НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Учимся всю жизнь (воспитание, обучение). Лёве Г. — 1983 г.

Ганс Лёве

Учимся всю жизнь

*** 1983 ***


DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      Об авторе и его книге 5 Только не волнуйся, дорогой читатель 7 Обучение — важный аспект жизни 9 «Обучение» в мире животных 11
      Нервная система и возможности к приспособлению 11 На основе «запоминания» 15 Отвыкание от безусловных рефлексов 17 Опыты Павлова 18
      «Обучение» методом проб н ошибок 21 «Обучение» на основе понимания? 25 Как учится человек 29
      Обучение — основной фактор развития личности? 29 Условия, необходимые для развития человека 32 Обучение как приобретение знаний и навыков 37 Учиться, чтобы быть подготовленным к жизни 39 Есть ли специфика возраста? 39
      Неужели новорожденные н грудные младенцы тоже учатся? 44
      Игра и обучение 46
      «Не хочу» — этому тоже надо учиться! 51 Готов ли ваш ребенок к школе? 54 От чего зависят успехи в учебе? 61 Концентрация внимания л успешная учеба 63 Как быстро растут наши дети! 69 Учиться любить 70 «Золотые» правила 73 Учиться всю жизнь 76
      Закончилось ли наше развитие в 25 лет? 76 Обучение «ролевому» поведению 79 Становимся взрослыми 81 Стар и млад под одной крышей 84 «Пустое гнездо» 87
      Переходный возраст — «критический» возраст? 88 Уход на пенсию 90 Пенсионный возраст — ну и что? 91 Оставаться молодым! 93
      искусстве учиться 96
      Что не выучил Гансик 97
      Тренировка памяти 98
      Активно и своевременно заниматься 100
      Учиться систематически 102
      Читать быстро, но учить медленно 104
      Суггестопедия? 107
      Трудности при обучении 109
      Неврозы 111
      «Идеальный» испытуемый 114 Учиться на рабочем месте? 118
      Несколько правил для успешною обучения вот, дорогой читатель 124

     

      ОБ АВТОРЕ И ЕГО КНИГЕ
      Проблема обучения в самом широком социальном смысле этого понятия на современном этапе развития социалистического общества стала особенно актуальной. Сама жизнь ежечасно подводит нас к пониманию обучения как общественного процесса, затрагивающего все аспекты существования и деятельности современного человека. Чтобы глубже осознать этот факт, необходимо уяснить себе ряд существенных его сторон. Следует ли понимать под словом «обучение» только приобретение знаний, умений и навыков? Для чего нужно учиться? Разве не для того, чтобы жить? Или обучение имеет другие, более сложные задачи?
      Эти и многие другие вопросы в той или иной форме волновали и волнуют люден, которым приходится решать их ежедневно и с разных позиций. С позиции ребенка, который учится буквально всему — первым шагам, словам, умению себя вести, читать, писать, С позиции взрослого человека, который не только должен научить своих дстеГг всему, что он знает и умеет, но и учиться сам, совершенствовать свои знания и опыт. Автор этой книги, известный ученый ГДР Ганс Лёве, убежден в том, что постоянно учиться нужно всем и в любом возрасте. Особым оптимизмом проникнуты страницы книги, где рассказывается о том, как много нового и полезного можно узнать, даже будучи пожилым человеком.
      Но автор це останавливается на этом. Для пего, пожалуй, одним из главных вопросов является не то, чему учиться, но как научить учиться. Ист, не только грамоте. С этим достаточно успешно справляется школа в условиях всеобщего обучения. Л учиться умению осваивать разнообразную социальную и профессиональную деятельность. Разработке этих н многих других проблем посвящена предлагаемая читателю книга.
      Концепция Г. Леве полностью соответствует современным образонатслыЮВостлателышм целям. Научиться учиться — это не менее важная задача, чем формальное овладение суммой определенных знаний, умений и навыков. Завет В. И. Ленина «учиться, учиться и еще раз учиться» следует понимать именно как постоянную непрерывную учебу, учебу в течение всей жизни. Автор исходит из посылки о том, что одной из важнейших целей социалистического общества является всестороннее развитие личности. Современные темпы общественного развития определяют н сто одну особенность обучения, а именно его динамизм.
      Г. Лёве, являясь одним из ведущих профессоров Лейпцигского университета, достаточно авторитетный и компетентный человек в этих вопросах. Он убежден в том, что обучение становится оптимальным лишь тогда, когда приобретенные знания, умения и навыки служат основой для практической деятельности и дальнейшим стимулом для получения нового знания.
      II в этой связи воспитание осознанного положительного отношения к учебе приобретает еще большее значение.
      Вот почему для автора проблема неуспеваемости детей в школе или студентов в вузе не является частной или малозначительной. Им глубоко исследованы причины неуспеваемости и дана обоснованная пх классификация, разработан ряд конкретных методов устранения этих причин, исследованы потенциальные возможности их предупреждения. Не меньшее внимание Г. Лёве уделяет методике обучения взрослых, рассматривая ее в связи с возрастными особенностями человека.
      Даже самое беглое знакомство с тематическими разделами книги позволяет сделать вывод о том, что это не строго научная книга, а скорее научно-популярная. Автору удалось в доступной для широкого читателя форме рассказать о простых на первый взгляд, а вместе с тем необычайно сложных проблемах.
      Некоторые страницы киш и несут чисто информативную нагрузку. Но в основном книга имеет четкую практическую направленность. Автор излагает основы технологии обучения, даст ряд практических рекомендаций. Однако здесь нет рецептов на все случаи жизни. Да они и не могут быть даны на страницах такой относительно небольшой книги. Не все в ней бесспорно. Так, автором не дифференцируются понятия «обучение» и «научение», принятые в советской психологической школе, где под термином «обучение» понимается двусторонний процесс передачи и усвоения знаний, умений, навыков и способов познавательной деятельности человека. Автор же довольно широко использует термин «обучение» применительно к воздействию на поведение животных, образованию условных рефлексов и т. п. Стремление автора ох-патпть псе периоды развития человеческой личности повлекло за собой н некоторые упрощения. Вместе с тем эта книга — неплохая основа для раздумий читателя. Она поможет подойти к решению многих проблем, явившись побудительной причиной для чтения более специальной цсихолого-педагогической литературы.
      Т. Мамигоноеа
     
      Только не волнуйся дорогой читатель, я вовсе не намерен лишить тебя радостей жизни и навеки приковать к школьной парте. Жизнь человека сама по себе куда богаче всех школьных премудростей. Моя же задача — побеседовать с тобой об очень интересных взаимосвязях между жизнью и учебой, убедить тебя, что учеба в школе — хотя и необходимый, но только один из этапов в освоении знаний.
      Обучение человека начинается с младенческих лет. Оно не прекращается и в дальнейшем. Взрослые люди тоже учатся, в том числе и в прямом значении этого слова. Достаточно вспомнить, как проходит ликвидация неграмотности в развивающихся странах. Не случайно ЮНЕСКО разрабатывает различные программы обучения; во всем мире растет стремление женщин к образованию; научно-техническая революция заставляет людей неоднократно переучиваться в течение жизни. Короче говоря, девиз нашего существования: учеба в течение всей жизни.
      II хотя развитие личности человека определяется не только учебой, лозунг, предложенный мной, несмотря па все оговорки, которые я не могу не делать и в дальнейшем, правомерен. Жизнь — это действительно учеба!
      Мною опубликовано немало исследований об обучении детей и подростков, о психологии обучения взрослых, о том, какие трудности встречаются в процессе обучения. Теперь я рискнул напнеагь научно-популярную книгу, а это порой потруднее Е1аучных
      монографий. В этой книжке мы должны вместе с читателем выявить широкий диапазон понятия «учеба», вместе с ним осмыслить, насколько связана наша жизнь с обучением. Я ставлю перед собой еще более ответственную задачу: хочу снабдить читателя психологическими познаниями, которыми он будет пользоваться всю свою жизнь, дать ему такие педагогические советы, которые пригодятся и его детям. Я хотел бы, чтобы именно с таким настроением читатель открыл эту книгу. Надеюсь, что чтение окажется для пего занимательным и полезным.
     
      Обучение — важный аспект жизни
      Лет 20 — 30 тому назад понятие «учеба® определяли как усвоение знаний и навыков. А разве формирование социальных норм поведения у детей, подростков, у взрослых, другими словами, формирование личности человека, разве это не постоянный процесс, по преимуществу, учебный? Наука уже подтвердила правомерность такой постановки вопроса, п мы в этой книжке еще не раз напомним об этом.
      С известной оговоркой можно сказать, что приспособление к изменяющимся условиям жизни у животных, а в определенном смысле и у человека также является обучением в широком понимании этого слова. При этом накапливается «опыт», который постоянно меняет поведение как в положительном, так и в отрицательном смысле.
      И это удастся тем успешнее, чем более высоко организовано животное, то есть чем глубже дифференцирована его нервная система. В частности, знаменитые исследования Ивана Петровича Павлова, выполненные на собаках и человекообразных обезьянах, и многие опыты па животных других ученых являются экспериментами именно такого рода. И если понимать обучение в таком широком смысле, то становится ясно, что обучение человека не заканчивается па каком-либо отрезке его жизни. «Бек живи — век учись», — говорит народная мудрость. Даже человеческий эмбрион в процессе своего развитии обогащается «опытом» на основе тех влияний окружающей
      среды, которые испытывает через организм матери. Еще более ярко это выражено, когда мы наблюдаем внутриутробное развитие однояйцевых или разнояйцевых близнецов. Они по-разному действуют друг па друга и соответственно накапливают различный «опыт». Младенцы, дошкольники, школьники — чем старше становятся дети, тем более осознанно постигают они окружающий мир, и этот процесс продолжается вплоть до старости. Да, да, и старики учатся тоже!
      Однако обучение человека не есть только вызванная опытом модификация поведения, то есть не только поведение, регулируемое - обратными связями. Это — прежде всего обучение на основе осознанного понимания необходимости действий и их обусловленности. Термин «предвосхищающее» обучение означает развитие способностей человека мысленно предугадывать последствия своих действий, что животным не свойственно.
      Таким образом, обучение человека есть нечто большее, чем изменение его поведения в зависимости от опыта, это — и выработка новых, специфически человеческих, а в условиях развитого социалистического общества — общественных форм поведения и свойств личности. Обучение человека — это не только приспособление к окружающей среде, но и ее активное и творческое преобразование своей деятельностью. В другом разделе книги мы дадим еще одно определение понятия «обучение». Но чтобы подойти к этому, начнем с выяснения, что же представляет собой «обучение» в мире животных.
     
      "Обучение" в мире животных
     
      Нервная система и возможности к приспособлению
      Живые организмы приспосабливались к постоянно усложняющимся условиям жизни. При этом изменялось и их строение, развивались наружные п внутренние органы, что позволяло им вполне соответствовать данным жизненным условиям. Важнейшим признаком высокоорганизованной материи является нервная система, которая совершенствовалась в процессе исторического развития животного мира. У простейших организмов — одноклеточных — нервной системы пету Нервная система червем дифференцирована и организована самым простейшим образом: нервные водокна соединены в узлы. Здесь уже намечается важейший принцип, который определит дальнейший ход ж оазвития нервной системы у высокоразвитых организмов, а именно принцип централизации. Суть его в том, что возбуждения, возникшие па каком-либо участке тела, передаются дальше не по всей поверхности тела, а направляются вначале в центр (в данном случае — в нервный узел), где и происходит «переключение».
      В связи с этим как не вспомнить о знаменитой «дрессировке» дождевых червей, о которой вы, наверное, слышали. В специальной литературе се называют «экспериментом Т». Дело в том, что если червяк ползет по вертикальной палочке буквы «Т» вверх, то, Достигнув развилки, он может дальше ползти либо направо, либо налево. В эксперименте было устроено так, что чернь, который поворачивал направо, в конце пути получал слабый удар электрическим током. Если же он полз налево, то без приключении попадал в свой «рай обетованный» — в землю. При многократном повторении опыта черви «обучаются» ползти только налево. Можно сказать, что опыт «научил» червя менять свое поведение с учетом более благоприятных для себя внешних условий.
      Следующий важный этап развития нервной системы мы наблюдаем у членистоногих и моллюсков: нервные узлы у них смещаются к голове и берут на себя функции централизованного управления поведением живых существ. Подобным образом организованная нервная система обеспечивает уже весьма сложное поведение; все вы, конечно, слышали о «танце» пчел, с помощью которого они указывают друг другу на источник питания.
      Нередко люди пытаются судить о поведении животных по человеческим меркам и делают далеко идущие выводы о «разуме» животного. Прежде чем высказать свое мнение на этот счет, расскажу о таком опыте. Поймаем муху п пчелу и запустим их в открытую бутылку. Бутылку положим горизонтально, так, чтобы допьгшко было обращено к свету. Пчела будет ползать по дну бутылки, пока не погибнет от усталости или от голода. Ей ни в коем случае «не придет в голову» искать выход в другом направлении, противоположном освещенному концу. Л вот муха станет метаться по бутылке во все стороны и наконец
      вылетит из незакрытого горлышка. Этот эксперимент можно интерпретировать по-разному. Одни скажут: пчела глупа, она не может изменить свое поведение и погибает от собственной глупости, а вот муха «хитроумно» выбирает варианты, тюка не найдет правильное решение и тем самым спасет свою жизнь. Другие будут рассуждать так: поведение пчелы успеха не приносит, это верно. Л все же она «умница», что искала выход в направлении к свету, водь в пределах ее жизненного опыта понятие свободы равнозначно свету. Было бьт нелепым ждать от пчелы, что она будет вести себя вопреки своей природе. Вот муха-то как раз вновь доказала свою «глупость»: светло ли, темно ли, она как безумная мечется из стороны в сторону. И, право же, пет никакой се заслуги в том, что она случайно вылетела из бутылки.
      Что можно сказать по этому поводу? Аргументы такого рода вообще несостоятельны: пет ни умных, ни глупых животных, как пет злых или добрых. Все они стали такими в силу жизненной необходимости и в соответствии с условиями окружающей среды. Во всяком случае, присущие животным качества целесообразны. К тому же они могут меняться! Если, например, переселить наших черных пчел в какие-нибудь жаркие земли, скажем в Австралию, то у них появятся новые привычки. Стоит им «смекнуть», что лето царит здесь круглый год и цветов всегда будет вдосталь, пчелы начнут собирать ровно столько меда, чтобы хватало на день. В то время как в наших широтах им приходится заготавливать пищу впрок.
      Каждый пз вас, дорогие читатели, кто когда-либо имел аквариум и занимался рыбами, знает, что они способны к «обучению». В частности, рыбы довольно быстро начинают различать цвета. Раньше эту способность ставили под сомнение, но зоопсихологи внесли полную ясность в этот вопрос следующим опытом: в аквариум на стеклянную палочку подвешивают кульки-кормушки с едой, различающиеся по цвету, ну скажем, красный, зеленый, желтый и синий. Но корм находится только в одной из кормушек, а остальные пусты. Рыбка очень быстро начинает различать тот Цвет, который «несет» ей корм, и, будучи голодной, устремляется только к кормушке определенного цвета.
      Она отдаст свои симпатии этой кормушке даже н том случае, если в ней корма не будет. Чтобы опыт получился достоверным, владельцы аквариума должны время от времени менять расположение цветных кормушек, иначе рыба может просто привыкнуть к определенному месту. В опытах такого рода особую «смекалку» проявили гольяны, по и среди них каждая рыбка не одинаково умела усваивать уроки, то есть уже в пределах одного вида рыб наблюдаются индивидуальные различия в способности к обучению. 11 куда больше это будет выражено у людей!
      Очень сложные инстинкты порой имеют птицы Достаточно вспомнить об умении перелетных птгг ориентироваться во время миграции или о почтовы голубях, которые всегда находят дорогу к родному дому. Любой знает, что многие птицы осенью покидают родные места на севере и устремляются па свою южную родину. Почему? Да потому, что зимой на севере они погибнут от бескормицы! Мы это знаем, по откуда это известно птицам? Когда они собираются в отлет, еше не холодно п корма достаточно. Предположение, что у птиц есть чувство приближающейся опасности, приходится отвергнуть: живущих в неволе птиц, у которых корма достаточно круглый год, осенью охватывает такое же беспокойство, как н их вольных собратьев. Птицы мечутся по клетке, сбивают крылья в кровь о железные прутья и во что бы то ни стало стремятся на волю. Мы имеем дело в данном случае с врожденными механизмами поведения, инстинктами. Но инстинкты также могут изменяться. Так, поведение птиц, долгое время содержащихся в неволе в больших клетках, меняется: тяга к перелетам у них постепенно ослабевает, а затем и вовсе проходит. Они приспособились к окружающей среде, усвоили, что здесь им ничто не угрожает.
      У млекопитающих, а также у земноводных и пресмыкающихся доминирующим центром нервной системы становится кора головного мозга. За счет дифференциации и .централизации нервной системы в этих организмах приобретают все большее значение индивидуально выработанные формы поведения. Эти животные не только в меньшей степени «придерживаются» врожденных механизмов поведения — инстинктов, они быстрее приспосабливаются к вновь возникающим ситуациям. Чем сложнее нервная система, тем большее значение приобретает индивидуальный «опыт». Это, в частности, проявляется в относительном удлинении времени зависимости от «старших». Говоря о человекообразных обезьянах, нередко употребляют такие выражения, как «осмысленное обучение», «интеллектуальное поведение». Естественно, что все эти явления качественно отличаются от обучения и разумного поведения человека.
     
      На основе «запоминания»
      Вы, дорогие читатели, наверное, любите животных, у вас в доме есть какой-нибудь зверек. Если вы лшли свою собаку еще щенком, то вскоре обпаружп-что на улице она всегда будет следовать за вами, а не, скажем, за собакой такой же породы. Как это объяснить? Специалисты по психологии животных провели много экспериментов для выяснения этого феномена. Так, при наблюдениях за поведением серых гусей после того, как они вылупятся из яйца, заметили следующую закономерность: если разделить только что вылупившихся гусят на две группы, одна из которых останется с млтерыо-гусыпеп, а другая будет отделена от нее, то гусята из этой второй группы начнут следовать но пятам не за гусыней, а за каким-либо иным предметом, способным двигаться. Таким предметом мог быть и сам экспериментатор. Итак, одна группа гусят держалась матери-гусынн, другая бегала за навязанным ей «руководителем».
      Потом обе группы объединяли в одном птичнике уже без гусыни. Когда их снова выпускали па волю, во дворе находились оба «предводителя» — и гусыня, и человек. Так вот, половина гусят бросалась к матери, другая же половина — к экспериментатору и следовала за ним. Такой тип поведения почти не удавалось впоследствии изменить! Это значит, что вылупившиеся из яйца гусята оказались «приписанными» к различным «родителям».
      Имеет ли место такой вид обучения у человека? Конечно, особенно в раннем детстве, прежде всего на первом году жизни. Особое значение имеет при этом личный контакт, прочная связь с лицом, которому особенно доверяет ребенок. Как правило, это мать, но не во всех случаях это непременное условие. В качестве такого лица может выступать н другой человек, важно, чтобы личный контакт устанавливался при искренней доброжелательности взрослого путем ласкового и приветливого обращения к ребенку. От характера первых контактов со взрослыми зависит, как будет относиться ребенок к другим лицам, позднее к своим общественным обязанностям. Улыбкой трехмесячный ребенок рефлекторно отвечает ца приветливое выражение лица взрослого. Особое значение для развития социальной контактности ребенка имеют голос, мимика, жесты человека, который находится в общении с ним. Если у малыша постоянно меняются воспитатели, если он не чувствует личной привязанности к нему взрослого, возникают те самые дефекты развития, которые затем будет трудно исправить. При этом мы пн в коем случае не отрицаем важности коллективного воспитания в детском саду, в школе, а также других активных общественных влиянии, формирующих в дальнейшем правильное социальное поведение ребенка и его мировоззрение.
     
      Отвыкание от безусловных рефлексов
      Кто не наблюдал хоть раз в жизни за улиткой? А самые смелые из вас, может быть, дотрагивались до нее руками или трогали палочкой. Что при этом происходит? Улитка, чувствуя слабые прикосновенни, втягивает свои рожки. Если же регулярно и с одинаковой силой повторять эти механические раздражения, улитка постепенно перестает реагировать.
      Отвыкание от врожденных форм поведения можно наблюдать па сходном эксперименте с пауком: стоит заставить есть паука вибрировать под действием камертона, как наук выходит из своего укрытия. Именно так он реагирует, когда в сеть попадает добыча. Если же повторять такие раздражения, то паук перестанет их замечать гак же, как и улитка. Стоит только изменить условия ситуации, скажем, изменить в опыте с улиткой частоту прикосновении палочки или силу касаний, реакция на них появится снова.
      Все это — примеры отвыкания ог инстинктивных форм поведения, которые в определенной ситуации оказались ненужными.
      Здесь уместно вспомнить о дрессировке животных. В диком состоянии они должны были бы отвечать на многие виды раздражений, получаемых от человека, бегством или реакцией защиты. По в неволе или при планомерном одомашнивании диких животных потребность в такой защитной реакции затухает. В данном случае речь скорее идет не об отвыкании от безусловных рефлексов, а от уже заученных типов поведения. Если же говорить о человеке, то отвыкание от безусловных рефлексов происходит в самом раннем возрасте, в первые месяцы жизни. Ребенок отвыкает, например, от безусловного рефлекса сосания, когда при дотрагшзашш к его губам не поступает пища.
      Многие из вас, дорогие читатели, конечно же, слышали об известных опытах с животными, которые проводил великий советский физиолог Иван Петрович Павлов. Теоретические выводы, сделанные ученым, принесли ему, прожившему очень долгую жизнь, всемирную известность, что выразилось, в частности, в присуждении И. П. Павлову в 1904 году Нобелевской премии. Павлов начал с очень простых наблюдений, которые доступны каждому. Он установил, что отделение слюны у собаки происходит не тогда, когда она начинает есть, а гораздо раньше, когда заслышит шаги человека, который постоянно ее кормит.
      Пойдите в зоопарк и понаблюдайте за животными. Вы увидите, как беспокойны становятся они перед часом кормления: хищники бегают взад и вперед по клетке, морские львы выпрыгивают из воды, поглядывая на дверь, из которой должен появиться служитель. Во всех этих случаях поведение животных объясняется следующим образом: их кормят в определенное время дня.
      Известные каждому факты Павлов систематически и тщательно исследовал в многочисленных лабораторных опытах. Мы не будем останавливаться здесь на большом количестве выявленных им закономерностей, которые подробно описаны ученым в его трудах. Расскажем вкратце лишь о том, как формируются условные рефлексы.
      Заметим также, что решающую роль здесь играют безусловные рефлексы, ведь лишь па их основе в течение жизни животного пли человека развиваются условные рефлексы. Павлов указал на то, что человек тоже рождается с большим количеством безусловных рефлексов и они не все еще изучены. Положито, например, здоровому новорожденному палец в ладошку, ои сразу сожмет ее в кулачок. Это — рефлекс хватания, коснитесь пальцем (чистым!) его губ — и малыш начнет сосать. Держите младенца вертикально так, чтобы его ножки слегка касались поверхности стола — ои немедленно попытается «шагать» по столу. Все это — безусловные рефлексы. Но вот попробуйте надкусить лимон перед глазами ребенка, который никогда в жизни не видел и тем более не пробовал его — никакого слюноотделении вы не заметите. У малыша еще не было опыта такого рода.
      Безусловные рефлексы могут лишь в том случае обеспечить приспособление организма к окружающей среде, если последняя не изменяется. И в то же время, как полагает Павлов, они являются основной предпосылкой существования организма в условиях окружающей его природы. Будучи объединены в длинные и сложные взаимосвязи, они составляют основу столь поражающего нас инстинктивного поведения животных, хотя бы тех же перелетных птиц или почтовых голубей.
      Какие же особенности позволяют животным, прежде всего высокоорганизованным, а также человеку выживать, несмотря на постоянно меняющиеся условия жизни? Стало быть, должны существовать механизмы, которые позволяли бы «осваивать» новые типы поведения, соответствующие изменениям окружающей среды. Эти механизмы Павлов назвал условными рефлексами, возинкающнми на базе безусловных рефлексов.
      Основной предпосылкой возникновения условного рефлекса является совпадение во времени какого-либо внешнего раздражения с действием безусловного рефлекса. В пашем случае пища представляет собой безусловное раздражение для вызывания соответствующей реакции (отделение слюны). Это значит, что если у животного прием пищи совпадает с действием какого-либо раздражения, которое раньше не имело никакой связи с пищей (зажигание лампочки, звонок), то теперь это раздражение вызывает такую же реакцию, что и пища (безусловное раздражение). Если, например, соединить световой сигнал, который приобрел для животного физиологическое значение (это сигнал, после которого его начинают кормить), с другим условным раздражением (ну, скажем, со стуком метронома — а эн уже акустический раздражитель!), то вскоре мы станем свидетелями того, что уже один стук метронома может вызывать секрецию слюны. Эксперименты такого рода можно продолжить.
      Однако в реальной жизни животное сталкивается со значительно более сложными процессами, что создает предпосылки для более активного и тонкого приспособления организма к окружающим условиям. В цирке мы часто восхищаемся просто-такн поразительным поведенном дрессированных животных, а оно объясняется в конечном счете сложным механизмом образования условных рефлексов. В известном смысле собака «понимает» слова-сигналы своего хозяина. На приказ «сидеть» она садится, ведь это слово сопровождалось обычно наградой (скажем, лакомым кусочком или поглаживанием). Но собака не понимает человеческого языка, она не может дифференцировать значения слов. Хотя это возможно п огорчит некоторых владельцев «умных» собак, но надо сказать определенно: собака «учится» на основе условных рефлексов, смысла слова она не понимает.
      Пыли изучены условные рефлексы и человека. Эти исследования внесли ясность в значимость обучения, прежде всего для младенцев. Новорожденные начинают учиться буквально с первых дней, а не через несколько месяцев, как полагают многие родители! И родители могут стать рабами своего дитяти, если не будут выдерживать определенного интервала между кормлениями. Грудной ребенок может закричать в любую мнпуту, но это не значит, что его надо сразу кормить. Гели приучить ребенка к определенному ритму питания, малый! будет давать о себе знать в положенный срок. Даже такие вначале, казалось бы, нейтральные раздражители, как беседа с ребенком в «серьезном» топе пли, скажем, покачивание указательного пальца перед его глазами в сочетании с «наказанием» (легкое «пошлепывание по попке»), учат малыша, что крика, пожалуй, лучше не затевать. Таким образом, «поощрение» и «наказание» как реакция взрослого па примерное или непозволительное поведение малыша помогают с первых дней вырабатывать соответствующее социальное поведение ребенка. Страхи детей также вполне укладываются в
      рамки «обучения» па основе условных рефлексов. Приведем для пояснения один пример: если ребенок, находящийся рядом с вполне мирной собакой, несколько раз был напуган каким-либо шумом, то он будет пугаться, достаточно ему увидеть собаку. Таким образом, в результате условного рефлекса возник страх перед собакой. Как следствие условных рефлексов появляются и страхи или брезгливое отношение к вполне невинным существам: лягушке, мыши, улитке, пауку. Как правило, при виде их взрослые издают неодобрительные эмоциональные возгласы: «Фу, гадость!», «Какой ужас!» и тому подобное, что способствует возникновению у детей условных рефлексов.
      «Обучение» методом проб и ошибок
      Примерно в то же время, когда Павлов в Советском Союзе проводил опыты над собаками и шимпанзе, американский психолог Торндайк экспериментировал па крысах и кошках, пытаясь также вскрыть психологические закономерности процесса «обучения». Свои эксперименты он строил иначе, чем Павлов.
      Эксперименты Торндайка проводились в так называемых «проблемных ящиках», в которых крысы или кошки «проходили курс обучения». Они обучались, скажем, тому, как быстрее выбраться из ящика или обнаружить источник корма. Для успешного выполнения таких опытов необходимо, чтобы животное, которое находилось в ящике, действительно хотело выбраться на волю или было голодно, ощущая определенную «ситуацию недостаточности». Иначе зачем ему рваться на свободу или искать корм. Вот уже и возникает одно важное условие, которое нам пригодится, когда мы будем говорить об обучении человека, — а именно момент мотивации, то есть наличие причин, которые будут побуждать к обучению. Насколько больше появилось бы хороших отметок и Дневниках школьников, если бы у них было желание учиться. Беда многих отстающих учеников пс в недостатке способностей, а в том, что у них отсутствуй ет мотивация учебы. Об этом мы поговорим подробнее, когда пойдет речь о проблемах обучения человека.
      Итак, вернемся к эксперименту. Будем исходить Из того, что паши подопытные животные чувствуют неодолимую потребность освободиться или нестерпимым голод. Что же происходит в подобных случаях в «проблемных ящиках»? Поначалу животные без всякого плана мечутся по клетке. Если они стремятся выбраться на волю, они кусают, царапают, тычутся носом в задвижки, в железные прутья решетки, пытаясь протиснуться через них. И так же они ведут себя при поисках пищи. Голодный зверек беспокоило бегает по клетке, бросается во все углы, грызет всевозможные рейки внутри клетки. Эти метания продолжаются до тех пор, пока животное случайно не толкнет задвижку, открывающую дверцу, или рычаг, спускающий кормушку. И этого единственного случая достаточно, чтобы в дальнейшем животное сразу же выполняло необходимые движения. Удовлетворение потребности, наступившее в результате достижения желанного объекта, обеспечивает закрепление случайно найденного действия. Именно поэтому результат последнего (возможность насытиться или выйти на свободу) является для животного тем «инструментом», с помощью которого закрепляется условный рефлекс. Такой вид обучения называют в специальной литературе «инструментальным». Естественно, не потому, что при этом используются какие-либо инструменты, к которым можно причислить «проблемный ящик» с его рычагами, задвижками, особым внутренним устройством.
      Эти эксперименты позволяют вывести ряд важных закономерностей, касающихся обучения животных п человека.
      Во-первых, на бесчисленных опытах с птицами (особенно охотно экспериментируют на голубях), крысами, обезьянами и другими животными, за которыми наблюдали и на свободе, и в неволе, было показано, что и высокоразвитые животные учатся «методом проб н ошибок», как назвал его Торндайк, Ведь и па свободе каждое животное приобретает жизненный опыт на основе многочисленных попыток, порой неудачных: оно учится, как подобраться к пище, как наилучшим образом удовлетворить другие своп биологические потребности. Действия животного зависят при этом от тех возможностей, которыми оно располагает как представитель данного биологического вида, от уже приобретенного собственного опыта, от сложности данной жизненной ситуации. Каждый может понаблюдать да обучением методом проб н оптнбок собственной собаки или какого-либо иного домашнего животного. Попробуйте переместить кормушку с едой с привычного места, спрячьте ее, и пусть ваш любимец поищет свой корм. Только надо, чтобы он был голоден! Тогда он перепробует массу бесполезных вариантов, пока не отыщет корм на новом месте. Зато в следующий раз ои прибежит сразу именно гуда.
      Отсюда выводим второе правило: животное скорее всего воспроизведет те тины поседения, которые давали ему положительный эффект. И наоборот, можно ожидать, что оно будет избегать вариантов такого поведения, которое вело к негативному результату, Торндайк назвал это «законом эффекта».
      В теории обучения животных, разработанной американским психологом Скиннером, большую роль играет понятие «подкрепления», то есть поощрения правильного действия, закрепляемого таким образом. Известны опыты с крысами в так называемом «скнн-неровском ящике». Животные должны были путем многочисленных проб заучить связь между действием и последующим вознаграждением. При этом каждое действие условно расчленялось, а награда полагалась за всю правильно выполненную операцию.
      Читателю, наверняка, давно уже хочется прервать автора вопросом, где здесь отличие от павловских «условных рефлексов». Так вот, и у Павлова, и у Торндайка, и у Скиннера мы имеем дело с ситуацией, в которой животному чего-то недостает. Но в опытах Павлова по выработке условных рефлексов животному решение сразу же предлагается, а, согласно «инструментальному» обучению, животное должно само найти правильное решение. В последнем случае животные побуждаются к «открытию» функциональных качеств предметов. Такое «инструментальное» обучение лаже на самом примитивном уровне оказывается для животного средством накопления опыта.
      Вы спросите, конечно, можно ли переносить «метод проб и ошибок» па обучение людей. По этому ьопросу специалисты придерживаются разного мне-Ння- Ясно только, что для получения желаемого результата в физике или химии нередко приходится провести множество опытов, прежде чем будет откры-та новая научная закономерность. А рацпонализаторы производства, когда они бьются над усовершенствованием технологии? Но здесь необходимо подчеркнуть качественную разницу между использованием «метода проб и ошибок» человеком и животным. Ведь человек сознательно использует не только свой опыт, но и все достигнутое до него, целеустремленно привлекая исторический опыт для своих открытий. Ии одному животному это недоступно! Оно способно лишь на неорганизованные, лишенные какого-либо плана действия, хотя личный опыт животного и играет определенную роль.
      Немаловажное значение при обучении человека имеет «закон эффекта». Каждый на своем личном опыте испытал, насколько активизируется обучение, как растет уважение к самому себе, если удается пожать плоды своего труда. И наоборот, где уже ждать прилежания, когда вас преследуют неудачи. Если ребенок видит, что его старания приносят успехи, он, как правило, учится с удовольствием. Увы! — верна и обратная закономерность. Важно только, чтобы эти успешные результаты являлись следствием общественно полезных поступков. Если же ребенок достигнет желаемого ложью или иным проступком и не понесет при этом наказания, закрепленными окажутся отрицательные качества. Эти ситуации будут рассмотрены подробнее, когда мы будем говорить об общих правилах психологии обучения.
      Хочется привести еще два примера, поясняющих ту роль, которую играет «инструментальное обучение» у человека. Мы с интересом наблюдаем за поведением здорового годовалого малыша. Он издаст какие-то звуки, подобные тем, которые он слышит от взрослых. Ему часто отчетливо и внятно повторяют «мама, папа, баба». Вначале ребенку плохо удается воспроизведение этих звуков. Но вот однажды он издает звукосочетание, похожее на эти столь часто слышимые нм слова. Как радуется при этом мама, и именно ее радость и удовлетворение самого малыша служат порукой тому, что он будет часто и охотно повторять эти звуки. Или другой пример: юноша хочет научиться играть в настольный теннис. Довольно скоро выясняется, чго простым ударам научиться легче, чем ударам с подкруткой. Начинающий игрок внимательно следит за противником, который уже освоил этот прием. Новичок и так и сяк пытается, пока
      ему не удается выполнить то, что он хочет. Сложно надеяться, что теперь такие удары будут получаться все чаще и чаще, пока игрок не овладеет ими в совершенстве. Имеется множество примеров такого «инструментального обучения», но нам пора познакомиться с более совершенной формой обучения.
      «Обучение» на основе понимания?
      Кто не поражался умелым действиям обезьян, ловкости, с которой они обращаются с предметами? Можно ли в этом случае говорить об «интеллекте»? Могут ли приматы, например шимпанзе, «думать», когда они, как нам кажется, с «пониманием» решают сложные задачи?
      Было проведено немало опытов, чтобы ответить на этот вопрос. Не будем останавливаться па различных объяснениях многих последователен, отметим только, что все они отмечают умение обезьян обнаруживать весьма сложные взаимосвязи между предметами и явлениями окружающего мира. Приведем только два примера.
      В клетку к шимпанзе ставят ящик. Вместо передней стенки в ящике решетка, другие же стенки сплошные, причем в задней имеется узкая длинная щель. В ящик близко к задней стенке кладут банан, который виден обезьяне и через решетку, и через щель. Только банан лежит так далеко от передней етсики, что рукой его никак не достанешь. Ни с какой другой стороны к банану не подобраться, да н щель до того узка, что рука в псе не пролезает. Рядом с задней стенкой, однако, в землю врыт кол, к нему на короткой цепи прикреплена палка. Единственная возможность для обезьяны получить банан состояла в том, чтобы воспользоваться этой палкой и, просунув ее в щель, подтолкнуть банан ближе к решетке, где плод можно уже достать рукой. Сложность эксперимента таилась еше и в том, что обезьяна, чтобы получить желанный плод, должна была вначале отодвинуть его от себя.
      По зубам ли обезьяне этот орешек, простите, банан? Как ведут себя в подобной ситуации шимпанзе? Такой эксперимент, проведенный советским исследо-вателел! Леонтьевым показал, что шимпанзе в состоянии выполнить поставленную задачу. Но каждая
      обезьяна решала задачу по-своему: у одной результат достигался раньше, другая «додумывалась» лишь после многих неудачных попыток. Процесс решения протекал, как правило, следующим образом: как только шимпанзе подходила к клетке и видела банан, она пыталась схватить его рукой, если была голодна. Но не тут-то было! Через некоторое время обезьяна замечала щель в задней стенке и разглядывала банан через щель, убедившись, что руку туда не просунешь. Проходит еще некоторое время (так и подмывает сказать: обезьяна «пораскинула мозгами»...), и шимпанзе хватается за палку, пытаясь достать сю банан через решетку, но цепь для этого слишком коротка. И вот тут-то обезьяна возвращается к задней стенке, просовывает палку в щель и толкает банан вперед к передней стенке. Иными словами, отталкивает от себя то, что так хочет заполучить, И счастливый финал! Шимпанзе подбегает к решетке и достает банан рукой. Просто поразительно!
      Другой опыт был поставлен американскими психологами. Был взят длинный прозрачный ящик, в который положили лакомую вишшо. В ящике сделана дверца, по, чтобы открыть ее, нужно выполнить еще ряд операций. Их много, упомянем только три: снять крючок, которым запирается дверца, вытащить планку, фиксирующую дверцу в закрытом положении, размотать цепь, которой опутан ящик. Это совсем не просто — попробуйте предложить ту же задачу дошкольнику!
      Все обезьяны, на которых проводился эксперимент, обращались с запорами правильно и «с пониманием». Они решали эту задачу, даже если она усложнялась еще больше.
      Как же объяснить все эти сложные действия животных, которые наблюдали ученые в описанных экспериментах? Действительно ли им не предшествовала подготовка и они проявлялись спонтанно, как кажется на первый взгляд? Или же мы имеем дело с вариантом «инструментального обучения», когда успешное действие возникает на основе проб и ошибок и закрепляется быстрее при достижении успеха?
      В последних научных работах на эту тему высказывается мысль, что «разумное» поведение животных следует прежде всего рассматривать в аспекте харак-
      Терного для данного вида поведения в привычных для него условиях окружающей среды. Вполне «осмысленное» решение сложных задач обезьянами представляет собой не что иное, как применение заложенных в организме способов действий в новых условиях. Подобное явление наблюдается, как мы уже отмечали, и у других животных, только у обезьян это происходит в более широких масштабах и качественно на более высоком уровне.
      «Интеллектуальное» поведение человекообразных обезьян не означает, что они способны мыслить. Хотя эти животные и могут выполнять весьма сложные действия п лучше ориентироваться в новой ситуации, чем другие, а также самостоятельно «открывать» объективные связи между предметами, то есть могут учиться «с пониманием», однако лишь с пониманием того, что можно оценить с помощью органов чувств. Обезьяны не способны к абстрактному логическому мышлению, свойственному только человеку.
      Б заключение этой главы расскажу еще об одном интересном опыте, проведенном советским исследователем Вацуро. Он хорошо иллюстрирует все вышесказанное. Эксперимент заключался в следующем. Предварительно шимпанзе научили открывать кран и наливать в бутылку воду из жестяного бачка, чтобы гасить, огонек пламени. Далее Вацуро организует следующую поучительную ситуацию: животное помещают на плот, плавающий по озеру. Рядом плавает другой плот, на котором установлен упомянутый бачок. Экспериментатор ставит около шимпанзе спиртовку, зажигает се и оставляет обезьяну наедине с горящей спиртовкой. Что же происходит? Обезьяне эта ситуация явно не нравится. Она хватает бутылку и по бамбуковому шесту перебирается на соседний плот. Здесь она наливает в бутылку воду из бачка, перебирается обратно и пытается залить огонь из бутылки. За один раз это сделать не удается, приходится несколько раз переходить с одного плота на Другой.
      Вот тут можно видеть разницу в поведении животного и человека. Обезьяна запомнила одну связь между целью и средством, она обучалась гасить пламя только водой из бутылки. Но почему же не воспользоваться водой из озера? Очевидно, логическая связь между двумя отношениями: «бачок — вода для гашения огня» и «озеро — тоже вода» — осталась скрытой для шимпанзе.
      Пора обобщить все, о чем мы уже говорили: «обучение» животных, их способность к «учебе» самым тесным образом связаны с эволюционным развитием нервной системы — от элементарных форм у простейших организмов к нанвысшсй у человека. Нa примерах были показаны различные виды обучения: на основе запоминания, условных рефлексов, «инструментальное» обучение, обучение «методом проб и ошибок», обучение па основе «стереотипа». Чем выше развитие живого существа, тем более дифференцированны типы обучения и эффективны его результаты. Надеюсь, что читателю было интересно следить за ходом моих рассуждений.
     
      Как учится человек
      Теперь, когда мы подробно познакомились с методами обучения животных, перейдем к вопросу об обучении человека.
      Я уже говорил о том, что обучение животного и человека — всиш принципиально разные, хотя эксперименты с высокоразвитыми млекопитающими позволяют выявить и некоторые закономерности обучения человека. Тогда же был поставлен вопрос: нельзя ли рассматривать обучение как основной процесс развития личности? Мы еще раз вернемся к этой проблеме. Это позволит увидеть важнейшие этапы развития человека в аспекте «жизнь — это учеба» от дня его рождения до преклонного возраста.
      Обучение — основной фактор развития личности?
      совсем недавно на этот вопрос: «Обучение — основной фактор развития личности?» — отвечали по-разному, Понятие «обучение» связывалось прежде псего с усвоением или приобретением знаний и навыков. По отдельным предметам, то есть обучение понималось более узко. Вот некоторые примеры: школьник учит правила правописания, грамматику, иностранный язык, он усваивает знания по естественным трупам. Подросток обучается профессии, он приобрели при этом как теоретические знания, так и специальные навыки в определенной области. Взрослый повышает свою квалификацию по избранной им профессии. Обучение в этом смысле — это процесс передачи знаний учителями и воспитателями в школах, преподавателями в вузах. Такого рода обучение иногда может осуществляться и путем самообразования.
      Если понимать обучение так узко, то куда же отвести приобретение человеком навыков социального поведения, мотивации суждений и поступков, эмоциональных реакций и т. п. Разве мы не обучились всему этому? Разве обучение в этом расширенном смысле слова не представляет собой основную предпосылку развития личности человека?
      Современная психология способна дать весьма точный ответ на этот вопрос. Для этого стоит только понаблюдать за тем, как развиваются наши чувства, наши эмоциональные реакции. Может быть, кому-нибудь покажется, что как раз эта сторона жизни человека является «врожденной». Ну что же, давайте рассмотрим эту проблему подробнее. Младенец еще неопределенно выражает свое удовлетворение или недовольство: он «гукает», когда ему хорошо, кричит, когда что-то не по нем, когда его основные потребности в пище, воде, комфорте оказываются неудовлетворенными. Уже на этом этапе развиваются биологически обусловленные эмоциональные качества, и малыш быстро учится тому, каким поведением ему устранять нежелательные ощущения. Постепенно в детском саду и в школе все более дифференцированной становится эмоциональная жизнь ребенка. Во время учебы в школе, в игре, при общении с родителями и другими людьми развивается интеллект ребенка, вырабатываются его социальные и эстетические чувства, моральные оценки. Именно таким путем в душе ребенка зарождается любовь к родителям, к животным, симпатии к товарищам по игре, к друзьям, восхищение искусством, любознательность, чувство ответственности и долга, патриотизм и до-Все эти чувства формируются в процессе взаимодей ствия ребенка с окружающей средой и в значительной степени определяют его поступки. Таким образом, обучение — это процесс, постоянно сопровождающий различные виды деятельности человека с раннего детства. Нельзя утверждать, скажем, что человек вначале формируется, а затем обучается — он формируется в процессе обучения. Формирование и развитие личности ис являются условиями обучения — они осуществляются в процессе обучения.
      Общественное и функциональное поведение человека вырабатывается в процессе социального обучения. Человек прежде всего существо общественное, хотя мы и не сбрасываем со счетов биологические факторы. Именно условия общественного развития определяют, чему п как учится человек. Из этого общего принципа можно вывести и некоторые частные рекомендации. Если, например, нужно дать советы родителям по вопросам воспитания их детей, для этого необходимо понять, в каких условиях живет дома ребенок. Не следует спрашивать его об этом, лучше поиграть с ним в игру, скажем, в «дочки-матери». Тогда воспитатель узнает о всех радостях и горестях ребенка, ведь в игре отражаются те ситуации, с которыми он встречается каждый день дома.
      Уникальную роль в процессе обучения человека играет язык, исторически возникший и развившийся в процессе трудовой деятельности. В ходе формирования человека язык стал важнейшим средством коммуникации. Язык развивался вместе с развитием человечества и является отражением этого исторического процесса. Одно поколение не только может передать другому свой опыт средствами устной речи, по благодаря «фиксированному языку», то есть письму, обеспечивается передача всего богатства человеческих достижений последующим поколениям.
      Итак, какие же выводы можно сделать из всего сказанного?
      1. Человек обучается в процессе целесообразной трудовой деятельности.
      2. Жизнь человека не ограничивается одним только приобретением собственного опыта. В процессе обучения он перенимает весь исторический опыт, накопленный человечеством до него, и обогащает его. За короткое время человек способен получить и обработать большое количество общественно необходимой информации.
      3. Обучение человека включает в себя не только Усвоение знаний и навыков (обучение в узком смысле слова), это многогранный процесс формирования развития личности.
      Известные учепые-пенхологи Ганс Гнбш и Манфред Форверг так высказывались по этому поводу: «Наряду со знаниями человек
      учится также социальному поведению, мировоззрению, эмоциональным установкам, способам восприятия и мышления, мотивам (побудительным причинам своих действий) и самим действиям, типам поведения и их обоснованию и т. д.» .
      Конечно, процесс обучения зависит от жизненных условий, в которых находится личность. На этом стоит остановиться подробнее.
     
      Условия, необходимые для развития человека
      Как часто приходится слышать от матерей, недовольных поведением своих детей, сакраментальную фразу: «Это он унаследовал от отца». Нередко в перечень лиц, ответственных за столь неудачное наследство, включаются и бабушки, и дедушки. Такие фр зы обычно всего лишь лазейка для объяснения соответвенных неудач в воспитании. Ведь до чего же просто плохое поведение ребенка списывать на «неудачные гены».
      Бывает и другая тенденция, когда нежелательные поступки детей объясняют одним лишь дурным влиянием па них. В педагогических статьях прошлых лет звучал постоянный тезис: «Какое окружение, таков и человек».
      Это упрощенный и механистический подход, ш имеющий ничего общего с марксистской точкой зрения на развитие личности. Марксистская психологи рассматривает этот вопрос следующим образом.
      При формировании личности играют роль условия воспитания и задатки личности, связанные между собой диалектическими причинно-следственными отношениями, Известно высказывание па этот счет Карла I Маркса» в котором практически сказано самое главное: «Удастся ли индивиду вроде Рафаэля раззить свой талант, — эго целиком зависит о г спроса, который, в свою очередь, зависит от разделения труда и от порожденных нм условий просвещения людей»1. Тем самым Маркс подчеркивает значение воспитания и образования в рамках данного общественного строя и одновременно большое влияние характера деятельности человека на весь ход его формирования.
      Задатки личности, окружающая среда и воспитание — вот важнейшие условия процесса обучения, формирования человека, по не его побудительные причины.
      Одной из таких причин развития является участие человека в трудовой деятельности и те внутренние противоречия, которые возникают и разрешаются в ней.
      Если вам доводилось, дорогой читатель, беседовать с философом о значении понятий «условие» и «причина», то вы наверняка слышали от него рассуждение, немаловажное также и с точки зрения психологии: условия сугь такие явления, которые отнюдь не обязательно влекут за собой последствия, по они необходимы для их реализации. (В нашей теме — это «задатки человека», «окружающая среда» и «воспитание».) Причины же — это такие явлении, которые неизбежно влекут за собой последствия. Когда мы рассматриваем проблематику причин и условий, определяющих обучение человека, необходимо помнить, что их нельзя, более того, ложно противопоставлять. То, что в одном случае есть условие, в Другом может оказаться причиной дальнейшего развития или же его задержки. Вот простой примерз Для ребенка с нормальными умственными задатками последние являются необходимой предпосылкой (условием) его развития. Для ребенка умственно неполноценного такая предпосылка становится причиной его отставания в развитии. Как бы хороши ни были окружающие условия, какой бы блестящем! ни была воспитательная работа, дальнейшая жизнь этого ребенка будет приходить под знаком непоправимого несчастья.
      Я позволю себе привести еще одну иллюстрацию из педагогической практики. В своей книге «Педагогическая позма» замечательный советский педагог Макаренко рассказывает о юноше, который попал в колонию имени Горького как вор-рецидивист. Однажды Макаренко поручил этому колонисту получить по ордеру в банке большую сумму денег. «Эксперимент», как назвал его сам Макаренко, завершился благополучно — бывший вор привез деньги в колонию, и, начиная с этого события, в формировании его личности произошла решительная перемена.
      А вот теперь попробуем ответить на вопрос: был ли «педагогический метод», примененный Макаренко, причиной такого изменения в поведении юноши? Нет, причину следует искать глубже, в том внутреннем противоречии, которое возникло в результате педагогического метода. Назрел внутренний конфликт между ставшей уже привычной склонностью к воровству и столь неожиданной, ошеломляющей оценкой личности воспитанника, продемонстрированной воспитателем своим поручением. Роль здесь сыграли многочисленные условия, в частности то, как ему было поручено привезти деньги, отношение гоноши к воспитателю, вся атмосфера в колонии имени Горького и, не в последнюю очередь, структура личности самого юноши. Совпадение именно этих, а не иных условий определило побудительную причину поступка.
      Я надеюсь, что читатель вспомнил эпизод из книги Макаренко, хотя, возможно, в свое время и не осознал всех психологических нюансов этого случая.
      Все эти факты убедительно показывают, насколько неверно было бы придавать решающее значение врожденным задаткам и склонностям человека в процессе его обучения. В наши дни никто не сомневается в том, что люди существенно отличаются друг от друга по способностям, по склонности к тому или иному виду деятельности. Здесь хотелось бы сказать несколько слов о различии между унаследованными и врожденными способностями человека, так как эти понятия недостаточно четко дифференцируются даже в медицинской литературе. Как известно, оплодотворенная женская яйцеклетка уже является носителем наследственных задатков, то есть генов. Но в течение всей беременности, которая длится у женщин около 280 дней, окружающая среда постоянно воздействует иа плод через материнский организм. В результате этого наследственные задатки подвергаются изменениям, как положительным, так и отрицательным. И поэтому психологи предпочитают с момента рождения ребенка говорить о врожденных признаках, а не унаследованных. Поясню эту мысль следующим примером: наверное, вы слышали об особой форме слабоумия, так называемом кретинизме. Этот умственный недостаток может быть вызван ослаблением функции щитовидной железы у будущей матери во время беременности. Вот и получается, что кретинизм не унаследован, а врожден, он оказался приобретенным ребенком до его рождения.
      Таким образом, задатки являются необходимым условием развития личности, но не его «движущей силой». Они дают многообразные возможности для всестороннего проявления способностей и качеств человека. Выявление и развитие естественных склонностей в значительной степени зависит от окружающей среды, хотя, как мы уже сказали, все они заложены в индивидуальных особенностях ребенка. Однако среда никогда не влияет на человека «механически» и прямолинейно, она действует па пего лишь в том аспекте, в каком эмоционально воспринята им. Так, например, поведение отца, который зачастую приходит домой выпивши, может совершенно по-разному повлиять на развитие ребенка в зависимости от его характера. Одни уже с юных лет следует «по стопам» отца, другой же навсегда откажется от «бутылки» — настолько памятны ему безобразные сцены в семье, настолько стойки вызванные этим явлением отрицательные эмоции. Очень верно выразился советский психолог Рубинштейн: «...Внешние причины (влияния) всегда действуют лишь опосредованно через внутренние условия»
      Все вышесказанное относится также и к условиям воспитания ребенка как сознательному н целенаправленному формированию его личности. В то же время психическое развитие человека не является ни пассивным продуктом врожденных наклонностей и окружающей среды, ни механическим объектом воспитания. Вот почему воспитание детей и подростков такам нелегкая работа.
      И еще одну мысль хотелось бы подчеркнуть: чтобы преодолеть трудности, возникающие в процессе Боепитания, взрослые должны иметь с ребенком тесный личный контакт. Даже самый образцовый пример взрослого влияет на ребенка не автоматически н безусловно, а лишь через посредство личного контакта, при условии взаимного понимания и уважения. Ребенок должен «принять» предлагаемый ему пример, иными словами, чтобы педагогический образец был воспринят ребенком, он должен быть внутренне нм усвоен. Нередко в семье бывает и так: образцовый отец отнюдь не является предметом подражания со стороны собственного сына. Л почему? Ответ здесь напрашивается сам собой: потому что между ними нет взаимопонимания. В такой ситуации советы отца, сами по себе верные и доброжелательные, наталкиваются на противодействие либо даже на агрессивное отношение со стороны ребенка. Лишь при наличии доверия и понимания между взрослыми и детьми, а также уважения к личности ребенка пример родителей окажется воспринятым.
      Родители и воспитатели должны помнить, что каждый возраст требует различных предпосылок для установления контакта с ребенком. Так, например, и дошкольном возрасте достаточно ласкового, нежного отношения со стороны взрослого. Для школьника этого уже мало. Здесь необходима доброжелательная и компетентная помощь при возникновении особых затруднении. У детей в возрасте 12 — 13 лет основой для такого контакта являются сопереживание жизненных ситуаций, совместные развлечения, прогулки, путешествия и т. гг. В более старшем, а затем и в юношеском возрасте главным условием взаимопонимания между взрослыми и детьми является ярко выраженное признание прав личности ребенка, которое проявляется, в частности, в особом к нему доверни, в передаче ему ряда обязанностей по выполнению домашней работы и т. п.
      Контакт будет утерян, если взрослый не заметит, что основа для взаимопонимания изменилась — например» если к взрослеющему подростку все еще относятся как к маленькому ребенку. Для иллюстрации приведем такой пример. В доме у Мюллеров небольшой семейный праздник. Пришли друзья. Разговор идет о книге» которую большинство присутствующих уже прочли. Дискуссия в самом разгаре» высказываются разные мнения. 13-летняя Инга тоже хочет принять участие в разговоре. Но не успела она начать, как мать тут же обрывает: «Не вмешивайся в разговор взрослых, молода еще!» Инга краснеет и демонстративно выбегает из комнаты. Мать возмущена поведением дочери. Она бежит за Ингой» которая хочет уединиться d своей комнате. «Хватит ломаться и ие строй из себя дурочку!» — кричит мать. Инга в ответ: «Еще неизвестно, кто из нас дурочка!» Слово за слово. Инга, естественно, в компанию взрослых больше не вернется.
      Что же произошло? Непонимание матерью проблем своей дочери, особенностей ее переходного возраста рождает конфликт. При этом нет никаких попыток разобраться, что происходит с дочерью, и помочь ей. 13-летняя девочка совсем не ребенок. Ей хочется быть принятой в кругу взрослых» и ей нужны понимание матери и ее помощь. Если этого пет, возникают конфликты, которые вытесняют столь необходимые доверие и уважение друг к другу, и тогда воспитание «заходит в тупик». В таком случае не придется удивляться, если дочь не станет «лучшей подругой» матери, хотя последняя только и мечтает об этом.
      Обучение как приобретение знаний и навыков
      Пока мы рассматривали понятие обучения в широком смысле этого слова, в связи с общим развитием личности человека. В более узком смысле оно обозначает приобретение отдельным человеком необходимых познаний и навыков. Объективно один человек не может сделать своим личным достоянием всю сумму знаний и умений, накопленных человечеством в Различных областях науки и техники. Он может усвоить только часть из них.
      От каждого члена нашего общества сейчас требуются глубокие познания н разнообразные навыки. Все юноши и девушки получают равные возможности для обучении, которые они должны использовать, сообразуясь со своими индивидуальными способностями и наклонностями. Нередко ученики 8-го класса вдруг начинают — увы, с опозданием — понимать, что они учатся совсем не ради учителя, а для себя, чтобы впоследствии в жизни не оказаться «балластом общества».
      Таким образом, обучение, которое мы имеем здесь в виду, т. с. приобретение познаний и навыков, является общественно необходимой деятельностью, содержание и формы которой определяются и организуются обществом. И каждый из нас, особенно если за плечами имеется уже порядочный жизненный опыт, понял: обучение меняется в ходе развития общества. Приведу такой пример. Раньше, в XVII — в начале XVIII века предметом обучения в университетах были основные правила счета, те самые, которые проходят сейчас в младших классах школы. Более того» сейчас имеется тенденция перенести преподавание правил счета в область дошкольного обучения. Вот так меняется содержание образования. Родители иной раз уже не могут помочь в выполнении домашнего задания своим несовершеннолетним детям. Иногда им кажется, что их детей или внуков слишком перегружают учебой, ведь самн-то взрослые раньше этому не учились. И впрямь, как говорится в песенке: «Нынче & школе первый класс — вроде института». Далее мы остановимся на вопросах обучения человека в различном возрасте.
      KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru