение 5А к. с.; использовать современное снаряжение для страховки и преодоления сложнейшего рельефа — участков маршрута 5 — б к. с.;
      оказывать первую доврачебную помощь; организовывать транспортировку пострадавшего силами малой группы;
      организовывать и проводить радиосвязь на спортивных восхождениях;
      совершить зачетное восхождение 5А к. с.
      СМ. Спортивное мастерство предусматривает закрепление приобретенных навыков, совершенствование качеств, необходимых спортсмену для участия в спортивных командах и соревнованиях на маршрутах высших — 5Б и б к. с. Кроме того, на данном этапе спортсмен может полностью определить свои личные наклонности в большом альпинизме — выбрать вид спортивного направления: высотный, стенной и т. п.
      Для занятий по программе спортивного мастерства достаточно наличия I разряда (или кандидата в мастера спорта) и тех же условий по подготовке и рекомендациям, что и на СС, плюс получение жетона и удостоверения «Спасательный отряд». Этап СМ не имеет каких-либо разграничений по количеству и категории сложности восхождений на каждый год; он характеризуется повышением сложности спортивных задач, усилением чисто спортивных критериев отбора и использованием специальных мштодов тренировки и подготовки.
      Спортивное мастерство (СМ) — выполнение норм кандидата в мастера спорта и на звание мастера спорта СССР по альпинизму — требует
      знать: правила соревнований, классификацию маршрутов, организацию и проведение восхождений (см. «Альпинизм. Правила соревнований, классификация маршрутов, организация и проведение восхождений». М., ФиС, 1985); анализ несчастных случаев; решение чрезвычайных ситуаций;
      альпинистский обзор района восхождений, особенности тактики восхождений в районе, составление тактических планов;
      принципы организации спортивных команд для участия в соревнованиях по альпинизму; основы спортивной психологии; принципы обеспечения безопасности в альпинизме; правила составления отчета о восхождении в рамках соревнований;
      обзор лучших восхождений в СССР и за рубежом, особенности тактических приемов этих восхождений; физкультура и спорт в СССР и место альпинизма в структуре спорта;
      уметь: работать в спортивной группе и команде в любой роли; обеспечивать безопасность личную и командную в любых условиях восхождения;
      прогнозировать условия работы на маршруте и принимать решения;
      применять на практике комплекс тактических приемов для обеспечения успеха восхождения; критически оценивать работу свою и команды, своевременно ее корректировать;
      организовывать все необходимые виды страховки на сложнейших маршрутах восхождений с применением тормозных систем и амортизаторов;
      организовывать взаимодействие связок и оказывать помощь напарнику в случае его срыва;
      организовывать и проводить работу спасотряда или транспортировку пострадавшего силами малой группы; осуществлять транспортировку пострадавшего в одиночку подручными средствами;
      окончить специализированный сбор и получить жетон «Спасательный отряд»;
      совершить контрольные восхождения 5Б к. с. для выполнения норм КМС по альпинизму;
      принимать участие в соревнованиях по альпинизму.
      Есть несколько требований к прибывающим в горы участникам, общих для всех или для части этапов. На этапах начальной подготовки и спортивной подготовки (НП и СП) участник должен иметь медицинскую справку о допуске к занятиям альпинизмом; па этапах спортивного совершенствования и спортивного мастерства (СС и СМ) — карточку установленного образца, заверенную во врачебно-физкультурном диспансере.
      Все альпинисты обязаны иметь «Зачетную карточку» установленной формы, в которой отражаются результаты занятий и сдачи зачетов и нормативов в подготовительный период согласно программе соответствующего этапа. Программой предусмотрены и конкретные требования к участникам различных этапов.
      Как отмечалось выше, учеба есть постоянное состояние альпиниста. По мере освоения простейших вопросов изучение темы углубляется, в арсенал альпиниста включаются все более сложные сведения и приемы. На каждом этапе возврат к определенной теме означает переход на качественно новый уровень. Подобная цикличность непосредственно связана с сезонностью пребывания в горах.
      Обучение ведется с некоторым опережением по сравнению с тем, что характеризует среднюю трудность предстоящего восхождения. «Тяжело в ученье — легко в бою» — этот суворовский принцип всецело вписывается в систему альпинистского обучения. Опережение просто необходимо, поскольку каждый участник должен быть готов к преодолению самых сложных мест предстоящего маршрута, да и средние по трудности участки маршрута могут при быстрой смене погоды стать совсем не средними.
      Практические занятия по каждой теме неизменно начинаются с проверки реальной подготовки и при необходимости восстановления того, что участник утратил в межсезонье. Если скальная техника, как правило, поддерживается на приемлемом уровне, то техника передвижения по льду и снегу, типично высокогорным видам рельефа, забывается в межсезонье основательно.
      На тренировках и восхождениях происходит окончательный синтез различных тем в единое альпинистское образование.
      Квалификационные уровни предусматривают и досрочный по сравнению с программой переход из одной ступени подготовки в другую, дают возможность не только дифференцированного подхода к процессу обучения, но и ускорения в переходе на следующий уровень.
      Программа обучения направлена в первую очередь на целостный учебный процесс — от подготовки в секции или альпклубе до альпинистского мероприятия в горах и предусматривает дифференциацию в основном для групп, команд и в крайнем случае — связки альпинистов. Это вызвано тем, что альпинизм — это вид спорта, в котором высоко развиты чувства коллективизма и взаимовыручки, а взаимная ответственность и взаимная страховка являются основой безопасности.
      Группа или команда, два товарища, объединившихся в що-стоянную связку и проводящие свои тренировки в постоянном 'составе в течение всего тренировочного периода, хорошо знаюидие и доверяющие друг другу, понимающие партнера чуть ли не: с полуслова, — только они могут претендовать на ускоренный уро-вень подготовки. И именно они, как правило, добиваются лучших результатов, становятся падежными альпинистскими коллективами, уверенно постигающими тонкости спортивного мастерства.
      Что конкретно предусматривает дифференциация в подготюв-ке альпинистов? Прежде чем ответить на этот вопрос, следует напомнить, что все уровни подготовки делятся на две групшы: первая — учебный альпинизм (НП и СП), другая — СС и СМ.
      Альпинисты, входящие в первую группу, в большей части шро-ходят подготовку на альпинистских учебно-спортивных базах: и могут рассчитывать на то время пребывания в горах, которое им отводится сроком путевки, — 20 или 30 дней.
      Вторая группа — спортсмены от II разряда, они в этом отношении находятся в несколько лучшем положении. Кроме того что путевки, предназначенные на спортивные альпинистские базы, выпускаются на срок в 30 дней, они имеют еще ряд преимуществ, участвуя в спортивных сборах, командах и пр.
      Самые большие возможности для интенсификации учебноспортивной работы и подготовки альпинистов имеют жители гюр-ных районов страны. Как правило, горные стадионы Севернюго Кавказа, Грузии, Алма-Аты, Фрунзе, Душанбе, Пржевальска и др. находятся в непосредственной близости к месту жительства альпинистов. Секции и альпинистские клубы таких районов имеют неограниченные возможности для планомерной круглогодичной альпинистской подготовки и совершения любых восхождений.
      Обучению начинающих альпинистов и значкистов наряду с горным туризмом и скалолазанием может способствовать также участие в пеших путешествиях и опыт спелеопутешествий. Ведь любители подземных путешествий знают и применяют на практике немало из того, что впервые разучивают начинающие алыпи-нисты.
      Таким образом, уровень предварительной подготовленности, личной заинтересованности и возможности непосредственного контакта с горами в любом случае диктуют пределы интенсификации «Программы обучения альпинистов».
      Для различных квалификационных уровней могут рассматриваться следующие варианты.
      1. Начальная подготовка — выполнение норм на значок «Альпинист СССР» (НП-1):
      — для групп, проводящих регулярные тренировки в постоянном составе, прошедших курс занятий в полном объеме, предусмотренных «Программой обучения альпинистов», и подтвердивших эти знания иа вступительном собеседовании иа альпбазе, предполагается выполнение всего объема начальной подготовки, вплоть до III спортивного разряда за одну 20-дневную смену пребывания в горах. Одним из условий успеха работы такой группы в горах является ее приезд с инструктором, который проводил всю подготовительную работу и будет продолжать обучать своих учеников в горах;
      — для отдельных альпинистов, прибывших из разных городов и коллективов и имеющих отличные показатели в подготовительном периоде, полностью подтвердивших знания по приезде в горы, предусматривается выполнение программы НП на значок «Альпинист СССР» и совершение дополнительных восхождений, идущих в зачет на III спортивный разряд, — 1Б и 2А к. с. При благоприятном стечении обстоятельств и полном комплекте таких участников для формирования учебного отделения и они могут претендовать иа выполнение в течение одной смены норм и на значок и на III спортивный разряд;
      — проведение плановых занятий, выполнение норм на значок и дополнительное восхождение 1Б к. с. или перевальный поход, или дополнительные занятия и тренировки по недостаточно освоенным темам занятий — такую программу могут пройти участники плановых отделений и, конечно, при изъявлении ими желания.
      Для перечисленных вариантов предусматривается зачетное восхождение 1Б к с. на 8 — 14-й день пребывания в горах, в то время как обычный порядок выполнения норм иа значок «Альпинист СССР» завершается одним восхождением на 17 — 18-й день смеиы.
      В то же время руководителям альпинистских мероприятий предоставлено право применения дифференцированного подхода во всех других случаях, отвечающих основным требованиям интенсификации учебного процесса.
      2. Начальная подготовка — выполнение норм III спортивного разряда (НП-2):
      — для групп коллективов физкультуры, полностью соответствующих требованиям «Программы обучения альпинистов», альпинистов, закончивших в предыдущем году программу иа значок «Альпинист СССР» с превышением программы восхождений, предусматривается возможность завершения выполнения норм III спортивного разряда и совершения восхождений или практических занятий из следующего квалификационного уровня — спортивной подготовки.
      3. Спортивная подготовка — выполнение норм II спортивного разряда (СП):
      — группы разрядников постоянного состава из коллективов физкультуры, альпинисты, завершившие выполнение норм III спортивного разряда с превышением по программе восхождений и полностью подтвердившие по прибытии иа альпинистскую базу уровень своей подготовленности, могут претендовать на полное завершение норм II разряда за одну смеиу и при стечении благоприятных обстоятельств — ряд восхождений из следующего квалификационного уровня — спортивного совершенствования.
      4. Спортивное совершенствование и спортивное мастерство (СС и СМ). Рассматривать освоение этих квалификационных уровней таким же образом, как предыдущие, не представляется возможным, так как уровни СС и СМ ие ограничиваются сроками завершения по времени и зависят от качества подготовки группы или команды постоянного состава и их спортивных планов, увязанных с календарными планами спортивных мероприятий советов физической культуры, секций или клубов. Поэтому вопрос об ускорении учебного процесса и спортивных восхождений каждого года может решаться сугубо индивидуально, применительно к конкретным условиям горного района, составу группы и всего мероприятия в целом.
      В заключение следует отметить, что, принимая во внимание характер альпинистской деятельности, следует знать и помнить, что помимо спортивных разрядов и квалификационных уровней мерилом альпинистской квалификации является и качество совершенных восхождений и осознанный опыт. Основа этого заложена в оценке каждого товарищами по группе, команде, связке и, конечно, в самооценке.
      Авторский коллектив благодарит доктора географических иаук, профессора, инструктора альпинизма Хргиана А. X.; заслуженного тренера СССР, мастера спорта СССР Кропфа Ф. А.; заслуженного тренера РСФСР, мастера спорта СССР Кораблина Б Н.; мастера спорта СССР Мартынова И. А.; мастера спорта СССР Фрумана Ю. Я.; инструкторов альпинизма Долинина К В. и Макарова В. М. за консультации, предоставление отдельных разработок, подбор иллюстраций и помощь при подготовке к выходу данной книги.
     
      I. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК АЛЬПИНИЗМА
     
      1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ АЛЬПИНИЗМА
      Горы — естественный элемент среды обитания человека. Пути торговли и общения между народами, бесчисленные войны, неистребимая любознательность непрерывно толкали человека на поиски способов преодоления горных препятствий, освоения специфики высокогорья, расширяли его географические познания.
      Альпинизм в его современных формах также начался с попыток человека понять закономерности природных условий гор и достичь их недоступных вершин.
      Исследователь альпийской природы О.-Б. Соссюр отстаивал мысль, что горы нельзя понять полностью, наблюдая их только снизу: «...познание Монблана должно бросить самый яркий свет на теорию Земли». Соссюр организовал изучение горных узлов Монблана (4807 м), Монте-Розы (4634 м), Этны ,(3340 м) и восхождения иа эти вершины. Весной 1786 г. по заданию Соссюра был разведай путь на Монблан, по которому в августе проводник Ж. Бальма и Ф. Паккар совершили первовосхождение на вершину. Сам Соссюр взошел на Монблан вместе с 18 проводниками в 1787 г. и провел на вершине серию инструментальных наблюдений.
      В начале XIX в. с завоеванием Кавказа возрастает интерес к его высочайшим вершинам. Университетские профессора и офицеры кавказских гарнизонов делают безуспешные попытки взойти на Казбек (5047 м) и Эльбрус (5640 м). В 1829 г. в районе Эльбруса действует совместная экспедиция Российской академии наук и войск Кавказской линии. В составе экспедиции академики, инженеры, офицеры, казаки. На Эльбрус группу повели проводники балкарец А. Соттаев и кабардинец К- Хаширов; до седловины дошли четверо, а на восточную вершину поднялся один Хаширов.
      В том же году было совершено первовосхождение иа Большой Арарат (5156 м). Руководил экспедицией профессор физики Дерпт-ского университета Ф. Паррот, переводчиком был великий армянский просветитель X. Абовяи.
      В 40-х годах XIX в. силами военных топографов проводилась триангуляция Закавказья и части Главного Кавказского хребта.
      Начальник триангуляции полковник И. Ходзько организовал съемку огромного района, совершив восхождения на несколько вершин. В 1850 г. топограф С. Александров поднялся на вторую по высоте вершину Восточного Кавказа — Базардюзи (4466 м). Военные топографы много сделали для развития горовосхожденшй. Особая роль в освоении вершин Кавказа принадлежит А. Пастухову, альпинисту, действительному члену Российского географического общества. Одним из первых он обследовал район Ушбы, провел триангуляцию узла Шахдага, составил и уточнил карты оледенения Эльбруса, Казбека, Арарата. В 1890 г. он с частью топографического отряда работал на Западной вершине Эльбруса, а в 1896 г. побывал и на его Восточной вершине. При организации и осуществлении своих восхождений Пастухов проявил талант тактика, умение усваивать уроки гор, стойкость духа.
      В освоении горных систем плодотворно работали географы и путешественники-исследователи А. Федченко, П. Семенов-Тян-Шан-скнй, Н. Корженевский, И. Мушкетов, Н. Пржевальский, В. Ошанин. Они пролагали путь для альпинистов-исследователей, и именами их благодарные потомки назвали вершины, ледники, перевалы.
      Со временем служебная необходимость в подъемах на вершины стала совпадать с личными желаниями и потребностями исследователей, а достижение вершин — самоцелью.
      Историю спортивного альпинизма принято отсчитывать от восхождения Ж. Бальма и Ф. Паккара иа Монблан в 1786 г. Началом подлинно спортивной эры иногда считают восхождение английской группы Э. Уимпера на Маттерхорн (4477 м) в 1865 г. (скальная башня этой горы технически сложна и требует действительно незаурядной подготовки). Какое именно восхождение считать за начало альпинизма — внутреннее дело каждой альпинистской ассоциации, даже каждого альпиниста. Существенно то, что достижение вершин стало общественнозначимым событием.
      С начала XIX в. восхождения на вершины становятся обычным делом. Как вид спорта альпинизм сначала развивался в Англии. Британские альпинисты совершили множество первовосхождений в Альпах: на Эйгер, Гран-Жорас и др. Широкому распространению спортивных восхождений способствовали Альпийский клуб Англии, созданный в 1857 г., и его аналоги в других странах, а также ассоциация альпийских гидов. Первоначально цель Альпийского клуба состояла в исследовании Альп, ныне она формулируется как содействие «установлению дружбы между альпинистами, развитию горных восхождений и исследований во всем мире и лу чшему познанию гор через науку, литературу и искусство». Члены клуба прославились рядом самых смелых восхождений, описанных в роскошно иллюстрированных изданиях. В 1862 — 1874 гг. создаются национальные альпийские клубы в Австрии, Швейцарии, Италии, Германии, Франции. Стараниями этих ассоциаций уточнялись карты, издавалась литература, прокладывадись дороги в горах,
      строились горные хижины. Одновременно со спортивным альпинизмом возникла профессия проводника-гида. Уже в 1867 г. ассоциация гидов насчитывала 236 членов, а в 1914 г. — 1460. Сейчас ассоциация гидов в Шамони (Франция) — солидная коммерческая организация со своими традициями и правилами; многие из ее членов известны на весь мир как выдающиеся альпинисты: Г. Ан-дерегг, У. Ребюффа, Л. Тэррой, Л. Ляшеналь. В 1932 г. в Шамони состоялся учредительный конгресс Международного союза альпинистских ассоциаций (УИАА). Федерация альпинизма СССР стала членом УИАА в 1967 г.
      По мере освоения Альп деятельность ассоциаций распространяется на другие горные системы. Интенсивно работали английские экспедиции на Кавказе. Президент Королевского географического общества Д. Фрешфилд в 1868 г. взошел вместе с тремя коллегами и проводниками А. Соттаевым и Д. Датосовым на Эльбрус, он же совершил первовосхождение на Казбек. Иностранными альпинистами были впервые покорены и другие кавказские вершины: Ушба, Айлама, Донгуз-Орун, Дыхтау, Тихтинген. Восхождения совершали англичане Г. Вуллей, В. Донкин, немец Г. Мерц-бахер, француз Г. Солли, итальянцы В. Селла, В. Ронкетти, австриец А. Фишер, швейцарец К. Эггер.
      Осваивались горы Канады, Африки, снаряжались экспедиции в Каракорум, Гиндукуш, Гималаи. Альпинисты побывали на Килиманджаро, Аконгакуа, Мак-Кинли. В 1908 г. Э. Шеклтон поднялся на Эребус (3794 м) в Антарктике. Еще в 1828 г. английский топограф К. Жерар поднялся на одни из гималайских шеститысяч-ииков; в 1903 — 1907 гг. люди появились на высотах более 7000 м. В 1924 г. Е. Нортон на Эвересте (Джомолунгма) сумел достичь 8570 м. В 1950 г. французы М. Эрцог и Л. Ляшеналь взошли на Аннапурну (8078 м). В 1953 г. новозеландец Э. Хиллари и шерпа Тенсинг Норгей достигли высотного полюса Земли — вершины Эвереста (8848 м).
      Борьба за высотный приоритет кончилась. С 1954 по 1964 г. были покорены вершины остальных восьмитысячников Земли.
     
      2. АЛЬПИНИЗМ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
      До начала XX в. горовосхождения были для России редкими. В 1788 г. участники русской исследовательской экспедиции Д, Гаусс с товарищами поднялись на вулкан Ключевская сопка (4750 м). В Андах совершал восхождения русский географ А. Чихачев. Известны восхождения альпинистов из России Н. Иванцова, С. Иловайского, Н. Поггенполя в Альпах,
      Географические исследования гор в России проводились в основном силами и под эгидой Российского географического общества, основанного в 1845 г. Некоторые члены его пытались организовать альпклубы, но их деятельность быстро угасала. В 1900 г. по инициативе ученых и альпинистов было создано Русское горное общество. В числе его учредителей были В. Вернадский, П. Семе-
      нов-Тян-Шанский, И. Мушкетов, Н. Иванцов. Общество ставило задачей развить альпинизм в России, но отставание от уровня мирового альпинизма сократить не удалось. Как выдающееся достижение в отчете за 1910 г. отмечено, что за сезон на вершине Казбека побывали 14 человек. Но агитационно-пропагандистская роль РГО оказалась значительной: хотя и в очень узком кругу, альпинизм перестал восприниматься как вредное чудачество. Несмотря на отчаянную бедность, общество издавало свой «Ежегодник» (1901 — 1913 гг.). В его книжках описывались горные путешествия и восхождения, велась хроника альпинистских событий, публиковались результаты исследований. Фактически РГО положило начало развитию спортивного альпинизма в России; некоторые его члены — С. Голубев, Я. Фролов, А. Духовской — много сделали для популяризации горовосхождений как личным примером, так и публикациями на альпинистские темы. Все чаще стали совершаться восхождения на интересные вершины: Семенов-Баши, Майли, пик Щуровского. В 1914 г. географы Троновы поднялись на высшую точку Алтая — Восточную вершину Белухи (4506 м). Но все эти достижения принадлежали кучке энтузиастов. Ни о какой массовости не шло даже речи. Горы Памира и Тянь-Шаня оставались не только не изученными, но и толком не разведанными. Научные экспедиции с трудом пробивались по ледникам, лишь иногда удавалось подняться на седловины или перевалы.
     
      3. СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО АЛЬПИНИЗМА
      После победы Октябрьской революции физическая культура и спорт стали неотъемлемой частью общеполитического и культурного воспитания и образования трудящихся масс.
      История советского альпинизма начинается с восхождения в 1923 г. на Казбек двух групп грузинских студентов и ученых — под руководством профессоров Г. Николадзе и А. Дидебулидзе.
      В последующие годы альпинизм набирает силы при поддержке комсомола и профсоюзов. В 1929 г. работу по альпинизму возглавила Центральная горная секция Общества пролетарского туризма, которой руководил В. Семеновский. До революции 1917 г. революционер-политэмигрант, проводник в Альпах, ныне он организует курсы-поход по подготовке инструкторов альпинизма — «Рабфак во льдах». На предприятиях возникают горные секции, объединяющие энтузиастов альпинизма. Эти секции создали в ущельях Кавказа и Тянь-Шаня базовые лагеря, многие из которых стали впоследствии стационарными. Система учебных альпинистских лагерей развивалась, к 1940 г. их насчитывалось около 40, примерно половина принадлежала профсоюзам.
      В 1934 г. были учреждены значки «Альпинист СССР» I и II ступеней, введены звания мастера и заслуженного мастера альпинизма. Первыми заслуженными мастерами стали Н. Крыленко, Л. Бархаш, братья Е. и В. Абалаковы, а мастерами — Е. Белецкий,
      А. Гвалия, С. Ганецкий, Д. Гущин, А. Джапаридзе, М. Дадиомов, Б. Делоие, А. Крестовников, М. Погребецкий, А. Поляков, В. Семеновский, Д. Церетели. В 1938 г. создана Всесоюзная секция альпинизма (ныие Федерация альпинизма СССР), усилиями которой впервые были разработаны документы, регулирующие деятельность всей учебно-спортивной системы альпинизма: первые «Правила горовосхождений в СССР», классификация маршрутов, программы и учебные планы подготовки альпинистов, «Положение об инструкторах альпинизма».
      Освоение труднодоступных районов Памира и Тянь-Шаня проводилось комплексными научно-спортивными экспедициями. Уже первые из них в 1929 г. изучили обстановку и подходы к пикам Ленина (7134 м) и Хан-Тенгри (6995 м), а в 1931 г. участники украинской экспедиции М. Погребецкий, Ф. Зауберер и Б. Тюрин взошли на Хан-Тенгри. Памирские экспедиции под руководством
      Н. Крыленко планомерно изучали районы высочайших вершин Советского Союза: пика Коммунизма (7495 м), пика Ленина, пика Корженевской (7105 м). Эти экспедиции включали исследовательские и альпинистские группы. Были уточнены расположение и высоты высочайших вершин. В 1933 г. Е. Абалаков взошел на вершину пика Коммунизма, в 1934 г. участники армейской экспедиции
      В. Абалаков, И. Лукин и К- Чернуха поднялись на пик Ленина.
      Навыки передвижения в горах осваивали командиры и красноармейцы в армейских альпиниадах. В первом походе в 1927 г. по горам Кавказа с восхождением на Казбек участвовали 12 курсантов Тифлисской военной школы. Армейские альпинисты сделали проведение альпиниад регулярным, совмещая походы с восхождениями и наращивая число участников. В альпиниаде 1938 г. на обе вершины Эльбруса поднялись 220 человек. Альпиниады стали общепризнанной формой приобщения молодежи к занятиям горным спортом. Так, в 1935 г. в альпиниадах на Эльбрусе и Казбеке участвовало около 2300 человек. В 1940 г. в массовых альпмероприятиях участвовало более 20 000 юношей и девушек.
      Начиная с 1931 г. альпинизм начал раздваиваться на учебный и спортивный. Эти два направления, имея несколько различные цели и методы подготовки, существовали в неразрывной связи, дополняя и обогащая друг друга. Спортивный альпинизм развивался усилиями отдельных команд и энтузиастов, получая поддержку от государства и профсоюзов. К 1940 г. спортивный уровень лучших команд фактически не уступал мировому. Назовем восхождения, ставшие вехами на этом коротком пути: 1931 г — Дыхтау (5203 м) по северному гребню, Е. и В. Абалаковы, В. Че-редова; 1933 г. — Коштантау (5151 м), группа Алексея Малеинова; 1934 г. — Ушба Южная (4710 м), группа А. Джапаридзе; 1935 г. — Ушба Северная, группы В. Кизеля, Ф. Кропфа, Е. Белецкого;
      1936 г. — Хан-Тенгри, группы Е. Колокольникова и В. Абалакова;
      1937 г. — пик Коммунизма, группа О. Аристова; 1938 г. — Шхельда Центральная (4370 м) по северной стене, группы Ф. Кропфа и Д. Гудкова. В 1938 г. J1. Гутман, А. Сидоренко, Е. Иванов вышли на плечо безымянного массива на Тянь-Шане; как оказалось впоследствии, это была восточная вершина пика Победы. В 1940 г.
      в спортивных восхождениях сезона участвовало около 10 000 человек.
      В годы Великой Отечественной войны советским альпинистам пришлось воевать на многих фронтах. Наша армия не имела специальных горных частей, поэтому науку воевать в горах пришлось осваивать непосредственно в ходе боев, когда немецкие войска вышли в предгорья и к перевалам Кавказа. Были созданы отдельные горнострелковые отряды для выполнения специальных боевых заданий в горах. В составе этих отрядов воевали многие альпинисты. В 1942 — -1943 гг. была организована школа военного альпинизма Закфронта, в горной подготовке войск и непосредственно в боевых операциях участвовали Е. Абалаков, Я. Аркин, II. Гусак, А. Гусев, А. Грязнов, А. Сидоренко, П. Захаров (старший), Б. Хергиани и др. Альпинисты выполняли также задания по эвакуации мирного населения и материальных ценностей через перевалы Кавказа. Зимой 1943 г. две группы военных альпинистов под руководством А. Гусева и Н. Гусака совершили восхождение на вершины Эльбруса и сияли с них остатки фашистских штандартов. Осенью 1943 г. группа под руководством Алеши Джапаридзе взошла на Южную Ушбу; восхождение было посвяшено 20-летию Советской власти и освобождению Кавказа. В 1944 г. офицеры-альпинисты М. Ануфриков, Е. Абалаков и В. Коломенский в Домбае совершили траверс ажурной подковы Джугутурлючата.
      Поредел в войну отряд альпинистов и инструкторов. Погиб под Киевом Герой Советского Союза Н. Бударин, сгорел в танке под Ленинградом Л. Гутман, не вернулись из боев Л. Надеждин, Б. Голубев. Навеки в нашем строю альпинистов участники Вешкой Отечественной войны. И те, кто погиб, и те, кто воевал до конца и после победы вернулся в горы.
      В послевоенные годы восстанавливалась система альплагерей и подготовки инструкторов, возродилась традиция проведения альпиниад. В год 30-летия Советской власти был осуществлен траверс Главного Кавказского хребта от Эльбруса до Казбека силами многих спортивных групп. В отдаленные районы снаряжались специальные экспедиции; их участниками были совершены восхождения на пик Патхор (6080 м, Памир), пик Маркса (6726 м, Памир), пик Мраморная стена (6150 м, Тянь-Шань), пик Корженев-ской (7105 м, Памир). В 1956 г. результатом прекрасно организованной экспедиции стало восхождение иа пик Победа.
      Активно работала Федерация альпинизма СССР, осуществляя руководство сложным хозяйством спортивного альпинизма в стране. Ее деятельность связана с именами А. Боровикова, К- Кузьмина, М. Ануфрикова. Совершенствовалась система спортивного альпинизма, стало проводиться официальное первенство страны. В спортивном альпинизме возникает специализация — в чемпионатах вводятся классы технически сложных, высотно-технических, высотных восхождений и траверсов; со временем появились ска-
      льный и ледовый классы. Пройдены казавшиеся непреодолимыми стены Чатыиа, Крумкола, пика Свободная Корея, Замка, Замин-Кора, Ерыдага. Сложнейшие маршруты проложены по стенам и ребрам пиков Коммунизма, Победы, Энгельса, Революции, Ахма-ди Дониша, Хан-Тенгри, Военных топографов. Маршруты траверсов протянулись вдоль целых хребтов — от пика Шатер (6636 м) до Хан-Тенгри, от пика Коммунизма до пика Корженевской. Советские альпинисты доказали свой высокий класс и на восхождениях за рубежом. Пройдены скальные экстрастены в Альпах. В 1982 г. 11 советских альпинистов поднялись на Эверест по юго-западной стене — по красивому маршруту мирового класса.
     
      4. СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ СОВЕТСКОГО АЛЬПИНИЗМА
      Советская экспедиция «Эверест-82» имеет не только спортивное значение. Она была для наших альпинистов одной из первых попыток комплексного изучения возможностей человеческой личности и коллектива в экстремальных, не имеющих аналога условиях больших высот. Итоги экспедиции, безусловно, определяют перспективу дальнейших исследований в этой области и помогут в организации следующих подобных мероприятий.
      Из внутренних процессов на нынешнем этапе наиболее характерно углубление дифференциации. Еще в 60-х годах от альпинизма отпочковалось скалолазание. Чисто соревновательный дух, стремление к самовыражению привлекают к скалолазанию многих молодых людей, к тому же скалолазанием можно заниматься и там, где нет больших гор.
      Оставаясь единым, альпинизм имеет внутри себя три вполне определившихся направления: учебное, спортивное и прикладное Общим для них остается непреходящий интерес к познанию самого себя и человеческих возможностей, к познанию удивительного мира гор.
      Учебный альпинизм выполняет задачу приобщения молодежи к горовосхожденням и обучения ее умению безопасно ходить в горах, организационно опираясь на систему альпклубов, секций и учебно-спортивных альпбаз профсоюзов.
      В спортивном альпинизме несколько иная цель: освоение тактики и техники прохождения труднейших маршрутов. Приобщение к нему идет через ту же систему альпклубов и альпбаз: основной боевой единицей служит спортивная команда.
      Прикладной альпинизм решает задачи альпинистского обеспечения научных и производственных работ, проводимых в горных местностях. Еще одна сторона прикладного альпинизма — горная подготовка войск.
      Вместе с тем ясно, что резкого разделения между этими направлениями нет и быть не может. Каждое из них есть только грань единой системы, и в этом единстве — залог дальнейших успехов советского альпинизма.
     
      II. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ФОРМЫ СОВЕТСКОГО АЛЬПИНИЗМА
     
      1. ОСОБЕННОСТИ АЛЬПИНИЗМА КАК ВИДА СПОРТА
      Альпинизм — восхождение на высокие горы. Так обычно объясняют содержание термина. Но такая формулировка не дает полного представления об этом многообразном социальном явлении. Непосредственное достижение горной вершины — только одна из целей, которые ставит себе человек, проникая высоко в горы и осваивая их.
      На традиционный вопрос жителей равнины: «Зачем люди ходят в горы?» — существуют десятки правдивых мнений: самоутверждение и красота, новые формы общения и коллективного преодоления трудностей, стремление к активному взаимодействию с природой, здоровый отдых, поиск новых впечатлений и знаний, наконец, самые разнообразные научные и хозяйственно-прикладные вопросы. Видимо, правильнее определить понятие альпинизм как систему знаний, умений и навыков, позволяющих человеку успешно и безопасно жить и работать в условиях высокогорья.
      В СССР альпинизм организационно входит в систему спорта. Несомненен оздоровительный аспект занятий альпинизмом — все горные «стадионы» раскинулись на свежем воздухе. Участие в походах и восхождениях требует разносторонних знаний и физической подготовки. В соревнованиях по альпинизму можно завоевать золотые медали чемпионов Союза. А в дополнение к здоровью, гармоническому физическому развитию н спортивному престижу горовосхождения помогают раскрыться лучшим чертам характера человека.
      В альпинизм приходят и удерживаются в нем люди, предрасположенные к активной жизненной позиции. Путешествия в горах способствуют укреплению сознательно-активного отношения к жизни. Альпинизм воспитывает умение анализировать стандартные и нестандартные ситуации, определять свое место и роль в событиях, возводит в принцип доброжелательность в общении. Любой коллектив альпинистов (связка, отделение, отряд, команда) действует в переменчивых условиях — и по настрою людей, и по характеру среды обитания. Такая жизнь вырабатывает умение действовать разумно и четко в любых ситуациях — качество, нужное и самой личности, и обществу, и не только в альпинизме. Альпинизм дает обществу бойцов, организованных, стойких, самостоятельных, умеющих действовать в самых жестких условиях в интересах общей цели, ощущая себя не «винтиком», а личностью. Ценно для общества и непосредственное умение работать или вести боевые действия в специфических условиях горного рельефа.
      Одно из самых необходимых качеств альпиниста — желание и умение учиться. Именно учиться, а не просто тренироваться. В альпинизме регламентированная единой программой учеба существует как непрерывно действующий фактор, она сопровождает новичка, значкиста, разрядника, мастера, инструктора все время, пока человек пребывает в горах или готовится к ним.
      Любое планируемое восхождение должно соответствовать знаниям и умениям участников, но к предстоящему должен быть готов не только каждый отдельный участник, а вся группа в целом. Конгломерат хорошо подготовленных спортсменов не всегда образует работоспособную группу; психологический климат, умение принять коллективное решение также должны соответствовать условиям и сложности восхождения. Только в этом случае обеспечивается настоящая безопасность и участники получают заслуженные «дивиденды» — моральное удовлетворение от восхождения и документальный зачет восхождения. Учебный процесс строится так, чтобы по завершении очередного этапа обучения участник имел вполне определенный запас знаний и умений.
      Конечно, высшие альпинистские достижения требуют огромного, всепоглощающего труда и определенного уровня талантливости. В этом отношении альпинизм ничем не отличается от многих других видов человеческой деятельности. Но кроме высших достижений существуют и просто восхождения, и в ряде маршрутов все возрастающей сложности для каждого человека есть свое высшее достижение. А на вершины по маршрутам 1Б категории сложности может идти практически каждый здоровый человек. Он должен лишь иметь представление об особенностях и возможных опасностях горной природы и вытекающих отсюда нормах и правилах поведения в горах, овладеть необходимым минимумом технических (самых начальных) приемов передвижения и взаимной страховки на различных видах горного рельефа.
      Как видно, знать и уметь нужно не так уж и много. Но самостоятельно освоить даже этот объем достаточно сложно. В принципе занятия альпинизмом можно начинать либо с участия в альпиниаде, либо с поездки по профсоюзной путевке на учебно-спортивную альпинистскую базу. Попасть в состав альпиниады можно через организацию, ее проводящую, но предпочтение там отдается членам соответствующих альпсекций или альпклубов. Путевки также распределяются в секциях, поэтому рациональнее всего записаться в секцию альпинизма (альпклуб), где занятия строятся по единой программе. Начинать можно осенью, зимой, весной или летом. Лучший возраст для начала занятий — от 16 до 50 лет. Существуют также детские секции спортивного скалолазания.
      С момента возникновения советский альпинизм характеризуется общественно-социальной направленностью. За годы своего существования он прошел большой путь от восхождений отдельных групп энтузиастов до массового явления, пользующегося вниманием и поддержкой государства и профсоюзов. Через систему экспедиций, альпиниад, профсоюзных альпбаз и школу инструкторов подготовлены десятки тысяч альпинистов, внесших заметный вклад в завоевание мирового авторитета советского спорта. Весбм вклад
      альпинистов в решение государственных, народнохозяйственных и научных задач, особенно при изучении геологии гор, их энергетических ресурсов, охране горных границ и выполнении интернационального долга, в обеспечение строительства крупных объектов в горных местностях.
      Летом 1985 г. Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР принял постановление «О состоянии и мерах по дальнейшему развитию альпинизма и скалолазания в СССР». В документе отмечается огромное воспитательное и все возрастающее прикладное значение альпинизма и скалолазания в народнохозяйственном строительстве, подготовке допризывной и призывной молодежи. Основной целью ставится дальнейшее развитие массового альпинизма и обеспечение высоких спортивных результатов по альпинизму и скалолазанию на всесоюзном и мировом уровне. Для достижения этих целей предусмотрен ряд мероприятий, успешно выполняемых в настоящее время, в том числе: организация круглогодичной учебно-тренировочной работы преимущественно через созданную сеть альпклубов; укрепление материально-технической базы путем создания новых учебно-спортивных и спортивно-оздоровительных комплексов; принятие мер по выпуску промышленностью альпинистской обуви, одежды, веревки, страховочного снаряжения; подготовка и повышение квалификации тренерских и инструкторских кадров; совместно с ДОСААФ увеличение числа занимающихся альпинизмом и скалолазанием среди допризывной и призывной молодежи. На этой основе и развивается альпинизм как действенное средство воспитания новых поколений советских людей в духе коллективизма и активности. Альпинизм нужен обществу, поэтому в стране создана единая система подготовки горовосходителей.
      Единая программа подготовки в комплексе с соответствующими нормативно-информационными документами обеспечивает систематическую теоретическую, физическую, тактико-техническую, психологическую подготовку альпинистов всех квалификационных уровней, а также необходимый объем знаний смежных научных и технических дисциплин (геоморфология, физика Земли и атмосферы, география, физиология, материаловедение).
      Каждый вид спорта имеет свои специфические особенности. Альпинизм в этом смысле не исключение. Начнем с того, что альпинисту в его стремлении к вершине противостоит не персонифицированный соперник из другой команды (личность или коллектив личностей), а совокупность природных препятствий и явлений (высота, рельеф, погода). Альпинист способен в той или иной степени прогнозировать эти препятствия, оценивать их возможное влияние на обстановку восхождения, но ии в коей мере не влиять на них.
      В альпинизме принципиально невозможна регламентация условий восхождения, а значит, и однозначные обязательные правила соревнований, существующие в любом другом виде спорта. Это относится к таким понятиям, как единство времени, места, обстановки.
      Весьма сложен, а порой проблематичен объективный судейский контроль, так как из-за протяженности альпинистских маршрутов и метеорологических условий осуществление непрерывного и достоверного наблюдения за действиями спортсменов (даже с помощью оптических приборов) практически исключено. Оперативное вмешательство судей исключается полностью, а движение судьи вместе с командой (если таковое и предположить) коренным образом изменило бы статус судьи, превратив его в участника восхождения (команды).
      Альпинисты работают на большой высоте, и метеорологические параметры этой среды обитания значительно отличаются от равнинных и ставят организм человека в непривычные условия, снижают его работоспособность, нарушают психологическое равновесие и требуют специальной адаптации.
      Очевидно также, что длительность многодневных альпинистских маршрутов при многочасовом рабочем дне (по 10 — 12 часов подряд, а порой и более) в сочетании с ограниченными возможностями нормального отдыха и восстановления и в условиях повышенной эмоциональной напряженности (возможность срыва и его последствия) также не имеет аналога. Цена ошибки здесь очень высока. Это уже не потеря спортивного результата, тут на карту ставится благополучие всей группы, а порой и жизнь каждого из ее участников.
      Группа альпинистов на маршруте фактически лишена любой реальной помощи со стороны. Тренерский контроль, даже при «играющем» тренере, значительно затруднен — ведь тренер сам участник и равноправный член группы или команды. Советы тренера по радиосвязи, если он остался «дома» — внизу, не всегда адекватны сложившейся обстановке — ведь они базируются не на его наблюдении, а на впечатлении участников восхождения.
      .Чрезвычайно своеобразна и система оценки квалификации спортсменов. В основу существующих и будущих разрядных норм по альпинизму заложен (и будет сохраняться, пока существуют нормативы) правильный принцип накопления личного опыта. Но в зачет на спортивный разряд идут учебные и тренировочные, учебно-спортивные и спортивные восхождения, т. е. те, которые необходимы по рангу соответствующего норматива.
      В связи с этим просто невозможно представить легкоатлета или другого спортсмена, любой результат которого, показанный на рядовой тренировке, автоматически зачтется ему в спортивный разряд. Такая особенность выполнения разрядных норм в альпинизме диктуется кратковременностью пребывания альпиниста в горах и тем фактором, что любое восхождение, совершенное под руководством инструктора или самостоятельно, вносит вклад в личный «банк» знаний и опыта.
      Именно поэтому все большее значение придается квалификационным уровням подготовки альпинистов как наиболее надежному способу определения его истинной квалификации и подготовленности к очередным ступеням спортивного роста.
      В современном спорте особую значимость приобретает так называемая зрелищная функция спортивных состязаний. Наличие видимого зрителем спортсмена и показываемый им результат — непременный атрибут соревнований. В альпинизме этот элемент полностью отсутствует.
      Кроме перечисленных особенностей альпинизму свойственна резко выраженная сезонность мероприятий и тем более — соревнований. Большинство занимающихся им в Советском Союзе живет и работает в равнинных республиках и районах. Время общения с горами, т. е. занятий непосредственно восхождениями на вершины, ограничивается, как правило, сроком путевки на альп-базу (20 — 30 дней) и лишь в отдельных случаях (экспедиции в отдаленные горные районы) достигает 1 — 2 месяцев кряду.
      Среди характерных для альпинизма особенностей есть и такой трудноопределимый вид подготовки, как морально-волевая. По ней нет пока специальных разработок, в учебных планах ей отведено предельно мало места, однако принятая в альпинизме система обучения и аттестации достаточно эффективно обеспечивает либо устойчивое повышение этого вида подготовки, либо отсев участников с недостаточным уровнем подготовленности.
      В альпинизме практически всю тренерскую работу на учебно-спортивных базах проводят инструкторы-общественники, используя для поездки в горы свой трудовой отпуск. Перечисленные особенности в значительной мере осложняют привлечение опыта других видов спорта для применения в альпинизме.
      Конечно, следует отметить и тот факт, что условия жизни альпиниста в горах не отличаются ни легкостью, ни физическим комфортом. В то же время доверительность и доброжелательность человеческого общения в альпинизме, пожалуй, выше, чем во многих других видах спорта. Перед вами не корпоративное противопоставление, а факт очередной особенности этого вида человеческой деятельности. Воспитание психологической культуры и доброты в межличностных отношениях — одна из важных задач советского альпинизма.
      И, наконец, коллективное преодоление серьезных физических и психологических препятствий во взаимодействии с прекрасной и могучей природой гор эффективно помогает воспитанию коммунистического мировоззрения.
      Социальное значение советского альпинизма определяется соответствием альпинистской деятельности задачам нашего социалистического общества. Здесь на первом плане — воспитание личности. В. И. Ленин так определил цели коммунистического воспитания; «...переходить к воспитанию, обучению и подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, людей, которые умеют делать все...» Компоненты коммунистического воспитания известны; формирование коммунистического мировоззрения, воспитание умственное, физическое, идейно-политическое и нравственное, трудовое, эстетическое в соединении с политехническим образованием. Эти части очень тесно взаимосвязаны; альпинизм как вид человеческой деятельности причастен почти ко всем аспектам воспитания личности.
      Система подготовки в альпинизме построена так, что приобретаемые знания, умения и навыки полностью используются в практической деятельности в горах и на равнине. В процессе обучения интенсивно идет освоение знаний о горной природе — флоре, фауне, погоде, рельефе, Процесс познания горной природы длится практически всю сознательную жизнь альпиниста, независимо от его возраста и квалификации.
      В ходе занятий альпинизмом развиваются внимание и память человека, уточняются его представления об уровне собственного мышления и мышления товарищей, активизируется весь процесс познания.
      Физическое воспитание, подготовка к горовосхождениям и участие в них способствуют гармоническому развитию организма, формируют умения и навыки прикладного и спортивного характера, обеспечивают всестороннее развитие двигательных способностей. Большая длительность и концентрация физических нагрузок воспитывают волевые качества, умение терпеть и ждать.
      Межличностные отношения в альпинизме, фактически определяющие спортивную этику альпинистов, развиваются прежде всего в направлении коллективизма, реализуясь во все большем умении подчинять свое «я» интересам команды. Альпинизм не стирает индивидуальность личности: новички, инструкторы, мастера международного класса — обыкновенные люди со своими достоинствами и недостатками. Просто в процессе обучения и спортивного совершенствования, в общении в горах такие черты, как доброжелательность, стойкость, собранность, целеустремленность, решительность, активность, постепенно усиливаются, а человек все яснее осознает целесообразность использования своих хороших качеств в интересах коллектива. Открытость и доверительность межличностного общения в альпинистских группах и командах способствуют и умению разбираться в людях. Для инструкторов такое умение становится профессиональной необходимостью.
      Альпинист должен уметь переносить грузы, переправляться через горные реки, организовывать бивак, отремонтировать снаряжение и экипировку (а в случае необходимости и конструировать их), налаживать быт и досуг, оказывать медицинскую помощь и многое другое, что ему совсем не обязательно делать в обычных городских условиях жизни.
      В альпинизме ие требуется специальных занятий по трудовому воспитанию; в силу своих особенностей альпинизм развивает техническое мышление и воспитывает постоянную психологическую готовность к труду, напряженному и красивому.
      В мире нет ничего более прекрасного, чем сама природа и радость общения с ней. Многообразие форм н мпогоцветие красок высокогорного пейзажа, многоликость и могущество природных процессов и явлений оказывают на человека неизгладимое, благотворное воздействие. И совсем хорошо, если это воздействие сопереживается с другом и коллективом единомышленников.
      В альпинизме разработан и освоен комплекс тактических и технических приемов и средств, обеспечивающих успех и безопасность действий человека в специфических и сложных условиях высокогорья. Этот комплекс знаний, умений и технических средств), родившийся в альпинизме и скалолазании, вместе с навыками жизни и работы в нестандартных ситуациях и на больших высотах лежит в основе прикладного альпинизма. Альпинистское обеспечение сейчас используется в ряде специальных работ не толькю высоко в горах, но и в условиях среднегорья или даже равниы, там, где требуется работа на крутых склонах или отвесах.
      Способы и средства передвижения и доставки грузов но сложному рельефу, значительная часть которых разработана применительно к транспортировке пострадавшего по гребням и стенаад, нашли прямое применение в работах по обеспечению безопасности участков железных и автодорог, проходящих под крутыми склонами гор. Многие приемы передвижения и страховки на отвесах используются при профилактических ремонтах на монументальных сооружениях. Противолавннная служба в горных районах работает в тесном контакте с альпинистами. Методом проб и ошибок создавалась в альпинизме теория высотной адаптации человека. Ее основные положения, проверенные экспериментально (на себе) во многих экспедициях и на восхождениях, ныне уверенно применяются при подготовке высокогорных исследовательских и спортивных мероприятий.
      Скалолазы-монтажники, лавинщики, работники диагностических служб высотных сооружений пользуются практически тем ж.е самым набором личного снаряжения, что и обычные альпинисты и скалолазы. Разработанное и испытанное в альпинизме снаряжение применяется в геологических экспедициях.
      Знания и опыт, добытые альпинистами, лежат в основе горной подготовки войск, где почти без изменений действуют методики и программы начальной подготовки альпинистов.
      Имея надежную научно-техническую основу и опираясь на достижения спортивного альпинизма, прикладной альпинизм становится профессиональным. Его многогранность способствует расширению сферы применения — от глубоких пещер до высочайших в мире плато и вершин.
      Принося конкретную пользу, прикладной альпинизм дополняет теоретико-романтическую пропаганду горных путешествий практическими мотивами, что способствует развитию массовости учебного и спортивного альпинизма.
      В прикладном альпинизме работают люди, воспитанные в альпинистских секциях, клубах, командах, альпбазах, люди, которым свойственно добросовестное, максималистское отношение к любой работе. Альпинизм дает универсальных и уникальных специалистов, умеющих делать все. Эти люди обеспечили уверенное становление прикладного альпинизма, потому что они четко держат свою жизненную позицию — любая работа должна быть сделана с душой и доведена до конца, а результат обязан быть добротным и красивым.
     
      2. СТРУКТУРА РУКОВОДЯЩИХ ОРГАНОВ
      Общее руководство системой советского альпинизма осуществляет Госкомспорт СССР, его Управление прикладных видов спорта. При Госкомспорте СССР работает Федерация альпинизма СССР, выборный общественный орган, осуществляющий планирование и практическое руководство альпинизмом. Решения федерации обязательны для выполнения всеми альпинистскими организациями и мероприятиями страны. Профсоюзные альпинистские организации подчинены Управлению альпинизма Всесоюзного совета ДФСО профсоюзов, в ведении которого находятся учебно-спортивные альпбазы профсоюзов.
      Все альпинистские мероприятия в СССР должны проводиться по «Правилам соревнований, классификации маршрутов, организации и проведения восхождений» (или «Правилам горовосхож-дений»), утвержденным Госкомспортом СССР. Необходимость в единых для всей страны довольно жестких по степени регламентации Правилах обусловлена особенностями альпинизма. Трактовка в них ряда вопросов основана на принципе безусловного обеспечения безопасности; учтены своеобразие соревнований, наличие единой системы обучения, автономность альпинистских групп в высокогорье, принцип квалификации спортсменов по степени сложности пройденных ими маршрутов.
      Кроме «Правил горовосхождений» деятельность альпинистских мероприятий страны регулируется «Учебной программой подготовки альпинистов», «Положением об инструкторах-методистах по альпинизму», «Типовым положением о клубе альпинистов и скалолазов».
     
      3. АЛЬПИНИСТСКИЕ СЕКЦИИ И КЛУБЫ
      Альпинистские секции коллективов физкультуры — это первичные ячейки-объединения любителей горных восхождений. В отдельных случаях секции объединяют альпинистов и горных туристов. Как спортивная ячейка, альпсекция включает в свой состав альпинистов разных уровней подготовки — от новичков до мастеров. Многие альпсекции объединяют и альпинистов и скалолазов. Такие секции при предприятиях, учебных заведениях и других учреждениях ведут свою организационную и учебную работу применительно к своим конкретным целям и задачам. Руководство секцией обычно осуществляет бюро, избираемое сроком на 2 — 3 года.
      Наиболее предпочтительная организационная форма в настоящее время — альпклубы. Оии призваны пропагандировать альпинизм и скалолазание как средства воспитания и оздоровления советских людей, проводить работу по нравственному, военно-патриотическому и физическому воспитанию спортсменов.
      Клубы служат базовыми организациями в развитии массового и спортивного альпинизма, скалолазания. Они ведут учет действующих альпинистов и инструкторов, составляют и проводят в
      жизнь планы массовых альпмероприятий, планы подготовки спор-птных команд, осуществляют работу по обучению и повышению квалификации инструкторов-методистов. Будучи самостоятельными организациями, клубы могут иметь свою печать и счет в банке;, атрибутику. Источником финансирования клуба служат средства организаций, учредивших клуб, членские взносы и доходы от хозяйственной деятельности. Руководство альпклубом осуществляет его совет, который избирает правление. Финансовой и хозяйственной деятельностью клуба руководит председатель правления, назначаемый на штатную должность директора клуба. В клубах могут быть введены штатные должности инструкторов-методистов и треиеров-преподавателей по спорту. Фактически в альпклубе возможно сосредоточить весь комплекс занятий и мероприятий по учебному, спортивному и прикладному альпинизму.
      Альпинистские базы, будучи самостоятельными хозяйственными организациями, предназначены для обслуживания альпинистов различной квалификации, прибывающих по путевкам профсоюзов, а также участников различных спортивных сборов и команд, соревнований и массовых альпиниад. Альпбазы располагают всем необходимым для учебной и спортивной работы, быта и досуга участников.
     
      4. СПОРТИВНЫЕ СБОРЫ, АЛЬПИНИАДЫ И ЭКСПЕДИЦИИ
      Беспутевочные (внелагерные) альпмероприятия проводятся спортивными организациями в соответствии с действующими положениями Госкомспорта СССР и утвержденными программами обучения. К таким мероприятиям относятся школы по подготовке инструкторов, сборы по подготовке горных спасателей, сборы команд, готовящихся к соревнованиям и восхождениям в рамках соревнований, классификационные соревнования, а также массовые альпиниады и круглогодичные альпинистские мероприятия в горных районах. Могут проводиться также научные и епбртивные экспедиции, в том числе для освоения новых горных районов, восхождения в ознаменование торжественных событий.
     
      5. СОРЕВНОВАНИЯ ПО АЛЬПИНИЗМУ
      Соревнования в альпинизме, как и в других видах спорта, служат стимулом для достижения высоких спортивных результатов и хорошим средством пропаганды альпинизма. Конкретная цель каждого первенства — выявление сильнейших команд, лучших спортсменов. Альпинизм — своеобразный вид спорта, и критерий превосходства в нем отличается от других командных соревнований. Участвующие в первенстве команды проходят различные маршруты, в различных условиях. Судейская коллегия учитывает непохожесть маршрутов, стиль прохождения и качество самого маршрута, его необычность и техническую сложность. Место команды в соревновании определяется итоговым баллом, который включает техническую оценку маршрута и его прохождения командой, а также оценку качества прохождения маршрута и организованность команды.
      ' Своеобразие соревнований по альпинизму вытекает из особенностей нашего вида спорта. Нестандартность соревнований вынуждает разрабатывать новые пути в их организационной структуре, непрерывно анализировать имеющийся опыт и прогнозировать пути развития.
      Первенство СССР по альпинизму проводится с 1949 г.; с 1954 г. призеры первенства (чемпионата) награждаются спортивными медалями. Наряду с чемпионатом СССР разыгрываются первенства регионов и ведомств. Все первенства могут проводиться в разных классах; наименование и количество классов устанавливаются Правилами. Соревнования проводятся в соответствии с Положением, утверждаемым проводящей организацией.
     
      6. ИНСТРУКТОРЫ-МЕТОДИСТЫ ПО АЛЬПИНИЗМУ
      Это центральная фигура во всей системе обучения. Уже в самом начале становления советского альпинизма стало ясно, что без надежного обеспечения инструкторскими кадрами массовый безаварийный альпинизм невозможен. В 1936 г. в альплагере «Джантуган» (ущелье Адылсу) была создана первая всесоюзная школа инструкторов альпинизма. Школа кочевала из лагеря в лагерь, периодически обновлялся контингент ее преподавателей, совершенствовались программы. Неизменным оставалось одно: инструктор готовился не только как спортивный тренер, но, прежде всего, как руководитель и воспитатель альпинистского коллектива, способный вести учебную работу с участниками иа равнине и в горах.
      В настоящее время всей организационной и методической работой руководит единый учебно-методический центр Управления альпинизма Всесоюзного совета ДФСО профсоюзов. Программа подготовки инструкторов-методистов по альпинизму систематически совершенствуется и приводится в соответствие с фактическим уровнем и перспективами развития.
      В число курсантов учебно-методического центра по подготовке инструкторов альпинизма зачисляются перспективные спортсмены, склонные к тренерско-преподавательской работе, которые должны иметь рекомендации своих низовых коллективов, федераций альпинизма и учебно-спортивных альпбаз, где они проходили подготовку как спортсмены. На базе центра проводят свои курсы по подготовке инструкторов альпинизма городские, областные, краевые и республиканские федерации с разрешения Федерации альпинизма СССР и Управления альпинизма.
      После успешного окончания курса обучения и последующей обязательной стажировки в учебном отделении одной из альпбаз курсантам присваивается III квалификационная категория инструктора-методиста по альпинизму.
      Дальнейшее повышение инструкторской квалификации (до II и I) проводится также через систему специальных курсов центра в полном соответствии с инструкторским стажем работы и спортивным разрядом по альпинизму.
      Учебно-методический центр имеет в своих планах широкий диапазон подготовки и переподготовки работников по альпинизму, скалолазанию и горным лыжам. Повышение квалификации по специальным программам центра проводится для всех категорий работников альпбаз, клубов и пр.
      Работа инструктора-методиста, его права и обязанности, условия привлечения к работе на альпбазах, оплата труда — все это регламентируется соответствующими нормативными и правовыми документами.
     
      7. РАЗРЯДНЫЕ НОРМАТИВЫ ПО АЛЬПИНИЗМУ
      В Единой всесоюзной спортивной классификации устанавливаются разрядные нормы и требования, условия их выполнения и порядок присвоения спортсменам званий и разрядов. Главное назначение системы спортивных разрядов и званий по альпинизму — содействие достижению физического совершенства, готовности к труду и защите Родины, росту массовости альпинизма и стимулирование повышения мастерства альпинистов. Уровень и системность разрядных норм должны способствовать повышению подготовки и росту спортивного мастерства альпинистов, их воспитанию в духе коммунистической морали и соблюдения спортивной этики, успешной подготовке к соревнованиям. Альпинизм относится к неолимпийским видам спорта, курируемым Госкомстатом СССР. Разрядные нормы и требования устанавливаются сроком на 4 года (1989 — 1992 гг. и т. д.).
      Попытки установить систему признаков, определяющих квалификацию альпиниста, относятся к 1934 г., когда были учреждены значки «Альпинист СССР» 1 и 11 ступеней и персональные звания «Мастер альпинизма» и «Заслуженный мастер альпинизма». Лишь в 1949 г. разрядные нормы по альпинизму были включены в Единую всесоюзную спортивную классификацию. Впоследствии по аналогии с другими видами спорта она была дополнена разрядом кандидат в мастера спорта СССР и званием мастера спорта международного класса. За выдающиеся достижения и спортивные подвиги альпинистам может быть присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР». Это звание, например, было присвоено спортивному составу советской экспедиции «Гималаи-82».
      А значок «Альпинист СССР» вручается человеку, прошедшему обучение по программе начальной подготовки и совершившему восхождение на зачетную вершину по маршруту 1Б категории сложности (к. с.).
      В основу разрядных норм положен принцип постепенного систематического накопления личного опыта восхождений на вершины возрастающей категории сложности.
      По мере роста общего спортивного уровня советских альпинистов, совершенствования методов всесторонней спортивной подготовки, освоения новых тактико-технических приемов и специального снаряжения разрядные нормы пересматриваются. Соответственно изменяется и содержание учебных программ и «Правил горовосхождений». Это происходит с учетом насущных нужд и конкретной конъюнктуры.
      Кроме фиксации количества восхождений различной категории сложности в разрядные нормы вносятся отдельные дополнительные требования, отвечающие своему периоду развития альпинизма (совершение первопрохождений, наличие инструкторской квалификации, зимние и высотные восхождения, восхождения в различных горных регионах страны, характер маршрутов — скальный, комбинированный, ледово-снежный).
      Системе разрядных норм присущи два внутренних противоречия. Выполнение норм до кандидата в мастера включительно фактически совмещается с учебно-тренировочным процессом. Практически каждое восхождение — это и учеба и ступень к выполнению разряда. Исключение составляют лишь такие, как первое восхождение в сезоне, восхождения на схоженность, восхождения инструкторов с отделениями. Обоснованных путей разрешения этого противоречия пока не видно. Второе противоречие заключается в отсутствии единого принципа: разряды до кандидата в мастера присваиваются по набору пройденных маршрутов, а звания мастеров спорта СССР и международного класса — по баллам, часть из которых в обязательном порядке должна быть набрана в соревнованиях. Наличие двух концепций отражает противоречивый характер альпинизма как вида спорта, противоречивость наших попыток классифицировать горовосхождения только как спортивное явление.
      В целом же динамичная система разрядных нормативов направлена на повышение уровня спортивных результатов, достижение квалификационного уровня подготовки, соответствующего очередным задачам нового разрядного рубежа, повышение безопасности восхождений; помогает совершенствовать организацию и методику всесторонней подготовки спортсмена, регулировать качество и уровень соревнований по альпинизму.
      Порядок присвоения разрядов, их подтверждение, документальное оформление, а в определенных случаях лишение или снижение спортивного разряда регламентируются соответствующими положениями и инструкциями.
     
      III. КЛАССИФИКАЦИЯ МАРШРУТОВ НА ГОРНЫЕ ВЕРШИНЫ
     
      Необходимость классификации маршрутов вытекает из особенностей альпинизма. Система классификации маршрутов на горные вершины решает одновременно несколько задач.
      Безаварийность в альпинизме обеспечивается прежде всего соответствием подготовки альпинистов сложности предстоящего восхождения. Располагая маршруты в определенной последовательности по степени их сложности, единая классификация позволяет сравнивать между собой маршруты, даже если одна гора стоит на Кавказе, а другая — на Камчатке. При единой системе обучения это дает возможность обеспечивать последовательное нарастание сложности совершаемых восхождений на всех этапах обучения и спортивного совершенствования, делая тем самым каждое восхождение доступным и в то же время интересным и безопасным. Присвоение каждому маршруту определенного места в иерархии позволяет заранее оценить набор имеющихся на маршруте сложностей и тем самым определить его доступность для групп участников определенного уровня подготовки.
      На классификацию маршрутов опирается система спортивных разрядов по альпинизму. Квалификационный уровень каждого альпиниста определяется имеющимся опытом восхождений по маршрутам определенной категории сложности и объемом знаний, приобретенных во время подготовки к ним, при выполнении требований единой учебной программы.
      Впервые классификация горных вершин в СССР началась еще в предвоенные годы и с тех нор постоянно пополняется и систематизируется. В настоящее время в «Классификационную таблицу маршрутов на горные вершины СССР» включено около 4000 маршрутов, в том числе более 1000 — 5 и 6 к. с. Классификация маршрута имеет целью дать общую оценку проложенному пути на вершину.
      Категория сложности маршрута устанавливается специальной комиссией Федерации альпинизма СССР по представлению перво-проходителей (первовосходителей) по данному пути на вершину.
      Оценка производится на основе впечатлений, сложившихся у дайной команды или группы в условиях конкретного восхождения, в меру их сил, опыта и квалификации. Определенная условность такой оценки очевидна. Последующие прохождения маршрута подтверждают ее правомерность или дают материал для корректировки категории сложности.
      При оценке сложности маршрута учитываются главным образом абсолютная высота вершины, протяженность маршрута, его крутизна, характер рельефа, техническая сложность отдельных участков и их общее количество на всем протяжении пути к вершине, сложность маршрута в целом. Иногда принимаются во внимание и вероятностные факторы, связанные с погодой или особыми условиями места расположения вершины или всего района.
      Подходы и спуск с вершины не включаются в категорию сложности маршрута.
      Повышение категории сложности связано в основном с крутизной, насыщенностью трудностями рельефа, требующими применения широкого диапазона технических приемов и тактических решений, высокого уровня взаимодействия и всесторонней подготовленности.
     
      1. ХАРАКТЕР МАРШРУТА. КАТЕГОРИЯ СЛОЖНОСТИ
      По типу рельефа альпинистские маршруты подразделяются на скальные, снежно-ледовые и комбинированные. Разрядные нормы предусматривают наличие опыта скальных и комбинированных восхождений. Чисто ледово-снежных маршрутов в классификации немного, и по приобретаемому на них опыту они фактически приравниваются к комбинированным. Отнесение маршрута к скальному или комбинированному производится по преимущественному характеру сложных мест, определяющих категорию сложности.
      В СССР наряду с восхождениями на вершины классифицируются также траверсы — прохождение не менее двух вершин, причем спуск с предыдущей вершины должен проходить в направлении последующей и осуществляться не по пути подъема. И восхождения и траверсы могут по-разному классифицироваться для летних и зимних восхождений, В зачет на разряды и звания по альпинизму принимаются маршруты И категорий: 1Б, 2А, 2Б, ЗА, ЗБ, 4А, 4Б, 5А, 5Б, 6А, 6Б.
      В СССР используется принцип категорирования всего маршрута по совокупности всех его участков. За рубежом несколько иная система, основанная на классификации отдельных участков. Элементы такой системы применяются и у нас. Так, схема маршрута в символах УИАА предполагает обязательную оценку сложности каждого отдельного участка. В этой методике для участков, проходимых свободным лазаньем, применяется следующая шкала сложности: I, II±, Ш±, IV±, V±, VI±.
      I — очень легко — необходимы знания азов техники, Опоры для ног надежны, приемы практически любые. Сохранение равновесия на перенос тела больших усилий не вызывают. В общем — нетрудно.
      П — легко — для сохранения равновесия нужен ледоруб, выбор опор и приемов разнообразен, перенос тела требует достаточных усилий, необходимы некоторые познания по технике передвижения.
      III — средняя трудность — выбор ступенек (опор) не ограничен, по не все они обеспечивают удобство и надежность. Передвижение — на йогах, руки используются для сохранения равновесия и обеспечения плавного переноса ног.
      IV — трудно — выбор опор и приемов ограничен Те, что допустимы, маневренности и уверенности не обеспечивают. Для движения и сохранения равновесия прилагать значительные усилия.
      V — очень трудно — опор мало, не все надежны, требуют тщательного опробования, а выбор пути и приемов — серьезных раздумий; для сохранения равновесия и переноса тела понадобятся большие усилия и ловкость.
      VI — крайне трудно — опор очень мало, выбор приемов весьма ограничен. Сохранение равновесия н передвижение требуют ловкости и силы, вплоть до максимальных усилий. Часто нужна помощь напарника.
      При лазанье с применением искусственных точек опоры (подвешиваемые на крючья лесенки, петли, платформы) сложность оценивается по 4-балльной шкале: Al, А2, АЗ, А4.
      At — крючья, на которые навешиваются лесенки, забиты в надежные трещины. Переход с опоры на опору и сохранение равновесия — легкие, обе нот и па скале, фиксация торой веревкой не нужна.
      А2 — крючья в неудобных местах, сохранение равновесия затруднено. При работе с лесенками обе ноги на скале. Фиксация второй веревкой необязательна.
      АЗ — передвижение по ненадежным трещинам с использованием серии специальных крючьев. Нога зависает. Требуется фиксация глорой веревкой. Преодоление нависов.
      А4 — только специальные крючья, забитые в ненадежные трещины. Большая серия переходов с опоры иа опору при обязательной фиксации второй веревкой. Ноги зависают. Преодоление больших карнизов, потолков.
      Участки скальных маршрутов, где используются расширяющиеся (шлямбурные) крючья, по классификации УИАА обозначаются с индексом «е» и с указанием длины в метрах, например: VI — , А4, е — 15 м; или 40 м (общая длина участка) V+, 80° — иа 20-м м АЗ, е — 7м.
     
      2. ЛОГИКА И КРАСОТА МАРШРУТА
      На гору можно проложить много маршрутов, сходящихся наверху и в одну точку. На ранних этапах альпинизма пути на вершину обычно прокладывались по гребням. Такие маршруты обладают многими преимуществами. На гребие мала вероятность сбиться с пути: и общая и детальная ориентировка относительно проста. Там маловероятны камнепады и лавины, снежные карнизы хорошо видны, следовательно, меньше возможность попасть в опасную ситуацию. Пути по гребням имеют наименьшую крутизну, технические сложности на них минимальны для данной горы. Идти по гребню интересно — хороший обзор, мир открывается широко, рельеф и работа на нем разнообразны. Гребневые маршруты привлекают восходителей сочетанием логики, оптимальности и красоты. Большинство маршрутов, на которых человек приобщается к апьпинизму, гребневые. В восприятии гор, в изменении своего отношения к горам и к восхождениям каждый альпинист в какой-то степени повторяет историю альпинизма.
      Со временем альпинистские команды стали прокладывать новые, более сложные пути, обратившись к контрфорсам, ребрам, кулуарам. Такие пути редко выводят прямо на вершину, наверху до вершины все равно приходится идти по гребню; редкие исключения необычайно красивы. Значительно большая крутизна и техническая насыщенность таких маршрутов по сравнению с гребневыми обеспечивают им престижность и спортивный интерес. И в истории альпинизма, и в сознании каждого альпиниста по мере роста мастерства, знаний и возможностей понятие логичного и красивого маршрута постепенно меняет свой смысл. Отдавая должное пройденным путям, человек стремится к новому. Логичным и красивым начинает представляться уже не путь по длинному гребню, а движение прямо вверх, к вершине, по крутым стенам. Даже если эта стена — тысячеметровая вертикаль. И лезть по ней приходится много дней, а спать — только в гамаках или сидя. Но маршрут красив и строг — снизу вверх почти по прямой, лишь местами чуть отклоняясь в сторону.
      Своеобразной логикой и притягательностью обладают траверсы. Когда команда заявляет на чемпионат СССР траверс от одного
      семитысячника до другого, «золотой блеск» играет, конечно, роль при выборе такого маршрута. Он прекрасен своей запредельностью и неимоверной широтой обзора. Каждый год ходят команды на траверс Двойняшки (5А), Ушбы (5А), Шхельды (5Б) — маршруты, которые давно уже не относятся к рекордным. На той же Шхельде есть несколько сложных маршрутов 5Б, которые можно пройти за
      3 — 4 дня, не тратя больше недели на траверс. Но идут на траверс, потому как маршрут он красив и элегантен. По всему 4-километровому гребню, от башни к башне, по стенам, гребешкам, мокрым каминам, через целый строй жандармов. Восход, картина неповторимая, хотя и повторяется каждое утро.
      Понятно, что I! логичность и красота маршрута — понятия относительные. Одним нравятся отвесы, другим — ледовые купола.
      Но отказ от эстетического критерия при выборе и оценке маршрута определенно обеднит нравственное содержание альпинизма. Горы были красивы и тысячу лет назад, но свою подлинную красоту маршруты на них обрели только тогда, когда по ним прошли люди.
     
      IV. ГОРНЫЙ РЕЛЬЕФ — ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ
     
      Горы занимают значительную часть земной суши. Горной страной или горами обычно называют высоко поднятые участки земной коры с сильным расчленением. Это и тысячекилометровые горные хребты, и цепи, и отдельные вершины, изолированно поднимающиеся на фоне окружающей поверхности, и горные массивы — группы близко расположенных вершин, сходных по размерам, и высоко поднятые над уровнем моря плоскогорья.
      Общепринятого определения горных областей пока не существует. Обычно не усматривается между горами и возвышенностями ни качественных, ни даже количественных различий. Столь же условен и термин высокогорье, отражающий в основном характерные черты ландшафта.
      Тем не менее поскольку именно высота над уровнем моря более, чем другие геоморфологические характеристики, определяет большинство особенностей горных областей, принято к высоко-юрью относить поднятия выше 2000 м над уровнем моря. Общая площадь таких территорий (включая нагорья) превышает 16 млн. кв. км, т. е. более 10% всей земной суши. Такое понимание высокогорья соответствует и альпинистской практике, И хотя наша Земля в общем равнинная планета, нет на ней ни одного континента без достаточно протяженных горных систем.
      Человечество сосуществует с горами на всем протяжении своей истории. Совокупность климатогеографических условий высокогорья и их отличие от равнины постоянно вызывали необходимость приспособления человека к этим условиям как в биологической, так и в социальной сфере.
      Труднодоступность горных районов вела к изоляции отдельных племен, защищала их от вторжений, способствовала возникновению обособленных культур, сохранившихся в какой-то степени до настоящего времени. Примером того могут служить княжества Восточных Гималаев, отдельные племена в американских Кордильерах, курдские общины на границе Турции и Ирана, разноязыкие народности Дагестана. Даже в центре Европы (Андорра, Лихтенштейн, отдельные швейцарские кантоны) можно найти следы этой обособленности.
      Вместе с тем необходимость торгового и культурного общения с ближайшими и отдаленными соседями заставляла население горных районов искать пути и средства преодоления естественных препятствий, возможности использования собственных природных ресурсов.
      Горы стали восприниматься человеком не только как проявление грозных, порой обожествляемых сил природы, но и как источник средств существования.
      Вертикальная зональность ландшафта порождала характерные условия сельского хозяйства и выдвигала специфические хозяйственные проблемы. Зона альпийских пастбищ не только способствовала развитию высокопродуктивного животноводства, обеспечивающего натуральные потребности местного населения, но и создавала ресурсы для выгодной торговли. Сохраняющиеся до сих пор в горах значительные лесные массивы в сочетании с транспортными возможностями горных рек вели к интенсификации лесного хозяйства.
      В горной местности нередки и достаточно доступны ценные минеральные ресурсы, местные строительные материалы.
      Возникли такие специфические формы сельского хозяйства, как террасное земледелие с соответствующими ему способами ирригации. Параллельно формированию хозяйственной сферы становилось необходимым строительство дорог и мостов, требовавших в условиях горной местности неординарных технических решений. То же самое можно сказать о возведении защитных сооружений, жилищном и хозяйственном строительстве.
      Все перечисленные обстоятельства, несмотря на чрезвычайное разнообразие природных условий в горных районах, расположенных на разных континентах и разных широтах, в какой-то мере идентичны и, как показывают многочисленные труды учеиых-этно-I рафов, накладывают своеобразный отпечаток на уклад жизни, обычаи и традиции народов горных стран.
      Но современный мир с его техническими достижениями во мно-юм стирает естественные границы. Горы, даже самые высокие и недоступные, теперь гораздо меньше препятствуют общению и дея-1ельности людей.
      Именно прогресс науки и техники по-настоящему определил, какое значение имеют горы как один из факторов существования жизни на нашей планете, как источник необходимых энергетических и биологических ресурсов для человечества, как естественная лаборатория, позволяющая моделировать геологические процессы, изучать прошлое Земли, исследовать многообразные явления биосферы.
      Горы — колоссальный естественный аккумулятор, консервирующий па своих ледниках и склонах всю избыточную влагу, переносимую воздушными массами. Они неизбежно вызывают осадки, как бы выжимая влагу даже из относительно сухого континентального воздуха. В этом непрерывном круговороте горы зимой пополняют свои запасы влаги, а летом отдают их равнинам. Только горные ледники содержат около 30 млн куб. км льда, а покровные ледники Арктики и особенно Антарктиды — во много раз больше. Ученые подсчитали, что объем льда, заключенного в современных ледниках, равен суммарному стоку всех рек земного шара за 650 — 700 лет.
      Горы с их оледенением и вечными снегами — поистине неиссякаемый источник жизни, сохраняющий для нас и наших потомков драгоценную чистую пресную воду, дефицит которой все яснее обозначается в последние годы.
      Не менее велико значение гор как области накопления энергетического потенциала для многочисленных гидроэлектростанций. Известно, что почти все великие реки и их притоки берут свое начало в горах и иа возвышенностях. Чем больше перепад высот, тем большая мощность падающего потока может быть преобразована в механическую, а затем и в электрическую энергию. В условиях непрерывно растущей потребности в энергии ресурсы гидроэнергетики при экологически правильном к ним отношении представляют значительный и далеко не полно используемый резерв.
      Горные реки переносят измельченные горные породы, содержащие органические вещества, откладывают их на равнинных речных поймах, делая последние более плодородными. Сформировался и интенсивно развивается целый комплекс наук, где основным объектом изучения являются особенности высокогорья: геоморфология, орография, гляциология, селеведение и др. Изменения, возникающие в биосфере, в частности вопросы адаптации человеческого организма к условиям высокогорья, также являются предметом специальных отраслей физиологии и медицины. Соответствующие исследования ведутся многими специализированными высокогорными станциями и экспедициями.
      Изучение подробностей горного рельефа, особенно различных дислокаций и обнажений, позволяет географам и геологам устанавливать и датировать стратиграфию земной коры и даже прогнозировать наличие полезных ископаемых, направление их поиска.
      Возможность разместить стационарные и временные научные лаборатории иа большой высоте, где воздух прозрачен и сух, привлекает внимание исследователей самых различных научных направлений: астрономов, актинометристов, радиофизиков, биологов, климатологов и т. п.
      Особо перспективной представляется возможность измерений различных параметров одновременно на разных высотных уровнях с последующим их сопоставлением и установлением возможных закономерностей.
      Влияние высоких гор на перемещение воздушных масс определяет климатические условия целых регионов на различных континентах.
      С давних пор известно, что климат высокогорья, особенно в лесной и альпийской зонах, благотворно влияет на человеческий организм. На горноклиматических курортах многих стран мира с успехом лечат различные заболевания. Ученые установили, что гипоксия, вызываемая понижением барометрического давления по мере возрастания высоты над уровнем моря, в определенных условиях помогает излечивать бронхиальную астму к некоторые болезни, связанные с гипоксией (болезни крови, специфичные лейкозы, явления аллергии и даже отдельные формы шизофрении).
      Многие горные районы богаты минеральными источниками, используемыми для укрепления здоровья и для лечения. Относительно большое число долгожителей горных районов также объясняют благотворным влиянием высокогорья.
      Горы демонстрируют бесконечное разнообразие земной природы, которая не может не привлекать человека, ищущего новых впечатлений, активного взаимодействия с могучей природой, новых форм человеческих взаимоотношений. Понятно поэтому развитие различных форм горного туризма и спортивного освоения гор. Это и горнолыжный спорт, начиная с классического троеборья и кончая современным фристайлом, спусками по снежной целине с высоких гор, и дельтапланеризм, использование парашюта в горах, санный спорт разных видов и сплав по бурным горным рекам. Люди настойчиво осваивают горы.
      Особой формой освоения горных стран является и альпинизм, ставящий своей целью восхождения на горные вершины по все усложняющимся маршрутам.
      К сожалению, сегодня во многих горных долинах возникает достаточно острая проблема загрязнения воздуха и угнетения естественного ландшафта, связанная со стихийным и плохо контролируемым развитием постоянных и временных поселений, промышленных предприятий и электростанций, массовым наплывом кратковременных экскурсий и походов.
      Многие районы массового посещения туристов и отдыхающих доводятся — а некоторые уже доведены — до полной деграданпи. Исчезают леса, меняется флора альпийской зоны, вымирают животные. Столь популярные среди туристов и горнолыжников Прн-эльбрусье, Домбайская поляна, Архыз теряют свою первозданную красоту и превращаются в скучные поселения городского типа со всеми вытекающими отсюда последствиями.
      Природа гор очень хрупка. Многочисленные климатогеографк-ческие факторы, регулирующие ее жизнь, столь тесно переплетены между собой, что нарушение одного из них неминуемо и пагубно отражается на остальных.
      Борьба за сохранение естественного экологического равновесия обеспечивается не только государственными природоохранными мероприятиями, но прежде всего соответствующим поведением многочисленных туристов, спортсменов и альпинистов.
     
      1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЖИЗНЬ ГОР
      Учение о строении гор, их происхождении, их роли в жизни нашей планеты прошло долгий и трудный путь развития. Многочисленные теории и гипотезы, отвергаемые и по мере накопления фактов вновь возникающие на более высоком уровне, дополняющие друг друга, привели к созданию так называемой новой глобальной тектоники, рассматривающей все происходящие на нашей планете геологические события — землетрясения, вулканические извержения, горообразование — как совокупность многих процессов. Основа этих процессов — постоянное перераспределение вещества внутри Земли, крупномасштабная конвективная циркуляция в подстилающей земную кору жидкой мантии. Теория вводит также понятие тектоносферы — совокупности твердой земной коры и верхней части мантии, в которой непрерывно формируется «лик Земли», возводятся и разрушаются горные сооружения, материки и океанические впадины,
      Возникающие в мантийном веществе теплообменные, радиоактивные и гравитационные процессы вызывают местные изменения его объема и сложные разнонаправленные движения, что, в свою очередь, служит причиной поднятий и разломов отдельных участков земной коры и движения гигантских плит, слагающих внешнюю оболочку планеты. Через разломы изливается на поверхность земли жидкая магма и распространяется вширь, порождая новую земную кору.
      По современным воззрениям, основу литосферы составляют шесть основных плит: Африканская, Американская, Антарктическая, Евразийская, Индийская и Тихоокеанская; есть еще несколько мелких плит. Скорость движения плит колеблется от 15 до 100 мм в год, а их контуры не обязательно совпадают с привычными для нас контурами материков. Соприкосновение жестких литосфериых плит, сопровождающееся деформацией их краевых частей и выдавливанием материала, слагающего океаническое дно, приводит к образованию горных хребтов и массивов.
      Успехи современной палеогеографии, вооруженной геофизическими методами, изучение стратиграфии напластований и ископаемых остатков, фотографирование и локация с космических спутников позволяют с достаточной убедительностью восстановить историю формирования современного «лика Земли» за многие миллионы лет ее существования,
      Так, становится ясным, что многотысячекилометровый горноскладчатый пояс, известный под названием Альпийско-Гималайского, возник в результате столкновения Индийской плиты с Евразией (Гималаи), а надвинувшаяся на Евразию Африканская плнта воздвигла западный фланг этого пояса (Пиренеи, Альпы, Карпаты, Кавказ и пр.).
      Частые землетрясения, извержения вулканов и медленное увеличение высот горных хребтов этого пояса свидетельствуют о не-прекращающихся сильных тектонических движениях.
      Вторая величайшая горная система земли — Кордильеры и Анды — возникла в то время, когда материковая глыба Американской плиты надвигалась на ложе океана. Активные горообразовательные процессы продолжаются здесь и поныне.
      На востоке Азии, начиная от Корякского нагорья вплоть до Новой Гвинеи, происходят поднятия и перемещения островных дуг, не прекращаются извержения вулканов, землетрясения, накопление мощных толщ осадочного материала.
      Взаимодействие перемещающихся литосферных плит вызвало образование глубинных разломов. Глыбовые перемещения по этим разломам привели к возрождению горного рельефа на окраинах древних и молодых платформ. Различная скорость и направление перемещения блоков способствовали образованию контрастного рельефа — от сложных систем и массивов до высоких плато и плоскогорий.
      Горообразовательные эпохи, наслаиваясь одна на другую, разрушают, возрождают и изменяют орографию горных стран. Даже в пределах одного горного региона можно установить участки более молодых гор, совместившихся с их более старыми предшественниками. Но окончательный облик горных стран, сложившийся в современную геологическую эру, определяется не только тектоническими и вулканическими горообразовательными процессами. Возникший в результате тектонических движений горный рельеф непрерывно подвергается воздействию мощных сил выветривания. К ним относят силу тяжести, действие текучих вод, ледников, ветра, температуры, солнца.
      Такое постоянное взаимодействие литосферы, гидросферы и атмосферы, направленное на уничтожение гор и возвышенностей, иа общее сглаживание поверхности планеты, объединяется понятиями денудации и аккумуляции, Слагающие горные породы под совместным действием воды, льда, ветра, колебаний температуры, химических реакций и биологических явлений непрерывно разрушаются. Под влиянием силы тяжести продукты разрушения осыпаются вниз п накапливаются в рытвинах, бороздах и прочих понижениях рельефа, Тектонические явления — извержения, землетрясения — также могут служить причиной разрушения горных сооружений, В дальнейшем продукты выветривания под воздействием текущей воды, движущегося льда, грязекаменных селей и в меньшей степени ветра перемещаются с гор на равнины и, дифференцируясь по плотности и размерам частиц, откладываются по простиранию ущелий и течению рек, вплоть до их впадения.
      Масштабы процессов денудации и аккумуляции продуктов переноса соизмеримы с масштабами тектонических процессов. Накопление на дне водных бассейнов приносимых с водой механических продуктов выветривания, остатков жизнедеятельности организмов на поверхности земли и в воде может достигать огромной толщины (до 15 км). Под их тяжестью земная кора прогибается на огромных территориях, образуя так называемые геосинклинали, играющие серьезную роль в горообразовании.
      Глубокие горные долины и ущелья, разделяющие отдельные хребты и массивы, пропилены перемещающимися ледниками и быстро текущими реками. Интенсивность процессов выветривания зависит от многих факторов (широтное расположение, экспозиция гребней, высота и т. п.), но прежде всего она определяется прочностью слагающих пород.
      Самая общая классификация горных пород, в зависимости от условий возникновения, делит их на три класса: магматические, осадочные н метаморфические. Магматические породы возникают при вулканических извержениях в результате остывания магмы. В зависимости от условий остывания (излившаяся на поверхность магма или остывающая в трещинах земной коры) эти породы классифицируются как глубинные, или изверженные, крупно- или мелкокристаллические. Например, гранит — глубинная порода, а ее излившийся аналог — липарит. То же можно сказать о глубинной породе габбро и базальте.
      Осадочные породы возникают при оседании на дно водных бассейнов различных механических, органических и химических осадков. Крупные фракции остаются у берегов водоема, дальше откладываются пески, а в глубинах — глины. Под воздействием возрастающего (по мере накопления) давления и температуры осадочные породы могут цементироваться и изменять свои свойства.
      Основные осадочные породы — песчаники, известняки, сланцы, мергели.
      Метаморфические породы — продукт воздействия высокого давления, температур и химически активных веществ на магматические и осадочные породы. Так, гнейсы — продукт метаморфи-зации гранита, а мрамор — известняка.
      Сложные и многообразные процессы горообразования, следующие друг за другом в многовековой истории, практически исключают какую-нибудь регулярность и закономерность в распределении и размещении горных пород в отдельных массивах и хребтах. Часто на достаточно больших высотах можно обнаружить осадочные породы, оказавшиеся там в результате вертикальных дислокаций и сминания в складки пластов этих пород, поднятых со дна геосинклиналей. Прочность пород, подвергающихся денудации, выявляется прежде всего степенью расчлененности скальных гребней и склонов. Физические и химические свойства отдельных пород определяют их сопротивление силам выветривания. В основном это физические факторы, характеризующие поглощение и излучение тепла, — теплоемкость, теплопроводность, однородность поверхности, цвет, а также коэффициент расширения и способность растворяться водой. Естественно, более стойкие породы образуют выступающие и возвышенные элементы рельефа. По их внешнему характерному виду зачастую можно определить слагающую их породу, и наоборот, зная слагающие породы, можно прогнозировать расчлененность рельефа, Так, для массивов, сложенных из известняков и доломитов, характерны высокие отвесные малорасчлененные стены. Напротив, глинистые сланцы сильно расчленены, заглажены и не образуют вертикальных стен. Для гранитных горных сооружений характерно нерав-
      номерное выветривание, связанное с неоднородностью пюроды, формирующее неровные крутые склоны с резко выраженными выступами, гребнями, контрфорсами.
      В альпинистской практике для описания вершин и маршрутов восхождений наряду с общепринятой геоморфологической 'терминологией применяется ряд наименований мезо- и микрорельефа, раскрывающих характер и сложность преодолеваемых гарепят-ствий.
      Знакомство с формами рельефа, терминологией и характерными особенностями, к ним относящимися, необходимо каждому альпинисту. Ведь каждая подробность рельефа подразумевает соответствующую технику и тактику преодоления.
      Эта терминология зафиксирована специальной системой символов — обозначений отдельных элементов рельефа, разработанной УИАА.
      Она облегчает изучение литературы, позволяет унифицировать маршрутную и отчетную документацию, помогает ориентироваться на местности.
     
      2. ФОРМЫ ГОРНОГО РЕЛЬЕФА
      Кроме упоминавшихся выше, необходимо представлять себе следующие крупные формы горного рельефа (рис. 1).
      Горная группа — обособленный участок горной области, компактная система хребтов и отдельных массивов, отделенная от других подобных групп долинами и низкими седловинами.
      Хребет — серия линейно вытянутых горных вершин, соединенных понижениями (перемычками, седловинами), ограниченная глубокими долинами. Хребты большой протяженности или линейная система хребтов называются горной цепью.
      Долина — вытянутое понижение между хребтами. Долины (результат разрушительной деятельности ледников и рек — эрозии) по расположению делятся на продольные, идущие параллельно хребтам, и поперечные, простирающиеся перпендикулярно оси последних. По внешнему облику различают долины широкие, с плоским дном — пойменные. Чаще можно наблюдать V-образные долины с крутыми склонами и узким дном. При склонах большой крутизны их называют ущельями. Самые узкие из этих форм — крутостенные с узким дном, на ширину потока, — каньоны, или теснины. Если склоны или дно долины на больших участках ступенчаты, то такая долина называется террасированной.
      Внешний вид вершины, как правило, находит отражение в названии. Пик, купол, игла, зуб, башня, пирамида, рог, конус, столовая гора. Эти названия, звучащие по-разному на разных языках, дают ясное представление о конфигурации вершин и не нуждаются в дополнительных объяснениях. Однако на Памире и Тянь-Шане многие значительные вершины независимо от формы называют пиками. В Сибири снежные вершины часто называют белками, а скальные — гольцами.
      Гребень — линия стыка противоположных склонов горы или хребта. Гребень возникает как раздел между зарождающимися долинами, эрозионными ложбинами стока и бороздами. Гребни могут быть острыми, скругленными (увалы) и зазубренными (пилы). Вторичный гребень, отходящий от главного, называют ребром; неявно выраженный гребень или систему коротких скальных выступов на крутом склоне — контрфорсом.
      Седловина — понижение гребня между двумя вершинами. Часто такое понижение используется как наиболее удобный путь для преодоления хребта и именуется перевалом. Часть гребня, соединяющая вершины или крутые выступы па нем, называется перемычкой. Она может быть скальной, ледовой или снежной.
      Характеризуя переход от крутого гребня к пологой его части и снова к крутой, применяют определение плечо; резкое увеличение крутизны называют взлетом. Крутые скальные выступы, возвышающиеся иногда на десятки метров над гребнем, известны под названием жандармов. Предвершина — это массивное поднятие гребня вблизи вершины, немного уступающее ей по высоте.
      Под склоном понимается боковая широкая часть горы. Рельеф скальных склонов также содержит ряд специфических форм: круто падающий (не менее 60 — 70°) склон образует стену, а участки подобного же характера, но меньшей протяженности альпинисты называют стенками. Иногда на снежных склонах выделяются небольшие участки скал — острова.
      Кулуары — углубления на склоне, возникающие под действием текущей и падающей воды. Они достигают ширины нескольких десятков метров, простираются часто на всю высоту склона и в зависимости от времени года и ландшафтных условий могут быть заполнены снегом, фирном и льдом. Кулуар — естественный путь схода камнепадов и лавин. Дно кулуара часто прорезано желобом.
      Осыпь — 'Скопление обломков горных пород, чаще всего под кулуарами. Различают крупные, мелкие и средние осыпи. Иногда подобные скопления обломков рыхлой породы (песок, щебень), а также лавинного снега у основания желоба называют в соответствии с формой конусом выноса (лавинным конусом).
      Рельеф крутых скальных склонов и контрфорсов также выражен специфическими формами: скалы обычно рассечены трещинами, различаемыми по простиранию на горизонтальные, вертикальные и наклонные. Если трещина позволяет ввести в нее пальцы рук или носок ботинка, ее именуют щелью, а когда входит одна конечность — расщелиной. Самые широкие трещиноподобные, расположенные вертикально элементы скального рельефа, в которых человек может поместиться целиком, известны под названием каминов. Они могут подниматься на десятки метров и превышать по ширине человеческий рост. По мере углубления в скалу камин обычно сужается. В каминах нередко встречаются пробки — прочно заклинившиеся обломки скал. Они, как правило, преграждают путь, но могут быть использованы как точки опоры и страховки.
      Монолитный, с малым количеством неровностей участок скал носит наименование плиты. По характеру поверхности плиты мо-I ут быть ступенчатыми, черепицеобразными и т. п.
      Ступенчатые участки на скальных склонах в зависимости от размеров и возможностей использования называют уступами (выемка, небольшая ступенчатая неровность в скале, на которой можно стоять, опереться рукой, но нельзя обхватить ее), полками, балконами, террасами. На полку можно встать ногами, на балконе можно сидеть, а терраса позволяет установить палатку.
      Нависающий над склоном участок скал, не проходимый без специальных средств, называется карнизом. Фрагмент скального рельефа, позволяющий набросить на него страховочную веревку, именуют выступом. Пересекающиеся между собой плиты образуют внутренний угол (когда стенки сходятся внутрь скалы) или наружный угол.
      Самыми мелкими элементами скального рельефа остаются зацепки — небольшие (1 — 5 см) неровности поверхности скал, за которые можно удержаться пальцами или опереться на них. В последнем случае их часто называют опорами.
     
      3. ЛЕДНИКИ
      Ледник — естественное скопление льдов атмосферного происхождения, обладающих самостоятельным движением. Именно это движение и есть главная особенность ледника. Важнейшее условие существования ледника — преобладание количества твердых атмосферных осадков над их испарением и таянием. Ледники аккумулируют и временно изымают атмосферную влагу, испаряющуюся с поверхности планеты, и возвращают ее в виде талых ледниковых вод. Горный ледник имеет область питания (фирновый бассейн) и область абляции (убыль льда и фирна в результате таяния, испарения и механического расхода). Массы снега на склонах и полях под влиянием периодического подтаивания, движения водных паров в толще, давления верхних слоев на нижние сначала переходят в состояние фирна, затем в мутный рыхлый фирновый лед и в конце концов превращаются в голубой прозрачный глетчерный лед. Под действием силы тяжести обладающая достаточной пластичностью масса льда начинает двигаться, образуя то, что мы называем ледником. В естественных условиях летнего периода между областью питания, где приход больше расхода, и областью таяния, где расход больше, располагается уровень нулевого баланса, делящим ледник на снежные склоны и плато в верхней части и свободный от снега язык в нижней. Конец языка обычно имеет форму грота, из которого вырывается бурный поток. Иногда в верховьях ледника возникает сброс на снежном склоне. В нижней части он имеет стенку откола фирна, а вверху — трещину.
      Размеры, конфигурация и условия формирования ледников весьма разнообразны. Гляциология различает следующие основные формы ледников.
      Покровные ледники, полностью скрывающие неровности ложа, характерны для материкового обледенения (Гренландия, Антарктида). Однако на отдельно стоящих горах вулканического происхождения, когда бассейн питания расположен на центральной, наиболее высокой части ледника, он растекается отдельными радиально расположенными ледниками (Эльбрус).
      Долинные ледники — самый распространенный вид горных ледников. Снежный амфитеатр {цирк, санктуарий), иногда усложненный серией каров, служит областью накопления снега; ниже лед сползает, заполняя все днище долины и образуя линейно вытянутое тело. Если ледник сливается из нескольких притоков, его называют сложным. Именно к долинным относятся самые длинные ледники горных стран.
      Висячие ледники очень часты в горах. Они заполняют углубления крутых склонов, имеют обычно малый по длине и площади язык и относительно быстро меняют форму. Часто нависающий над долиной язык служит источником обвалов.
      Каровые ледники близки к предыдущему типу. Занимают естественные или ими же образованные ниши (чашеобразные углубления в привершинной части горы) или мульды (корытообразное углубление на склоне, открытое в сторону долины).
      Возрожденные ледники образуются из обломков долинных или висячих ледников, когда тело последних на крутых перепадах ложа переламывается и обрушивается отдельными глыбами вниз. Глыбы скапливаются и смерзаются, образуя вновь движущийся ледник.
      Переметный ледник делится на два потока, сползающих по самостоятельным ложам, при общем бассейне питания.
      Движение ледников — это частично скольжение, а частично вязкое течение, которое может быть названо пластическим скольжением. Толщи ледника, близкие к поверхности, остаются сравнительно жесткими; внутренние и донные части, находящиеся под сильным давлением, более пластичны. В результате вся масса деформируется по направлению движения, ее форма приспосабливается к рельефу долины, принимая очертания языка.
      Ледниковое тело характеризуется сложным рельефом. Изменения в направлении движения ледника, резкие перегибы ложа вызывают напряжения, превосходящие пластичность льда. В результате возникают трещины различных форм и размеров, местные дислокации ледяной массы, расчленяющие ее поверхность. Воздействие текущей воды, а также таяния тоже оставляет свои следы на рельефе ледника (рис. 2).
      В верховьях ледника, на границе между неподвижным ледовофирновым покровом и отрывающимися массами льда, которые дают начало двигающемуся леднику, возникают подгорные трещины — depeuLpyndbi. Они пересекают склоны цирка на очень большом протяжении, меняя свое место и размеры. Для берг-шрундов характерно превышение верхнего края трещины над нижним, достигающее в отдельных случаях порядка нескольких метров.
      На резких перегибах ложа образуются поперечные трещины. На выпуклых перегибах они расширяются вверх, на вогнутых — вниз. Такие трещины могут простираться на всю ширину и толщину ледника.
      Там, где ложе ледника имеет выступы или перегибы, в его поперечном сечении возникают продольные трещины. Расширение ледникового ложа вызывает расхождение массы ледника в стороны. Здесь также возможны продольные трещины. На участках крутых поворотов ледника, на его внешней по отношению к повороту части, появляются лучеобразно расположенные радиальные трещины, расширяющиеся к периферии. Отдельные округлые выпуклости ложа могут быть причиной крестообразных трещин.
      В бортовых участках ледника или при перегрузке льда моренным материалом, когда пластичность льда уменьшается, а сила трения создает градиент скорости течения по ширине ледника, развиваются боковые трещины скалывания, сужающиеся по мере удаления от берега и расположенные под углом 30 — 45° к оси ледника. Они имеют обычно извилистые края, неровные и бугристые поверхности стенок.
      Ледопады представляют собой сплошную хаотичную систему трещин растяжения и скалывания и одновременного обрушения больших глыб расколовшегося льда. Как и поперечные трещины, они возникают на резких перегибах и сбросах с перепадом высот в десятки, а порой и сотни метров. На ледопаде при углах наклона больше 20° площадь, охваченная разрывными нарушениями, оказывается во много раз больше монолитной массы льда. Похожее на ледопады хаотическое разрушение ледника иногда возникает в месте его слияния с впадающими в него притоками.
      Отдельные, причудливых форм глыбы льда, достигающие громадных размеров, носят название сераков, иногда очень неустойчивых. В зависимости от состояния и количества снега на леднике трещины могут быть закрытыми и открытыми (рис. 3). Постоянная деформация трещин и неравномерное таяние снега приводят к появлению над трещинами перемычек — тонких ледяных пластин, соединяющих по диагонали стены широкой трещины, или снежных мостов.
      На границе ледника и его бортов происходит активное таяние, и в этой зоне образуются ложбины, углубляемые водяными потоками. Это — рант клюфт, краевой зазор, краевая трещина.
      На поверхности ледника и в толще его непрерывно течет вода. Там имеется — скрытая от наших глаз — целая система полостей и тоннелей, свободных или заполненных водой. Стекая по трещинам, вода промывает во льду глубокие, иногда на всю толщину, ледниковые колодцы. Этому способствуют и перемещающиеся вместе с водой камни из моренных отложений. Если такие колодцы образуют сферические полости, то поток воды, закручиваясь, производит характерный шум, позволяющий назвать их ледниковыми мельницами.
      Бывает, что накопившаяся в ледовых полостях вода прорывается и служит причиной мощных грязекаменных потоков — гляциальных селей. Весьма запоминающийся фрагмент ледникового ландшафта — кальгаспоры («снега кающихся»). Эти наклонные иглообразные пирамиды, формирующиеся под влиянием непрерывного таяния перевеянного снега, превратившегося в фирн, иногда значительно превышают рост человека и могут стать серьезным препятствием при движении по леднику. Кальгаспоры — атрибут высоких гор (Памир) и низких географических широт.
      Лежащие на поверхности ледника мелкие камни, нагреваясь иа солнце, углубляются в лед и создают заполненные водой ледяные стаканы. В то же время большие глыбы или камни образуют тень, и лед, протаивая кругом, оставляет ледяную ножку или подпорку. Так возникают очень эффектные, но недолговечные ледниковые грибы и столы.
      Продукты выветривания — обломки скал различных размеров, вплоть до гигантских многометровых отломов, — постоянно падают с окружающих склонов на ледник и перемещаются вместе с ним. Выпахивая свое ложе, ледники разрушают выступы скал, перетирают горные породы. Сглаженные и обработанные ледником обломки размером свыше 15 — 20 см называют валунами.
      Рис. 4. Образование морен:
      1 — бокопая. 2 — фронтальная (конечная); 3 ~~ срединная, 4 — донная. 5 — внутренняя, б — покровная; 7 — моренный карман
      Весь транспортируемый и откладываемый ледником обломочный материал образует морены (рис. 4). По условиям образования различают несколько видов морен. Общим термином покровная морена называют сплошной каменный покров конечной части ледникового языка, образовавшийся в результате слияния срединных и боковых морен. Нередко эга морена покрывает сплошным слоем ледник задолго до конца языка.
      Боковая морена — скатившиеся со склонов обломки породы, располагающиеся по краям ледника в виде продольных гряд. Эти обломки с течением времени цементируются в сплошную массу, образуя увалы и острые гребни. Углубления между моренами и основным склоном называют моренными карманами. Провалившиеся или втаявшие в толщу ледника, перемещающиеся вместе с ним обломки составляют внутреннюю морену.
      Скопление обломков породы, проникших под ледник через сквозные трещины, а также оторванные от ложа куски породы называют донной мореной. Срединные морены образуются из совмещающихся боковых морен при слиянии ледников. Число подобных образований зависит от количества притоков. На многокилометровых памирских ледниках их поверхность на значительном расстоянии несет на себе ярко выраженные полосы срединных морен.
      Когда ледник разделяется большим выступом ложа (нуната-ком), а затем снова сходится, обтекая его, как остров, то обломочный материал с нунатака также образует срединную морену.
      Транспортируемый материал накапливается по мере таяния ледника в конечшой и боковых частях языка. Отступая, ледник оставляет много обломков. Гряды, пересекающие долину дугообразными валами ниже конца ледника, называются конечными или фронтальньши моренами; они указывают положение максимального развития или длительной остановки ледника.
      Холмистый р-ельеф между конечными валами именуется основной мореной. Гряды по бортам долин, отмечающие боковые границы отступившего ледника, называют береговыми моренами. Они зачастую представляют собой гребень причудливой формы, возвышаясь над ледником на сотню метров. На гребнях и склонах больших мофен часто остаются массивные глыбы, слабо связанные с основным конгломератом. При обильных дождях на таких моренах нередки обвалы и оползни.
      Орография в.ысокогорья в значительной степени связана с эрозионной деятельностью ледников, занимавших ранее значительно большую' площадь. Типичная горная долина в результате выпахивания ложа и склонов движущимся ледником имеет вид корыта и называется трогом.
      Выше уже упоминалось о карах — раковинах, окруженных амфитеатром горных склонов. Кары иногда заполнены ледниками, но иногда и залиты водой, образуя каровые озера.
      Иногда у края ледника встречаются бараньи лбы — сглаженные льдом скальные выступы. Чаще всего они обнажаются под крутыми отступающими языками. Крупные участки бараньих лбов называют курчавыми скалами.
     
      4. СНЕГ И ФИРН
      Восходящие по склонам гор потоки воздуха доставляют снизу вверх влагу, при этом мельчайшие капли воды в верхних слоях тропосферы замерзают, образуя кристаллики льда вокруг какого-нибудь инородного тела (частички пыли, сажи, споры растений и др.). Так возникают снежинки, увеличивающиеся в дальнейшем за счет сублимации и слипания друг с другом. Формы и размеры снежинок бесконечно разнообразны и зависят от многих причин; в их числе немалое значение имеет температура воздуха, при которой снежинки рождаются, и изменение этих условий на пути снежинки к поверхности земли.
      Снег поразительно изменчив. Постоянно и быстро меняются физические свойства снега: плотность, теплопроводность, пористость, влажность, скорость распространения звука и т. д. Меняется, трансформируется решительно все, вплоть до структуры, формы, размеров снежинок, их связанности между собой. Плотность снега меняется от 0,01 до 0,7 г/см3. При дальнейшем увеличении плотности снег превращается в лед, в корне отличающийся по свойствам от своего предшественника и достигающий плотности 0,986 г/см3.
      Уникальные свойства воды, снега, льда объясняются тем, что эти вещества существуют совсем близко от тройной точки фазовых переходов (газообразная фаза, жидкость, твердое тело).
      Снег есть совокупность очень многих частиц, взаимодействующих друг с другом. Форм снежинок огромное количество, и все они не идеальны. В 1984 г. была разработана международная классификация снега (рис. 5). Атмосферные снежинки в ней разделены на 10 больших классов, каждый из которых делится на разновидности. Снежинки атмосферные и составляющие снежный покров неоднородны но форме и размерам. Главная причина богатства форм снежных кристаллов — теплофизические свойства
      их образования, роста, метаморфизма. При определенных услощи-ях Онежинки испаряются без таяния. Испаряются снежинки, летящие в воздухе, лежащие как на поверхности, так и внутгри снежного покрова. Мелкие частицы, лежащие внутри слоя, испаряются быстрее крупных. Испарение происходит по каналам — норам. Но в снежном покрове норы невелики. При испарешии мелких снежинок поры очень быстро насыщаются влагой, и начинается обратная кристаллизация пз пара. Процесс протекает односторонне — растут только крупные частицы, и вещество как бы перегоняется из мелких снежинок в крупные.
      Чем тоньше ледяное образование и чем больше кривизна его поверхности, тем быстрее оно испаряется. Время исчезновешия выпуклости и выступов ледяных частиц протекает относителъно быстро. На вогнутых поверхностях процесс развивается иначе. Кри
      визиа их обратная, н испарение заменяется кристаллизацией. Пар, стекая с кончиков лучей снежных звездочек, кристаллизуется в их углублениях. Ядра снежинок становятся крупнее и массивнее, кристаллы меняют свою форму. Кристаллизуется пар и в местах пересечения лучей разных снежинок-звезд. Звезды смерзаются. Между снежинками образуются все более и более прочные связи. Снег твердеет.
      Многое зависит и от изменения температуры в толще снежного покрова. Обычно в нижних слоях, прилегающих к груыту, температура зимой выше, чем на поверхности. Поэтому пар устремляется снизу вверх. Низ снежного покрова разрыхляется, и образуется глубинный иней (глубинная изморозь), а вверху, где кристаллизуется поступающий снизу пар, возникает уплотненный слой, называемый часто снежной доской. Появление глубинной изморози на горных склонах — грозный предвестник лавинной опасности.
      Со временем любой снежный покров полностью меняет свою структуру. Он становится более крупнозернистым. Радикально изменяется форма зерен.
      Фирнизация — превращение обычного снега в фирн, т. е. в нлотную среду, состоящую из ледяных комочков и зерен, ничего общего не имеющих с первоначальными кристаллами снега. Плотность фирна может быть от 0,35 до 0,8 г/см3. Фирн образуется на ледниках, так как именно на них направление силы тяжести и внутриснежной миграции пара, как правило, совпадают. Эта принципиальная особенность метаморфизма ледникового снежного локрова стимулирует рост ледника. Фирн — закономерная переходная стадия между снегом и льдом. Постепенно уплотняясь, фирн переходит в лед.
      До сих пор не найдены способы надежного определения твердости снега, однако можно применить классификацию, определяемую подручными средствами:
      Класс 1. Очень мягкий снег — проникает четыре пальца
      Класс 2. Мягкий снег — проникает один палец
      Класс 3. Твердый снег — проникает карандаш
      Класс 4. Очень твердый снег — проникает нож
      Метаморфизму снега способствует ветер. Ветры уплотняют поверхность снега на склонах, создавая ветровой наст, сдувают его с наветренных участков, образуют карнизы и подкарнизныс снежные скопления. Динамика ветра и снега будет рассмотрена при освещении вопросов образования лавин.
      Снег поглощает и отражает солнечные лучи, т. е. прямую солнечную радиацию. Коэффициент отражения солнечной радиацг (альбедо снега) очень велик. Для плотного чистого снега он н ходится в пределах 0,85 — 0,95, т. е. почти вся энергия солнечш радиации, падающая на снег, им отражается и большей часть уходит безвозвратно в космос. Это приводит к значительному охлаждению территории.
      Снег отражает солнечные лучи не как зеркало, расположенное горизонтально, а как матовая поверхность, равномерно рассеивающая свет во все стороны.
      В летнее время в горах чаще встречаются размякший, липкий снег, температурный наст, смерзшийся фирн, слегка влажный мягкий снег после непогоды, в зимнее время — ветровой наст, пескообразный сухой, морозный снег, наметенные ветром из мучнистого порошкообразного снега участки, пушистый свежевыпавший снег. Зимние структуры снега более трудны для преодоления и лавиноопасны.
      В высоких горах летний снег часто напоминает зимний. Зимние метели и снегопады покрывают снегом склоны, гребни, ущелья. Больше всего снега скапливается в кулуарах, на поверхности ледников, заполняющих дно ущелий. Он засыпает ледовые кулуары, покрывает гладкие скальные и ледяные склоны, лавинными конусами заваливает широкие бергшрунды и рантклюфты, перебрасывает снежные мосты через ледниковые трещины. В то же время снег таит в себе всевозможные опасности. Многие склоны становятся лавиноопасными, вершины скальных гребней могут стать непреодолимыми из-за снежных карнизов. Ледниковые трещины, засыпанные снегом, замаскированы, в них легко провалиться.
      Важная для альпинистов особенность снега — его способность смерзаться при резком уплотнении, например при уплотнении его ногой. Это качество наиболее заметно при температурах снега, близких к 0°.
      Снегопады разнообразны — ют редкого неторопливого снежка, образующего несколько сантиметров снежного покрова, до катастрофических снегопадов — ’«снежных ливней», когда толщина снежного покрова возрастает порой не на один метр. Длительность снегопадов может достигать нескольких дней. События в Сванетии зимой 1987 г., когда погребенными под слоем снега оказались строения высотой до 7 м, — редкое, но не исключительное явление.
      Как правило, в горах снега всегда намного больше, чем на окружающих равнинах, так как за счет высоты все процессы образования осадков вообще и снега в частности здесь более активны. А понижение температуры воздуха с высотой увеличивает
      долю снега в общей годовой сумме осадков. Снег на склонах накапливается не только во время снегопадов, значительная часть его переносится ветром с наветренных склонов на подветренные.
      Высокие горы покрыты вечными снегами. Количество твердых осадков по мере подъема над уровнем моря увеличивается, ибо с подъемом воздух охлаждается. Но на некоторой высоте насыщение воздуха водяным паром уменьшается, вызывая уменьшение и количества осадков. На очень большой высоте (порядка 10 000 м), где воздух содержит очень мало водяных паров, осадки не будут выпадать совсем. Расход же твердых осадков (абляция) по тем же причинам будет уменьшаться с высотой непрерывно. Уровень, иа котором расход будет равным приходу, называют снеговой линией, т. е. границей, где на пезатененных поверхностях приходно-расходный баланс равен нулю. Эта линия совпадает с понятием нижней границы хионосферы — снежной сферы Земли. Верхняя ее граница — высота, на которой осадки вообще не выпадают.
      Уровень снеговой линии зависит от широты местности, экспозиции склонов по отношению к странам света, направления господствующих воздушных течений, близости к крупным водным бассейнам, подробностей орографии и некоторых других климатических факторов. Так, в полярных областях она опускается до уровня моря, а в Африке, на склонах Килиманджаро, достигает высоты 5000 м. Языки ледников часто спускаются ниже снеговой линии.
      Вечные снега, покрывающие горы выше снеговой линии, под действием собственной тяжести, ветра и солнца образуют своеобразные формы рельефа. Заснеженные склоны небольшой крутизны составляют снежные поля. Большие, почти горизонтальные участки именуют снежными плато, а если они имеют форму впадины или котловины, то мульдами. Снежная поверхность редко бывает ровной. Невысокие грядки переметного снега, перпендикулярные направлению ветра, замерзают и превращаются в заструги. На подветренных сторонах снежных гребней возникают консольно нависающие снежные карнизы, достигающие значительных (нескольки метров) размеров. Под большим карнизом вследствие завихрения воздуха часто образуется характерная ниша-карман (рис. 6).
      Иногда в горах ниже снеговой линии можно наблюдать скопления снега, сохраняющиеся в течение части или всего теплого времени года, после того как устойчивый снежный покров уже сойдет. Их называют снежниками. Они — -промежуточная форма между снежным покровом и ледниками. При увеличении снежности они превращаются в ледники, при уменьшении наследуют те места, где лежали ледники. В снежниках сохраняются погребенные ледяные ядра и корки, а также обтаявшие крупные и мелкие глыбы снега. По генезису все снежники делятся на две группы — навеянные н лавинные (остатки лавинных конусов).
      Если рассматривать снег как единое вещество, то его механические характеристики (плотность, прочность, внутренняя структура и пр.) чрезвычайно разнообразны, нестабильны, не поддаются точному измерению. Многочисленные внешние факторы: температура, ветер, качество подстилающей поверхности, разнородные прослойки, метаморфические и обменные процессы, происходящие в толще покрова, — могут радикально изменять свойства снега. Высотный порошкообразный снег, сползающий при каждом шаге, мокрый формирующийся зернистый снег, твердый непробиваемый наст и множество других характерных для данной высоты, погоды и времени суток типов снега не оставляют в эгом сомнений. Поэтому для того, чтобы эффективно организовать движение по снегу, обеспечивать надежную страховку, альпинист должен непрерывно накапливать опыт.
     
      5. ЛАВИНЫ
      Лавинами называют пришедшие в движение и низвергающиеся с гор снежные массы. Твердый сток влаги со склонов неизбежен, поэтому в большинстве горных районов с устойчивым снежным покровом неизбежны и лавины.
      Снежные лавины — одна из могучих сил природы. Они переносят не только снег, но и куски скал, почву, обломки деревьев.
      Подавляющее число лавин сходит в незаселенных и редко посещаемых человеком местах. Но современное активное пронижнове-ние человека в горы в спортивных и иных целях, особенно зимой, делает встречи с лавинами довольно частыми, иногда с трагическим исходом.
      Лавина — результат действия силы тяжести. Если выделить определенной формы элемент (предположим, куб) снежно® тол-щн, лежащий на склоне, то, рассматривая его равновесие шо законам механики, можно установить следующее: составляпощая силы тяжести, направленная параллельно склону, стремится сдвинуть куб вниз. Эта сила тем больше, чем больше масса снега и его плотность. Но существуют силы, противодействующие этой составляющей; механическое сцепление с нижележащим слоем снега или поверхностью грунта, естественная сила трения, зависящая от тяжести, подпирающая сила снега, лежащего ниже по склону, и удерживающая сила сцепления с вышележащим снегом. Последние силы называют контурными. Помня необычайное разнообразие механических свойств снега и их малую стабильность, можно представить себе и многообразие условий, пторож-дающих лавины, и особенности таких «спусковых механизмов», которые позволяют силе тяжести преодолеть удерживающие силы.
      Пока остается неизвестным, какой из описанных механизмов реализуется чаще и какие условия необходимы, чтобы началось движение лавины. Однако часто достаточно совсем небольшой нагрузки, какой может оказаться тяжесть человеческого тела, чтобы изменить устойчивое состояние покрова снежного сжлона. Только опыт, знание особенностей гор и предусмотрительность альпиниста могут помочь заранее определить лавииоопаюность того или иного участка рельефа, выбрать более безопасный путь.
      Для человека опасна даже совсем небольшая лавина. Известен случай, когда сошедший слой толщиной 20 см, размером 3X3 м убил человека. Совсем маленький обвал (всего 5 м3 снега с плотностью 0,2 т/м3), мчащийся со скоростью 10 м/сек, будет эквивалентным тому, как если бы на вас наехала машина со скоростью 30 км/час.
      К тому же следует принять во внимание, что, например, пылевидные лавины мчатся по склонам со скоростью, достигающей 450 — -500 км/час. Скорость грунтовых лавин из мокрого снега — 60 — 120 км/час, лавин из сухого снега — 160 — 200 км/час. Вес 1 м3 снега в зависимости от его плотности равен: сухого пушистого — 30 — 60 кг, мокрого свежевыпавшего — 60 — 150, осевшего свежевыпавшего — 200 — 300, снега метелевого переноса — 200 — 300, осевшего сухого старого снега — 200 — 500, сухого фирна — 500 — 600, мокрого старого снега — 600 — 800, мокрого фирна — 400 — 800, глетчерного льда — 800 — 960 кг.
      Приведенные цифры дают представление о величине сил, действующих на человека, попавшего даже в маленькую лавину в несколько кубических метров. Достаточно вспомнить, что оползень размером 25 — 30 м при толщине 20 см равен в объеме 100 м3 и весит 20 — 30 т.
      Сила тяжести вполне может характеризоваться толщиной снежного покрова; при равновесии сдвигающих и удерживающих пласт сил эта толщина называется критической. Она, безусловно, будет зависеть как от свойств выпавшего и метаморфизованного снега, так и от крутизны склона.
      Лавины могут сходить со склонов крутизной более 25°, а в особых случаях — и 15 — 20°. Со склонов круче 60° снег осыпается не задерживаясь. Необходимо также помнить, что толщина снежного покрова зависит не только от интенсивности и продолжительности снегопада, но и от метелевого переноса.
      Общая лавинная опасность возникает в результате сильных снегопадов, сменяющихся теплой погодой. После выпадения снега 30 — 40 см и более при последующей хорошей погоде до уплотнения снега выходить в высокогорную зону не следует.
      Ориентация склонов также имеет значение. Почти 90% сходов лавин приурочены к теневым склонам в секторе северо-запад-восток-юго-восток. Определенное сочетание этих процессов и напряжений в конце концов может привести снег в неустойчивое состояние и к возникновению лавин (рис. 7).
      Снег срывает со склона только одна сила — сила тяжести, когда ее составляющая, параллельная склону, превышает сумму сил, удерживающих снег на склоне. Достигнув какого-то критического предела, медленное протекание процессов, медленное течение снега скачкообразно переходит в бурный лавинный поток. Как показано на рис. 8, на некотором расстоянии от гребня сжлона в снежном покрове образуется линия отрыва. За нею нашивается зона беспорядочного схода нижележащего снега, увлекающего за собой все новые снежные массы по пути следошания, называемая зоной ipamina. Масса низвергающихся комьеш снега с воздушными промежутками между ними называется лшвин-ным телом.
      У выхода в долину склон становится положе, и скоростгь лавины уменьшается. Горы снега нагромождаются в виде лаезинно-го конуса или выноса. Начало и конец движения типичны почти для всех лавин, но сами лавинные потоки существенно отличаются друг от друга в зависимости от крутизны, протяженности и формы склона, состояния снега, других обстоятельств.
      Конечно, на условия равновесия существенно влияют и (форма продольного профиля склона, и расположенные на нем естественные препятствия.
      Прогнозирование схода лавин после свежего снегопада по критической толщине затрудняется еще и тем, что силы сцепления, внутреннее трение и контурные силы, меняющие свою величину на протяжении снегопада, могут быть оценены весьма приблизительно. Однако в современном лавиноведении разработан ряд методик, позволяющих с привлечением статистических данных и учетом метеорологических факторов довольно tohhoi прогнозировать лавинную опасность при обильных снегопадах для конкретных участков местности в горных районах. В частности, известен метод критических ситуаций, устанавливающий пороговые показатели. Нижний порог — это крайнее значение, ниже которого лавины никогда не возникают, а верхний порог — за которым лавины возникают всегда.
      Но бывает, что срывается лавина и без нарастания снежного покрова, как бы неожиданно. Причиной оказываются те преобразования в толще снега, которые уменьшают силы, удерживающие его на склоне. Снежная толща непрерывно подвергается интенсивной метаморфизации вследствие многообразных тепло- и вла-гообменных процессов. Испарение и сублимация в сочетании с механическим уплотнением (оседанием) радикально преобразуют структуру толщи снега, меняя его прочность и другие физико-механические показатели. В результате свежевыпавший снег начинает изменяться сразу же после отложения на поверхности склона.
      При некоторых условиях, например, возникают слои глубинной изморози, характеризующиеся полыми, угловатыми кристаллами размером до 8 — 10 мм в поперечнике. В таком слое силы, удерживающие снег на склоне, уменьшаются и при критической величине могут стать причиной «неожиданного» схода лавины. Могут возникнуть и другого характера прослойки, приводящие к тем же результатам, особенно при чередовании снегопадов с «безосадочными» периодами. Пока прогнозирование лавин, связанных с метаморфизацией сухого снежного покрова, весьма проблематично.
      Кроме описанных выше метаморфических процессов в снежном покрове вследствие зимних оттепелей, прогревания снега на солнечных склонах, весеннего потепления возможно чередующееся таяние и замерзание. В результате проникающая в толщу вода меняет механические свойства снега. Плотный тяжелый снег, рождающийся от взаимодействия с водой, служит источником мокрых или влажных лавин. Они разнообразны и весьма опасны.
      Причиной появления воды в толще снега может быть и теплый воздух над снежным покровом, вызывающий так называемое адвективное таяние, и солнечное излучение, заставляющее снег подтаивать на освещаемых склонах даже при отрицательной температуре воздуха (последнее называют радиационным таянием), наконец, и обычный дождь, приносящий в снег не только влагу, но и тепло.
      Метаморфизм таяния-замерзания превращает все известные структурные элементы снежной толщи — снежинки, зерна, кристаллы глубинной изморози — в однородную крупнозернистую массу. Динамика этих процессов очень причудлива и зависит от множества как внешних, так и внутренних факторов. Возникают водонепроницаемые прослойки — корки и горизонты уплотненного снега, усложняющие пути движения влаги в снежной толще, которые влияют как на силы, удерживающие снег на склоне, так и на силы, стремящиеся его сдвинуть.
      Мокрые тяжелые лавины бывают реже, чем возникающие во время снегопадов и метелей, но суммарный объем этих лавин может быть больше объема всех остальных, так как мокрые лавины обычно срывают весь снег до грунта, неся с собой много камней и другого материала, захваченного по дороге, что делает их особенно опасными.
      И хотя прогноз мокрых лавин очень затруднен, тем не менее сильный дождь, глубокая оттепель среди зимы, бурное таяние весной — неоспоримые предвестники мокрых лавин.
      Изложенные выше соображения позволили известному советскому лавиноведу Г. К. Тушинскому предложить классификацию лавин по состоянию образующего их снега.
      Сухие (пылевидные) лавины возникают из свежевыпавшего или перевеянного метелью снега, а также от уплотненных ветром снежных досок и скоплений сухого фирна. Образуются они как во время снегопада, так и после него в результате накопления масс снега, слабо сцепленного со склоном. Непосредственной причиной схода лавины могут служить также внешние воздействия: падение карниза, камня, подрезание склона альпинистом или лыжником, внезапная перемена ветра, грозовой разряд. Лавина из сухого снега сопровождается облаком тончайшей снежной пыли, иногда достигающим огромных размеров. Увлекая за собой воздух, особенно при падении с отвесных участков, она вызывает мощную ударную волну, разрушительная сила которой не менее страшна, чем сама лавина. Человек, попавший в сухую лавину, даже если ему удастся избежать срыва, может задохнуться в снежной пыли
      Влажные лавины из свежего снега, падающего при положительных температурах, комкообразны и почти не пылят Такие лавины а большинстве случаев сходят из-за перегрузки склона массой снега или механического воздействия камней, движущихся людей и т. п
      Если фирново-снежный склон пропитывается водой, то возникает плотная влажная фирновая лавина. Такие лавины особенно часты весной, когда проникающая в толщу фирна влага служит как бы смазкой между плотными слоями фирна. Наиболее мощные весенние лавины, очищающие склоны до самого грунта, носят название грунювых. Лавина из влажного и мокрою снега особенно опасна своей тяжестью (плотность до 800 кг/м'5) и способностью быстро смерзаться. Попавший в нее человек практически лишен возможности самостоятельно выбраться.
      Редко кто видел момент возникновения лавины. Его представляют большей частью по следам, оставленным на снежном склоне. Таким образом установлено, что лавины возникают либо «из точки», когда нарушается устойчивость очень малого объема снега, либо «от линии», т. е. в результате отрыва значительного по площади и объему пласта снега. Первый случай характерен для лавин из рыхлого снега, второй — из снежных досок (рис 9)
      Лавина из снежной доски или лавина от линии начинается в результате нарушения устойчивости значительного по площади и объему пласга снега. Она начинается с образования трещины и дальнейшего растрескивания снежного покрова. Трещины распространяются с большой скоростью, часто с треском. Чтобы снежная доска сошла в виде лавины, вся она должна быть опоясана трещиной. Верхняя часть такой трещины называется линией или ступенью отрыва. Слева и справа образуются боковые или фланговые трещины (ступени). В нижней части трещина образует подгорную ступень.
      Растрескивание снежной доски — только видимый результат других механизмов, действующих в момент потери снежной доской устойчивости. Снежная доска, лежащая на склоне, всегда напряжена. В зависимости от формы подстилающей снег поверх-носш, ее микрорельефа, толщины снежного покрова, контура и толщины подстилающего ослабленного горизонта в доске возникают зоны сжатия и растяжения. Может быть, по крайней мере, три варианта механизма нарушения устойчивости. При первом — снежная доска сначала сдвигается по плоскости ослабленного слоя, а уже потом образуется линия отрыва, подгорная и боковые трещины. При втором — сначала образуется трещина на линии отрыва и лишь затем — сдвиг доски по ослабленному слою. При третьем — снежная доска проседает на ослабленном горизонте, сминая и разрушая этот слой. В это же время образуются опоясывающие ее трещины, а потом начинается движение.
      Лавинное тело может скользить, лететь, катиться и даже прыгать, меняя характер своего движения от места отрыва до момента остановки, в зависимости от типа первоначально вовлеченного и присоединившегося по пути снега, скорости лавинного тела и геометрии подстилающей поверхности. Скорости лавин колеблются в чрезвычайно широком диапазоне — от 1 до 100 м/сек (движение снега со скоростью менее 1 м/сек рассматривается как сползание). По мере разгона снег деформируется, крошится, обращается в пыль. Лавина, состоящая из мокрого снега, на некоторых участках движения формируется как однородное по виду тело, движущееся как единая масса, а при изменении скорости может сбиваться в округлые глыбы и комья.
      При движении по ровному склону лавинное тело обретает форму выпуклого серповидного вала; двигаясь же по хорошо вырезанному в рельефе руслу, приобретает грушевидную форму с явно выраженной головной частью. Пылевидная лавина воспринимается наблюдателем как облако, быстро летящее вдоль поверхности склона.
      В узких каньонообразпых участках русла глубина (толшина) головной части лавины может достигать десятков метров. На крутых поворотах русла часть движущейся массы «заплескивается» на берег, а со встречающихся по пути обрывов лавина низвергается, как водопад.
      В процессе движения изменяется структура лавинного тела — от сыпучего рыхлого снега и обломков снежных досок до связной текучей консистенции или, наоборот, до пылевого облака.
      В зоне отложения, на пологой части склона, сошедший снег остается в виде лавинных конусов различных размеров и конфигураций.
      Что касается движущейся впереди фронта лавины воздушной волны, то по современным воззрениям это явление связывается с наличием массы сухого свежевыпавшего снега, движущейся но воздуху впереди скользящего снега. Эта масса обладает высокой скоростью, сравнимой со скоростью турбулизованного атмосферного потока, и может вызвать разрушения в радиусе более 100 м
      от конуса выноса сошедшего снега за счет ударной воздушной волны.
      Ориентируясь на характер снега, склонов и условия погоды, можно составить представление о конкретных признаках лавинной опасности. Г. К. Тушинский рекомендует учитывать следующие климато-метеорологические факторы:
      высоту снежного покрова в сопоставлении с крутизной склона (15-градусный склон уже может быть лавиноопасен);
      состояние подстилающей поверхности при вновь выпавшем снеге (возможность возникновения слоев и плоскостей скольжения) ;
      новый высокий снег, способный вызвать незамедлительный сход лавины (толщина слоя более 30 см может рассматриваться как критическая, особенно если снегопад сопровождается ветром);
      тип нового снега (кристаллы в виде тонких ледяных игл формируют легкоподвижный «дикий» снег, лучистые снежинки — материал для лавин из рыхлого снега);
      плотность нового снега в сравнении со средней плотностью, характерной для данного района (большая разница в ту или другую сторону — сигнал лавинной неустойчивости);
      интенсивность снегопада, исключающую возможность оседания и стабилизации (при интенсивности снегопада более 2 см в час следует ожидать падения лавин);
      характер оседания снега как фактор устойчивости снежного покрова (если верхний горизонт выпавшего снега затвердел, а нижний осел, можно ожидать лавин);
      ветер и интенсивность метелевого переноса (сам факт метели следует рассматривать как признак нарастания лавинной опасности) ;
      температуру и ее разностороннее влияние: при температуре, близкой к нулю, и свежем высоком снежном покрове лавины либо сходят сразу, либо за 2 — 3 суток снег оседает и лавины не сходят;
      во время сильных оттепелей или после дождя обычно сходят мокрые лавины; низкие температуры воздуха выхолаживают поверхность, и метаморфические процессы внутри снежной толщи приводят к появлению горизонтов разрыхления, вызывающих сход лавин замедленного действия.
      О лавиноопасности конкретного района могут свидетельствовать многие геоморфологические и геоботанические признаки. Морфология лавиносборов, лавиносбросов и лотков влияет на размеры лавин и частоту их падения. Лавины, зародившиеся в небольших, но крутых бороздах и воронках, незначительны по объему, но падают почти после каждого снегопада и воспринимаются как традиционные. В то же время лавиносборы в форме кароо накапливают в течение зимы большое количество снега, а лавины сходят весной.
      Следы движения лавин в виде параллельных гряд обломочного материала, конусы выноса лавин в виде снежников и лавинной обломочной горной породы (лавинного мусора), лавинные ямы и бугры, сформированные ударами лавины из аллювиального материала, также дают некоторое представление о возможных местах схода лавин и даже об их размерах.
      Густой хвойный лес на склонах — довольно верный признак отсутствия лавин. Лавинный склон характеризуется чередованием ярко-зеленых полос лиственного леса среди темной зелени хвойных древостоев. Зимой вместо зеленых полос видны белые полосы лавинных лотков. Лавины уничтожают прежде всего хвойные деревья, имеющие поверхностную корневую систему, а лиственные породы сохраняются в угнетенном состоянии. Характер травостоя в местах лавинных снежников тоже отличается от основных склонов.
      Безусловную опасность представляют снежные доски на подветренных склонах и подкарнизные склоны. Отрыв и обрушение карниза возможны как следствие сильного ветра, оттепели, фена, так и неосторожных действий альпинистов.
      Продолжая перечень морфологических признаков лавиноопас-ности, следует помнить, что наиболее безопасны широкие долины с террасами на склонах и средняя часть широких ледниковых долин. Ущелья с террасами, наклоненными в долину, способствуют образованию весьма опасных снежных сбросов. В таком ущелье-долине падение лавины с одного склона может спровоцировать такое же явление на противоположном. Особое внимание следует обращать на каналы стока горных ручьев, которые служат естественными лотками для снежных масс, скапливающихся в водосборных воронках.
      Пересекая лесистые склоны, следует остерегаться просек. Летом лавины чаще сходят к полудню, когда снег максимально намокает. В это же время наиболее часты камнепады и обвалы карнизов, влекущие за собой лавины. Нужно помнить, что снег, подтаявший днем на прогреваемых солнцем склонах, ночью смерзается, уменьшая лавиноопасность, а на затененных склонах сухой снег и ночью остается рыхлым и лавиноопасность сохраняется.
      Для человека опасна даже небольшая лавина. Известны случаи, когда обвалы снега объемом всего в несколько десятков кубометров являлись причиной гибели людей. Непосредственными причинами смерти могут быть травмы от ударов посторонних предметов в лавинной массе, удары летящего с лавиной человека о грунт и выступы скал, глубокое охлаждение, истощение, шок и, главным образом, удушье.
      Человек, не задохнувшийся в снежной пыли, оказавшись замурованным в уплотненном снежном завале, в условиях недостатка кислорода, под давлением снежной массы, затрудняющей движение грудной клетки, обречен на гибель. Шансы на спасение имеются практически лишь в случаях, когда помощь приходит быстро, а человек захоронен в снегу неглубоко и не имеет серьезных повреждений.
      Есть только один самый надежный способ спастись от лавины — это не попадать в нее. Для этого надо достаточно хорошо ориентироваться в обстановке на основе определенного объема знаний о лавинах.
      При необходимости прохождения лавиноопасного склона следует выбирать наиболее безопасные участки: гребни, скальные острова, группы деревьев, служащие в какой-то мере ' опорой снежному насту. След прокладывать от одного опорного пункта к другому, если даже это связано с удлинением пути или излишним набором высоты.
      Надо избегать V-образных долин, кулуаров и мест их выходов, мульд, желобов и открытых крутых склонов. Следует использовать менее заснеженные выпуклые формы рельефа (купола, широкие контрфорсы, гребни), организовать страховку на скальных островах, деревьях, копать шурфы до льда.
      На лавиноопасном склоне нужно по возможности идти прямо вверх. Если нельзя избежать пересечения лавиноопасного склона, делать это надо не по нижней или средней части возможной зоны отрыва лавины, а только по ее верхнему краю (рис, 10). След прокладывать несколько наклонный, ибо горизонтальное пересечение склона способствует большему нарушению глубины снежного покрова. Идти строго след в след, плавно, тихо, с надежной страховкой на скалах при пересечении кулуаров.
      Основные правила поведения при лавинной опасности и при попадании в лавину
      1. Участники в группе должны знать методы поисков в лавине и оказания медицинской помощи, технику транспортировки на горном рельефе.
      2. При угрозе лавины во время прохождения лавиноопасного участка руководитель распределяет обязанности среди участников группы на случай срочных поисковых работ,
      3. Каждый должен иметь лавинный шнур.
      4. Перед прохождением лавинного участка рельефа установить на безопасном месте наблюдательный пункт, с которого наблюдатель мог бы проследить за движением каждого участника па всем опасном отрезке.
      5. На опасном участке должно быть не более одного человека (идущего с лавинным шнуром).
      6. Спасательные средства и медикаменты транспортирует замыкающий в группе.
      7. Установить сигнал предупреждения.
      8. Участники идут строго след в след, соблюдая абсолютную тишину п наблюдая за склоном.
      9. Не скапливаться на одном месте. При необходимости идти с интервалом 20 — 100 м.
      10. В случае схода лавины немедленно освободиться от палок, ледоруба, рюкзака и пытаться удержаться на поверхности.
      11. Когда лавина отрывается невдалеке и уйти от нее уже невозможно, закрепиться на месте с помощью ледоруба, палки или любым другим способом. Расположиться по отношению к лавинному телу так, чтобы создать наименьшее сопротивление и попытаться пропустить снег вокруг себя и над собой.
      12. Если лавина оторвалась высоко и есть некоторый запас времени, пытаться с максимальной скоростью уйти с пути лавины к ближайшему безопасному месту и там закрепиться.
      13. Если лавина настигла, главная задача — уберечь дыхательные органы от снежной пыли. Использовать шарф, воротник, капюшон, шапку, рукавицы, наконец, просто ладони и прикрыть нос и рот.
      14. Стараться не потерять ориентацию в пространстве. Если возможно, с помощью рук и ног пытаться вынырнуть на поверхность лавины.
      15. В момент торможения стараться приблизиться к поверхности лавины, пока снег не отвердел. Если возможно — руки держать у лица.
      16. После окончательной остановки лавины всеми способами разрушать ледяную корку, образующуюся на стенках снежной камеры в результате дыхания и тепла тела.
      17. Сохранять спокойствие и силы. Не считать свое положение абсолютно безнадежным и не терять уверенности в своем спасении.
      18. Ни в коем случае не спать. Кричать бесполезно. Следует это сделать только тогда, когда слышны спасатели.
     
      6. ГОРНЫЕ РЕКИ
      Горные реки — могучие артерии, подающие на равнины накопленную в области вечных снегов влагу. Области их питания расположены высоко в горах, у языков ледников. Поэтому режим течения горных рек подчинен суточному циклу интенсивности Iаяния ледников и снега в истоках. После восхода солнца при-юк талой воды возрастает и достигает максимума во второй половине дня (16 — 17 часов) в верхнем течении реки. Этот пик может сдвигаться соответственно расстоянию от истоков. Затем уровень реки начинает снижаться, так как ледники попадают в область тени, и к раннему утру (5 — 7 часов) падает до минимума. В теплые месяцы лета суточные колебания уровня воды в реке могут быть очень значительными — до 1,5 м.
      Суточный цикл и колебания уровня воды могут нарушаться в зависимости от погоды и условий освещения областей таяния. В ясную погоду дневной максимум достигает значительной величины, но после ясной морозной ночи вода резко спадает, местами обнажая дно. В пасмурную погоду, когда разница дневных и ночных температур минимальна, соответственно сокращается амплитуда колебаний уровня воды.
      В годовом цикле следует отметить весенние паводки, вызванные интенсивным таянием снега на склонах (этот период захватывает часть лета), и заметное усыхание рек и ручьев к осени, когда все снежники уже растаяли, а воздух стал холодней. Зимой реки в верховьях часто перекрываются лавинным снегом и дебит воды минимален.
      Мощность течения горной реки по мере удаления от истока заметно меняется. Если в верховьях она допускает пешие переправы вброд, то, наполнившись новыми притоками, уже в среднем течении делает переправы трудными и опасными. Низовья рек, падающих с гор, обычно отличаются от рек, целиком текущих по равнине, низкой температурой воды, характерными колебаниями уровня и скорости течения.
      Дожди и теплые ветры, когда излишки влаги стекают с окружающих склонов, могут независимо от времени суток резко повысить уровень воды и скорость течения, порой до катастрофических размеров.
      Вода горных рек очень холодна. В верховьях ее температура колеблется в пределах 3 — 7°, не прогреваясь даже в относительно мелких местах. Скорость течения достигает 10 м/сек. При такой скорости течения горный поток может сбить человека даже при глубине по колено. Глубина обычно невелика, она увеличивается в теснинах и уменьшается на разливах, где река иногда делится на несколько самостоятельных потоков, разделенных островами.
      Дно горных рек обычно усеяно камнями, частично подвижными, что приводит к постоянным изменениям его рельефа. Русло иногда перегораживают большие скальные монолиты, способствующие возникновению бурунов и водоворотов. Порой лавины, ка-
      менные обвалы и особенно селн могут запрудить реку и повернуть ее в новое русло, часто значительно уклоняющееся от основного.
      Прозрачность воды нарушается большим количеством переносимого аллювиального материала, а после дождей и селей вода становится просто грязной. Быстрое течение по каменистому руслу создает постоянный шум, который может служить ориентиром г темное время, говоря не только о местоположении реки, но и об интенсивности ее течения.
     
      7. КЛИМАТ И ПОГОДА ГОРНЫХ РАЙОНОВ
      Если понимать под климатом определенную совокупность метеорологических состояний для данной местности за длительный период времени, то климат горных районов имеет свои специфические особенности, отличающие его от климата больших равнинных регионов суши.
      Это, во-первых, высокие поднятия земной поверхности, чередующиеся с понижениями, так что возникает определенная вертикальная зональность, несвойственная равнине, и, во-вторых, сложная орография горных хребтов н массивов, препятствующая движению воздушных масс и подчастую кардинально меняющая общие для данного региона метеорологические величины и явления. Говоря о погоде и климате горных стран, приходится кроме общих для районов характеристик учитывать мезо- и микромасштабные явления, как бы накладывающиеся на общерегиональную картину и свойственные лишь данному ограниченному горным рельефом участку.
      Горы определенным образом воздействуют на погоду в окрестностях. Во-первых, благодаря динамическим и термодинамическим процессам изменяется характер циркуляции воздушных масс в значительном слое атмосферы. Во-вторых, возникают периодические региональные условия погоды — системы ветров и облачности, режимы осадков. Эти обстоятельства особенно заметны там, где обширные по высоте и ширине хребты прорезаны глубокими поперечными долинами и перевалами. Кроме того, на местный климат и погоду оказывают влияние различие склонов и их ориентация.
      Не последнее значение имеют также значительные массы снега к льда, действующие как гигантский холодильник. В качестве схемы, объясняющей существование специфических местных климатических условий в ограниченных районах, предлагается условное деление атмосферы в горах на контактирующую с поверхностью рельефа атмосферу склонов (мощностью в несколько сотен метров) и атмосферу долин, а в обширных горных районах и на атмосферу «над горами», за пределом которой остается «свободная атмосфера». Взаимодействие этих слоев атмосферы и формирует климатические условия и погоду для конкретного ограниченного «микрорайона».
      К главным географическим факторам, влияющим на климат гор, относятся: широта, высота над уровнем моря, топография и близость к обширным морским и океанским бассейнам.
      С возрастанием широты уменьшается приход солнечной радиации, а следовательно, падает и средняя температура. Это проявляется в ландшафтных изменениях — снижаются высоты снеговой линии, верхней границы леса и т. п. В связи с различием в суточном движении солнца меняются сезонные значени: суммы солнечной радиации, продолжительности дня, а суточные амплитуды температуры снижаются вместе с широтой.
      В низких и умеренных широтах в горных долинах и на высокогорных плато средняя суточная температура значительно выше, чем на горных вершинах, выходящих за пределы атмосфер:i склонов. От широты зависит также характер атмосферных осадков. В умеренных и более высоких широтах сезон зимних осадков отчетливо выражен и достаточно продолжителен.
      Высота над уровнем моря заметно влияет на основные параметры состояния атмосферы: давление, плотность и относительную влажность. К зависящим от высоты метеорологическим величинам относятся также высотные изменения солнечной радиации, температуры воздуха и скорости ветра.
      По мере увеличения высоты давление воздуха закономерно падает от 760 до 349 мм рт. ст. на высоте 6000 м. На высоте 10 000 м его величина уменьшается в 4 раза по отношению к уровню моря. В той же пропорции изменяются плотность воздуха и, что немаловажно с биоклиматической точки зрения, парциальное давление кислорода.
      Относительная влажность воздуха уменьшается с ростом высоты, но строгую закономерность здесь трудно установить, так как картина может меняться в связи с местными вертикальными движениями воздуха. Иногда дневная циркуляция вверх по долине и по склонам выносит влажный воздух на достаточно высокие уровни. Относительная влажность характеризует содержание водяного пара в воздухе, что, в свою очередь, влияет на такие важные биоклиматические факторы, как радиационный теплообмен и плотность воздуха.
      Солнечная радиация составляет основу всех происходящих в атмосфере теплообменных процессов. Она возрастает с высотой благодаря прозрачности атмосферы и уменьшению облачности. Радиационный баланс зависит также от размеров снежного покрова, обладающего высокой способностью отражения.
      Среднее убывание температуры с высотой составляет около 6°/км в свободной атмосфере. Ночью и зимой градиент может быть обратным в небольших по вертикали слоях инверсий температуры вследствие ночного выхолаживания поверхности и перемещения теплой воздушной массы над более холодной поверхностью. Над склонами горы благодаря местным теплообменным процессам температурный градиент может отличаться от градиента в свободной атмосфере в зависимости от времени суток.
      Влияние высоты на суточный ход температуры воздуха выражается в том, что амплитуда температуры обычно убывает в результате увеличивающегося перемешивания воздуха над склонами с воздухом свободной атмосферы. Нагревание атмосферы может иметь причиной тепло, отдаваемое поверхностью, и скрытое тепло конденсации, освобождающееся при выпадении атмосферных осадков.
      Воздействие гор на ветер и его скорость выражается двумя противоположно действующими факторами: вертикальное сжатие воздушного потока над вершиной вызывает его ускорение, а воздействие трения — замедление. Поэтому на изолированных инках и высоко поднятых а атмосферу хребтах возможны экстремальные скорости ветра.
      Влияние топографии местности на метеорологические элементы многообразно. Так, общие размеры горного хребта, его расчленение и ориентация по отношению к господствующим ветрам воздействуют на крупномасштабные синоптические процессы; относительные превышения рельефа и его форма имеют значение преимущественно для региональных процессов, а угол наклона склонов и их ориентация по странам света формируют местную дифференциацию климата.
      Хребты высотой 4 — 6 км, будучи существенным препятствием для сталкивающегося с ними воздушного потока, образуют как бы естественные климатические разделы, видоизменяя режимы температуры, испарения и прочих физических процессов. Форма и профиль обтекаемых воздушным потоком препятствий возмущают его, вызывая в ряде случаев повышенную турбулентность, а иногда и отрыв потока воздуха от земли и образование вихрей. В некоторых случаях эти возмущения принимают характер стоячих волн, прослеживающихся далеко за хребтом и до значительной высоты, порождая характерные облака чечевицеобразной формы, располагающиеся ярусами (слоисто-, высоко- и перистокучевые). С формой и характером препятствий может быть связано и выпадение осадков.
      Крутизна склонов и их ориентация по странам света непосредственно отражаются на радиационном балансе, условиях испарения, скорости ветра и интенсивности накопления и таяния снега. Совокупность этих факторов формирует местный микроклимат и ландшафтную зональность.
      Воздействие гор наиболее резко выражено, когда фронты перемещаются перпендикулярно препятствию. Возникает так называемый барьерный эффект, деформирующий синоптическую систему, изменяя поля градиента давления, температур и многие другие метеорологические факторы, формируя облака по обе стороны препятствия. Эти же обстоятельства могут вызвать характерные местные ветры (фён, бора и др.), проявляющиеся в горах особенно резко.
      Фон, как правило, следствие переваливающего через горное препятствие воздушного потока, который охлаждается, поднимаясь по наве!репному склону, а затем нагревается, спускаясь по подветренному. Если при подъеме достигается температура конденсации, возникает облачность, образуя резко обрывающуюся над хребтом, длительное время существующую неподвижную облачную стену, и могут выпадать осадки, особенно на наветренных склонах. Опускаясь по подветренным склонам, фёи может размывать облачность атмосферных фронтов и ослаблять осадки.
      В горах известны ветры, имеющие суточную цикличность: горно-долинные ветры. Днем ветер дует вверх по дну долины или вдоль склона (долинный бриз), а ночью — сверху вниз (горный ветер). Некоторые возмущения в эту цикличность может внести неравномерный нагрев по-разному экспонированных склонов. Постоянство цикла горно-долинных ветров часто рассматривается как местный признак устойчивой погоды.
      Для характеристики климата горных стран обычно оценивают еще такие факторы, как температура, ее динамика и аномалии, связанные с инверсиями. Облачный покров над горами, как правило, более мощный и наблюдается чаще, чем над окружающими равнинами. Это объясняется в основном натеканием воздуха на топографические препятствия и конвекцией, связанной с нагреванием склонов. Замедляясь перед препятствием, воздух увеличивает влагосодержание в уже сформировавшемся облаке. Типы облачности в горах определяются преимущественно региональными климатическими условиями.
      Например, разорванно-кучевые облака, образующиеся над южными склонами боковых долин, по мере дневного нагревания, повышающего уровень конденсации, трансформируются в плотные кучевые облака над хребтами, разделяющими долины. К типам облачности горных районов относится слопстообразная облачность, проявляющаяся иногда в форме горного тумана.
      Важные характеристики воздушной массы — устойчивость и содержание в ней влаги. Мощный вынужденный подъем воздуха над горной преградой определяет уровень конденсации. Так, при сильных ветрах, направленных перпендикулярно к горной цепи, при большой влажности и облачности возможны интенсивные осадки. В зависимости от высоты эти осадки могут выпадать в виде дождя и снега.
      В умеренных широтах сохраняется тенденция увеличения осадков с высотой, проявляющаяся по-разному на подветренных и наветренных склонах. Доля годовой суммы осадков в виде снега также возрастает с высотой.
      В горных районах характерна суспензия капель в воздухе, наблюдаемая в форме тумана или облачности. В большинстве случаев приземный туман возникает в долинах в результате стока холодного воздуха ночью. Но в определенных условиях, благодаря радиационным процессам и перемешиванию, может возникнуть высокий туман на достаточно большой высоте.
      Когда переохлажденные капли тумана сталкиваются с неподвижными объектами, может возникнуть гололед — как в форме изморози, так и в форме плотного льда, прочно связанного с поверхностью (например, на скалах). Часто влага выпадает как роса или иней. Последний, выпадая на поверхности снега, меняет его физические свойства, и в частности прочность сцепления с предыдущими слоями.
      Серьезное значение в горах имеет перераспределение снега ветром, особенно в смысле лавнноопасности. Как уже отмечалось, низовая метель и поземка не только переносят большие массы снега, но и преобразуют форму снежинок и структуру снежного покрова.
      Зная приведенные выше основные положения, характеризующие климат и погоду горных районов, понимая физические процессы, их определяющие, альпинист, сопоставив собственные наблюдения с местными приметами погоды и другой метеорологической информацией, сможет сознательно оценить конкретную обстановку в интересующем его районе. Следует, однако, помнить, что бездумное заучивание примет не вооружает знаниями. Что касается конкретных признаков, предвещающих изменение погоды, то они должны быть предметом постоянного внимания альпинистов; каждый такой признак наиболее надежен, когда один из них подкрепляется другим.
      Признаки ухудшения погоды:
      появление перистых облаков в виде параллельных нитей или волокон, уплотняющихся со временем. Они предсказывают приближение теплого фронта. Давление воздуха при этом падает;
      в тонком покрове перистых облаков появляются круги вокруг Солнца и Луны — признак уплотнения и снижения облачности и близкого начала осадков;
      если нормальное чередование горно-долинных ветров нарушается, период устойчивой хорошей погоды заканчивается;
      быстрое падение атмосферного давления предвещает смену погоды. При этом высококучевые облака башнеобразной формы или в виде рваных хлопьев показывают приближение холодного фронта с резким ухудшением погоды и ветром;
      быстрый рост кучевых облаков вширь и особенно ввысь (причем облака темнеют снизу) — признак растущей неустойчивости атмосферы и возможности ливней и гроз. Если над кучевыми облаками возникают перистые в виде полос, распространяющихся в стороны, приближается ливень, а на большой высоте — метель;
      усиление верхнего ветра, ускорение движения облаков над вершинами, образование около них мощных чечевицеобразных облаков означает вторжение холодного воздуха с понижением температуры, осадками и шквалами;
      движение высоких облаков, отклоняющихся влево по отношению к движению более низких, — признак приближающегося холодного фронта (похолодания). После прохождения фронта ветер у земли также поворачивает влево, после чего иногда следует кратковременное прояснение;
      красный цвет вечерней зари, в которой угадываются следы находящихся далеко на западе тонких перистых облаков, пред-
      полагает ухудшение погоды. Нередко такая заря говорит о приближении фронта.
      Признаки улучшения погоды:
      резкие порывы ветра, возникающие в период долгой пасмурной и дождливой погоды, предвещают прояснение;
      рост давления воздуха также говорит о близящемся улучшении погоды, особенно если он начался после длительного периода низкого давления;
      смена ночного горного ветра на дневной долинный (особенно умеренный долинный ветер, начинающийся с 9 — 10 часов утра и стихающий рано вечером) — признак установления хорошей погоды;
      распад, уменьшение высоты и исчезновение кучевых облаков сразу после захода солнца — свидетельство устойчивой хорошей погоды. В горах иногда высокие кучевые облака развиваются вечером, но до полуночи они все равно исчезают;
      приземный туман, образующийся ночью и расходящийся утром, — признак устойчивой погоды;
      заметная сероватая или синеватая дымка в воздухе днем при сравнительно жаркой п малооблачной погоде предсказывает устойчивость последней;
      значительное постепенное повышение давления — симптом устойчивой погоды;
      слабый ветер на высотах и медленное движение облаков над вершинами — признак малой вероятности изменения погоды.
      Имея в виду, что в горах смена погоды происходит значительно быстрее, чем на равнине, очень важна своевременность пользования этими признаками.
     
      8. ОСОБЕННОСТИ ГОРНОГО РЕЛЬЕФА, МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ ПРИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИИ
      Если под термином «опасность» понимать угрозу, возмож-«ность (точнее, вероятность) нарушения нормальных условий деятельности, вплоть до возникновения аварийной обстановки, то применительно к альпинизму уровень безопасности определяется сопоставлением сил и возможностей группы восходителей с условиями их деятельности. Как первый, так и второй комплекс содержит множество разнообразных природных, личных и социальных факторов, неодинаковых по значимости, соединенных сложными связями, иногда противоречивых.
      Чтобы представить себе значение и сущность личных и социальных факторов, определяющих безопасность альпиниста на избранном им маршруте, рассмотрим сначала основные внешние факторы, угрожающие безопасности. Они характеризуются естественными природными явлениями, связанными с горным клима-
      том, рельефом, их особенностями и закономерностями, освещенными выше. Эти взаимосвязанные явления, постоянно происходящие в горах, безусловно, могут быть источником опасности для недостаточно подготовленной группы, и знание их природы — обязательный элемент квалификации альпиниста.
      Коснемся сначала опасных для человека явлений, связанных с особенностями горного рельефа. Для многих из них можно установить сезонную и суточную цикличность, предусмотреть сроки и условия, способствующие их возникновению. В этом залог правильного выбора маршрута и оптимального, с точки зрения безопасности, тактического плана восхождения.
      Камнепады — неизбежное явление в горах. Маленький камень, падающий с большой высоты, попав в человека или перебив веревку, может стать причиной тяжелых травм и даже гибели альпиниста. Если же учесть, что падающий камень сбивает другие, иногда большего размера, и вся масса камней, резко меняющих направление при ударах о бесчисленные выступы, с огромной скоростью устремляется вниз, легко представить себе положение группы, оказавшейся на пути камнепада. Причины камнепадов кроются в процессах разрушения горных пород, объединяемых понятием выветривания. Физическое выветривание связано с колебаниями температуры. Периодическое расширение и сжатие горных пород вкупе с расширяющим действием замерзающей в трещинах воды часто бывает причиной камнепада. Наиболее интенсивное выветривание происходит на больших высотах, где прозрачность атмосферы способствует быстрому нагреванию и остыванию скал. Следствием химического выветривания является разрушение горных пород в результате их химического взаимодействия с водой (растворение некоторых минералов). Относительно малую роль играет органическое выветривание, происходящее за счет воздействия растительности (проникновение корней и пр.).
      Непосредственной причиной камнепада могут быть кроме того сильные порывы ветра, грозовые разряды, тектонические явления, а также неосторожные действия людей (невнимательный выбор опоры, неаккуратное обращение с веревкой и т. п.), движение горных животных и даже птиц.
      Доказана достаточно ярко выраженная сезонная и суточная цикличность камнепадов. В течение года наибольшее их количество приходится на вторую половину лета, когда скалы освобождаются от ледового и снежного покрова. Суточный цикл камнепадов определяется в основном высотой гребня или склона и его экспозицией по отношению к странам света. Камнепад обычно начинается через час-полтора после освещения участка скал солнцем, когда оттаивает лед, удерживающий камни. Примерно к тому же времени свежеет утренний ветер. При солнечной погоде наибольшая интенсивность камнепадов бывает примерно в полдень, а после полудня камнеопасными становятся западные склоны. В дождь и теплую погоду опасность камнепадов возрастает — они возможны даже ночью.
      Местом возникновения камнепадов служат обычно разрушенные гребни, сильно расчлененные контрфорсы, прочие выступающие элементы рельефа, а естественным руслом их падения — кулуары и желоба. Камнеопасные места можно установить заранее по наличию накапливающих камни каров и мульд, по следам камнепадов (камни под склоном, царапины, борозды, грязь), а также предварительным наблюдениям. Увидеть начало камнепада удается редко — обычно сигналом опасности служит стук камней. От отдельного камня иногда можно уклониться, но при возникновении серьезного камнепада необходимо искать укрытие — выступ или перегиб склона.
      Селевые потоки — грязекаменная масса насыщенного водой рыхлого грунта, сползающего после интенсивного дождя, таяния или прорыва моренных озер — запруженных горных рек. Вероятность возникновения селевых потоков особенно велика весной и летом. Скорость их может колебаться в очень широких пределах. Селевые потоки, увлекающие с собой огромные камни, перемещающие колоссальные массы моренных отложений, могут в считанные часы коренным образом изменить условия подходов, сдвинуть русла рек, разрушить дороги, а также непосредственно угрожать населенным пунктам и различным сооружениям, в том числе временным или стационарным альпинистским и туристским базам и лагерям.
      Крутизна горных склонов, недостаточно объективно оцененная, сама по себе может служить источником опасности. При осмотре «в лоб» крутизна искажается, да и в процессе движения возможны серьезные ошибки в ее оценке. Особенно сложно отыскать на крутой стене избранные снизу ориентиры — как в связи с ограниченным полем обзора, так и вследствие изменения ракурса.
      Травянистые склоны, несмотря на простоту их преодоления, таят в себе разные опасные неожиданности. Падающий по такому склону камень летит бесшумно, и его можно заметить лишь в последний момент, а падение его может быть вызвано и природными явлениями (вышерасположенные разрушенные скалы), и небрежностью или неумением находящихся на склоне альпинистов.
      При движении по осыпям или моренам во время дождя нередки камнепады (на мелкой осыпи), особенно если камни лежат на льду. Особенно внимательным надо быть при переходе с крутого склона морены на ледник и обратно. На крупной осыпи возможно опрокидывание отдельных крупных глыб.
      Выбирая маршрут по леднику, особенно закрытому, надо учитывать места преимущественного расположения трещин и их характер соответственно перегибам и поворотам тела ледника, возможность падения сераков на ледопадах или отдельных вытаявших камней и блоков. Следует также помнить, что рельеф ледника, особенно крутопадающего, меняется очень быстро, буквально с каждым днем.
      Обвалы разрушающихся ледяных сераков, отколы ледяных глыб от сбросов и языков ледников не имеют установившейся
      цикличности, но они наиболее часты в периоды интенсивного таяния — при ярком солнце, общем потеплении и дожде. Места обвалов можно установить по скоплению обломков льда под склонами. Серьезной опасностью грозят и снежные мосты над трещинами, прочность их далеко не всегда соответствует просматриваемой толщине.
      На очень протяженных снежных полях без хорошо заметных ориентиров трудно оценивать расстояния Перегибы склона зрительно сглаживаются однообразием цвета Здесь возможны серьезные ошибки, особенно в тумане.
      При движении по снежным нолям и склонам важным условием организации безопасности являются плотность снежного покрова и его структура — с точки зрения удобства выбивания и вытаптывания ступеней и возможности надежной страховки через ледоруб или иные технические устройства. Особо следует помнить о снежных досках на склонах. Этот уплотненный слой (толщиной до 1 м), в нижней части которого снег стал более рыхлым, очень слабо соединен со склоном. Даже при пробивании следа доска может разрушиться и вызвать лавину.
      Величина и форма снежных карнизов на гребнях зависят от силы и направления ветра, а также от рельефа основания. Обычно карниз зависает в подветренную сторону (хотя встречается и обратное расположение).
      Когда вес нарастающей массы снега превысит прочность сцепления, карниз обрушивается. Подрезание карниза следами при движении по нему — одна из причин его падения. Но критический момент может наступить и при естественной перегрузке. Чаще всего это происходит опять-таки в теплую солнечную погоду или во время дождя.
      Степень опасности отрыва карниза иногда можно определить по характеру и величине трещины, возникающей вдоль его основания. Необходимо помнить, что находиться под карнизом не менее опасно, чем на нем.
      Туман, ветер, осадки, грозы, низкая температура в условиях высокогорья, действуя раздельно и в совокупности, могут быть непосредственным источником опасности. К тому же неблагоприятная метеорологическая обстановка, как мы видели, иногда усугубляет опасности, связанные с горным рельефом.
      Туман сокращает видимость и затрудняет ориентировку, маскирует опасные места, искажает очертания и размеры предметов, нарушает зрительную связь между участниками и связками, осложняет управление, создает психологическую депрессию. Туман может вызвать обледенение скал. В тумане темные тела кажутся ближе, а светлые дальше. При движении в тумане ориентирами могут служить крутизна склона, направление ветра, расположение трещин, шум потока.
      Дождь и снегопад не только снижают видимость, но и увеличивают технические трудности, особенно на скалах. В непогоду возрастает опасность лавин, селей, камнепадов. Намокшая одеж-
      да, обувь и снаряжение значительно усложняют обстановку. Последствия могут быть самыми пагубными.
      Ветер в горах обычно порывистый, шквалистый — с порывами, способными сбить человека с ног. Ветер часто бывает причиной обморожений. На снежных склонах сильный ветер, перенося с большой скоростью значительные массы снега, даже в ясную погоду может создать условия бурана, замести следы, засыпать снегом и порвать палатку.
      Темнота на юге нашей страны наступает очень быстро и может серьезно затруднить действия группы. Движение в темноте и даже в сумерках неизбежно замедляется и часто становится опасным. Искусственное освещение (ручные и налобные фонари) эффективно только на относительно безопасных и предварительно изученных маршрутах. Поэтому тактические планы нужно строить так, чтобы опасные и сложные в смысле ориентирования участки маршрута проходились в светлое время. При этом следует учитывать ие только продолжительность светового дня, но и его границы.
      При необходимости ночевать на маршруте следует заранее (за два-три часа до наступления темноты) выбирать место для бивака, резервируя время, необходимое для его оборудования. Однако при ярком свете луны можно достаточно безопасно продвигаться по протяженным снежным полям и склонам.
      Гроза. Грозовые разряды (молнии) — нередкое явление в высокогорье. Статистика показывает, что грозовая активность и вероятность разряда молнии в горных районах больше по сравнению с равнинными, причем грозы в горах продолжительнее.
      Разряд происходит, когда разность потенциалов между отрицательно заряженным облаком и положительно заряженной землей под ним становится достаточно большой. Одно из условий возникновения разряда — разделение зарядов в высоком, с интенсивным восходящим движением грозовом облаке. В верхней части этого облака накапливается большой положительный заряд, а в нижней, обращенной к земле, — отрицательный. Так-ие облака имеют характерную форму быстро развивающейся вверх, клубящейся массы с темным основанием. Начало выпадения осадков из грозового облака — сигнал о возможности опасных электрических явлений. Грозовые облака могут возникнуть днем над нагретыми солнцем склонами, соседствующими с холодными снежными полями; вечером или ночью — на холодных фронтах атмосферы, приносимых неустойчивым воздухом.
      Под действием увеличивающегося электрического поля воздух — в обычном состоянии хороший изолятор — приобретает свойства проводника, и при соответствующем градиенте потенциала происходит разряд либо между облаками, либо между облаком и вершиной. Иногда разряду предшествует его тихая форма — коронный разряд, светящийся в темноте («огни святого Эльма»).
      Градиент потенциала особенно велик над острыми скальными вершинами, над отдельными выступающими скалами и даже над
      снежными вершинами, которые служат естественными громоотводами
      Поэтому именно на вершинах опасность поражения молнией особенно велика По мере спуска с возвышенности и удаления от нее вероятность прямого удара молнии уменьшается По аналогии с действием громоотвода зона защиты возникает, если высота выступа («громоотвода») в 5 — б раз больше высоты защищаемого объекта, а последний не должен быть удален по горизонтали на расстояние, превышающее высоту выступа При этом во избежание отклонения траектории разряда не рекомендуется приближаться к основанию выступа на 1,5 — 2 м (рис 11, 17)
      Несмотря на кратковременность воздействия грозового разряда, он таит в себе грозную опасность, нарушая электрическим током даже небольшой силы, протекающим через тело человека, такие важные функции организма, как деятельность сердца и дыхательной системы Судорожные сокращения сердца могут привести к его остановке, а поражение нервных центров — к остановке дыхания Сильный ток большей длительности вызывает глубокие ожоги
      Опасность для человека представляют и так называемые земные токи, которые сопутствуют началу разряда и распространяются по поверхности скал, особенно влажных, ища путь наимень шего сопротивления
      Меры предосторожности в грозовой обстановке заключаются прежде всего в выборе наименее поражаемого места — пониже и подальше от опасных возвышений Следует по возможности избегать соседства с влажными поверхностями скал, тесных щелей, навесов и гротов Лучше присесть на корточки, чем стоять
      Можно попытаться изолировать себя от скалы или почвы с помощью любого подходящего материала капроновой веревки (даже сырой), обуви с резиновой подошвой, спального мешка, рюкзака и пр Лучше, если эти предметы будуг сухими В зависимости от характера места укрытия нужно принять меры страховки (самостраховки) на случай срыва.
     
      9. АККЛИМАТИЗАЦИЯ
      Особенности горного рельефа, связанные с ними природные явления — сами по себе и в совокупности — представляют серьезные препятствия на пути восхождения, избранном альпинистом, и требуют как специальных тактико-технических приемов движе ния, так и знаний, помогающих прогнозировать возможность воз никновения опасных ситуаций, и мер, позволяющих их избежать Но те же особенности оказывают иа человеческий организм непосредственное влияние, нарушая физиологическое равновесие с условиями окружающей среды и во многом осложняя действия человека в высокогорье
      Поднимаясь на высокие вершины, альпинисты подвергаются действию сложного комплекса факторов среды — гипоксии (кислородной недостаточности), низких температур воздуха в сочетании с сильными ветрами, повышенной сухости воздуха и интенсивной ультрафиолетовой радиации. При этом человек еще выполняет тяжелую мышечную работу, связанную с передвижением по различным формам горного рельефа, в условиях психологической напряженности, близкой к стрессу.
      Атмосферное давление па высоте 3000 м уменьшается по сравнению с уровнем моря на 30%, а на высоте 5000 м — почти на 50%. И хотя относительное содержание кислорода в атмосфере остается постоянным (21%), его парциальное давление падает вместе с общим давлением воздуха.
      При парциальном давлении кислорода, соответствующем уровню моря, диффузионный газообмен в системе легкие — кровь — мышечные ткани происходит в оптимальных условиях, обеспечивая нормальную жизнедеятельность и работоспособность организма. Кислород нужен организму непрерывно. С ростом высоты снижается способность организма поглощать кислород, который распределяется по телу при помощи гемоглобина крови. Снижение парциального давления кислорода в легочных альвеолах уменьшает насыщение кислородом крови, изменяя ее состав. Далее «голодный кислородный паек» распространяется на мышечные и мозговые ткани, вызывая вначале дискомфорт, а затем повышение утомляемости и различные функциональные расстройства.
      На высоте более 2000 м большинство людей не ощущает никакого дискомфорта. На 3000 м и выше влияние гипоксических условий уже ощутимо, и хотя этот порог, безусловно, индивидуален, большинство здоровых неакклиматизированных жителей равнин начинают ощущать действие высоты на уровне 2500 — 3000 м, а при напряженной физической работе — и на меньшей высоте.
      На высотах 3000 — 5000 м у неакклиматизированных людей снижается физическая работоспособность (по некоторым данным, на высоте 3000 м работоспособность падает на 10%, а на высотах более 6000 м — на 50%), ухудшается общее самочувствие, теряется аппетит, а иногда возникают и эмоционально-сенсорные и моторные нарушения — пониженное внимание, неадекватное восприятие, ухудшение координации и точности движений, соразмерности усилий и т. п.
      Человеческий организм — сложная саморегулирующаяся и самоподдерживающаяся система. На всякое нарушение внешних условий он отвечает соответствующими приспособительными реакциями, направленными на восстановление обычных свойств внутренней среды или кратковременное увеличение функциональной активности различных физиологических систем.
      Реакция организма на пониженное парциальное давление кислорода определяется внезапностью кислородного голодания (скорость набора высоты), степенью кислородного голодания (величина парциального давления), его продолжительностью и физическим состоянием организма. Кроме того, имеют значение пол, возраст, интенсивность выполняемой физической работы, прошлый высотный опыт и некоторые другие факторы.
      Если в общем смысле процесс восстановления равновесия дея-ельности организма с условиями внешней среды определяется онятием адаптации, то под акклиматизацией понимается адаптация к высоте в естественных условиях высокогорья.
      Основной формой такой адаптации являются перестройка и тиление деятельности всех физиологических систем, ответственных за доставку кислорода: дыхательной, сердечно-сосудистой I кроветворной. Управляется процесс адаптации центральной юрвпой системой, чутко реагирующей на снабжение кислородом на единицу массы мозговая ткань потребляет кислорода в 30 раз юльше, чем мышечная).
      С высотой подъема непрерывно увеличивается минутный объем ъшания за счет большой его частоты и глубины. После адаптации ти изменения нивелируются.
      Растет объем и скорость движения крови с преимущественным набжением жизненно важных органов — головного мозга и серд-Ш. Мобилизуются резервы кроветворящих органов — селезенки, [ечени, открываются ранее закрытые капилляры. Одним из важ-юйших показателей успешной адаптации к условиям высокогорья читается нормализация частоты сердечных сокращений в покое (ли при незначительных физических нагрузках.
      Кислородная емкость крови возрастает за счет увеличения гемо-лобина и других показателей системы крови. Сдвиги функцио-гальной деятельности головного мозга по мере набора высоты фоявляются уже на уровне 2000 м. На больших высотах разви-шется разлитое торможение, а на 4000 — 5000 м — гипоксия, неблагоприятно воздействуя на внимание, память, мышление, пси-;ику, может привести человека к потере способности критически щенивать обстановку и собственное состояние.
      Крайние, патологические, проявления гипоксии квалифицируют ;ак горную болезнь. О ее симптомах, профилактике и методах шчения рассказывается в соответствующих разделах этой книги
      Акклиматизация к горным условиям — в значительной мере шравляемый процесс. Он продолжается в течение всего периода фебывания на высоте, хотя и в снижающемся темпе. Но максимальный эффект от акклиматизации возможен лишь до высот 000 — 5500 м. На больших высотах человек не достигает стабиль-юй фазы адаптации. В настоящее время как наиболее эффектив-шя система акклиматизации принята так называемая тактика питы, предусматривающая подъемы на все возрастающие высоты, штенсивную работу на этих высотах и спуск для реабилитации i нижерасположенные базы, уровень которых также ступенчато ювышается.
      На этой системе основана тактика высотных восхождений, на же положена в основу учебных программ при подготовке аль-тинистов всех разрядов.
      Следующим по значению биоклиматическим фактором, опреде-шющим условия деятельности человека в горах, является общее юнижение температуры воздуха с высотой. Средний вертикальный фадиент температуры составляет около 6°/км в свободной атмо-
      сфере, меняясь по климатическим зонам и сезонам, а также под влиянием типа воздушных масс, характера господствующих ветров, радиационных и турбулентных теплообменных процессов, местных топографических и ландшафтных факторов. Последнее обстоятельство особо важно для минимальных температур. Так, если н летнее время на уровне моря в средних широтах температура воздуха 15°, то на высоте 1000 м только 8°, а на высоте 6000 м уже — 24°. Способность человека переносить холод может быть охарактеризована его энергетическим балансом. Температура тела человека поддерживается на постоянном уровне путем регулирования теплоотдачи в зависимости от внешних условий и характера его деятельности. Выделяющееся в организме тепло определяется в основном количеством и калорийностью усваиваемой пищи, затем передается к мускулам и кожным покровам путем теплопроводности и циркуляции крови. Поверхность же тела теряет тепло через излучение, теплопроводность, конвекцию и испарение.
      В холодном и сухом климате высокогорья потери тепла путем теплопроводности и испарения достигает 20% общих потерь тепла. С этим связано обезвоживающее воздействие высоты. Сильное влияние на конвективную потерю тепла с поверхности тела оказывает ветер. Исследования показывают, что температура воздуха при штиле и адекватная ей по воздействию на человеческий организм температура при различной скорости ветра разнятся очень значительно.
      Например, температура воздуха — 15° при скорости ветра 15 — 16 м/сек по охлаждающему воздействию эквивалентна — 40°. Более подробные данные можно найти в соответствующей литературе. При ветреной влажной погоде охлаждение обычно усиливается.
      Организм отвечает похолоданию внешней среды соответствующими физиологическими реакциями. К последним относится дрожь, которая в 4 — 5 раз увеличивает количество тепла, производимого мускулатурой, а также сужение кровеносных сосудов в конечностях.
      Увеличение легочной вентиляции, связанное с гипоксией, увеличивает и отдачу тепла через легкие. Нехватка кислорода может нарушить деятельность нервного центра терморегуляции, что, в свою очередь, может служить причиной переохлаждения. На больших высотах, по наблюдениям альпинистов, пользование кислородом согревает организм. Можно утверждать, что совместное воздействие на организм холода, сухости воздуха и недостатка кислорода приводит к тому, что холодовые поражения при тех же температурах наступают чаще на больших высотах.
      Кроме того, следует иметь в виду, что наличие снежного покрова, повышенная активность ультрафиолетовой части солнечной радиации и ее отражения от поверхности снега могут привести к снежной слепоте и чувствительным ожогам кожи лица.
      Соответствующим образом сконструированная одежда может заметно уменьшить теплоотдачу. Подсчитано, что теплоизоляция одежды в полярных и альпийских условиях может в 6 — 10 раз
      превышать теплоизоляцию кожного покрова человека. Однако при ветре 12 м/сек теплоизоляция даже специальной ветрозащитной одежды уменьшается на 30 — 40%. Теплозащитные свойства влажной одежды могут уменьшиться в 3 — 5 раз по сравнению с сухой.
      Конструируя одежду и подбирая толщину теплоизолируемых материалов, следует знать, что при физической работе кожа и мышцы генерируют до 75% всей теплопродукции, грудная клетка и живот — 22%, а мозг — только 3%. В покое же теплопродукция мозга возрастает до 16%, а корпуса — до 56%. Поэтому, когда человек не работает, голова и особенно туловище должны быть хорошо закрыты. Возможности адаптации человека к холоду пока недостаточно изучены, но известно, например, что некоторые жители приполярных и высокогорных районов, полярные исследователи, рыбаки обладают известной способностью выносить сильное локальное охлаждение рук и ног за счет соответствующих физиологических изменений.
      Несомненна также польза закаливающих упражнений.
     
      10. ОПАСНОСТИ, ПРИНОСИМЫЕ В ГОРЫ ЧЕЛОВЕКОМ
      Деятельность альпинистов происходит в описанных выше специфических климатогеографических условиях высокогорья, значительно отличающихся от привычных большинству людей условий равнины. Естественные природные явления, непрерывно происходящие независимо от воли и желания человека, а иногда и спровоцированные им, взаимодействуя и совмещаясь друг с другом, чреваты возникновением опасных для него ситуаций.
      Вероятность таких ситуаций зависит прежде всего от квалификации альпинистской группы и ее отдельных участников, от знания ими условий высокогорья, умения прогнозировать опасные явления, разносторонней физической, технической, психологической и тактической подготовки, от способности действовать коллективно для достижения одинаково понимаемой цели и т. п.
      Другими словами, основными причинами аварийных ситуаций являются люди со всеми их достоинствами и недостатками, и деление, как часто делается, на объективные и субъективные причины по меньшей мере малообоснованно. Исключением могут быть только стихийные бедствия (землетрясение, шаровая молния и пр.) и не столь частые происшествия, которые можно отнести к общепринятому понятию «несчастный случай». Многочисленные попытки анализа происшествий в горах, предпринимавшиеся разными исследователями (даже учитывая существенные недостатки методики сбора и обработки данных), достаточно убедительно подтверждают это положение.
      Недавно возникла и продолжает развиваться научная дисциплина психология безопасности, изучающая с этой точки зрения деятельность человека в областях, где присутствуют в той или иной мере элементы риска и опасности. С интересными попытками применить предлагаемый этой наукой системный анализ факторов безопасности к альпинизму читатель может ознакомиться в методических пособиях В. В. Винокурова, И. А. Мартынова, В. Д. Саратовкипа.
      Пользуясь современной терминологией, вся полнота системы безопасной деятельности в альпинизме рассматривается как взаимодействие трех подсистем: с одной стороны, человеческий коллектив со всеми его ресурсами, с другой — объективные условия деятельности, а связывает их подсистема организация безопасной деятельности, включая опыт, организационные и профилактические вопросы, обучение, воспитание и все остальные средства, формирующие квалификацию альпиниста.
      Содержание подсистемы условия деятельности достаточно полно раскрыто в предыдущем разделе, чтобы оценить уровень опасности и вероятность аварийных ситуаций на планируемом маршруте. Необходимо отметить, что любая ошибка в планировании, прогнозировании и реализации плана создает дополнительную опасность (равно как п непредвиденные обстоятельства).
      Подготовленность коллектива — альпинистской группы к противостоянию опасности, составляющая суть подсистемы человеческий коллектив, определяется следующими факторами:
      различными биологическими и психофизиологическими личными качествами, как заложенными природой, так и достигаемыми направленным обучением, тренировкой и систематизацией личного опыта. К первым можно отнести присущие человеку безусловные рефлексы, такие, как активность при оценке обстановки (осознание степени риска), реакция на опасность (рефлекс самосохранения), ее адекватность и своевременность и т. п. Ко вторым относятся качества, определяющие поведение человека в различных ситуациях применительно к условиям альпинистского восхождения, в том числе и к экстремальным, а также уровень взаимодействия и взаимопонимания в группе. Здесь могут быть упомянуты эмоциональная неуравновешенность, рассеянность, осмотрительность, сенсомоторная координация, наклонность к риску. Сюда же, безусловно, относится и общая физиологическая готовность к тяжелой физической работе в условиях высокогорья. Перечисленные качества — как первые, так и вторые — могут развиваться, совершенствоваться и использоваться альпинистами в нужном направлении;
      уровнем специальной подготовки и опытом человека. К ним относятся профессиональные умения и навыки, складывающиеся в процессе овладения техническими приемами, в том числе — и это особенно важно — приемами взаимной страховки. Сюда же относятся знание особенностей и опасностей гор, знакомство с тактическими принципами и правилами организации восхождений. Принятая в настоящее время программа обучения предполагает планомерное овладение этими качествами. Психологические и педагогические аспекты процесса освоения приема в цепочке знание — умение — навык применительно к практике обучения альпинизму рассматриваются в соответствующих разделах учебника;
      очень значимой стороной человеческого фактора проблемы безопасности остаются потребности человека действовать тем или иным образом, т. е. мотивы и поддерживающие их стимулы, определяющие способность альпиниста использовать свои потенциальные возможности. Выбор целей — конечных и промежуточных — определяется мотивами.
      Многое зависит от того, на что ориентирует себя человек — па достижение цели или на избежание неудачи. Мотивы к занятиям альпинизмом, и в частности к обеспечению безопасности при этом, весьма разнообразны и иногда противоречивы. О'Ни могут меняться и в зависимости от сложившейся ситуации. Примерами могут служить мотив удовлетворенности результатом или процессом восхождения, мотив самовыражения, мотив удобства — достижения цели наиболее легким и удобным (для данного человека) путем, мотив нивелирования (потребность действовать как все), мотив избежания опасности (в том числе и опасности потери престижа, получения взыскания и пр.), мотив социальной и материальной выгоды. При этом нельзя забывать, что спортивные аспекты далеко не исчерпывают существа альпинизма. Соответственно может изменяться и характер мотивации.
      В зависимости от стойкости мотивов, их сочетания и трансформации, особенно учитывая возможность их расхождения у отдельных участников группы, могут возникать весьма опасные ситуации. Так, нередко встречается конфликт мотивов выгоды и безопасности — успех любыми средствами, ведущий к нарушению нормальной целесообразной деятельности. Положение может усугубляться тем, что под влиянием сильной мотивации нежелательное событие кажется менее вероятным, чем оно есть на самом деле. Однонаправленность мотивации приобретает особое значение, если рассматривать социальную сторону «человеческого фактора». В советском альпинизме принцип коллективности является основополагающим. Вопросы единомыслия участников автономного альпинистского коллектива, уровень взаимопонимания, вза.имного контроля, оперативного управления действиями, полнота и направленность информации, взаимная ответственность за безопасность, доброжелательность, чувство долга — решающие факторы успеха и безопасности коллектива.
      По-видимому, неустойчивостью мотивации к безопасности и неумением оценить собственные (и товарища) психофизические качества и состояния объясняется нередкий, к сожалению, случай, когда достаточно подготовленный и опытный альпинист по необъяснимым причинам совершает цепь грубых ошибок, приводящих к аварии. Этот феномен, который психологи называют вторичной беспечностью или беспечностью самоуверенности (в отличие от первичной беспечности незнания, свойственной новичку), связан с адаптацией к опасности, возникающей после многолетней цепи успешных восхождений в виде примитивной убежденности, что раз до сих пор ничего не случалось, то почему теперь должно случиться. А за адаптацией к опасности следует адаптация к нарушениям существующих принципов и правил безопасности.
      Необходимо помнить, что истинная квалификация альпиниста далеко не всегда соответствует формально присвоенному разряду. Причиной этого служит как условность классификации вершин, так и накладывающаяся на нее условность разрядных норм. Поэтому оценка качеств альпиниста будет достаточно достоверной лишь в условиях деятельности в группе постоянного состава. Главным направлением работы альпинистских низовых секций должно быть наряду с индивидуальной физической и технической подготовкой формирование первичных коллективов (команд, связок), объединенных общей программой последовательных целей и добивающихся высокого уровня взаимодействия и взаимной ответственности. Именно в таких коллективах можно достичь желаемой гармонии личных и социальных факторов с уровнем п направлением мотивации.
      Подсистема обеспечение безопасности направлена на совершенствование организации и работы альпинистских баз и других мероприятий, методики и содержания обучения альпинизму, разработку профилактических мер безопасности, укрепление контрольно-спасательной службы, а также на освоение и применение современных технических и тактико-технических приемов, предназначенных для уменьшения уровня опасности на маршруте восхождения.
      Оптимальное сочетание всех трех систем и определяет желаемый уровень безопасности конкретной группы на конкретном маршруте.
      Любое происшествие в горах — следствие проявления конкретных свойств альпиниста в конкретных ситуациях, которые только для данного альпиниста и для данной группы можно считать аварийными.
      Поэтому главными средствами обеспечения безопасности должны служить: направленное обучение индивидуальному и коллективному техническому мастерству; освоение тактического искусства, правильного понимания цены риска н социальной значимости мотиваций; воспитание ответственности и способности к критической самооценке; формирование чувства долга и взаимной ответственности. Анализируя собственные действия, нужно искать причины возникновения экстремальных ситуаций, пытаться моделировать их, устанавливая наличие ошибок и пути их устранения, коллективно осмысливать как свой, так и чужой опыт восхождений.
      Альпинизм — особый вид спорта. Противник в нем не персонифицирован. Природа с ее естественными явлениями, конечно, не может рассматриваться как противник. Маршрут восхождения, со всеми его препятствиями и особенностями, избирает сам альпинист. Умение точно и объективно оценить трудность этих препятствий, сопоставить с ними ресурсы группы, совершающей восхождение, ее резервы, уровень и оправданность риска, принять правильное решение и общими усилиями выполнить его — вот надежная основа безопасности.
     
      V. ОРИЕНТИРОВАНИЕ В ГОРАХ
     
      1. ЗАДАЧИ ОРИЕНТИРОВАНИЯ В ГОРНОЙ МЕСТНОСТИ
      Общая задача ориентирования — не потерять главное направление и конечную цель данного дня пути или участка маршрута. Потеря ориентировки на любом участке маршрута может привести не только к потере времени, но и к возвращению с маршрута вообще не достигнув главной цели — вершины. Как показывает практика, восстановление утерянной ориентировки требует больше умения и времени, чем простое ее сохранение.
      Чтобы не потерять главное направление, группа при движении должна непрерывно контролировать себя на маршруте, сопоставляя свое местонахождение с затратами времени и ориентирами на пути движения. Альпинист должен постоянно ощущать себя во времени и пространстве, а непрерывность в ориентировке — основное условие ее надежности.
      Для начинающего альпиниста постоянная внимательность и наблюдение за ориентирами затруднены. Во-первых, тем, что он идет в колонне, которую ведут инструкторы, а во-вторых, ему хочется удовлетворить свою любознательность — ведь вокруг так много необычного. И ошибки, которые он может совершить при этом, будут происходить из-за слабого знакомства с горными условиями, неопытности в оценке скорости марша колонны, непривычных масштабов горной обстановки, а также из-за обманчивости и прозрачности горного воздуха, отчего далекая и близкая горы видны одинаково отчетливо.
      Ориентированием на горной местности называется комплекс действий по определению положения группы относительно характерных объектов горного рельефа (вершин, рек, ледников, перевалов), по выбору направления движения. Существенная деталь умения ориентироваться — способность запоминать пройденный путь и безошибочно находить дорогу по нему назад.
      При путешествиях в горах принято разделять общее и детальное ориентирование. При общем ориентировании определяются район нахождения и общее направление движения, например вверх по ущелью. Детальное ориентирование включает определение точки стояния, ориентации по сторонам горизонта, точную привязку к ориентирам (слияние рек, язык ледника, предвершина на гребне и т. п.). В альпинизме особое значение приобретает ориентирование на микрорельефе, т. е. непосредственно при движении по сложному рельефу: скалам, разорванному леднику, крупным моренам. В этих случаях, как правило, обзор невелик и направление движения приходится определять по деталям микрорельефа.
      В теории ориентирования на горной местности применяются понятия площадных, линейных и точечных ориентиров. Площадные ориентиры имеют определенную площадь и, самое главное, достаточно четкие контуры. В горах это троговые долины, плато,
      озера, степы, мульды, цирки ледников. Контуры площадных ориентиров служат линейными ориентирами, к которым принято относить также хребты, гребни, ребра, контрфорсы, реки, тропы, береговые морены — то, что на картах и орографических схемах обозначается линиями. Точки пересечения линейных ориентиров, как правило, являются точечными ориентирами. К ним относятся слияния рек, развилки троп, горные вершины, «жандармы» на гребнях, места расположения баз и биваков. Понятия площадного, линейного и точечного ориентиров в принципе применимы и при ориентировании на микрорельефе. Плиты, стенки, ниши, полки, их грани, камины, расщелины, углы, трещины на леднике и скалах, точки их схода — все это четкие ориентиры, видимые и при ограниченном обзоре. К точечным следует относить и ориентиры искусственного происхождения — старые крючья с петлями, маршрутные н контрольные туры.
     
      2. ОРИЕНТИРОВАНИЕ В СРЕДНЕГОРЬЕ
      Для ориентирования в долинах и среднегорье целесообразно использовать карты (планы) и картосхемы района. На картах наряду со сторонами горизонта отмечается общий характер расположения горных хребтов, вершин, ледников, долин, озер, рек. На крупномасштабных картах имеются и более мелкие детали: тропы, мосты, броды через реки, ручьи, места биваков, группы кустарников и деревьев, береговые морены. В альпинизме в основном используются выкопировки карт масштаба 1:100 000 и 1 : 200 000 (в 1 см — 1 или 2 км). Горизонтали, или линии равной высоты, наносятся обычно с разницей по высотам сечения, составляющим 2% от масштаба карты (для 1 : 100 000 разность высоты двух соседних горизонталей составляет 20 м). Более крутым склонам соответствует более плотное расположение горизонталей на карте. Карты более мелких масштабов употребляются при проведении экспедиций в малопосещаемые районы. К картографическим материалам в альпинизме принято также относить крупномасштабные орографические схемы, на которые наносятся пути движения и изображение маршрута в символах УИАА.
      Любая карта читается при помощи условных обозначений, которые делятся на знаковые и пояснительные, Знаковая форма (масштабные и внемасштабные знаки) на обычных картах стандартизирована; пояснительная (надписи и цифры) часто применяется на копиях и самодельных картах. На них и орографических схемах иногда употребляются нестандартные условные обозначения; они должны быть расшифрованы в подписях. Карты обычно имеют знаки ориентации по сторонам горизонта с указанием истинного или магнитного меридиана. Для Кавказа и горных районов Средней Азии магнитный меридиан отклоняется от истинного вправо (восточное склонение) на 5°
      Направление движения выдерживается от ориентира к ориентиру. Угол между направлением движения и меридианом называется азимутом, он измеряется в угловых градусах и отсчитывается от меридиана по часовой стрелке. Используемый в равнинном туризме и спортивном ориентировании способ движения по азимуту в альпинизме распространения не получил.
      Практически не применяется и глазомерная съемка, ибо требуемое для нее определение расстояний шагами или по времени и скорости линейного перемещения в горах трудновыполнимо. Определение расстояний иа глаз хотя бы с точностью 20% доступно только опытным альпинистам, постоянно тренирующимся в этом упражнении. В среднегорье наиболее эффективно ориентирование по гидрографическим признакам: рекам, ручьям, ледникам. Прн ориентировании в высокогорье целесообразно использовать фотопанорамы, предварительно сверенные с картосхемой.
      При ориентировании карт на горной местности к показаниям компаса следует относиться с осторожностью: локальная намагниченность горных пород и близость массивного металлического снаряжения могут сильно отклонить магнитную стрелку. Стороны горизонта надежнее определять по характеру рельефа, типу растительности, снегу на камнях, экспонированию склонов. Можно использовать и известный способ по часам и положению солнца. Следует, однако, учесть, что в летнее время на широтах Кавказа, Памира и Тянь-Шаня описываемый в справочниках метод биссектрисы точен не более, чем обычная прикидка полуденного направления с учетом времени и положения солнца. Ночью ориентировка возможна по луне и звездам. Полярная звезда всегда на севере. Луна в полнолуние около 20 часов находится на востоке, около 1 — 2 часов — на юге, под утро — на западе. В первой четверти луна вечером висит на юге, около полуночи — почти на западе.
      Дороги и многие тропы в горах часто проходят вдоль рек, по долинам. Непременно следует учитывать, что тропы в горах проложены, как правило, по наиболее безопасным и доступным местам. Ориентирами служат мосты через реки, повороты ущелий, слияния рек, впадение боковых ручьев. Ориентировка- в горах облегчается прекрасной видимостью (если нет тумана) и возможностью увидеть множество заметных ориентиров сверху. Но в незнакомой горной местности легко ошибиться даже с подробной картой, ибо очень трудно определить расстояние до ориентиров: вершин, хребтов, седловин.
      При отсутствии карт и схем приходится ориентироваться по памяти, припоминая виденные ранее схемы расположения ущелий, фото вершин или панорамы. Элементами ориентирования при этом служат стороны горизонта, время движения и высота. На спокойных тропах и снежниках набор высоты для среднегруженой группы составляет 200 — 250 м в час, при хорошем темпе — до 300 м. Определить высоту своего стояния примерно можно, если заранее хотя бы теоретически изучен район — расположение растительных зон, высотное положение снеговой линии, высоты окружающих вершин и перевалов, горных озер.
     
      3. ОРИЕНТИРОВАНИЕ В ВЫСОКОГОРНОЙ ЗОНЕ
      Выход на восхождение обычно осуществляется ранним утром, в темноте. Света фонариков хватает лишь на то, чтобы осветить тропу под ногами, а отыскивать общее направление ведущему приходится по памяти. Поэтому путь от бивака на первые 1 — 2 часа должен быть разведан (просмотрен или обозначен заметными ориентирами) заранее, в день прихода на бивак. Особенно это важно для отделений значкистов, когда нахождение пути и под) держание оптимального темпа движения могут быть поручены самим участникам, хотя и под наблюдением инструктора. Отряды новичков ходят на хорошо известные вершины по традиционным маршрутам, где задачу ориентирования решает командир отряда. Опытные командиры просматривают тропу заранее, даже если она хорошо известна по прошлым годам. Размывы, случайные обвалы или сели могут сильно изменить и внешне спокойный рельеф. А искать обход в полутьме, да еще ведя за собой отряд, довольно трудно, поэтому командиры (инструктор, руководитель) всегда предпринимают меры, чтобы заранее получить надежную информацию о состоянии пути и исключить потерю ориентировки.
      При подходе к началу маршрута следует поискать точку обзора, откуда можно просмотреть маршрут или его начало. Смысл такой рекогносцировки в том, чтобы сверить представления о маршруте, выработанные во время подготовки и составления тактического плана, с тем, как выглядит маршрут в действительности. Как говорят, положить маршрут на гору. При рекогносцировке следует учесть, что фотоснимки маршрута сделаны, как правило, не с той точки стояния, где находится группа, а смещение даже в сотню метров может сильно изменить внешний вид деталей. Прозрачность воздуха скрадывает перспективу, поэтому очень внимательно следует оценивать сравнительную протяженность ближних и дальних участков скал и снега.
      После просмотра и обсуждения маршрут должен запечатлеться в памяти каждого участника четко и ясно, с прикидкой во времени. Если спуск намечен не по пути подъема, надо запомнить и то место, где пересекутся пути спуска и подъема.
      Начало маршрута в горах маркировать не принято, группа сама выбирает логичный путь. В описаниях начало маршрута обычно привязывается к каким-либо заметным ориентирам: кулуарам, гребням, характерной конфигурации скал пли снежников. При восхождениях отрядов новичков впереди действует группа разведки, оповещая командира о состоянии отдельных участков или о непредвиденных изменениях рельефа. Зачетные маршруты 1Б к. с. известны досконально, и ориентировка редко вызывает затруднения даже в тумане или при густом снеге.
      Основными элементами ориентирования на маршруте служат характерные детали рельефа, контрольные туры, набор высоты, а также далекие ориентиры: близстоящие вершины, перевальные точки в сочетании с временем и скоростью передвижения по рельефу, Каждый из этих элементов, каким бы важным он ни был, не может служить однозначной гарантией правильности определения точки стояния и направления движения. Детали рельефа не всегда поддаются однозначному толкованию. Все кулуары похожи друг на друга. Один н тот же «жандарм» одному представляется конем, а другому — петухом. Контрольный тур может быть поставлен группой, заблудившейся на этом участке двумя годами раньше. Оценка скорости движения и набора высоты часто очень субъективна, сама высота определяется весьма приближенно Далекие ориентиры могут быть прикрыты облаками, да они и не очень помогают в ориентировании непосредственно на маршруте. Поэтому уверенность в правильности ориентировки должна базироваться на непрерывности контроля за своим местоположением и на совпадении информации по нескольким элементам ориентирования.
      При восхождениях значкистов и разрядников обязательна схема маршрута в символах УИАА (рис. 12). При составлении схемы маршрут разбивается на отдельные участки, протяженность которых выбирают исходя из логики маршрута — от нескольких метров на сверхсложных скалах до нескольких сотен метров па снежных плато или осыпях. На рис. 13 приведена типичная схема маршрута.
      Для каждого участка указываются его номер, примерная сложность и протяженность в метрах, средняя крутизна в градусах. При необходимости схема целиком или ее отдельные участки могут быть прокомментированы дополнительными краткими надписями, помогающими в ориентировке (например, «жандарм», «рогатка» или «контрольный тур»).
      Прочерк в графе «Крючья» вовсе не означает, что данный участок проходится без страховки, она может быть и не крючьевой. Для большинства маршрутов спуски не обозначаются символами УИАА, ибо понятие сложности спуска становится весьма относительным. Но все его характерные особенности и ориентиры — обязательны!
      На снежных склонах, ледниках п снежных плато ориентировка осуществляется преимущественно по дальним ориентирам: вершинам, седловинам, перевалам, скальным выходам. На гребнях, ребрах и контрфорсах общая ориентировка редко вызывает затруднения; детальное ориентирование тоже сравнительно просто из-за наличия четких и характерных ориентиров. Положение резко меняется при движении в тумане. Туман и метельная пелена сильно искажают расстояние и делают неузнаваемыми даже хорошо знакомые места. К тому же появляется давление на психику: человек привык ощущать себя в пространстве, оценивая размеры и расстояния по сравнению с какими-то устоявшимися масштабами, а в тумане каждый видимый предмет существует сам по себе, без фона, места и размера. Даже опытный альпинист может принять за недалекий камень целую гору, открывшуюся на несколько мгновений в туманном «окне», и наоборот. Пурга или туман на пологих снежных склонах настолько затрудняют ориентировку, что направление перестает быть объективной реальностью. Лучший выход — остановка или даже временный бивак до появления «окон» и восстановления уверенной ориентировки.
      Из-за ограниченности обзора трудна ориентировка на крутых скалах, особенно с нависающими участками. В этом случае полезно заранее, перед выходом на крутые участки, наметить общее направление движения, предполагаемую высоту выхода ведущего, места организации страховки, характерные детали микрорельефа. Полезно также заглянуть в схему маршрута, где участки крутых скал даются достаточно подробно. В спортивном скалолазании различают макроориентнрование, т. е. выбор основных направлений по ходу движения по скале, и микроориентирование, т. е. выбор точек опоры в пределах нескольких шагов, А. Е. Пиратинский
      в книге «Подготовка скалолаза» напрямую связывает быструю ориентацию на скале с уровнем техники лазанья, отмечая также важную роль внимательного просмотра пути и его мысленного прохождения. В альпинизме на сложных участках ведущий идет под наблюдением остальных участников группы, которые имеют возможность корректировать выбор направления.
      Сразу же после выхода на вершину и ознакомления с содержанием записки («туда ли пришли?») целесообразно еще раз
      представить себе пройденный маршрут, сопоставив реальный график прохождения с запланированным и отметив несоответствия между описанием маршрута и его реальным состоянием на данный момент. Такая корректировка поможет и себе и другим, кому еще предстоит восхождение по данному маршруту. Время пребывания на вершине, особенно при хорошей погоде, — лучшее для просмотра пугей подходов к другим горам, восхождение на которые планируется в этом или будущем сезоне. Полезным бывает и сопоставление имеющихся орографических схем с реальным рельефом, видимым с вершины.
      Перед началом спуска следует обсудить его направление и припомнить характерные особенности и заметные ориентиры на спуске, сопоставив свои представления с тем, что видно с горы. Если произошла задержка и группа вышла на вершину значительно позже намеченного времени, то путь спуска оценивается также с точки зрения наличия мест для организации возможной ночевки.
      В альпинизме ошибки в ориентировании непосредственно на маршруте в большинстве случаев вызваны недочетами в тактической подготовке. Значкисты и младшие разрядники на сравнительно простых маршрутах (2 и 3 к. с.) настойчиво ищут крутые скалы и прочие трудности. Разрядники постарше на маршрутах посложнее упорно отыскивают обходы крутых стен. Такое стремление залезть на стену или в сложный камин, которые легко обходятся по полочкам, и столь же упорное желание обойти стенку, хотя на нее надобно лезть и по логике и по описанию, способствуют сбою в ориентировке. Утыкаясь прямо в скалу или пытаясь поискать легкий, но нелогичный обход, группа теряет обзор и при этом, плохо контролируя расход времени и высоту, теряет свое место на маршруте и способность правильно оценить протяженность пройденного пути. В возникшей суете пропускаются контрольные туры, па деталях рельефа отыскивается несуществующее сходство с тем, что отмечено в описании. Таких ошибок можно избежать, если группа четко представляет себе расположение ключевых мест маршрута, их характер н предпочтительный способ преодоления — в обход или в лоб. Необходимо сопоставлять сложность каждого конкретного участка с категорией сложности всего маршрута и с тем, что дается схемой в символах УИАА. На первых самостоятельных восхождениях рекомендуется почаще сверяться с описанием или схемой, набирая опыт.
      Несколько слов о действиях группы в тех случаях, когда она убедилась, что ориентировка потеряна и маршрут остался где-то в стороне. Потеря ориентировки совсем не редкость. Даже квалифицированная группа может заблудиться. Основным критерием при оценке квалификации группы служит не сам факт потери ориентировки, а действия се по устранению допущенной ошибки. Здесь две основные опасности: суетливость, иногда переходящая в панику, и лень. Суетливость вызывает некритичный перебор случайных вариантов восстановления ориентации, в результате чего может быть принято решение, усугубляющее ошибку. Лень также приводит к неприятностям. Например, группа, обнаружив, что она начала спуск не по тому кулуару, второпях решает продолжить спуск («авось проскочим») либо пытается без набора высоты уйти траверсом в соседний кулуар, который представляется «правильным». В результате спуск может занять сутки или больше, в то время как обратный подъем и действительно правильный спуск отняли бы несколько часов.
      Осознав потерю ориентировки, необходимо остановиться и тщательно обсудить, где и когда произошел сбой. Главное — найти разумное и обоснованное решение, которое позволит восстановить ориентировку и выйти на правильный путь при безусловном обеспечении безопасности. В огромном большинстве случаев самым правильным и надежным решением служит возврат к какому-либо ориентиру, заведомо принадлежащему правильному маршруту.
      В тактическом плане восхождения всегда предусматривается ясное изложение сведений об узловых элементах маршрута: наличие и характер технически сложных (ключевых) мест, расположение контрольных туров, направление и характер спуска. Гарантией правильного ориентирования служит выполнение тактического плана при непрерывном анализе соответствия между описанием и реальным положением группы в пространстве и времени. Более надежной гарантией считается наличие в группе опытного инструктора, неоднократно бывавшего на маршруте. Однако бывает, что и инструкторы теряют ориентировку на известных маршрутах. Иногда к этому приводят излишняя самоуверенность и потеря непрерывности контроля за собственным местонахождением, а чаще — туманы или метели. И все же спина инструктора — великолепный ориентир, почти абсолютная гарантия правильной ориентировки. Но рано или поздно наступает момент, когда альпинист оказывается лицом к лицу со всеми трудностями и неожиданностями маршрута. Решение надо принимать самому. Правильность самостоятельной ориентировки целиком предопределяется знаниями и коллективным опытом группы, тем опытом, который набран участниками во время учебно-тренировочных восхождений под руководством инструктора. Об этом всегд-а следует помнить и участникам, и инструкторам.
     
      4. ОБУЧЕНИЕ ОРИЕНТИРОВАНИЮ В ГОРАХ
      Ориентирование на местности — дело сугубо практическое. Теория занимает лишь небольшую часть занятий по картографии, где коротко упоминается определение карты как уменьшенного обобщенного изображения земной поверхности на плоскости, построенного по определенным правилам, да обсуждаются понятия условного знака и ориентира.
      В подготовительный период в секциях должны быть предусмотрены практические занятия по картографии, основная цель которых — усвоение системы горизонталей и условных знаков на картах, практическое овладение элементами маршрутной съемки и
      способы представления маршрута в символах УИАА. Как правило, отдельных занятий по ориентированию не проводится. Маршрутная съемка осваивается при составлении кроки на пути подходов к местам практических занятий на рельефе; умению ориентироваться помогает и участие в соревнованиях по кросс-походам в среднегорье. Перед выездом спортивных групп на альпбазы и при подготовке экспедиций необходимо провести занятия по ознакомлению с районом предстоящих восхождений: с характером погоды, типичной тактикой, с географией района и особенностями ориентировки.
      В планах тренировочных восхождений предусматривается лекция-беседа «Географический обзор района». Командиры отрядов или инструкторы отделений, проводящие беседу, наряду с информацией о названиях перевалов, вершин и маршрутов на них рассказывают и о путях подхода к той или иной горе, о характерных ориентирах и особенностях ориентирования. Для новичков такие беседы проводятся, как правило, на всех привалах, откуда хоть что-нибудь видно. В беседах по ориентированию целесообразно обращать внимание даже на простые на первый взгляд истины Например, большинство рек в горах вытекает из ледников, так что, двигаясь вверх по реке, рано или поздно придешь к леднику. Если с какой-то точки подходов видна вершина (или перевал, или пред-вершина), то эта точка, в свою очередь, будет видна с вершины Любая стена при взгляде в лоб кажется значительно круче, чем на самом деле. Звук, идущий против ветра, сильно уходит вверх, а по ветру — отклоняется вниз Большое видится на расстоянии, поэтому оценить соотношение высот различных вершин более или менее правильно можно только со значительного расстояния. Истины почти очевидные, но за пренебрежением каждой из них — реальные ошибки в ориентировании.
      Специальных занятий по ориентированию во время пребывания в горах не предусмотрено. Наука правильной ориентировки осваивается вместе с тактикой и в конкретных походах и восхождениях. Основные элементы ориентирования всегда отражаются в тактических планах. Во время учебных походов и восхождений инструкторы рассказывают, что видно, как шли, где группа находится и куда пойдет дальше и как все это расположено во времени. Обучение ориентированию продолжается и «в разрядниках». Командиры отделений поручают участникам вести свою группу на отдельных участках, контролируя умение ориентироваться.
      После спуска с горы очень полезно еще раз снизу просмотреть весь маршрут, пока детали свежи в памяти. При просмотре сопоставляется, что именно имелось в виду в описании под тем или иным названием, почему группа прошла маршрут именно так, а не иначе, что из деталей видно, а что нет. Такие учебные рекогносцировки оттачивают умение ориентироваться, маршрут укладывается в память столь отчетливо, что участник способен найти путь даже через несколько лет. Осмысление сделанных восхождений помогает набирать опыт, в том числе и опыт ориентирования.
     
      VI. ОБУЧЕНИЕ АЛЬПИНИЗМУ. ОРГАНИЗАЦИЯ. ОБЩИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ
     
      1. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ
      Учебный альпинизм опирается на систему альпинистских клубов и секций коллективов физкультуры на местах и на учебноспортивные альпинистские базы профсоюзов, работающие по единой программе подготовки альпинистов в стране.
      Альпинистские базы находятся в горных районах, вблизи ог объектов восхождений и высокогорных походов, в местах, связанных автомобильным сообщением с ближайшими железнодорожными станциями и аэропортами. Они располагают всем необходимым для организации и проведения эффективной учебной работы (штат инструкторов-методистов по альпинизму, снаряжение и необходимый инвентарь и пр.) и соответствующими бытовыми условиями, хозяйственным обслуживанием и пр.
      Порядок оформления участников, прибывающих по путевкам, и все их дальнейшее пребывание на базе регламентируются учебными планами, правилами внутреннего распорядка и соответсь вующими правилами по альпинизму.
      Необходимость максимально экономить время в горах возведена на альпбазах в ранг традиции, она предполагает плотный распорядок дня и весьма насыщенное расписание занятий. Так называемого свободного времени у участников на базе практически нет или очень мало. Даже отдых регламентирован и рационализирован, дни отдыха часто совмещаются с подготовкой к выходу. Но насыщенность времени конкретными делами не освобождает участников от обязанности думать. Лавина информации, поступающей непрерывным и плотным потоком, требует интенсификации мышления, ибо вся информация должна быть систематизирована, осмыслена и как можно быстрее обращена на пользу дела. Ленивое шевеление мозгами зачисляется в разряд непозволительной роскоши, мышление почти вынужденно становится оперативным.
      Весь процесс учебно-тренировочной, спортивной, воспитательной, культурно-массовой работы и просто жизнь на альпбазах неотделимо сочетаются с комплексом мер по безопасности. Все мероприятия этого комплекса отработаны многолетней практикой, большинство из них предусмотрено обязательными для выполнения документами. Выше отмечалось, что источником опасности являются не сами горы как природный объект, а неразумная деятельность людей, не учитывающих своеобразия горной природы. Поэтому в обеспечении безопасности большая роль принадлежит профилактическим мерам организационного, техническою и психологического характера.
      В начале сезона и перед проведением учебных циклов периодически осуществляется проверка и подготовка мест занятий. Производится чистка учебных скал, осмотр предполагаемых мест ле-
      довых и снежных занятий. На учебных скалах проверяются и дооборудуются постоянные точки страховки, перила, крючья на стендах и т. п. В начале сезона группы инструкторов совершают разведывательные выходы на места массовых биваков отрядов и на перевалы, чтобы оценить складывающуюся на сезон снежноледовую обстановку, степень лавино- и камнеопасности склонов.
      Комплектуется, периодически проверяется и пополняется спас-фонд базы, на каждую смену создается спасательный отряд. До начала сезона производится проверка и пополнение радиохозяйства, проверяются радиостанции, обеспечивается их питание. Под неослабным контролем находится состояние снаряжения, в особенности применяемого для страховки.
      Мотивы обеспечения безопасности непременно входят в содержание всей учебной, организационной и воспитательной работы на альпбазах. Проводится обязательный систематический медицинский контроль, инструктаж о нормах поведения в необычных для жителей равнины условиях высокогорья. Контролируются санитарно-гигиенические условия на базе и в окружающей местности. На всех лекционных и семинарских занятиях обязательно акцентируются вопросы безопасности во взаимосвязи с изучаемой темой. При этом очень важна единая трактовка этих вопросов.
      С некоторым сожалением следует отметить, что во многих секциях недостаточно изучаются теоретические вопросы альпинизма. Участникам, да и некоторым инструкторам, представляется, что теоретическое изучение горной природы, адаптации человека к условиям высокогорья, закономерностей работы страховочной цепи, психологической подготовки не имеет прямого отношения к обеспечению безопасности. Это глубокое и, скажем прямо, опасное заблуждение. Эффективный, без провалов, подход, к безопасности горных путешествий может быть выработан только в результате синтеза теоретических познаний и практических умений; теория есть необходимый и полноправный участник безусловного обеспечения безопасности.
      Отметим, что на альпбазах кроме описанных осуществляется комплекс профилактических мер при подготовке к выходу в высокогорную зону. Наряду с работой врача н других работников в этом комплексе активное участие принимают сами альпинисты. Все снаряжение перед выходом проверяется, особое внимание уделяется страховочному и самодеятельному. В обеспечение безопасности входит много деталей, которые кажутся мелочами, но могут служить источником крупных неприятностей Это умение транспортировать и хранить радиостанции, ракеты, бензин, примуса, веревку, аптечку, очки, фонари, умение ходить по тропам, держать плотный строй на крутяке, во время отдыха контролировать склон и т. п. Здесь действуют десятки очевидных истин типа: нельзя заливать бензин в горящий примус, радиостанция должна быть сухой и в тепле, веревку на подходах следует нести в рюкзаке или чехле, а на занятиях не волочить ее зря по камням, аптечка всегда должна быть с отделением, на маршруте и занятиях каска должна быть на голове и т. п. Но иногда их все-таки забывают, — видимо,
      из-за тривиальной очевидности или из-за нежелания понять, что и такие простые истины имеют прямое отношение к безопасности каждого участника и его товарищей. И потому следует с пониманием относиться к дотошности и кажущейся придирчивости командиров и руководителей альпбаз, ибо они руководствуются еще более простой и мудрой истиной: сколько участников прибыло на базу, столько же их, здоровых, должно уехать домой.
     
      2. ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ УЧЕБНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ
      При формировании учебных подразделений на альпинистских мероприятиях следует учитывать определенные требования. Так, для успешной работы в горах необходимы большие познания из тех, что можно добыть только на месте, а сроки пребывания в горах коротки. Надо и адаптироваться, и над техникой поработать на рельефе, и с районом ознакомиться, и на горы сходить, и все это в 20 или 30 дней путевки.
      Каждый альпинист глубоко индивидуален и по характеру и по познавательным способностям, а программа занятий унифицирована, ее итоговые требования на каждо.м этапе одинаковы для всех участников. И снова надо прессовать время, чтобы и программный минимум был усвоен, и все личности получили бы еще что-нибудь — скалу потруднее, гору повыше.
      Каждое восхождение — это учеба, и хочется продлить это удовольствие, но гребни, стены и вершины не приспособлены для бытия, и нужно успеть вовремя спуститься.
      Оптимальной для альпинизма оказалась система организации занятий, которая в ортодоксальной педагогике носит название классно-урочной. Под «классом» понимается группа участников, примерно одинаковая по уровню подготовки и выполняющая общую работу. Альпинизм как учебный предмет разбивается на разделы и темы. Определяется и последовательность уроков. Такая система обеспечивает экономичность во времени, доступность и последовательность обучения, создает отличные условия для формирования коллектива. Теоретические занятия проводятся в виде лекций или семинаров (например, занятие с новичками «Особенности альпинизма как вида спорта» проводится как лекция, а занятие «Составление тактических планов» у разрядников — в виде семинара).
      В то же время решение проблемных тактико-технических задач на стендах и натурных объектах, ситуационные и тактические игры, заполненные во многом взаимоконтролем и дискуссиями, нельзя однозначно отнести к одной из упомянутых форм. Успех здесь достигается творческим контактом обучающихся и обучающего.
      К числу недостатков классно-урочной системы иногда относят тот факт, что один педагог объединяет роли учителя, организатора и руководителя учебно-воспитательного процесса. Однако в альпинизме это — не недостаток. Только будучи един в трех лицах, инструктор в состоянии решить две главные задачи урока: каждый участник неотвратимо продвигается вперед хотя бы на минимальную ступеньку, к тому же иа любом уроке обеспечена безусловная безопасность. Напомним здесь, что альпинизм — спорт сугубо коллективный, а каждое восхождение есть и урок, и экзамен одновременно.
      Необходимость сочетания личных и коллективных целей, а также принятая в альпинизме система обучения предопределяют принципы отбора участников и методы формирования подразделений Предварительный отбор осуществляется в секции, где решается вопрос, на какую альпбазу и по какой путевке (новичковой, знач-кистской или разрядной) направить участника. На альпбазах учебная часть формирует учебные отделения и отряды. Формально критерии отбора в отделения достаточно просты: первый по значению — квалификационный уровень, устанавливаемый по документам участника, собеседованию и результатам сдачи физических нормативов; второй — личные пожелания участников. Если на смену прибыли несколько участников примерно равной квалификации, работавшие ранее вместе в секции или на альпбазе, то целесообразно их зачислить в одно отделение. При этом удается проще создать рабочий коллектив. Списки отделений составляются с учетом и других мотивов. Учитывается, например, знакомство с районом, наличие восхождений в данном районе, пол участников, их желание попасть к известному им инструктору.
      Относительно просто обстоит дело с формированием отделений новичков, поскольку и квалификационный уровень, и степень знакомства с районом у них строго одинаковы. Остается учесть пожелания участников и уровень их физической подготовки. Чем выше этап, тем сложнее процесс формирования. В начале смены командир отряда и заместитель директора по учебно-спортивной работе могут оценить реальную квалификацию альпинистов-раз-рядников лишь приблизительно, по личным документам, рекомендации секции и мнению самого участника. Но документы отражают прошлый год, рекомендации секции — подготовку на равнине, а не в горах, участники же на уровне II разряда не всегда обладают опытом, достаточным для объективной самооценки. Дело упрощается, если из секций прибывают уже фактически сформированные отделения или хотя бы связки. Совсем все просто, если такие группы приезжают со своим инструктором и с планом работы, заранее согласованным с учебной частью базы.
     
      3. УЧЕБНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ И ОТРЯДЫ. СВЯЗКИ И СПОРТИВНЫЕ ГРУППЫ
      Класс в учебном альпинизме — это учебное отделение. Состав участников в отделениях новичков и значкистов остается практически постоянным в течение всего времени пребывания в горах. В отделениях разрядников также желательно иметь стабильный
      состав, как минимум до окончания цикла занятий и совершения первых восхождений.
      Несколько равнозначных по своему уровню отделений (параллельных классов) составляют учебный отряд. Он работает по единому плану, который разрабатывается командиром на основе Программы, с учетом особенностей района и имеющегося контингента участников и инструкторов. Отряд образует единое целое; практически все занятия отделения отрабатывают вместе, в том числе и тренировочные восхождения. Отрядом проводится зачетное восхождение новичков.
      При подготовке на разряд кандидата в мастера и мастера спорта группы работают по индивидуальному плану. При формировании таких групп, разработке и утверждении их планов учитывается спортивная квалификация участников и уровень показанной на деле тактической, технической и физической подготовки.
      Основная тактическая единица в отделениях разрядников на всех квалификационных уровнях — связка.
      Структура учебных подразделений динамична; основное ее назначение — создание оптимальных условий для обучения и совершения восхождений. Структура и работа альпбаз строятся так, чтобы обеспечить эти условия с учетом имеющихся возможностей.
      Формально связка — это 2 или 3 альпиниста, во время занятий или восхождений работающих на одной веревке. Фактически связка — минимальный по составу коллектив, способный в горах самостоятельно решать тактико-технические задачи. В связке не просто суммируются индивидуальная подготовленность и возможности ее участников — в ней в результате схоженности появляется умение взаимодействовать. Понятие это в буквальной трактовке означает совместное участие в восхождении; реально схоженность означает слаженную работу и на сложном рельефе, и во время подготовки, и на подходах, и в бивачной жизни. Взаимопонимание наиболее важно в вопросах взаимной страховки и выбора маршрута на микрорельефе. На маршруте голосовая связь часто затруднена, да и времени на длительные переговоры, обсуждение мнений и советов практически нет. И здесь требуются абсолютное доверие к партнеру, мгновенная реакция на его команды, реплики, жесты, умение понять просьбу и отреагировать на нее даже раньше, чем она будет высказана. Естественно, полное взаимопонимание в связке достигается при ее более или менее длительном существовании как «.боевой единицы» и при наличии общности во взглядах ее участников на альпинизм и свое место в нем.
      Даже в одной сработанной связке никогда не бывает абсолютного равенства по всем компонентам альпинистского мастерства. Еще большая разница наблюдается в отделениях, где работают 2 — 3 связки. Во временных отделениях к техническому неравенству добавляется разница в целях и взглядах на пути достижения этих целей.
      Одна из задач учебных альпинистских подразделений как раз и состоит в том, чтобы на практике научить умению взаимодействовать, сопоставлять значимость личных и коллективных целей.
     
      4. КОМАНДИРЫ УЧЕБНЫХ ОТДЕЛЕНИЙ И ОТРЯДОВ
      Командир отделения, непосредственно ведущий учебную работу, назначается руководством альпинистского мероприятия. В оптимальном варианте это тренер, проводящий с данными участниками круглогодичную подготовку. Он несет персональную ответственность за все разделы обучения, включая выходы в высокогорную зону, обеспечение безопасности, контроль за соблюдением гигиенических правил и здоровьем участников отделения, экологических норм, активно участвует в организации досуга, А при наличии стажера-инструктора он руководит его действиями, оценивает их и готовит стажера к экзамену для перехода на самостоятельную инструкторскую работу.
      На каждом этане обучения работа командира отделения имеет свои особенности. Инструктор отделения новичков в чем-то сродни воспитателю детского сада. Кроме выполнения перечисленных выше безусловных обязанностей, инструктор должен быть готов ответить на тысячи новичковых «почему?». Ему просто необходимо умение превращать в коллектив разнородную группу закоренелых горожан, слегка ошарашенных первым свиданием с горами и жестким регламентом жизни на альпбазе. Снять первичный стресс, убеждением погасить всплески анархизма или растерянности, быть предельно внимательным к мелочам, каждая из которых для новичка может стать проблемой, показать необходимость коллективной дисциплины — подобные действия инструктора новичков в первые дни пребывания их в горах, может быть, более важны, чем обучение тонкостям техники передвижения. Задача формирования коллектива на этом этапе облегчается неясностью личных спортивных целей участников. Общая коллективная цель становится и личной целью новичка. А в перспективе начинают прорисовываться и более далекие цели: высокие горы, хорошая команда, трудные маршруты, разряды.
      На этапах старших разрядников формированию коллектива способствуют четкие представления о коллективном характере альпинистской деятельности и о своем месте в альпинизме. Здесь задача инструктора — понять, что хочет, умеет, знает каждый из его участников, и на этой основе в рамках программы этапа строить занятия и намечать план восхождения. Азы организации старшие разрядники уже знают, поэтому основная роль инструктора — роль тренера н в некоторой степени экзаменатора.
      Работая со значкистами н младшими разрядниками, инструктор наряду с интенсивным обучением должен уделять особое внимание выработке у них объективного представления о собственном уровне подготовки. На этих этапах участники склонны переоценивать свои познания и возможности. Характерная трудность состоит и в том, что при предоставлении участникам как можно больше самостоятельности требуется необходимость более жесткого контроля за всеми их действиями.
      Воспитательной и учебной работой в отряде руководит его командир. Он активно участвует в формировании отряда, изучает документы всех участников, при необходимости проводит с ними собеседование и намечает состав отделений. Командир лично руководит всем циклом учебных занятий, проводит разборы и основные лекционно-семинарские занятия.
      Работа командиров отрядов на разных этапах довольно сильно отличается по своему содержанию.
      И по своему статусу и по содержанию работа командиров отделений и отрядов не имеет аналогов в других видах спорта. Она специфична прежде всего объединением педагогических и командно-руководящих функций, огромной ответственностью за безопасность и качество обучения как одного из основных компонентов обеспечения безопасности.
     
      5. ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ АЛЬПИНИСТОВ
      Условия, в которых протекает обучение альпинистов, чрезвычайно разнообразны. Различны и контингент альпинистских групп и локальные их цели. Альпинисту любого ранга полезно знать структуру всей учебной системы, чтобы четко представлять уровень собственной подготовки и свое место в учебном процессе, последующие задачи.
      Спортсмепам-разрядникам необходимо иметь достаточно полное представление о содержании, организации и методике подготовки альпинистов, поскольку в низовых коллективах именно им чаще всего приходится вести отдельные занятия в секциях.
      Суть альпинизма состоит в коллективном преодолении естественных препятствий, избранных самим спортсменом, и происходит оно в изолированной от внешней помощи и руководства обстановке, не регламентированной строгими правилами и ограничениями. Отсутствие осязаемого, одушевленного н активно реагирующего противника создает специфический психологический фон. В этих условиях наряду с физической и технической подготовкой особый вес приобретают воспитательные моменты, формирующие нравственные нормы взаимоотношений и поведения.
      Контингент людей, занимающихся альпинизмом, чрезвычайно разнороден по возрасту, уровню образования и культуры, не говоря уже о физической подготовленности и личных качествах. Ведь в альпинизме не существует детских и юношеских школ и секций с четко определенными последовательными целями и этапами обучения, нивелирующих не только уровень специальной подготовки, но в значительной мере и нравственный облик молодого спортсмена.
      Остановимся на некоторых принципах формирования альпинистского коллектива, определяющих целях обучения, воспитательном эффекте занятий альпинизмом и правильности понимания вопросов безопасности.
      Основой морально-психологической подготовки альпиниста является идейно-политическое воспитание в его единстве с умственным, физическим, эстетическим и нравственным воспитанием. Это одна из социальных задач альпинизма.
      Применительно к внутриальпинистским проблемам личность альпиниста определяется его отношением к себе и товарищам, к горам, к альпинизму как общественному явлению. Становление личности неразрывно связано с формированием и характером этих опюшсний. Вся воспитательная работа в альпинизме нацелена на создание у альпиниста коллективизма, готовности взять на себя о I ветственность в любых ситуациях.
      Воспитательная работа в альпинистских коллективах проходит в живой конкретной форме. Ее содержание определяется задачами и спецификой альпинизма. Отделения и группы в горах часто действуют автономно, в отрыве от своих постоянных баз. В этих условиях велика ответственность каждого участника за свою подготовку. Выходя с базы на восхождение, альпинист должен быть уверен, что его подготовка и действия в горах, на маршруте вполне обеспечивают успех восхождения. Он обязан понимать, что его подготовка, дисциплинированность, состояние здоровья не только его личное дело. Если в подготовке есть какие-то серьезные недочеты, об этом должны знать все, с кем собирается идти участник. Честность и правдивость, способность объективно оценить свое состояние становятся в альпинизме необходимыми качествами. В этой части неприемлемы даже минимальные послабления и компромиссы.
      Альпинизм обладает широчайшими возможностями удовлетворения самых разных социальных и личных потребностей, включая, конечно, стремление получить разряд. Но чтобы это понять, необходим соответствующий культурный уровень, не всегда совпа дающий с уровнем образования.
      Поэтому при формировании низового коллектива прежде всего должны быть отчетливо сформулированы его цели и задачи, их иерархия и очередность достижения. Нужно также помнить, что вряд ли найдется другой вид спорта, где притязания и надежды так часто и резко расходились бы с истинными возможностями спортсменов и где за ошибку приходилось бы так дорого платить.
      Коллектив должен быть прежде всего коллективом в лучшем смысле этого понятия, и стержнем его формирования должна быть сама сущность альпинизма как коллективного вида спорта. В этом направлении должна строиться вся подготовительная, тренировочная и воспитательная работа.
      Вместе с тем иногда вплоть до окончания этапа спортивного совершенствования в горах альпинисту часто приходится работать в коллективе, сформированном на альпбазе только на одну смену. Большинство восхождений участник совершает в составе временного коллектива; пока что такое положение скорее правило, чем исключение. Поэтому существенную часть работы составляет не только воспитание коллективизма вообще, но и психологической и моральной готовности быстро н без явных потерь включаться в деятельность только что созданного коллектива. И группа в секции и отделение на альпбазе представляют собой коллектив. Через эту маленькую ячейку альпинист входит в сообщество альпинистов всей страны. Процесс превращения группы личностей в работо-
      способный коллектив, которому предстоит выполнять весьма трудные задачи, протекает в ходе совместной деятельности, притирки личных целей к целям отделения и отряда. Здесь существенно, что способ организации элементарного коллектива фактически задает всю систему отношений между такими коллективами (отделения в составе отряда, отряды на базе) и во всем альпинистском сообществе в целом. Воспитание и самовоспитание альпиниста в смысле готовности стать членом рождающегося коллектива приобрели приоритетный характер во всем многообразии воспитательной работы.
      Становление коллектива сильно зависит от предыдущего опыта участников и потому имеет свои особенности на разных этапах обучения. Вместе с тем формирование альпинистского коллектива имеет и много общих черт почти для всех этапов. Формально отделение как структурная единица отряда и базы создается приказом, и в первое время основную роль в сплочении организации совместной деятельности играют требования (иногда и прямые приказы) инструктора. Они должны быть четкими, однозначными, едиными для всех участников. Участники присматриваются один к другому, образуя стихийные микрогруппы и не предъявляя друг к другу особых требований. У новичков на этой стадии часто возникают внутренние протесты, они отождествляют инструктора со школьным учителем, его требования кажутся им диктаторскими, необоснованными, подавляющими их личную свободу. Возможны и всплески анархизма.
      Становление собственно коллектива начинается с осознания общей цели в процессе совместной деятельности (занятий). На более старших этапах эта стадия существует иногда не более 1 — 2 часов, поскольку участники уже понимают ценность и необходимость создающегося коллектива. Первые же занятия выявляют в отделении ядро — участников, которые прошли некоторую школу в секциях и для которых требования инструктора очевидны и естественны. Этот актив своим примером поддерживает инструктора, способствуя осознанию мотивов всей деятельности на 'альпбазе. Задача инструктора — сделать так, чтобы весь состав отделения стал «активом». Чем активнее участник в учебе и жизни отделения, тем выше к нему требования командира. Совместная работа и коллективная дисциплина постепенно приводят к тому, что несуразности в поведении отдельных участников задевают все отделение и вызывают дружный отпор. Фактически коллектив уже сформировался. Время в горах спрессованно, и на долгом пути до конца смены люди все больше доверяют друг другу; общие требования становятся и личными требованиями участника к самому себе.
      Воспитательная работа в альпинизме многогранна. Проводится она не сама по себе, а в единстве всех аспектов альпинистской деятельности. Собственно, и попытки сформировать коллектив, и иная воспитательная работа в отрыве от учебы и спортивного совершенствования просто бессмысленны. Воспитание нельзя оторвать от учебного процесса. Изучение приемов обеспечения без-
      опасности вполне логично сочетается с воспитанием безопасного поведения. У участников создается понимание того, что безопасность в горах не прихоть инструктора и не сугубо личное дело каждого участника, а принципиальная позиция всего альпинистского сообщества. Поэтому пренебрежение безопасностью осуждается безоговорочно.
      В альпнннзме очень сильны традиции. Традиционен и торжествен ритуал встреч отделений и групп, возвращающихся с восхождений. Возвращение группы домой всегда отмечается как радостное событие и для возвратившихся, и для тех, кто находится на базе. Традиционна теплая забота о новичках — все альпинисты прекрасно помнят свое возвращение в лагерь после первого восхождения, и потому весь коллектив альпбаз воспринимает встречу отряда новичков с зачетного восхождения как главное событие смены. Эта встреча важна не только для новичков, она радостна и для ветеранов: нашего полку прибыло. Есть и другие хорошие традиции. Каждая секция альпинизма также имеет свои традиции. Наиболее общие из них — спортивное наставничество в секциях и клубах, внимательное отношение к ветеранам, взаимная помощь секций в организации альпмероприятий и в ознакомлении с материалами по новым для друзей районам.
      Доверительность человеческого общения в горах способствует широкому ознакомлению с интереснейшими сторонами множества профессий, причем в изложении профессоров своего дела, представляющих к тому же почти все регионы нашей страны. Знакомства и дружба, завязавшиеся в горах, сохраняются на долгие годы.
     
      6. ДИСЦИПЛИНА В АЛЬПИНИЗМЕ
      Как известно, в теории общественных отношений дисциплиной называют выполнение порядка, установленного в данной сфере деятельности. Порядок фактически служит средством отражения и сохранения общественных отношений. Применительно к альпинизму вопрос дисциплины особенно важен, поскольку нарушения установленных правил и порядка грозят серьезными и опасными последствиями. Условия гор и работы на рельефе весьма переменчивы, и ситуация, еще минуту назад бывшая обычной и безобидной, может быстро стать критической, грозящей перейти в аварийную. Очевидно, что в подобных условиях необходимы экстренные и уверенные меры, четкие команды инструктора (руководителя), столь же четкое и быстрое их выполнение. Дисциплина в таких ситуациях должна быть идеальной, к чему участников нужно готовить заранее. Конечно, это «крайняя» ситуация, дисциплина нужна не только на склоне, но и на базе, на биваке — везде и всегда, пока человек пребывает в горах. Нужна и привычка к дисциплине, сознание того, что иначе невозможно и безнравственно.
      В основе альпинистской дисциплины лежит вырабатывающееся у каждого участника сознание того, что горы не терпят суеты
      и разгильдяйства. Иногда у участников начальных этапов прорывается крик души с заверениями; «Если будет критическая ситуация, неужели я не проявлю себя как надо, а зачем сейчас зажимать мою свободу и жестко выговаривать за то, что я ушел всего на полчаса полюбоваться речкой?» Практика показывает, что со временем обязательно что-нибудь случается, если участник не поймет ценности и необходимости дисциплины.
      Нарушения дисциплины тянут за собой потери, которые можно увидеть невооруженным взглядом. Новичку, опоздавшему в строй на 10 минут, кажется — ну что тут такого, всего 10 минут! Но, потеряв несколько раз понемногу, можно вовремя не выйти к намеченному биваку, не успеть засветло пройти сложный участок, потерять время для переправы через горную реку по малой воде.
      Нарушения дисциплины бывают, как правило, двух типов; или разгильдяйско-безответственное, или сознательное, сделанное во имя личной корысти, в надежде, что никто не узнает. Становление альпиниста как личности постепенно делает редкими проявления разгильдяйства, особенно в виде опозданий, невыполненных поручений или самовольных отлучек. Это болезни начальных этапов, излечиваемые воздействием коллектива и внушениями инструктора. Они проходят тем быстрее, чем сильнее личность, коллектив. Известно высказывание «точность — вежливость королей». Со временем альпинист осознает, что задачи у королей были все-таки проще, чем у альпинистов и инструкторов, и что точность для альпиниста не простая вежливость, а проявление уважения к товарищам, суровая и приятная необходимость.
      Второй тип нарушений лечится сложнее, и меры бывают очень жесткие. Как правило, тезис «никто не узнает» оказывается мифом, вся система альпинизма ориентирована иа честность и правдивость. В основе преднамеренных нарушений дисциплины, кроме избыточной самоуверенности, часто лежит обыкновенная трусость, отсутствие мужества.
      Арсенал наказаний в альпинизме ограничен. Внушение, замечание, отстранение от восхождения, отлучение от альпинизма. Конечно, при разборах нарушений к виновнику проявляется максимум доброжелательности. И изрядная доля снисходительности. Но только до той поры, пока разбираемые действия пли возможность их повторения не ставят под угрозу безопасность самого нарушителя или его товарищей. Или же выявляется обыкновенное шкурничество. В этих случаях снисходительность становится антигуманной.
     
      7. УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС И ЕГО НАПРАВЛЕННОСТЬ
      Любой учебный процесс есть один из видов познания человеком самого себя и окружающего мира, специально организованный и руководимый учителем.
      Направленность учебного процесса вытекает из назначения альпинизма как вида человеческой деятельности, необходимого для развития общества. Альпинизм воспитывает активных бойцов, умеющих работать в коллективе, умеющих делать все. Такая направленность определяет конкретные задачи обучения и развития альпиниста как личности. Личность альпиниста формируется в процессе его многогранной деятельности в горах и на равнине, в активном усвоении того, что знают и умеют инструкторы. Творческое начало проявляется сначала только в учебе. Обыкновенный интерес к альпинизму, характерный для участников начальных этапов, со временем превращается в потребность работать в команде альпинистов. Стремление к совершенствованию дополняется желанием узнать побольше из того, что никому не известно, сделать в альпинизме что-то новое и полезное не только для себя, но и для команды, клуба, базы. Альпинизм становится для человека ареной творчества. Осуществление таких желаний составляет основу прогресса в альпинизме, в его учебном, познавательном, спортивном и прикладном компонентах. Обеспечение условий для прогресса — одна из сверхзадач учебного процесса.
      Общая теория педагогического процесса формулирует закономерности усвоения знаний, умений, навыков, формирования убеждений, определяет объем и структуру содержания изучаемого предмета, методы и формы обучения, направляет воспитывающее воздействие учебного процесса.
      Формы горного рельефа и их изменчивость, узлы для связывания веревок и закономерности страховочной цепи, приемы обеспечения безопасности и правила личной гигиены в походах — эти и многие другие сведения, понятия и законы должны быть закреплены в определенной системе. Задача обучения — не только снабдить участника набором сведений, но и показать их взаимосвязь и научить пользоваться ими по назначению. Поэтому описание типичных элементов скального рельефа (трещин, углов, плит) непременно связывается со способами оптимального лазанья по ним. Операция осуществления крючьевой страховки довольно стандартна, но она требует массы познаний. Нужно знать, что такое трещина и какие бывают крючья, как работает крюк в трещине и как его нужно подбирать к трещине и забивать, что такое карабин, как он должен висеть на крюке, как правильно заложить в него веревку и почему надо закрутить муфту. Все это нужно знать, знать взаимосвязь вещей и действий, и понимать, как со всем этим делом лучше управляться.
      Способность к сознательной работе на основе знаний называется умением. Это понятие фактически означает готовность к практически целесообразным действиям; умение — прекрасная реализация знаний. В альпинизме важно не только умение что-либо делать; лазать по скалам, ставить палатку, ориентироваться на рельефе. Не меньший вес имеет умение анализировать действия свои и группы и делать почти беспристрастные выводы из этого анализа. Практические умения приобретаются на занятиях и в упражнениях; умение анализа вырабатывается на официальных и неофициальных разборах, в результате самоанализа, личного осмысления и критической оценки своих действий. Учебный процесс в системе альпинизма обеспечивает и формирование умений, и тесную взаимосвязь с приобретением знаний. Люди в горах и сами горы как объект познания беспредельны; основная трудность — отобрать из беспредельности то, что необходимо для успешной деятельности в горах.
      Постоянные тренировки и упражнения в определенных действиях постепенно превращают умения в навыки. Особенность альпинизма состоит еще и в том, что такое превращение не всегда полезно, как это бывает во многих других видах деятельности. Навык предполагает автоматизированное, безошибочно выполняемое определенным способом действие. Здесь все приемлемо, кроме автоматичности. Такое простое действо, как постановка палатки, не может превратиться в навык, потому как каждый раз условия хоть немного, но меняются. Еще более простое и сверхмногократ-ное действие — постановка ноги на нестандартном для равнины рельефе — не должно превращаться в автоматическое движение. Особенно важен контроль действий, входящих в приемы страховки во всех ее видах, и всех движений при работе на сложном рельефе. Полный автоматизм в таких действиях, как вязка узлов или закладывание веревки в дюльферную петлю, вреден более, чем даже незнание этих операций. Привычным и автоматизированным в альпинизме может быть только одно — умение держать под контролем все свои действия. Скорость в альпинизме достигается не превращением умений в навыки, а быстрым осмысленным чередованием медленных и разумных движений.
      Большинство альпинистов нашей страны проживают не в горной местности. В связи с этим годовой цикл подготовки альпинистов очень своеобразен и заполнен в межсезонье обычно общей и специальной физической тренировкой. Методика при этом заимствована в основном из других видов спорта и практически сводится к индивидуальной подготовке.
      На сложном горном маршруте перед альпинистами не встает задачи перехитрить противника. Маршрут неуязвим для человеческого воздействия. Зато нужно ясное представление о противостоящих силах, объективное сопоставление их с co6cfвенными возможностями, умение прогнозировать обстановку и оценивать вероятность различных осложнений.
      В этих условиях успех команды и ее безопасность зависят главным образом (если не целиком) от уровня единомыслия, взаимопонимания и взаимной ответственности внутри коллектива. Лишь когда этот уровень высок, могут эффективно реализовываться для общего блага личные качества участников и их разносторонняя подготовка.
      Ясное понимание этой мысли должно пронизывать всю систему подготовки альпинистов на базах и в низовых коллективах, на всех уровнях.
      Обучение — творческий двусторонний процесс. Нет одинаковых коллективов, нет одинаковых педагогов. Да и условия обучения альпинизму на всех этапах не могут быть строго регламентированы. Поэтому не существует однозначных неизменяемых рецептов-правил обучения альпинизму. Все излагаемые ниже соображения о методике и организации учебного процесса предполагают творческое их использование применительно к конкретным условиям конкретного коллектива.
      По-видимому, всякому обучению должно предшествовать и сопутствовать желание обучаемого научиться. Понятие «научиться» само по себе предполагает такое желание. Но для того, чтобы сформировать правильную мотивацию, педагог совместно с обучаемым должен точно определить сущность осваиваемой задачи и пути ее решения. Без этого невозможно рационально организовать и спланировать процесс обучения.
      Если говорить об овладении техническими приемами альпинизма, то методика обучения в принципе аналогична другим видам спорта, где объектом освоения являются двигательные действия.
      Традиционной формой передачи учебного материала для такой методики остается информативно-иллюстративный способ по схеме: название приема — показ — повторение — исправление ошибок — закрепление — совершенствование. В начале этой цепочки лежит формирование образа приема путем технически совершенного показа (лучше 3 — 4 раза), сопровождаемого лаконичными и исчерпывающими комментариями, подчеркивающими целесообразность и надежность приема, а затем двигательное его освоение путем повторения по элементам. Многократное воспроизведение осваиваемого приема под контролем инструктора на основе сфор- мировавшегося образа, объединяющего наблюдения, объяснения и действия, создает сознательное представление о существе приема и условиях его применения. Дальнейшее разучивание приема под самостоятельным контролем и наблюдением тренера направляется в основном на качество исполнения. В этом звене цепочки важно не обременять обучаемого излишними нагрузками и по возможности исключить условности всякого рода, акцентируя внимание на ошибках и добиваясь сознательного их исправления. Дальнейшее совершенствование приема распространяется на всю последующую альпинистскую деятельность, и целью его в конечном счете остается достижение стабильности исполнения в различных условиях, в том числе усложненных физическими и эмоциональными нагрузками.
      Традиционная последовательность освоения отдельного приема по ступеням знание — понимание — анализ — синтез — оценка в условиях альпинизма может растянуться на длительное время. Ведь даже поняв сущность приема, спортсмен нескоро научится самостоятельно критически оценивать сложившуюся ситуацию, взаимосвязь отдельных знакомых приемов и условия их применения.
      В альпинизме количество безвариантных, ограниченных строгими рамками внешних условий, приемов и тем более ситуаций относительно невелико. Вытаптывание ступеней в снегу, вязка узлов, некоторые приемы самозадержания и работы с веревкой и предметами снаряжения — все равно этот перечень будет чрезвычайно кратким. Совокупность внешних условий, характеристики преодолеваемого рельефа, психологическая обстановка в альпинизме бесконечно разнообразны и практически исключают стандартные ситуации, а следовательно, и автоматизацию соответствующих технических приемов, а тем более их комбинации.
      Все, что говорилось выше о разучивании альпинистских технических приемов, относится к индивидуальной технической подготовке. В альпинизме спортсмен не действует изолированно. Каждое его действие — звено в цепи взаимодействия. Идущий впереди, выбирая и подготавливая маршрут, ориентируется на идущих за ним партнеров, которые, в свою очередь, обеспечивают его безопасность. Высокое индивидуальное мастерство прежде всего должно обеспечивать слаженность коллективных действий.
      Таким образом, особое значение приобретает сознательное умение применять хорошо понятый (хотя и ие доведенный до уровня навыка) прием в меняющейся обстановке, на множестве объектов, во взаимодействии с партнерами, под самостоятельным контролем.
      Многообразие обстановки в реальном восхождении настолько велико, что исключает установление однозначных правил-рецептов. Здесь в качестве решающего фактора, обеспечивающего успех обучения, выдвигается умение думать, творчески оценивать ситуацию во всех ее взаимосвязях.
      При начальном обучении технике альпинизма, особенно в части мер безопасности, вполне допустим так называемый догматический тип обучения («бездумное умение»), где решающим становится дисциплинирующий элемент: «Так надо!» — с последующим разъяснением возникших у обучаемых вопросов и сомнений.
      В то же время при технической подготовке основной альпинистской тактико-технической единицы — связки такой тип обучения не может обеспечить нужной эффективности. Наиболее рациональным здесь оказывается проблемный метод обучения, основа которого — творческое начало. Ставится многоплановая задача для самостоятельного решения. Основная форма передачи материала — моделирование реальных ситуаций с акцентом на взаимодействие и организацию безопасности, разнообразные ситуационные задачи, решаемые как в классе, так и на реальном'рельефе, тактические игры, учебные и тренировочные восхождения с последующим критическим разбором.
      Эта форма позволяет обеспечить обоснованный, конкретный и гибкий уровень знаний. Сложность проблем меняется в зависимости от этапа обучения и квалификационного уровня обучаемых. При творческом отношении и обоюдном интересе обучаемых и обучающего возможности проблемного обучения практически безграничны.
      Подготовительный период годового цикла в альпинизме отводится, как правило, на общую и специальную физическую подготовку. Техническая подготовка, если она и проводится, в значительной мере ограничена всевозможными имитациями и условностями. У начинающих альпинистов при этом может возникнуть иллюзорное представление, что именно физическая подготовка и является главной, решающей частью общей подготовки и основным мерилом ее качества. Кстати, такие представления могут возникнуть и у спортсменов более высокой квалификации, поскольку иных обектнвных критериев для соревнования и отбора не существует. Рассеять такое представление — долг руководителя и старших товарищей.
      Общая альпинистская подготовленность складывается из нескольких взаимосвязанных и взаимодополняющих частей: теоретической, физической, технической, психологической и тактической. Их содержание и, в известной мере, методика и критерии обучения изложены в соответствующих разделах учебника. Здесь мы коснемся этих сторон подготовки с позиций организации педагогического процесса.
      Вряд ли требуются напоминания о необходимости тщательной и вдумчивой подготовки бесед и лекций. Но, учитывая специфику альпинизма, следует напомнить, что устное изложение должно сопровождаться не только убедительными примерами из практики (желательно из личной), но и различными наглядными пособиями (схемы, макеты, фотографии, чертежи, учебные фильмы), а иногда физическим моделированием (процессы амортизации рывка, прочность снаряжения, некоторые природные процессы).
      Метафорические сравнения заметно оживляют излагаемый материал и позволяют поддерживать необходимый уровень внимания. Опытный лектор, глядя на слушателей, чутко воспринимает их настроение и умеет в нужный момент встряхнуть аудиторию, сконцентрировать ее внимание в нужном направлении.
      В настоящее время нет оснований утверждать, что методика общей и специальной физической подготовки альпинистов достаточно хорошо разработана, особенно если учитывать необходимость и возможность ее дифференциации применительно к различным квалификационным уровням и классам восхождений. То же относится и к контрольным тестам и нормативам для оценки уровня подготовленности. Тем не менее долголетняя практика организации такой подготовки во многих коллективах позволяет дать необходимые рекомендации по ее проведению. Эти рекомендации приведены в соответствующем разделе книги.
      Планирование и проведение технической подготовки значительно сложнее по различным причинам. Это прежде всего упоминавшаяся выше резкая «сезонность» и длительный отрыв от реального горного рельефа, а также невозможность совершенствовать технические приемы в межсезонье и неизбежность всяческих имитаций.
      Занятия скалолазанием по месту жительства, безусловно, могут быть полезны начинающему альпинисту (да и опытному тоже), но лишь при ясном понимании глубокой принципиальной разницы между этими двумя видами спорта.
      Пока при организации технической подготовки основное внимание уделяется индивидуальной подготовке. Если для начинающих альпинистов это еще в какой-то степени оправдано, то для всех последующих этапов техническая подготовка должна быть направлена на работу основной тактико-технической альпинистской единицы — связки. Взаимодействие внутри связки и между
      связками должно рассматриваться как основное условие успешности продвижения и безопасности. Личное техническое мастерство должно рассматриваться прежде всего как элемент коллективного. Этот тезис следует подчеркивать на всех занятиях, от элементарного совместного движения по вытоптанным ступеням и верхней страховки до сложных систем организации движения и безопасности с применением современных технических средств.
      Конечно, сказанное выше отнюдь не означает, что совершенствованием личного мастерства не надо заниматься.
      Индивидуальный уровень овладения техническими приемами передвижения и взаимной страховки определяется не столько совершенством двигательных навыков, сколько умением применять эти навыки и характеризуется широтой диапазона освоенных приемов, быстрым п безошибочным выбором нужного, непринужденного и экономичного исполнения.
      Сюда же относится представление о скорости передвижения как быстром чередовании тщательно и надежно исполняемых приемов, умение соразмерять темп и ритм движения с конкретным рельефом и прогнозируемой обстановкой, ориентируясь на физические ресурсы группы (связки).
      Тактико-техническая подготовленность вообще, а особенно на старших квалификационных уровнях, к сожалению, не имеет ясно обозначенного критерия оценки.
      Единственным способом здесь остается наблюдение со стороны, осуществить которое не всегда удается даже опытному инструктору (не из-за малой квалификации, а в силу объективных условий проводимого занятия). Поэтому заметно возрастает роль самооценки, особенно в отношении таких трудноопределимых понятий, как равновесие, чувство скал, чувство снега, льда. Конечно, объективность самооценки весьма условна. Но если спортсмен, искренне стремясь стать максимально полезным коллективу, будет внимательно наблюдать за собой в процессе последовательных тренировок и занятий, прислушиваясь к замечаниям руководителей и товарищей, то он не сможет не заметить возрастающей непринужденности и легкости преодоления препятствий, ранее казавшихся ему значительно более трудными.
      Особенно внимательно надо относиться к освоению приемов взаимной страховки, последовательно подчеркивая их роль как необходимого компонента в любом комплексе технических приемов передвижения.
      Трудность здесь состоит в том, что в этой области единственным тренировочным средством остается более или менее правдоподобная имитация обстановки срыва и момента удержания напарника на связке.
      Необходимо подчеркнуть, что при постановке и решении тактико-технических задач надо опираться на ясное понимание физической сущности безопасного удержания сорвавшегося, а также помнить, что его успешное проведение зависит от действий страхующего не только в момент срыва, но и в не меньшей степени от его действий до и после срыва.
      Основной формой физической, технической и тактико-технической подготовки альпиниста остается практическое занятие — урок. Эта форма настолько исследована теоретически и подкреплена практикой, что позволяет достаточно четко сформулировать ее установившееся построение. Но прежде чем перейти к вопросам конкретного планирования и построения занятия, остановимся на главных дидактических принципах и их интерпретации применительно к альпинизму.
      Принцип сознательности в обучении альпинизму приобретает решающую роль. Он ориентирует спортсмена на необходимость думать, понимать, оценивать и сопоставлять. Это относится к надежности и целесообразности осваиваемых приемов, к последовательности и иерархии поставленных целей, к критической оценке собственных и коллективных действий и возможностей. Другими словами, в любой момент тренировки и восхождения спортсмен должен твердо знать, что и зачем он делает, к каким последствиям должны привести его действия. Физическая подготовленность, технические навыки и умения, личный опыт, безусловно, важнейшие компоненты квалификации альпиниста. Но успех и безопасность решает не столько наличие этих компонентов, сколько их сознательное применение. Альпинизм, прежде всего, спорт интеллекта. Очень важно, чтобы участники ясно представляли свое место и роль в коллективе, чтобы ими была осознана надежность изучаемых мер безопасности как основа взаимодействия.
      Принцип активности предполагает сознательную мобилизацию усилий каждого занимающегося на выполнение учебной или спортивной цели. Самостоятельность в выборе способов решения поставленной задачи, находчивость и личная инициатива в рамках учебной дисциплины, внимательный и доброжелательный взаимный контроль, способность в нужный момент принять на себя лидерство, оказать необходимую поддержку товарищу — вот основные стороны этого принципа. В учебных занятиях разумная инициатива участников поддерживается и направляется инструктором; в условиях же самостоятельных занятий, как это нередко бывает а низовых коллективах, реализация принципа активности — одно из основных условий успеха обучения.
      Вряд ли стоит напоминать, что отсутствие своевременной инициативы, направленной на общие цели, или, наоборот, дезорганизующая инициатива часто становились источником экстремальных и даже аварийных ситуаций.
      Принцип систематичности означает, что вся подготовка должна вестись регулярно, как правило, по круглогодичному плану, направленному к заранее поставленной цели. Такой целью может быть и выполнение разрядных норм определенной группой участников, и восхождение всем коллективом на избранную вершину, и многое другое. Сами занятия и тренировочные мероприятия должны быть подчинены строгой системе: от простого к сложному, от легкого к трудному, от известного к неизвестному. Нарастание физических нагрузок и усложнение осваиваемых приемов осуществляются постепенно, как бы наслаиваясь друг на друга.
      Основой квалификации альпиниста остается свободное лазанье в широком понимании этого термина. Нужно внушать обучаемому, что в обстановке реального восхождения каждый может в силу сложившихся обстоятельств оказаться «первым» и без специального снаряжения. Поэтому освоение такого снаряжения должно укладываться в последовательную систему по мере возникновения в нем необходимости. Очень опасно, если у молодого альпиниста сложится ложное представление о том, что само наличие современного снаряжения автоматически обеспечивает успех. В результате появляются потенциальные носители опасности альпиписты-недоучкн с формально присвоенными разрядами.
      Принцип доступности. Его смысл состоит в том, что проводимые учебные и тренировочные занятия, а также спортивные мероприятия должны быть доступны участникам как по уровню понимания, так и по физическим и эмоциональным нагрузкам.
      Нужно иметь в виду, что если задание по освоению какого-либо приема выполняется слишком легко, то интерес обучающихся к занятиям снижается. В то же время задача непосильная — как по физическим возможностям, так и по эмоциональному фону исполнения — мешает понять совершенные ошибки, сковывает движения, затрудняет координацию и даже может стать источником травм. Постепенное дозированное нарастание (но обязательно нарастание!) трудностей по мере роста подготовленности обучаемого — главный путь реализации принципа доступности.
      Этим же принципом следует руководствоваться при формировании учебных подразделений и спортивных групп, подбирая их по критерию доступности планируемого мероприятия.
      Но здесь, определяя доступность задачи для формируемого коллектива, следует учитывать не только уровень индивидуальной подготовленности его участников, но и их способность совместно действовать, сочетать свои силы с силами товарищей, равняясь прн необходимости на более слабых, перераспределяя нагрузки по силам. Стремление к абсолютно равному уровню подготовленности всех участников конкретного коллектива далеко не всегда оправдано, да и вряд ли осуществимо. Главным остается фактор, объединяющий личные действия — взаимопонимание и взаимодействие. И уж во всяком случае, критерий доступности не должен превращаться в инструмент отсева, отлучения or альпинизма так называемых неперспективных. Формирование надежного, способного к долгому существованию коллектива идет по другим законам, изложение которых следует искать в соответствующих разделах этой книги.
      Принцип наглядности. Его можно рассматривать в разных аспектах. Прежде всего показ, демонстрация приема, подлежащего изучению. Цель его — формирование у обучаемого яркого синтетического образа, объединяющего зрительные впечатления от показа со словесными пояснениями и впоследствии дополненного собственными двигательными ощущениями при самостоятельном выполнении приема. Трудно переоценить значение правильно и точно выполненного показа приема. Он ни в коем случае не предполагает бездумного копирования. Главное здесь, чтобы его можно было понять, использовать как внешнюю опору собственных дальнейших действий, получить материал для осмысления. Поэтому показ должен быть тщательно подготовлен, иногда отрепетирован, максимально избавлен от условностей. Особенно внимательно нужно относиться к демонстрации комплекса приемов (например, движение связки, транспортировка пострадавших), подчеркивая и поясняя взаимосвязь осуществляемых партнерами действий. В некоторых случаях очень желательна и специальная демонстрация типичных ошибок с разъяснением их сущности и последствий.
      Еще одна существенная сторона наглядности — тактические и тактико-технические решения, принимаемые в процессе реальных восхождений, особенно в сложных ситуациях. Правильность и логичность этих решений, своевременность и согласованность их исполнения могут надолго сохраниться в памяти участников как яркий зрительный образ, особенно если руководитель или более опытные участники специально обратят внимание на эти события непосредственно после них.
      Нельзя не отметить, что поведение и даже внешний вид руководителей и участников как на восхождениях и занятиях, так и в повседневной жизни тоже представляют собой наглядный пример, значимость которого не следует приуменьшать.
      Принцип прочности. Речь идет о закреплении усвоенных навыков и способности правильно применять их в различных условиях. Уже говорилось, что применительно к альпинизму стандартная схема формирования двигательного навыка путем многократного повторения приема не всегда реальна. Более того, она не всегда целесообразна, потому что в бесконечном разнообразии условий восхождения само понятие двигательного навыка как целенаправленного действия, доведенного до автоматизма, заметно деформируется. Речь скорее может идти об осмысленных умениях применять нужные приемы в нужном месте. Для закрепления этих приемов требуется организованная и направленная практика комплексного их применения. Лучшим средством здесь, безусловно, останутся учебные и тренировочные восхождения. Ведь, по сути дела, прочность закрепления необходимых умений — это творческое осмысление личного опыта. В этом главный критерий квалификации альпиниста, — конечно, если на эту сторону обращено внимание обучаемых. Поскольку речь здесь идет о сочетании различных приемов, следует напомнить о некоторых рекомендациях, помогающих закрепить прочность владения ими:
      не переходить к освоению нового приема до того, как обучаемый достаточно подготовлен к нему и способен понять его назначение и необходимость (приемы страховки, применение снаряжения) как средства успеха и безопасности;
      совмещать вновь осваиваемые упражнения с освоенными ранее в различных вариантах и сочетаниях, подчеркивая их преемственность и взаимосвязь (усложнение разнообразия рельефа, акцентирование взаимодействия);
      доводить до уровня двигательного навыка путем многократных повторений допускающие этот процесс элементы тактико-тех-нических приемов (обращение с карабином, самозадержание, исполнение команд взаимодействия);
      повышать интенсивность и длительность тренировочных упражнений, усложнять условия их исполнения (увеличение протяженности маршрутов, работа с рюкзаком, взаимодействие связок).
      Самым надежным способом оценки квалификации альпиниста в свете перечисленных принципов должны служить разборы занятий и восхождений, где суммируются и анализируются впечатления всех участников. При умелом и заинтересованном руководстве п благожелательном отношении друг к другу такие разборы приносят ощутимую пользу.
      Успех занятий зависит от их организации и грамотной подачи материала в свете изложенных выше педагогических положений. Учитывая все уже сказанное выше об особенностях альпинизма как объекта изучения, можно сформулировать три основные задачи, которые может и должен решать инструктор в процессе обучения как на базе, так и в низовом коллективе:
      воспитывать ответственность и доброжелательность во взаимоотношениях с партнерами, памятуя, что альпинизм требует культуры более широкой, чем физическая;
      показывать и объяснять технический прием (или комплекс приемов) так, чтобы обучаемый, попробовав выполнить, понял (не мог не понять!) его необходимость и надежность, хотя и не освоил его до уровня навыка;
      учить повседневно поведению в горах, пониманию специфических условий высокогорья, умению самостоятельно оценивать обстановку, примерять к ней собственные возможности, принимать решения.
      Уроки-занятия обычно подразделяются на учебные (где происходит начальное обучение простейшим приемам, характеризующим специфику данного вида спорта), учебно-тренировочные (посвященные выработке и закреплению основных умений) и тренировочные (предназначенные для их совершенствования). Учитывая специфику альпинистской подготовки, такое разделение вряд ли может быть принято без оговорок.
      Надо иметь в виду, что основой обучения альпинизму остаются прежде всего реальные восхождения: учебные, тренировочные и спортивные. Действующая ныне разрядная система принимает в зачет выполнения разряда любое восхождение соответствующей категории сложности. Это обстоятельство серьезно осложняет процесс обучения и требует от руководителей большой гибкости, внимательности и ответственности, умения эффективно совмещать все упомянутые формы занятий в одном мероприятии.
      Прежде чем перейти к рекомендациям по планированию и проведению урока, укажем некоторые общие требования к выбору и подготовке мест для учебно-тренировочных занятий:
      характер рельефа и протяженность учебного объекта должны соответствовать цели занятий и уровню подготовки участников (широкий диапазон форм рельефа, крутизна, высота);
      расположение точек занятий на учебном объекте, должно обеспечивать возможность визуального контроля со стороны инструктора и минимальную затрату времени на «холостое» перемещение участников (удобство перехода от маршрута к маршруту, смены страхующих, возможность объединения подразделений, маркировка маршрутов, стартовых и страховочных пунктов);
      меры обеспечения безопасности, т. е. предварительная проверка и очистка маршрутов, проверка и подготовка пунктов страховки, организация перил в нужных местах, фиксация мест нахождения участников во время занятий, взаимное расположение маршрутов и т. д.
      Обязательной должна быть также проверка перед занятиями наличия необходимого снаряжения (личного и общественного) и его состояния.
      Традиционно урок состоит из трех частей.
      Подготовительная часть. Подход к месту занятий часто рассматривается как своеобразная разминка и в зависимости от протяженности может использоваться для дополнительных моментов, связанных с данным занятием: вводная беседа с объяснением цели занятий, демонстрация необходимых приемов, обозначение простейших команд, подводящие упражнения (если требуется), акцентирование норм поведения, обеспечивающих безопасность, объяснение критериев оценки.
      Основная часть: изучение и освоение приемов и их комплексов под контролем инструктора и при взаимном контроле. Здесь важно, чтобы с самого начала обучения участник помнил, что его личные действия, даже, казалось бы, элементарные, никогда не могут оцениваться изолированно, вне связи с действиями партнеров (например, лазанье по простому маршруту, но со страхующим сверху партнером), что он отвечает за безопасность. Необходимая «плотность» урока (загрузка участников) обеспечивается нужным количеством, протяженностью, трудностью и взаимным расположением маршрутов.
      Не следует добиваться, чтобы каждый участник непрерывно лазал или рубил ступени. Нужно дать ему возможность некоторое время наблюдать за выполняющим упражнение товарищем и сопоставлять его действия с собственными. Уловить ошибку товарища подчас легче, чем свою.
      Кривая физической и эмоциональной нагрузки в этой части урока должна равномерно нарастать, а затем снижаться до уровня подготовительной части.
      Заключительная часть. Приведение организма в спокойное состояние, уборка и проверка снаряжения, подведение итогов и разбор занятия, оценка успеваемости и поведения участников, возвращение в основное расположение.
      Распределение времени на отдельные части занятия зависит от его конкретного содержания, но, учитывая, что наиболее привлекательна и интересна для участника основная часть, нужно помнить, что без ясно поставленной задачи, равно как и без кон-
      кретного разбора ее выполнения, занятие не может быть эффективным.
      Примером того, как должен планироваться и проводиться конкретный урок, может служить материал, разработанный на основе известной схемы Сингера опытным педагогом В. В. Целовахиным.
      Содержащаяся в нем схема и иллюстрирующий ее пример помогут инструктору рационально спланировать и эффективно провести занятие с альпинистами по соответствующему разделу программы, даже если в ней отсутствуют конкретные методические указания.
      План и методика проведения занятия с начинающими альпинистами «Движение по скалам»
      1. Формулируем цель обучения: уметь передвигаться по скалам 1 — 3 к. с. с соблюдением мер безопасности.
      2. Определяем систему частных задач, реализующих цель:
      а) основные правила передвижения по скалам;
      б) передвижение по скалам на ногах (ходьба) без опоры — постановка ног на всю ступню;
      в) передвижение лазаньем в разных направлениях;
      г) приемы, используемые при лазанье, — на упорах, распорах, захватах, трении;
      д) приемы организации страховки в движении по скалам;
      е) плавность и экономичность движений;
      ж) зависимость приемов от рельефа.
      3. Определяем исходный уровень обучаемых (по предыдущим занятиям):
      общефизическая и специальная подготовка соответствует контрольным нормативам;
      знакомы с основными правилами безопасности и поведения человека в горах, особенностями и опасностями горной природы и рельефа, начальными сведениями об основах техники альпинизма, средствами и приемами страховки;
      имеют представление о технике страховки.
      4. Определяем критерии освоения приемов и правил по частным задачам с акцентом на вопросах безопасности:
      а) назвать, объяснить и применить 8 основных правил передвижения по скалам;
      б) проходить на ногах легкий контрольный участок скал без потери равновесия;
      в) пролезть контрольный участок скал 1 — 3 к. с. в разных направлениях;
      г) показать 4 приема лазанья на участках разного рельефа;
      д) продемонстрировать 3 правила лазанья, обеспечивающих безопасность;
      е) продемонстрировать 5 правил, обеспечивающих плавность и экономичность движений.
      5. Оценки успеваемости будут выставляться за урок (текущая) и за цикл занятий (итоговая).
      6. Стратегия обучения:
      а) вводная командира отряда;
      б) первая демонстрация — создание общего впечатления о передвижении по скалам с комментариями об изучаемых правилах;
      в) вторая и третья демонстрация приемов с выделением и подчеркиванием основных элементов правильного передвижения;
      г) инструкция — установка командира отделения;
      д) отработка движения по элементам: 10 — 12-кратное повторение каждого приема. Сначала приемы, обеспечивающие безопасность, а затем — ведущие к успеху (плавность движений и экономия сил);
      е) отработка передвижения по скалам 1 — 3 к. с.: 5 — 6-кратное прохождение маршрутов с гимнастической страховкой, под контролем тренера;
      ж) разбор проведенных занятий.
      Теоретические занятия по пп. а, б, в, г, ж занимают 1 час.
      Практические занятия по пп. д, е в сумме занимают 6 часов. Перерывы между занятиями по пп. д и е — не менее 5 минут.
      7. Выбираем и готовим места занятий:
      новички должны заниматься на подготовленных и актированных спасательной службой местах;
      скальные участки могут быть невысокими, но представлять различные формы рельефа — стены, гребни, плиты, полки;
      сложность маршрутов не должна быть слишком высокой;
      места занятий должны быть удобными для работы.
      8. Подготавливаем снаряжение и экипировку:
      перед выходом на занятия командир отделения должен лично проверить наличие у каждого каски, рубашки с длинными рукавами, брюк, защищающих колени, высокогорной обуви и нужного снаряжения.
      9. Руководим процессом обучения:
      организовать и мотивировать. На первых порах вся организационная работа ложится на тренера, а затем часть ее переходит к старосте отделения. Мотивация должна быть высокой,, но способы достижения ее зависят от возраста участников — сначала удовлетворяются естественные потребности в движении и игре, затем — потребности в общении и познании. Создание дополнительного эмоционального фона на занятиях, получение удовольствия от занятий зависят целиком от тренера;
      воспитывать и учить. С самого первого занятия идет ориентация на безопасную работу, создаются отношения взаимной ответственности между лезущим и страхующим. Изучаются и отрабатываются правила и приемы, обеспечивающие безопасность и лишь потом — ведущие к успеху. Не натаскивать, а указывать пути устранения и предупреждения ошибок (потом будет поздно!), видеть и подкреплять успехи каждого обучаемого — главная роль тренера;
      контролировать и оценивать. Тренер должен следить за действиями каждого обучаемого, контролировать правильность и объем выполняемых упражнений, быть строгим к нарушениям дисциплины и доброжелательным ко всем занимающимся без исключе-
      ния. Оценка успехов обучаемых новичков не должна быть слишком строгой. Успех рождает успех, а неудача — только неудачу!
      Систематизируя собственный опыт, руководителю (инструктору, тренеру) следует обращать внимание на такие критерии качества проведения занятий, как ясная формулировка цели, конспект-план, плотность занятия, сочетание показа с объяснениями, сочетание элементов индивидуальной и коллективной подготовки, лаконичность, точность и образность речи, своевременная фиксация ошибок и оценка успеваемости, управление занятиями, дисциплина, творческий контакт с участниками, умение укладываться в отведенное программой время.
      Мысль о том, что безопасность — дело коллективное, должна пронизывать любую стадию альпинистской подготовки, воспитывать необходимый уровень взаимопонимания и взаимной ответственности.
      Все сказанное выше о планировании и проведении занятий может быть творчески интерпретировано применительно к учебным и тренировочным восхождениям с целью оптимального сочетания учебных и спортивных сторон. Планирование учебного материала для этих восхождений не только желательно, но и необходимо. Инструктор во время восхождения ориентирует участников на решение ранее запланированных или импровизированных «по обстановке» конкретных тактико-технических задач, организацию взаимодействия, оценку и прогнозирование обстановки
      В итоге разбора каждого занятия и восхождения желательно совместно установить, что они дали всей группе и отдельным участникам.
      Воспитание и обучение — двуединый творческий процесс передачи и восприятия знаний и опыта. В нем обоюдно заинтересованы и обучающий и обучаемый. Этот процесс непрерывен, поскольку человек не может и не должен отключаться от общественного воздействия. Поэтому особенно важно, чтобы существовала и укреплялась преемственность альпинистского обучения. Роль низового коллектива здесь особенно велика.
      Лучший метод воспитания — личный пример в самом широком смысле этого понятия, т. е. не только личное поведение руководителя, но также качество и эффективность выполняемых им производственных и общественных функций. Это относится как к инструктору, так и ко всему административному и обслуживающему персоналу альпинистских мероприятий.
      Но, конечно, инструктор — ведущее звено в цепи воспитательного процесса, и его личный пример — от чистого воротника до мировоззрения — во многом определяет успех.
      Доброжелательность н интерес к участнику — залог правильных взаимоотношений и эффективности обучения. Утверждение о том, что «нет неинтересных участников, но есть недоброжелательные и нелюбопытные инструкторы», к сожалению, часто жизненная правда. Участник только тогда будет чувствовать настоящий интерес к изучаемому предмету, когда убедится, что этот предмет и он сам как личность интересны инструктору.
      Нужно стремиться, чтобы обучаемый не только оценил альпинистские познания и личное мастерство инструктора, по и понял его отношение к предмету обучения — альпинизму.
      Отношения инструктора с обучаемыми развиваются в двух плоскостях. С одной стороны, инструктор остается товарищем (ведь очень часто он отличается от своих учеников только специальными познаниями в альпинизме), а с другой — он должен в случае необходимости уметь своевременно осуществить командирские функции. Способность найти оптимальное для конкретной группы сочетание этих сторон воспитательной деятельности — одни из главных показателей квалификации инструктора.
      Многогранность альпинизма позволяет привлекать к нему не только перспективных спортсменов и будущих чемпионов, но в первую очередь широкий круг молодых и не очень молодых людей, которые смогут найти удовлетворение в альпинизме своих личных интересов не только в спортивном, но и в социальном плане.
      Современные альпинисты в большинстве своем — образованные люди. Они чутко воспринимают и быстро улавливают соотношение между словами инструктора и его делами, поведением, И последний педагогический совет инструктору: почаще ставить себя на место участника, стремиться понять и учесть в своей деятельности его желания, притязания и надежды.
     
      8. ХАРАКТЕРИСТИКА ИТОГОВ ОБУЧЕНИЯ
      Учебный процесс в альпинизме развивается на основе анализа итогов обучения. Итоги бывают личные, характеризующие деятельность альпиниста, и коллективные, от секций и отрядов. По времени итоги бывают предварительными (весной), промежуточными (в ходе обучения) и сезонными, В альпинистских организациях подводят итоги и за более длительный период.
      Перед началом летнего сезона в секциях оцениваются итоги подготовительного периода, на основании чего альпинист получает рекомендацию на летний сезон. Эти итоги фиксируются в «Зачетной карточке». Оценивается теоретическая, практическая и физическая подготовка для установления степени готовности к работе на определенном этапе, В горах «Зачетная карточка» служит документом предварительного учета результатов Кстати, в горы часто хотят попасть участники, не ставящие перед собой или своей группой высоких спортивных задач. Их цель — побивать в горах, среди своих коллег, сделать несколько восхождений. Это достойная цель Нужно лишь, чтобы их подготовка соответствовала задачам, которые они перед собой ставят. В ходе учебного процесса в горах производится периодическая проверка подготовки и оценка успеваемости, результаты обсуждаются на разборах циклов занятий и восхождений. Текущий учет успеваемости, с помощью которого контролируется процесс обучения, выявляет успехи и недочеты в подготовке и помогает корректировать обучение.
      По итогам сезона на каждого альпиниста составляется характеристика, где кратко оцениваются личные качества, достигнутые результаты и перспективы. С начальной подготовки-2 и выше оценки по различным видам технической и теоретической подготовки вносятся в «Книжку альпиниста». Новичок получает одну общую оценку, его характеристика вписывается в удостоверение на значок «Альпинист СССР». Характеристика альпиниста по итогам сезона содержит оценку его физической и моральной подготовки, в ней отмечаются умение работать первым, способность взять на себя ответственность лидера или организатора, отношение к товарищам, страховке. В конце дается рекомендация на восхождение определенной сложности, а тем, кто достоин и готов, — рекомендация на инструкторскую учебу. Из характеристики должно быть ясно, насколько альпинизм нужен данному человеку и насколько он сам нужен альпинизму.
      Альпинистский коллектив оценивает степень выполнения своих планов и достижений целей. Анализируются положительные аспекты деятельности и причины неудач, по результатам корректируются планы на следующий сезон и на дальнейшую перспективу. Успехи или неудачи почти всегда связаны с квалификацией и качеством работы инструктора, поэтому кадровые вопросы и перспективы в этой части должны занимать одно из первых мест при анализе итогов работы альпинистских коллективов.
     
      VII. ОСОБЕННОСТИ ЖИЗНИ В ГОРАХ. ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫЕЗДОВ. БИВАКИ
     
      В организации учебно-тренировочной работы альпсекций и клубов ключевыми являются выездные мероприятия. Это могут быть выезды на скальные массивы для тренировок, или более длительные по времени и громоздкие по организации тренировочные выезды в горы, предгорья, или альпмероприятия с восхождениями, регистрируемые Федерацией альпинизма СССР.
      При организации тренировочных выездов первыми решаются вопросы времени, транспорта и финансирования. Для выездов используются выходные и праздничные дни, в вузовских секциях — каникулы. Транспортные и финансовые вопросы решаются на местах разными способами. Жизнь на выездах организуется согласно традициям секции. Но независимо от конкретных традиций занятия на выезде должны проводиться под руководством альпиниста (желательно инструктора), имеющего достаточный опыт в организации мер безопасности.
      Беспутевочные мероприятия с восхождениями включают либо короткие по времени поездки на одно восхождение по плану круглогодичных мероприятий, либо массовые экспедиционные выезды с организацией в горах базового лагеря. Организация последних сложна и требует больших затрат времени, солидного опыта руководителя и постоянной актив.ности участников.
      Первая проблема при планировании мероприятия — сбор маршрутного материала, т. е, фотографий общего вида гор, картосхем района, фотографий стен и гребней, по которым пройдут маршруты восхождений. Основных источников три; собственные фотоархивы участников и инструкторов, материалы разведок, письма и фотографии коллег из других секций. Важно иметь в секции постоянного «архивариуса», у которого годами накапливается картотека маршрутных материалов. В его обязанности входит и просмотр ежегодного фотоматериала, привозимого товарищами по секции из различных горных районов, и отбор маршрутных кадров. Со временем библиотека, где собраны карты, фото и описания гор, маршрутов, становится бесценным богатством. Описания маршрутов лучше делать (или исправлять) сразу после возвращения. Большие горы живу г в медленном темпе, и личные материалы каждого будут очень нужны его ученикам, для которых любой район, куда они едут впервые, будет новым. Поэтому важно приучать альпинистов всех рангов вести съемки окружающего пейзажа, даже если он кажется скучным или недосягаемым.
      Еще одна общая для всех проблема — снаряжение. Здесь полезна концентрация: крючья, закладные элементы, лесенки, карабины перед выходом лучше сложить в одну кучу и отобрать нужное. Следует помнить, что веревки и многие другие текстильные вещи страховочного снаряжения (петли, оттяжки, амортизаторы) имеют ограниченный срок годности, даже если они не использовались, а просто хранились в идеальных условиях. В каждой экспедиции есть начальник спасательного отряда, который по долгу службы заботится об отборе снаряжения в спасфонд, его доставке в базовый лагерь и хранении там. Начспас должен обладать определенной твердостью характера, чтобы устоять перед просьбами и упреками и не дать растащить по рюкзакам и палаткам крючья, веревки, фонари, батарейки, бензин. Лучший вариант — когда тючки со снаряжением спасфонда возвращаются домой нераспакованными.
      Продуктовые запасы экспедиции перед выездом упаковываются, причем продукты с ограниченным сроком хранения лучше паковать отдельно от продуктов длительного хранения. Непреложное правило при этом — как можно меньше стеклянной тары и никакого соседства с бензином и моющими средствами ни при транспортировке, ни при хранении. Обязателен в составе экспедиции начпрод, хотя такая должность и не предусмотрена официальными перечнями руководящего состава альпмероприятий. Большая удача, если начпрод одновременно со стратегическим мышлением обладает еще и познаниями хорошего повара; тогда весь состав экспедиции или сбора будет обеспечен нормальным питанием на протяжении всего периода работы в горах. Он же будет вести учет продуктов и знать о времени, необходимом для их пополнения.
      Положение с примусным хозяйством в последние годы перестало быть критичным. Продаваемые «шмели» различных модификаций, попав в хорошие руки, становятся надежным инструментом, почти безотказным и в базовом лагере, и на восхождениях. Но запчасти необходимы; проще всего иметь в запасе насосы и головки в сборе. На двухнедельный выезд отряда из 4 отделений хватает 4 запасных комплектов. Расход бензина составляет примерно 0,8 л в сутки на группу 4 человека; в спасфонде при спортивном составе 18 — 20 человек требуются 2 заправленных примуса, 2 насоса, 2 головки в сборе и около 2 — 2,5 л бензина в упаковках по 0,6 — 0,7 л.
      При подготовке выездов обязательно уделить внимание средствам освещения. Традиционно рекомендуемые свечи удобны в транспортировке, имеют малый вес и большую энергоемкость. Однако свечи пожароопасны, особенно при ранних выходах, когда в тесной палатке одеваются сразу все ее обитатели. Сухая перкалевая палатка, вспыхнув, сгорает моментально. Поэтому наряду со свечами полезно иметь и фонари с достаточным запасом батареек; свечи используются в спокойной обстановке, а при угрозе суеты лучше включать электрический фонарик. В идеале каждый должен иметь налобный фонарь.
      На первые двое-трое суток экспедиционной жизни, когда почти неизбежна некоторая суматоха, дежурного инструктора следует назначать заранее, выделяя ему в помощь наиболее опытных и спокойных альпинистов. Это гарантирует упорядоченную постановку базового лагеря, нормальное питание п сохранность снаряжения, продуктов, бензина.
      Для выездов, где восхождения не планируются, характерен неполный состав участников, окончательно определяемый лишь в последний момент. Цели выездов различны. Чаще всего это разведка предполагаемого района действий главных сил и организаций занятий на снежпо-ледовом рельефе. Попутно осуществляются активная адаптация перед сезоном, отработка умений ориентироваться в горах и ставить бивак в сложных условиях, проверка новых конструкций снаряжения, выполнение заказных хозрасчетных работ. На разведывательные выезды приходится брать больше оптики, фотоаппаратов, высотомеров. Фотосъемка гор и маршрутов должна сопровождаться записями о времени и экспозиции, положении объекта относительно сторон горизонта. Детали маршрутов тщательно изучаются через сильную оптику с записью результатов в фотодневиик. Стены и гребни гор, по которым предполагается ходить позднее, лучше фотографировать при разных положениях солнца; иногда тени дают информации больше, чем изображения самих скал или снегов.
     
      1. БЫТ И ПИТАНИЕ НА ВЫЕЗДАХ
      Участники мероприятий, базирующихся на лагерях полевого типа, живут обычно в палатках. Старшие разрядники, пройдя значительный практический курс, знают много маленьких хитростей, позволяющих с удобствами жить и полноценно отдыхать в течение всего времени пребывания в горах. Новички и значкисты, ночевавшие в полевых условиях лишь 2 — 3 раза, не всегда умеют обеспечить достаточный комфорт. Забота о своем отдыхе должна начинаться в городе, задолго до выезда в горы. Подбирая бивачную экипировку, следует помнить, что «грузоподъемность» альпиниста и объем рюкзака ограничены.
      В экспедициях требуется запас шнуров на оттяжки и 3 — 4 комплекта стоек на лагерь из 10 жилых палаток.
      Вещи, которые могут намокнуть, лучше держать в палатке в кульках. В мешках побольше часть вещей можно хранить и за палаткой. Обязательна бивачная обувь: легкие тапочки, глубокие галоши, кроссовки. Уходя на занятия или восхождение, палатку нужно застегнуть и проверить крепление оттяжек даже в том случае, если по всем признакам погода ожидается идеальная. На ночь ничего из снаряжения нельзя оставлять неприбранным; продукты должны быть на складе или в палатке, личное снаряжение и одежда — только в палатке, ледорубы, кошки, набор крючьев — под крылом в привычном месте, в пределах досягаемости рукой из палатки. Часто, особенно весной и осенью бывает, что спать укладываются при теплой и ясной погоде, а утром разгребают полуметровый слой снега. Ботинки следует положить под голову, в холодных условиях — даже в ногах спального мешка.
      На ночь вещи в палатке нужно разложить в порядке так, чтобы можно было полностью одеться в темноте на ощупь, даже если назавтра не обязательно вставать затемно.
      Всякий примус имеет свой характер, поэтому каждый участник должен быть знаком с примусами вообще и своего отделения в особенности. В базовых лагерях не всегда удается организовать кухню в большой палатке, приспосабливать же обычную памирку не стоит: тесно, да и велика вероятность пожара. Кухню лучше соорудить в каменном или земляном закутке, с защитой от ветра и дождя. Вода не должна попадать на головку примуса. Для укрытия системы примус — кастрюля от ветра на походных биваках хорошо иметь кусок стеклоткани подходящих размеров — она не горит, достаточно легка, прочна, но транспортировать ее нужно в полиэтиленовом мешке, вместе с примусами, обязательно отдельно от пищи и спальных принадлежностей.
      Особое внимание в базовых лагерях соблюдению санитарных правил! В среднегорье воду для питья лучше брать из родников, а взятую из ручья или реки употреблять кипяченой: не исключено, что выше по течению тот же ручей проходит через пастбище. Следует кипятить и молоко, приобретенное у местных жителей. Резко измененный по сравнению с равниной режим питания, другой состав воды могут привести к расстройствам или заболеваниям желудочно-кишечного тракта, поэтому в экспедиционных аптеках предусматривается некоторый избыток бесалола, сульгина, фталазола, левомицетина. Некоторые особенности свойственны и личной гигиене. Так, ограничивается употребление мыла: слишком сильно обезжиренная кожа плохо сопротивляется обветриванию и солнечным ожогам. Поскольку чистка зубов холодной или мутной водой может принести зубам и деснам больше вреда, чем пользы, целесообразнее часть таких процедур заменить полосканием. Следует тщательно следить за чистотой ног и носков; потертости и легкое подмораживание ног часто вызываются не столько интенсивной работой на холоде или дефектами обуви, сколько недостаточным уходом за ногами (и обувью).
      Подбор продуктов и режим питания в базовых лагерях и в высокогорье описаны во многих справочниках по горным и иным путешествиям. Расход энергии в горах велик, и питание во многом определяет физическую работоспособность альпиниста. В то же время данные различного рода таблиц калорийности продуктов и сбалансированности их по компонентам (жиры, белки, углеводы, витамины) в рядовых экспедициях практически не используются. Обычно руководствуются более простыми критериями: наличием продуктов в магазинах и на доступных складах, быстрым и простым приготовлением пищи, скоростью и эффективностью ее усвоения. Некоторое влияние имеют вес и стоимость.
      Интенсивные физические нагрузки в условиях недостатка кислорода и потребления талой обессоленной воды изменяют витаминный и водно-солевой режим организма. Поэтому рацион должен быть богат витаминами, особенно В! и С, потребление последних по сравнению с равниной должно быть увеличено в 2 — 5 раз. Витамин В, лучше запасать в виде витаминных драже, а С — в таблетках вместе с глюкозой. Необходимы также томатная паста для приготовления питья, витаминозные сиропы, сухофрукты. В базовом лагере по возможности должны быть фрукты и свежие овощи, при затруднениях (большой вес, ограниченный срок хранения, отсутствие весной) обязательны лук и чеснок. Вкус суповых концентратов значительно улучшается сухой зеленью. На высоте должно быть в 1,5 — 3 раза увеличено потребление углеводов (сахара, глюкозы). Полезны в базовом лагере острые и соленые блюда типа селедки с растительным маслом и луком, вяленой и копченой рыбы, свежей и маринованной черемши, брынзы, соленых огурцов. В продуктах не должно быть недостатка или большого избытка, но обязателен резерв, составляющий часть спасфонда.
      Горячая еда обязательна не менее 2 раз в сутки, утром и вечером. Во время восхождения и в походе нужна регулярная (через 3 — 4 часа) «подпитка»: сахар, конфеты, сухофрукты, сыр, колбаса, шпроты, чай со сгущенным молоком, печенье. Занятия на рельефе, разведывательные выходы и восхождения занимают в экспедици онных условиях почти весь день, поэтому основная часть дневного рациона потребляется альпинистами вечером. В это же время следует восполнять и потерю организмом воды. На вечернем чае нельзя экономить, его должно быть столько, сколько хочется.
     
      2. БАЗОВЫЕ ЛАГЕРИ И МАССОВЫЕ БИВАКИ
      Основное назначение бивака в горах — служить местом отдыха и реабилитации альпинистов до, во время и после восхождения. Время и место постановки биваков на восхождении предусматриваются тактическим планом. Промежуточные биваки на марше, на подходах обязательно ставятся засветло. Откладывая постановку до темноты, можно попасть в опасную ситуацию.
      При планировании и постановке базовых лагерей экспедиций приходится решать много задач, и первая из них — выбор места. Здесь во внимание принимается несколько критериев. Главное условие — безопасность. Лагерь должен быть в стороне от возможных путей схода камней, лавин, селей. В альпинизме известны случаи, когда даже стационарные лагеря попадали под удары лавин и селей. Базовый лагерь не следует располагать очень близко к реке, так как при прорыве бокового селя, обвале ледника или просто обильном дожде поток может увеличиться в десятки раз за короткое время.
      Недалеко от лагеря нужен источник питьевой воды, достаточно чистой. При устройстве базового лагеря надо сразу же определить места набора воды для питья и приготовления пищи. Ниже по течению отводятся и, если надо, оборудуются места для гигиенических процедур, мытья посуды, стирки. При расположении лагеря на террасах или сухих горбах часто приходится спускаться за водой к речке или ручью, иногда по не очень удобным склонам. В этом случае тропу надо разметить и улучшить засветло; ходить за водой в темноте лучше вдвоем, со светом и в ботинках, а не в бивачных галошах, чтобы не получить на ровном месте вывиха голеностопа.
      Лагерь всегда хочется устроить поближе к местам занятий. К высотной отметке предъявляется два противоречивых требования: нужно повыше, чтобы короче были подходы к горам,и в тоже время не очень высоко, чтобы в лагере было теплее и уютнее во время отдыха. Компромисс почти всегда можно отыскать с некоторым предпочтением уюту и полноценности отдыха. Существенное значение имеют освещенность солнцем утром и вечером, наличие зелени, возможность оборудовать удобное место для сбора всех участников, удобство и надежность радиосвязи, удаленность от традиционных путей прогона отар и выпаса животных.
      В обжитых альпинистами районах места базовых лагерей становятся традиционными. Тем не менее, отдавая должное опыту предыдущих коллективов, надо каждый раз заново оценивать степень опасности склонов. При разбивке лагеря определяются места постановки жилых палаток; при наличии удобных площадок палатки лучше располагать поближе друг к другу, даже если при этом приходится слегка умерить «хуторские» настроения отдельных участников или отделений.
      Площадки под палатки следует выровнять, вокруг каждой выкопать канавку для стока воды. На прохладных и ветреных местах площадку полезно оградить стенкой из камней, особенно с торцевой стороны. Высота стенки зависит от наличия «строительного материала» и искусства строителей. Стенка должна быть прочной, чтобы ветер не уложил ее на палатку. При возможности палатки удобно расположить тандемом, перекрывая дополнительную жилплощадь отдельным тентом. Канавки следует устроить
      так, чтобы в дождь пространство между палатками не превращалось в болото.
      После разметки лагеря оборудуются кухня и столовая, которая обычно служит местом заседаний тренерского совета и проведения разборов.
      Общественное снаряжение и спасфонд размещают в отдельной палатке, устанавливаемой рядом с общественным центром или жилищем начспаса. Для склада продуктов также обязательно выделить отдельную палатку; труд по ее доставке, установке и раскладке в ней продуктов затем окупается экономией времени и удобством учета. Под скоропортящиеся продукты оборудуется «холодильник»; если вблизи нет снежников или ледника, то холодильник можно сделать в речке или же на крутом участке ручья. В русле ручья устраивается водопадик, лучше всего с нависанием, и продукты в водонепроницаемой таре хорошо сохраняются под защитой водяной струи. Температура воды в горных ручьях редко бывает выше 5 — 7°. При организации хранения продуктов надо учитывать, что домашние животные из близлежащих деревень или кошей, грызуны, птицы всегда не прочь полакомиться запасами экспедиции. К тому же грызуны в среднегорье часто являются переносчиками опасных болезней, и продукты, побывавшие в контакте с лаской или мышами, следует либо уничтожать, либо тщательно стерилизовать
      При наличии топлива обязательна баня. Конкретные способы разогрева воды и получения пара зависят от условий и возможностей. Бани устраиваются как в обыкновенных памирках с кастрюлями горячей воды, так и в больших стационарных палатках, под которыми сооружается очаг с каменкой и котлами. В любом случае тяжкий труд по оборудованию банных апартаментов всегда окупается.
      Соблюдению санитарных правил нужно уделять неослабное внимание во все время выездного альпмероприятия. Часто приходится констатировать, что представления местного населения о санитарии не всегда совпадают с мнением типично городского человека. Чьи привычки и правила лучше — трудно сказать; например, попытка войти в комнату даже в чистой уличной обуви, нередкая для городского человека, выглядит в глазах обитателей горных селений антисанитарной. Различны и защитные реакции организмов жителей гор и равнины.
      Еще об одной проблеме Если путь группы, выходящей ранним утром из базового лагеря на маршрут, пролегает мимо отары, ночующей на склоне у ручья, альпинисты обязательно будут атакованы сворой собак. Сторожевые псы, находясь на «работе», компромиссов не признают. При встрече не надо пытаться убежать, а отступать медленно, держа зверя перед глазами. В темноте луч налобного фонарика работает подобно сдерживающему огню пулемета. Но лучше всего — заранее установить контакт с пастухами, а при движении обойти отару стороной. Отары и собаки — естественный элемент природы среднегорья, и не следует нарушать их размеренной жизни.
      Свертывание базового лагеря — дело не менее хлопотное, чем его устройство. Трудности здесь и психологического плана (работа кончена, да и усталость сказывается) и организационного (кому-то надо сверхсрочно убывать вниз, а кто-то еще только спустился с горы и не торопясь идет к лагерю). Свертывание базового лагеря целесообразно спланировать по крупным блокам заранее, еще до постановки, с персональной ответственностью за документы, снаряжение, радио, спасфонд, примуса. Конечно, план корректируется непосредственно перед началом свертывания, но основное распределение обязанностей остается. Персональная ответственность перед коллективом дисциплинирует. Так, участник, ответственный за упаковку наверху и сдачу внизу клубных палаток, будет держать под контролем их состояние во время существования базового лагеря. Четко следует распределить и время. В чисто технической стороне сбора и упаковки обычно неясностей не возникает.
      После ухода площадка базового лагеря должна быть такой же или чище, чем до прихода. Сортировку и персонализацию снаряжения, все взаимные расчеты по описаниям, фотографиям маршрутов, личному снаряжению следует закончить в лагере; после возвращения вниз отсутствие времени и забывчивость приведут к потерям и излишним упрекам. Если в процессе работы выездного альпмероприятия кто-то из руководителей или участников контактировал с местным населением, то при свертывании работы обязателен ритуал прощания. Хорошо, если экспедиция сможет преподнести и памятные подарки в виде значков, вымпелов и т. п.
      Многие черты базовых лагерей альпмероприятий присущи массовым бивакам в районах действия стационарных альпбаз. Фактически такой бивак представляет собой базовый лагерь мини-экспедиции — - учебного отряда. Задачи те же: организация отдыха во время занятий и восхождений, отработка части учебного материала в высокогорной зоне
      Степень безопасности подобных биваков, наличие воды в разные смены, время подходов к биваку и к местам занятий, режим солнечной экспозиции, условия радиосвязи вверх и вниз, санитарное состояние известны досконально в результате многолетней практики. Как правило, на таких биваках уже размечены и частично оборудованы площадки для палаток и кухонные очаги для отделений. В начале сезона КСП проверяет, не изменились ли условия по безопасности массовых биваков и путей подхода к ним. В то же время какое-либо стационарное оборудование на большинстве биваков отсутствует — мало хижин, нет радиомачт и душевых устройств, нет и оперативных складов спасательного снаряжения.
     
      3. БИВАКИ В ВЫСОКОГОРНОЙ ЗОНЕ
      Быстро поставить бивак на маршруте должен уметь и начинающий альпинист и зрелый мастер. Плохо оборудованный бивак вместо отдыха принесет лишь утомление, сделает альпинистов недееспособными в самый ответственный момент восхождения.
      Рис. 14, Устройство площадки на склоне: а — линия срытого снежного иадува; 6 — подкладка {камень) под стоику палатки
      Устраивать биваки приходится на различных участках горного рельефа: на травянистом склоне, на скалах, снегу и льду, даже на отвесных стенах. Если группа снабжена палаткой и спальными мешками, она всегда сможет обеспечить себе удобный ночлег.
      На крутых склонах нелегко найти площадку для палатки, но почти всюду, если не пожалеть времени и усилий, ее удается сделать. При строительстве основание под палатку на любых поверхностях делается из камней, подпорная стенка — из снежных кирпичей или мокрого снега с последующим вырубанием или сравниванием верхней части (рис. 14). Снежную или ледовую площадку под палатку следует выложить мелкими камнями, гравием или землей, что создаст определенную теплоизоляцию.
      Палатка растягивается и укрепляется при помощи крючьев или камней, к которым привязываются растяжки; на снежном склоне применяются ледорубы, вмороженные в снег кошки или другое снаряжение.
      Начинают устанавливать палатку с закреплением дна. Потом растягивают конец на стойках и после этого натягивают полотнище крыши. Стойками для палаток могут служить связанные репшнуром ледорубы, лыжные палки, но лучше разборные стойки.
      Металлическое снаряжение, емкость с бензином и примус укладывают снаружи под крылом палатки или в расщелину. На небольших наклонных площадках, расположенных на стенках, необходима страховка во время сна.
      Малочисленные группы на стенных восхождениях иногда ночуют в палатке-мешке (рис. 15) или в гамаке (рис. 16).
      Иногда группа может оказаться иа сложном участке маршрута, не имея при себе бивачного снаряжения. Предстоит вынужденный холодный бивак — одно из самых тяжелых испытаний для альпиниста. Основная задача в условиях такой ночевки — не допустить обморожения ночью и сохранить присутствие духа и работоспособность для окончания маршрута. Как только станет ясно, что предстоит холодная ночевка, надо приступить к выбору и оборудованию места для бивака. Используя светлое время, обследуют окружающие склоны, выискивая снежник для пещеры, щеЛь или бергшрунд для укрытия от ветра, камни для ветрозащитной стенки или хотя бы полку, где можно сесть, прижавшись друг К другу.
      Особо следует сказать о снежных пещерах (рис. 17). Они могут сооружаться за 2 — 3 часа. Обжитая пещера имеет плюсовую температуру воздуха, в ней всегда тихо.
      Для устройства пещеры необходим безопасный склон с толщиной снега 2,5 — 2,8 м. Начинают копать пещеру с входа. Он должен быть в рост человека, узкий внизу и удобный для выбрасывания снега в верхней части. Когда вход углубился на пару метров, начинают проходку в стороны, оформляя свод и выкапывая ниши для продуктов и других вещей. Свод пещеры должен быть хорошо заглажен, чтобы при повышении температуры в период приготовления пищн вода не капала, а стекала по своду. Легче и быстрее копать пещеру на крутых склонах, где снег сам катится под уклон, и хуже всего — на ровных местах, где его приходится выбрасывать вверх.
      Пещеру можно выкопать ледорубом, кастрюлей, миской, но для ускорения работы хороши лавинные лопаты и снежные пилы, которые позволяют не мельчить снег, а вырезать его правильными кубами удобного для выбрасывания размера.
      Если на склоне слой снега тоньше двух метров, можно изготовить сидячую полупещеру (рис. 18) или углубление для сидения при наличии плаща или палатки-мешка (рис. 19)
      В пещерах, вырытых на пологих склонах, особое внимание следует обратить на вентиляцию, иначе неизбежно отравление углекислым газом. Так как в горах почти всегда ветрено, лучше всего делать снежные вытяжные трубы, идущие от пола, или желобок ниже уровня входа в пещеру для стока углекислоты.
     
      4. БИВАЧНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ
      Палатка «Памирка» имеет размер по полу 2x1,4 м, высоту в коньке — около 1,3 м при ширине каждого полотнища ската 1,3 м; масса ее с комплектом стоек и чехлом — около 4,5 кг. Скаты делаются из однослойного перкаля с алюминиевым покрытием, пол — из двухслойного перкаля, торцы и боковины — из плотного воздухопроницаемого материала. Палатка устанавливается на двух телескопических разборных стойках, имеет 8 оттяжек, крепящихся'либо за колышки, либо за камни. Вмещает 3 — 4 человека. Новая палатка хорошо держит дождь, если не тереться изнутри о ее скаты. Во время затяжных дождей над палаткой рекомендуется натягивать водонепроницаемый тент, закрывающий всю палатку, выступающий за торцы как минимум на 0,8 — 1 м и свисающий с боковых полонищ на 10 — 15 см. Еще лучше иметь постоянный тент из каландрированного капрона. Вполне надежен тент из полиэтилена, хотя служит он не более одной смены. В магазинах продается стандартная двойная «труба» шириной 1,4 м. На палатку нужно 3,5 м. Полиэтиленовый тент крепится к палаточным оттяжкам тесемками, полезно иметь также десяток обыкновенных бельевых прищепок. Использование карабинов для этой цели себя не оправдало.
      Прочность и надежность палатки во многом зависят от ухода за ней. Хранить ее надо в сухом месте, даже не очень долгое пребывание мокрой палатки в свернутом виде нанесет ей сильный вред. Перед выходом следует обязательно проверить целость полотнищ и особенно углов, наличие и целость оттяжек и пуговиц на входе, комплектность стоек.
      Палатка Здарского представляет собой мешок 2x1,5 м из водонепроницаемого материала и предназначена для двойки на сложных маршрутах. Весит она чуть больше 1 кг.
      Палатку часто приходится ставить на холодной и не очень ровной площадке, поэтому на дно палатки следует настилать коврики из теплоизолирующих материалов, не впитывающих воду, шириной около полуметра на всю длину спального мешка или в крайнем случае от плеч до коленей. Наиболее практичны коврики из пенополиэтилена или пенополиуретана (каремат). Толщина коврика — от 8 до 12 мм, более тонкий не скрадывает неровностей площадки, а более толстый неудобен при транспортировке.
      Высотная палатка имеет внутри дополнительный полог из легкой ткани, создающий дополнительную воздушную прослойку, и круглый, в виде рукава, вход. Устанавливается на четырех стойках, располагаемых по контуру торца; такое расположение создает большую устойчивость к ветру и не загораживает вход. Некоторые модели имеют полуовальную форму и специальный каркас.
      Спальные мешки по типу наполнителя бывают ватными, ватиновыми или пуховыми, по конструкции — типа «футляр» или кокон» (рис. 20) и в виде одеяла, снабженного по периметру длинной застежкой-молнией. Масса стандартного пухового мешка около 2 кг, при необходимости в нем можно укрыться с головой. Спать в мешке лучше во вкладыше-футляре из бельевой ткани — так гигиеничнее и теплее. Часто применяют укороченный спальный мешок — «ногу», на ночлеге она используется в комбинации с пуховой курткой.
      «Нога» с верхом из каландрированного капрона весит 0,4 — 0,7 кг, хорошо сохраняет тепло.
      Иногда вместо «ноги» берут пуховые брюки, их можно надевать не только на биваке.
      Примус. В альпинистской практике широко распространены примуса типа «шмель», выпускаемые отечественной промышленностью. На больших базовых биваках часто применяют газовые плиты.
      Примус состоит из бачка-корпуса емкостью, в зависимости от модели, от 0,65 до 1,2 л, головки и насоса для подкачки. Принцип действия описан в инструкции, но во всех моделях на головке имеется механизм запирания и регулировки подачи бензина, сопло выпуска и камера сгорания. Для запуска примуса головку надо разогреть; для этого лучше всего иметь с собой таблетки сухого горючего. При их отсутствии разогреть головку можно на другом примусе либо, в крайнем случае, поджечь малую порцию бензина непосредственно в углублении на корпусе или же в специальной чашечке, смонтированной в нижней части головки. Примуса требуют деликатного и квалифицированного обращения и неуклонного соблюдения мер противопожарной безопасности.
      К бивачному снаряжению принято относить также кухонностоловые вещи. На каждое отделение должно быть 2 — 3 ножа и несколько кастрюль для приготовления супов, каш и чая. Нужны также миски и кружки, предпочтительно эмалированные, ложки на каждого участника.
     
      5. ВСПОМОГАТЕЛЬНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ
      Отделения и спортивные группы альпинистов, действующие автономно, ремонтировать снаряжение должны сами. В основном приходится чинить одежду, палатки, крепления на рюкзаках, кошках, ледорубах, а также очки, фонари и примуса. В ремнаборе на отделение должны быть клейкая лента или лейкопластырь, шило, набор иголок и ниток, пуговицы, плоская резинка, тесьма, запчасти и набор ключей к примусу, плоскогубцы, надфили, отвертка, ножницы, пинцет, тонкая струна, запасные лампочки к фонарикам. На базе полезно иметь запас тесьмы и капронового шнура для замены оттяжек и разного рода подвесок, клей «Момент», напильник.
      Снеговые лопаты и пилы применяются при постройке снежных пещер или снежных ограждений около палаток. Пила — дюралевый лист толщиной 2,5 — 3 мм, размером около 45x10 см, с вырезом для руки, высота зубьев и шаг — около 1 см. Для универсальности зубья можно сделать на обеих кромках. Лопату, кроме как в строительных работах, можно применять и как точку закрепления в снегу при страховке и при организации спусков.
      Для освещения при ранних сборах, вечером на биваке и при движении ночью нужны электрические фонарики. Из применяемых альпинистами конструкций наиболее удобен налобный фонарь (рис. 21), фара которого закрепляется на каске или голове с помощью резиновой ленты, а блок питания помещается в кармане. Блоки питания, выпускаемые серийно, имеют очень тяжелый и непрочный пластмассовый корпус с ненадежным выключателем. Поэтому корпус обычно заменяется мыльницей размером с батарейку, а проходной выключатель монтируется на соединительном
      проводе. Корпус удобно держать в маленьком полиэтиленовом пакете, перехваченном на выходе проводов тугим резиновым колечком.
      Полезен в горах бинокль или монокулярная зрительная труба. Бинокли имеют хороший стереообзор и достаточное увеличение; монокуляры хотя и увеличивают сильнее, но не дают перспективы и обычно используются при наблюдении за движением группы по известному наблюдателю маршруту. Рис. 21. Налобный фонарь Чтобы не проспать назначенное время выхода, практично иметь
      на группу одни часы с будильником (марки «Заря» или наручные — «Полет»), Правда, у последних звонок не очень громкий, но для его усиления часы на ночь можно опустить в пустую металлическую кружку, подвесив ее внутри палатки под коньком у входа.
     
      6. ЭКИПИРОВКА АЛЬПИНИСТА
      При подборе альпинистского снаряжения и предметов личной экипировки прежде всего следует исходить из их назначения с учетом особенностей альпинистского существования в горах, где рельеф, погода и перепады температуры резко отличны от равнинных. Цветовая гамма должна быть по возможности яркой и разнообразной, чтобы альпинист, а также предметы его одежды и снаряжения были хорошо заметны на горном рельефе.
      Предметы альпинистской экипировки должны быть теплыми, вентилируемыми, ветро- и водонепроницаемыми, легкими, прочными. Главная рекомендация здесь может быть одна: каждый альпинист должен стремиться создать свой индивидуальный комплект снаряжения и экипировки. Правильно подогнанные, учитывающие особенности фигуры, отвечающие индивидуальным наклонностям и удобные в использовании, снаряжение и одежда альпиниста не только создадут комфортные условия, но и существенно помогут в повышении безопасности работы на маршруте восхождения. Рассмотрим предметы, входящие в комплект личной экипировки альпиниста.
      Высокогорные ботинки изготовляются в разных модификациях и вариантах исполнения внутреннего устройства, утеплителей и прокладок. Основной тип подошвы — типа «Вибрам» из высококачественной литой резины с глубоким рифлением поверхности сцепления. Шнуровка через дырочки и специальные крючки. Внутри ботинка обязательна стелька. Войлочные стельки более теплые, но при намокании теряют теплоизолирующие и механические свойства. Стельки из пенополиуретана более жесткие, но и более водостойкие, хорошо держат ступню на внутренней стороне подошвы.
      Уход за ботинками включает регулярную чистку от пыли и грязи, просушку и пропитку верха водоотталкивающей смазкой, хранение в оптимальных условиях. Засохшая грязь деформирует материал и интенсивно вытягивает из него смазку. Поэтому грязь надо смывать сразу по приходе на бивак или базу. Мокрые ботинки насухо вытирают изнутри и снаружи, сушат без влияния прямого воздействия огня и солнца. При пропитке ботинок должен быть сухим и теплым, а смазка — прогретой до полужидкого состояния. Пропитку проводят в несколько приемов, давая каждый раз смазке впитаться. Не рекомендуются жировые смазки типа рыбьего жира, касторового масла. Обеспечивая хорошую водонепроницаемость, они размягчают кожу, делают ее податливой, ботинок перестает «держать» ногу на рельефе.
      В межсезонье ботинки хранят в темном помещении с нормальной влажностью. Их надо слегка промазать ваксой, набить бумагой, а подошву оберегать от контактов с минеральными маслами, соляркой: набухшая резина плохо держит и быстро изнашивается.
      Ботинки с подошвой типа «Вибрам» хорошо держат на скалах, фирне, снегу, тропах, камнях. На мокрых скалах и особенно покрытых мхом, на мокрой траве возможны проскальзывания. На льду и жестком снегу обязательны кошки.
      Защитные гамаши, гетры, «фонарики» (рис. 22). Чтобы в ботинок сверху не попадали снег, вода, мелкие камешки и пыль, надевают защитные предметы различной конструкции. Гетры бывают на застежках типа «репей» или на резинках: наверху — под коленкой, внизу — вокруг ботинка. Гамаши обычно закрывают всю часть застежки ботинка и немного выходят за верхний кант ботинка. «Фонарики» — самый простой защитный предмет; из брезента, капрона, авизента шьют трубу высотой 15 — 20 см, по краям продергивают резинку. Ширина «фонарика» трубы должна быть такой, чтобы в нее свободно проходила стопа в двух-трех теплых носках.
      Для длительного передвижения по глубокому снегу зимой или на высотных восхождениях изготавливают «бахилы» — брезентовый сапог с подошвой из нескольких слоев того же материала или войлока, в который входит нога в ботинке. Бахилы завязываются под коленкой или над ней. В бахилы вшивают наколенники из полиуретана — для защиты коленей от длительного воздействия холода и снега.
      Шекльтоны — валенки с двойной кожаной подошвой или специально пошитые утепленные сапоги с подошвой из толстого войлока и кожи. Такая обувь усиливается союзками и задниками из кожи и утепляется изнутри мехом, а сверху — плотным брезентовым чехлом. Шекльтоны имеют оковку, либо используются в комбинации с кошками. Используются на высотных восхождениях. Наряду с ними применяются специальные двойные или тройные ботинки: внешний — из кожи или пластика на мощный подошве, внутренние — из фетра, мягкой кожи и меха.
      Бивачная обувь. Удобны кроссовки, вязаные или меховые носки с непромокаемой подошвой. Кроссовки теплее, надежнее на ноге, но они тяжелее и, намокнув, дольше высыхают.
      Носки, чулки. Носок должен быть гигроскопичным, мягким и теплым, несколько длиннее обычного (перекрывающим всю голень), не должен натирать ногу, быстро протираться в контакте с обувью. Совместить эти требования в одном материале трудно, поэтому обычно используется комплект из 3 — 4 пар носков различной толщины. Носки надевают в следующем порядке: на чистую ногу — мягкий хлопчатобумажный, затем — тонкий шерстяной и поверх — толстый шерстяной. Шерстяной носок, надетый на голую ногу, даже при небольшом люфте ноги в ботинке, дает сильные потертости. Чулки из грубой шерсти с лавсаном должны перекрывать колено и заканчиваться плотной резинкой наверху. В этом варианте они хорошо сочетаются с брюками гольф с застежкой под коленкой.
      Для занятий, скальных восхождений удобны уже упомянутые укороченные брюки гольф. Материал — плотное сукно в клетку или однотонное, грубая шерсть, крупный вельвет. Брюки должны быть усилены накладками на коленях и сзади, иметь два накладных или прорезных кармана (с клапанами) спереди, два — сзади, а справа-сбоку — карман-пенал для скального или ледового молотка.
      При пошиве или подгонке готовых брюк следует помнить, что поверх них будет надеваться беседка страховочной системы, которая может перекрыть пришитые не на месте карманы.
      Для снежных маршрутов, непогоды следует иметь длинные брюки из синтетических материалов. Для таких брюк применяется застежка сбоку на всю их длину — типа «репей» или крупной пластмассовой застежки-молнии. Это позволит надевать и снимать их в любое время, не снимая с ног обуви.
      При отсутствии специальных используются брезентовые брюки из комплекта штормового костюма.
      Штормовой костюм — куртка с капюшоном и брюки-полукомбинезон с помочами. Материал — тонкий брезент. Удобна их универсальность: они терпимо «держат» воду, удобны при работе в лесу, на снегу, осыпях, леднике. Отрицательные качества — тяжелы и неэлегантны. Штормовая куртка из комплекта хорошо предохраняет тело при трении веревки (спуски, страховка) и тормозит при скольжении на снежных склонах.
      Анорак — длинная, ниже колена, куртка без разреза, надеваемая через голову; имеет спереди карман на клапане или застежке-молнии, рукава на резинке и шнурок по подолу. Изготавливается из синтетических тканей и предназначается в основном для защиты от ветра и дождя. Для удобства лазанья в анораке их стали шить приближенными по форме к спортивным курткам, с застежкой-молнией во всю длину. И в том и в другом случае обязателен капюшон. Анорак плохо «дышит», рвется при соприкосновении со скалами, слишком «скользок» на снегу и льду.
      Плащи и накидки. Плащ из перкаля, накидки из полиэтилена или ткани типа болонья надежно закрывают от дождя альпиниста вместе с рюкзаком. Удобны на подходах в непогоду.
      Пуховые куртка и брюки. Незаменимы для теплозащиты. Куртки шьют с капюшонами и без них. Куртки не прошиваются насквозь и содержат внутри заполненные пухом, перекрывающие друг друга отсеки. Верх куртки: каландрированный капрон, синтетическая плащевка, внутри — тонкий капрон, тонкий перкаль или подобные ткани. Вес куртки 400 — 700 г. Толстые, массой более 1 кг, удлиненные куртки обычно предназначаются для высотных восхождений. Пуховой жилет весом 200 — 400 г хорошо предохраняет от холода и широко применяется на коротких маршрутах восхождений в комбинации со свитером или коротким анораком.
      Брюки или полукомбинезон становятся необходимыми на высотных восхождениях или длинных траверсах.
      Свитера. Рубахи. Белье. В высокогорье тепло бывает только при прямом солнечном освещении, а остальное время прохладно или холодно, но не настолько, чтобы надевать теплую куртку. Поэтому в комплекте должны быть шерстяные рубахи и 2 — 3 свитера разной плотности вязки. На подходах удобны хлопчатобумажные майки или тонкие рубахи типа «ковбойка», шорты или спортивные трусы. Нижнее белье для работы в холодную погоду должно быть шерстяным, причем рубашка — длинной, перекрывающей поясницу.
      Универсальны шерстяные спортивные костюмы — рубашка на молнии, с карманчиками и рейтузы.
      Рукавицы необходимы для защиты рук от холода, снега, ожогов при протравливании веревки на страховке и предохранения от травм на рельефе. Рабочие рукавицы («верхонки») шыот из брезента. Они должны быть плотными, достаточно мягкими, перекрывать запястье. Теплые рукавицы делаются пуховыми или шерстяными с накладками или верхней оболочкой из плотного материала. Недостаток «магазинных» варежек — они слишком коротки, быстро рвутся. Варежки и рукавицы обязательно фиксируются резинками или тесемками, так как при частой смене характера работы на рельефе их можно легко потерять.
      Шерстяная шапочка. Обычная спортивная лыжная шапочка — лучший вариант для ношения как под защитной каской, так и в обычном применении. На шапочке не должно быть «архитектурных» излишеств — они будут мешаться под каской. На подходах по ущельям хороши матерчатые шапочки с козырьком или панамы. Для холодных восхождений удобны обычные подшлемники, которые надежно перекрывают и шею от холода.
      Защитная каска (рис. 23) изготавливается из вязкого, ударопрочного пластика, защищенного сверху лаковой окраской. Имеет подбородочный и затылочный ремни и амортизирующий каркас, на отдельных моделях — маленькие козырьки, крепление для налобных фонарей. Можно применять монтажные каски из стеклопластика, но они менее надежны: эпоксидное связующее нестойко к солнечной радиации. Незащищенный лаком стеклопластик через 3 — 4 недели пребывания на горном солнце значительно теряет прочность.
      Защитные очки должны иметь фильтры только из цветного стекла, защиту с боков от проникновения лучей солнца, хорошую вентиляцию, дужки, снабженные фиксирующей резинкой. В палатке очки во избежание их повреждения подвешиваются под конек крыши. Для предохранения кожи лица от ожогов и обморожений к очкам подшиваются марлевые защитные маски, полностью перекрывающие все лицо, подбородок и шею.
      Рюкзак. В альпинизме широко применяются два вида рюкзаков. Обычная модель мягкого рюкзака с тремя нашивными карманами и одним в верхнем клапане. Такой рюкзак удобен па подходах и простых восхождениях, вместителен, но лазать с ним по сложным скалам затруднительно. Второй тип рюкзака («анатомическая» модель) удачен по конструкции, качеству и цветовой гамме применяемых материалов (рис. 24). Рюкзак универсален, достаточно вместителен. Привязными ремнями снаружи к нему можно прикрепить палатку в чехле, кошки, каску, ледоруб. Опорный бедренный пояс позволяет разгрузить плечи и одновременно не дает рюкзаку болтаться за спиной. Несущая система сделана регулируемой, что позволяет легко подогнать ее по фигуре при различном наполнении рюкзака. Плечевые лямки соединяются с верхом рюкзака, что уменьшает тягу назад. Удачное сочетание размеров и конструкции несущей части делает рюкзак удобным и на подходах и при лазанье.
      До сих пор широко распространен станковый рюкзак (станок — жесткая конструкция из металлических планок или трубок). Он
      удобен при переноске больших, «угловатых» грузов, но мешает в лазанье на рельефе. Отдельные модели рмеют съемный станок-каркас.
      Для однодневных походов и восхождений применяются «скальные» рюкзачки, в которых легко помещаются веревка, каска, свитер, набор крючьев, мелкое снаряжение, фляжка и небольшой запас продуктов. Такие рюкзаки удобны для работы первого на сложном рельефе.
      Укладка рюкзака имеет свою последовательность. Сначала надо отобрать необходимые вещи. К спине и на дно укладывается поролоновый коврик или каремат, создающий внутренний каркас, ближе к спине и ниже — тяжелые предметы, выше и к наружной стенке — те, что полегче. Предметы, которые могут понадобиться на ходу, например плащ, нужно уложить под клапан рюкзака, Уложенный рюкзак нужно опробовать на себе и отрегулировать элементы несущей системы.
     
      7. ОХРАНА СРЕДЫ ОБИТАНИЯ
      Сама формулировка темы — охрана среды обитания, а не окружающей среды, как определялось до недавних пор, — определяет глубину и серьезность проблемы, которая постепенно, к сожалению, очень медленно, но все же неудержимо укрепляется в сознании человека.
      На примере случаев даже весьма кратковременного пребывания человека в горах можно понять, как чутка и уязвима природа, тем более что сама природа не способна противодействовать неукротимому желанию человека все поставить на службу своим потребностям. Нам некогда, да и не очень-то хочется задумываться о том, что будет через год-два, а тем более через десять-двадцать лет на том месте, где мы забыли потушить костер, оставили на месте бивака банки от консервов, а ставший ненужным полиэтиленовый пакет бросили в ручей... Нам некогда — мы спешим взойти на вершину или преодолеть перевал. Нам иной раз некогда посмотреть вокруг, а если и увидим брошенный кем-то мусор, то скорее всего подумаем: а, зарастет!
      А между тем на биваках давних альпинистов и путешественников, чьи маршруты относятся к началу нашего века, до сих пор альпинисты находят металлические консервные банки. Сгнили бумажные этикетки, а выбитые на донышке индексы с годом их выпуска донесли до нас время, когда они были брошены в горах. А сколько кусков веревочных петель, обрывков репшнура и других предметов можно встретить на маршруте восхождения! А сколько торчит из трещин крючьев, сколько валяется в расщелинах обрывков бумаги, тряпок и газет!
      А если учесть, что тогда путешественников и восходителей было несравнимо меньше, чем сегодня, в эпоху сплошного освоения горных пространств для массового отдыха, то, пожалуй, можно услышать горестный призыв горной природы — пощадите!
      Побывайте в начале весны, когда начинает таять снег, около знаменитого кафе «Ай» на горе Чегет... Или, поднимаясь в кресле канатной дороги, посмотрите вниз, и вы увидете то, что в нормальных домашних условиях не позволяет себе ни один нормальный человек, а на природе — позволяет.
      Чрезмерно много отходов скапливается в горах на местах массовых биваков. Однажды проведенная выборочная проверка бивака (там одновременно может разместиться до 40 палаток) под ледником Мырды (Западный Кавказ) дала потрясающий результат — -по 30 и более посторонних предметов на 1 кв. метр.
      Сегодня начинается процесс прозрения и начинает приносить все более ощутимые результаты борьба с нарушителями правил охраны среды обитания. Этот процесс, пожалуй, характерен для районов Кавказа, Памира и Тянь-Шаня, где расположены стационарные альпинистские базы и имеется постоянная возможность контроля за каждым альпинистом. Но если посмотреть, во что альпинисты — и наши и зарубежные гости — превратили знаменитую Луковую поляну под пиком Ленина, то станет ясным, что процесс прозрения не везде одинаково входит в жизнь альпинистских коллективов.
      Вот почему в «Правилах горовосхождений» появилась запись о том, что руководителям альпинистских мероприятий дается право не засчитывать совершенное восхождение тем альпинистским группам, которые нарушают требования соблюдения чистоты и порядка на горных тропах, местах биваков, вблизи источников питьевой воды.
      Сегодня происходит соединение требований к моральным качествам альпиниста (диктуемых спецификой альпинизма) и отношению человека р природе. Эти требования ярко проявляются в учебной и спортивной практике и во время досуга. Уровень их взаимосвязи — точный показатель психологического климата в коллективе и моральных качеств его участников.
      Именно поэтому в повседневной альпинистской жизни экологические аспекты общения с природой тесно связываются с эстетическими. Правильное их восприятие и исполнение — серьезная область воспитательной работы в альпинизме.
      Основные правила охраны среды обитания в горах заключаются в следующем:
      1. В базовом или временном лагере должны быть оборудованные места (емкости) для сбора мусора и отходов, которые регулярно вывозятся в специально отведенные места.
      2. На любом биваке недопустимо разбрасывание мусора. Банки из-под консервов обжигаются на огне, сплющиваются, собираются в мешочек и сносятся к мусоросборнику. Обрывки тканей, бумаги и пр. сжигаются и закапываются. Стекло закапывается или сбрасывается в ледниковые трещины или поток: движением в теле ледника или камнями в потоке стекло перетирается в песок. Полиэтилен складывается в мусоросборник. Кострище подчищается и закрывается тем куском дерна, который был снят с этого места.
      3. При движении по тропе обертки от конфет и т. п. не выбрасывать в траву вдоль тропы.
      4. Не рубить подлесок на стойки палаток. Даже при отсутствии стоек палатку можно поставить на связанных ледорубах, альпенштоках, растянуть конек палатки между двумя деревьями. Не ломать лапник на подстилку под палатку. Не рубить деревьев на дрова — вокруг всегда много валежника и сухих веток, тем более что сухостой и валежник горят лучше, чем сырое дерево.
      5. После ухода с бивака тщательно подобрать весь мелкий мусор. Камни кострища и те, на которых растягивались палатки, собрать в отдельную кучу,
      6. Запрещается сливать остатки бензина из примусов!
      7. Воду из ручья брать выше места бивака. Ничего не мыть прямо в ручье — вырыть отдельную ямку и туда сливать грязную воду. Не пользоваться синтетическими моющими средствами!
      8. Не рвать цветы! Куст рододендрона, с которого оборваны цветы и цветковые бутоны, полностью погибает через несколько лет.
      9. Уборка биваков производится всеми участниками группы под руководством инструктора, тренера или старшего в группе.
      10. Следить за чистотой не только своего бивака, но и прибирать мусор на оставленных предыдущими группами площадках,
      11. Следует помнить, что отдельные брошенные предметы не исчезают сами по себе и сохраняются достаточно долго:
      — необожженная металлическая банка из-под консервов — более 70 — 80 лет;
      — стекло — практически вечно;
      — куски шерстяных тканей — 20 — 30 лет;
      — обертки от пачек сахара и т. п. — до 10 лет;
      — куски бумаги, обрывки газеты без соприкосновения с землей, в камнях — до 5 — 7 лет;
      — полиэтилен, брошенный в ручей или закопанный в землю, — практически вечно. Оставленный на камнях разлагается ;под воздействием ультрафиолетового излучения только через 3 — 5 лет.
      12. На маршрутах восхождений не оставлять невыбитых крючьев, обрывков веревки и репшнура и других предметов.
      Соблюдение этих несложных правил — обязанность каждого человека вне зависимости от его положения в группе, находящейся на биваке в горах.


      KOHEЦ ГЛАВЫ И ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru