НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Ультразвук и его применение в науке и технике. Бергман Л. — 1957 г.

Доктор Людвиг Бергаман

Ультразвук

и его применение
в науке и технике

*** 1957 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>



      Предлагаемая вниманию читателей книга проф. Бергмана представляет собой обширную энциклопедию ультраакустики.
      Настоящий перевод сделан с последнего, шестого издания, вышедшего в 1954 г. Автор при написании книги использовал свыше 5000 работ и систематизировал их в виде обзоров по отдельным вопросам. Следует отметить, что при переработке этого огромного материала автор допустил довольно много мелких погрешностей; это относится к описанию процессов работы некоторых приборов и устройств, химической терминологии, библиографическим данным и др. При редактировании перевода замеченные ошибки были по возможности исправлены путем сопоставления с оригинальными работами; в отдельных случаях даны необходимые примечания и ссылки на не упомянутые автором работы, в частности советских ученых, хотя эта часть библиографии представлена в книге довольно полно; кроме того, в библиографии добавлено около 100 работ.
      Мы надеемся, что капитальный труд проф. Бергмана принесет пользу всем лицам, работающим в области ультразвука и его применений, а также всем интересующимся этим новым разделом физической и технической акустики.
      Перевод выполнен Б. Г. Белкиным (гл. I, П, § 1 — 3 гл. Ill и§ 1 — 4, 8 — 11 гл-. VI), М. А. Исаковичем (гл. IV и V), Г. П. Мотулевич (§4 гл. Ill) и Н. Н. Тихомировой (§ 5 — 7, 12 и дополнение к гл. VI).
      Гл. I, II, III и § 1 — 4 гл. VI редактировал Л. Д. Розенберг, гл. IV, V и § 5 — 12 и дополнение гл. VI — В. С. Григорьев.
      В. С. Григорьев, Л. Д. Розенберг.
     
      ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ШЕСТОМУ ИЗДАНИЮ
      Пятое издание настоящей книги (первое издание после войны), вышедшее осенью 1949 г., за истекшие четыре года полностью разошлось. Вместе с тем число работ, посвященных ультразвуку, за это время почти удвоилось — многие работы военных и послевоенных лет увидели свет уже после выхода пятого издания. Желание включить в текст эти новые работы потребовало переработки всей книги и привело к многочисленным допольниям и изменениям. Достаточно сказать, что число иллюстраций возросло с 460 до 609, число таблиц — с 83 до 117, а список литературы охватывает теперь 5150 работ.
      В последнее время ультразвук находит все более широкое применение в естествознании, технике, медицине. Поэтому я предпослал книге главу об основных законах акустики, имеющую своей целью познакомить читателя, не знакомого с этим разделом физики, с важнейшими величинами, характеризующими звуковое поле, с законами отражения и преломления звука, с прохождением звука через границы раздела, с интерференцией и поглощением звука. В остальном построение книги осталось без изменений. Значительно расширены разделы, касающиеся магнитострикционных и пьезоэлектрических излучателей; в числе прочих описаны излучатели, использующие новые пьезоэлектрические материалы — керамику титаната бария и кристаллы дигидрофосфата аммония (ADP). В третьей главе добавлен раздел, посвященный методам визуализации ультразвуковых колебаний, в первом параграфе четвертой главы — раздел о скорости звука в расплавах. Второй параграф четвертой главы расширен за счет разделов, посвященных
      влиянию объемной вязкости на поглощение звука, а также измерению сдвиговых вязкости и упругости жидкостей. В третий параграф шестой главы введен раздел об измерении скоростей потока с помощью ультразвука. Главы об измерении скорости и поглощения звука в жидких, газообразных и твердых телах частично написаны заново. Это же относится к параграфам, касающимся применения ультразвука в технике связи и при испытании материалов. Из параграфа, посвященного химическим действиям ультразвука, выделены в самостоятельный параграф вопросы, связанные с электрохимическими процессами.
      Как и в предыдущих изданиях, основное внимание уделяется экспериментальным данным, а многочисленные теоретические работы упоминаются лишь в той мере, в какой это необходимо для понимания материала книги. Моей задачей в первую очередь было дать обзор современного состояния ультраакустики. Я ставил также своей целью по возможности полно осветить касающуюся ультразвука литературу. При этом не были оставлены без внимания и небольшие сообщения и патенты, ибо они играют важную роль в вопросах приоритета.
      По полноте упоминаемых материалов книга теперь приобрела характер справочника; при этом не всегда оказывалось возможным критически оценить многие работы. Больше всего мне хотелось, чтобы всякий, сталкивающийся тем или иным образом с ультразвуком, мог найти в книге указание на то, какими средствами и с каким успехом решалась интересующая его задача.
     
      Предисловие автора к шестому изданию
      Я надеюсь, что шестое издание книги будет встречено читателями не менее благосклонно, чем предыдущие ее издания, и что результаты вложенных в книгу усилий и труда окажутся ценным подспорьем для специалистов и учащихся, занимающихся вопросами ультразвука.
      Считаю своим приятным долгом выразить благодарность многочисленным коллегам в Германии и за границей за предоставленные ими оттиски их работ, за указание опечаток, а также за ценную критику и полезные советы. Особую благодарность приношу проф. Сата (Токио), предоставившему в мое распоряжение перечень японских работ по ультразвуку. За интересные дискуссии и некоторые ценные советы по содержанию и стилю книги я благодарен проф. Борг-нису (в настоящее время Пасадена, США), д-ру Хютеру (в настоящее время Массачусетский технологический институт, США) и проф. Шаафсу (Берлин). Эта благодарность относится также к ряду фирм, предоставивших мне проспекты и иллюстративные материалы.
      Л. Бергман.
      Ветцлар, март 1954.
     
      ВВЕДЕНИЕ
      Под ультразвуковыми колебаниями в акустике понимают такие колебания, частота которых лежит за верхним пределом слышимости человеческого уха, т. е. превосходит примерно 20 кгц. Помимо собственно звуковых колебаний, под которыми обычно подразумевают распространяющиеся в среде продольные волны, к ультразвуку относят колебания изгиба и сдвига, а также поперечные и поверхностные колебания, если частота их составляет более 20 кгц. В настоящее время удается получать ультразвуковые колебания с частотой до 10е кгц. Область ультразвуковых колебаний охватывает, следовательно, приблизительно 16 октав. В длинах волн это означает, что ультразвуковые волны занимают диапазон, простирающийся в воздухе (скорость распространения звука с = 330 м/сек) от 1,6 до 0,3- lCMcut1), в жидкостях (с \200м/сек) от 6 до 1,2-10-4сл« и в твердых телах (с4000 м/сек) от20до4-10“4 см. Таким образом, длина наиболее коротких ультразвуковых волн по порядку величины сравнима с длиной видимых световых волн. Именно малость длины волны обусловила особые применения ультразвука. Он позволяет без помех со стороны ограничивающих поверхностей и т. п. проводить многие исследования, в особенности измерения скорости распространения звука, в гораздо меньших объемах вещества, чем это допускают ранее применявшиеся колебания слышимого диапазона.
      Законы акустики слышимого диапазона действуют без изменений и в области ультразвука; однако здесь наблюдаются некоторые особые явления, не имеющие места в слышимом диапазоне. В первую очередь это возможность визуального наблюдения ультразвуковых волн оптическими методами, которая позволяет реализовать многочисленные интересные способы измерения различных констант материалов. Далее, благодаря малой длине волны ультразвуковые волны допускают отличную фокусировку и, следовательно, получение направленного излучения; поэтому можно говорить об ультразвуковых лучах и строить на их основе своего рода звукооптические системы.
      К указанному нужно добавить, что сравнительно простыми средствами удается получать ультразвуковые колебания таких больших интенсивностей, каких мы совершенно не знаем в акустике слышимого диапазона. Все эти причины привели к тому, что за последние 20 лет ультразвук нашел исключительно широкое применение в самых различных областях науки и техники. Значение ультразвука выходит теперь далеко за рамки физики. Он находит себе применение в химии, биологии и медицине, в технике связи и металловедении, при испытании и обработке материалов, а также во многих других отраслях техники. Широкому внедрению ультразвука в технику препятствует не недостаточность полученных экспериментальных данных или их сомнительность, а только отсутствие пригодных для широкого промышленного применения эксплуатационно надежных и достаточно экономичных ультразвуковых генераторов. Однако в последние годы в этом направлении был проделан ряд многообещающих опытов и достигнуты значительные успехи. Во всяком случае, можно с уверенностью утверждать, что в обиход научной лаборатории, в технику измерений и испытаний, в биологию и медицину ультразвук вошел уже прочно.
      допускающих дальнейшее усовершенствование, устройств, пока отсутствуют. Предложения относительно облучения ультразвуком микроскопических объектов во время наблюдения сделали также Леви [3426] и Пейп [3718].
      При изучении биологического действия ультразвука очень важным вопросом, на который, к сожалению, во многих работах не обращается вовсе или обращается мало внимания, является правильное указание использованной интенсивности звука и, в особенности, воспроизводимости условий облучения. Если исследования не ведутся непосредственно под микроскопом, то изучаемый объект облучают обычно в пробирке, колбе или в какой-либо кювете. Сосуд погружают в масляную ванну ультразвукового излучателя. Ясно, что интенсивность ультразвука в сосуде при одинаковом возбуждении кварца зависит от того, как глубоко и в каком положении сосуд погружен в масляную ванну, от толщины дна сосуда и от акустических сопротивлений материала сосуда и наполняющей его жидкости. Даже если бы было возможно точно рассчитать величину звуковой энергии, проникающей в сосуд, то интенсивность звука, непосредственно воздействующего на препарат, будет зависеть еще и от того, какова интенсивность волн, отраженных от поверхности жидкости и от стенок сосуда и снова воздействующих на препарат.
      Поэтому Джакомини [705, 2881, 2884] предлагает для биологических целей кювету (фиг601), стенки которой, служащие для входа и выхода звуковых волн, выполнены в виде полуволновых слюдяных или ацетилцеллюлозных пластинок. В соответствии с измерениями Леви и Филиппа (см. гл. V, § 1, п. 2) в качестве материала для кюветы может быть использован также каучук. Если через такую кювету пропускать в продольном направлении параллельный звуковой пучок, то можно практически избежать отражения звука. При этом можно сделать видимым путь звуковых лучей при помощи теневого метода, описанного в гл. III, § 4, п. 1.
     
      2. Действие ультразвука на организмы малых и средних размеров
      Ланжевен и позже Вуд и Лумис [2174] показали в своих работах по ультразвуку, что находящиеся в ультразвуковом поле небольшие животные — рыбы, лягушки, головастики и т. д. — парализуются или погибают. Доньон и Бьянча-ни [18], а также Френцель, Хинсберг и Шуль-тес [649] изучили это явление более детально; последние три автора нашли, что у животных, подвергаемых действию ультразвука, сразу после начала облучения наблюдается сильное беспокойство, выражающееся в резких рывках, за которыми часто уже через 1 мин. следует состояние полной неподвижности. Рыбы при этом обычно лежат на боку. Жаберное дыхание ослабляется и становится еле заметным. Это состояние снова сменяется приступами беспокойства с учащенным бурным дыханием и явлениями резкого удушья. Одновременно наблюдается значительное учащение сердечной деятельности. Однако чаще всего у животных наблюдаются состояния, сходные с наркотическим; прикосновение к животным не вызывает с их стороны никакой реакции. Если в это время прекратить облучение, часть животных еще может оправиться; если же облучение продолжается, то животные гибнут.
      У лягушек после кратковременного облучения наблюдается состояние паралича, особенно задних конечностей, напоминающее паралич, вызываемый кураре (см. также новые опыты Фрая, Вулффа и Тукера [2842, 2844]).
      При очень большой интенсивности облучения у рыб в разных участках тела возникают небольшие кровотечения, особенно на плавниках и у ротового отверстия. Обычно обнаруживаются и другие повреждения плавников, а именно разрывы тонкой кожи между лучами. На жабрах часто наблюдаются повреждения поверхностных участков с небольшими кровотечениями и набуханием покровного эпителия, хотя капиллярная система плавников не повреждается сколько-нибудь значительно. Однако, согласно Френцелю, Хинсбергу и Шультесу, все эти повреждения не могут объяснить поведения животных и их гибели t звуковом поле. Не обнаружены также кровоизлияния или какие-либо повреждения центральной нервной системы. Так как нет основания говорить и о действии сильного нагревания, то указанные выше авторы считают, что непосредственная причина смерти заключается в воздействии на нервную систему, не сопровождающемся заметными морфологическими изменениями. В пользу этого предположения говорят выполненные на дафниях микроскопические наблюдения Доньона и Бьянча-ни [18], согласно которым при облучении парализуются сначала конечности, затем жабры, глаза и, наконец, останавливается сердце.
      Обнаруженные Доньоном и Бьянчани [18] при большой интенсивности звукового воздействия разрыва! мышечной ткани у более крупных животных, вероятно, являются результатом рефлекторных явлений и обусловлены стягиванием волокон, что в свою очередь вызвано раздражением кожи. В пользу этого предположения говорят данные о том, что подобные разрывы ткани не наблюдаются в тех случаях, когда двигательные нервы искусственно парализованы, например при помощи кураре. Аналогичные исследования выполнены также Чамберсом и Харви [432] и Делоренци [499, 500] (см. также Бретшнайдер [2547]).
      Новые исследования живых мышечных волокон, подвергнутых ультразвуковым и тепловым воздействиям, выполненные при помощи киносъемки (Шмитц и Гесслер [5001]), показали, что повреждения отдельных мышечных волокон, аналогичные вызываемым ультразвуком, могут быть также получены при локальной диатермии. Кроме того, некоторые повреждения, такие, как внезапный разрыв мышечного волокна или образование в нем отверстий, могут быть вызваны своего рода псевдокавитацией (см. 7 настоящей главы).
      Вольф [2166] с целью обоснования количественной дозировки ультразвука определял летальную дозу для небольших водных животных при облучении ультразвуком с частотой 800 кгц. Для каждого вида объектов была получена особая кривая смертности, что указывает на различные механизмы воздействия звуковых волн. Если интенсивность облучения становится ниже некоторой определенной величины, животные не гибнут даже при очень длительном воздействии ультразвука; таким образом, здесь не применим закон
      Интенсивность X BpeMH = const.
      Исследование зависимости летальных доз от частоты провел Цейльхофер [4519] (см. также Смолярский [4120]).
      Исследования Каназава и Шиногава [1014], выполненные на мелких рыбах, показали, что действие малых доз ультразвукового облучения ускоряет и стимулирует жизненные процессы. Согласно Вирсинскому и Чайлду [2140], действие ультразвука на дафний, циклопов и рыб вызывает сначала явления возбуждения, а затем — явления торможения.
      О действии ультразвука на сердце холоднокровных животных сообщает Харви [802], а также Фёрстер и Хольсте [620]. Наряду с уменьшением амплитуды сердечных сокращений и их учащением отмечается также изменение токов действия. Одни только тепловые воздействия такого эффекта не вызывают. Дёнхардт и Преш [2699], а также Кейдель [3244] твердо установили изменение электрокардиограммы морской свинки и лягушки при облучении сердца звуковыми волнами (см. также [2896, 3283, 4620]).
      Локализованные повреждения центральной нервной системы при применении концентрированных ультразвуковых волн получены у различных животных Линном и сотрудниками [1258 — 1261].
      Описанные до сих пор действия ультразвука наблюдались при облучении животных в жидкой среде. Аллен, Фрингс и Рудник [100], а также Элдредж и Паррак [2733] показали, что звук, распространяющийся в воздухе, также способен оказать повреждающее, а иногда даже смертельное действие на небольших животных. В поле ультразвуковой сирены при частоте 20 кгц и силе звука 1 — 3 вт/см2 в течение короткого времени погибают мелкие животные — мыши, различные насекомые и т. д.; смерть при этом вызывается сильным повышением температуры тела [2825].
     
      3. Действие ультразвука на микроорганизмы и отдельные животные и растительные клетки
      Действие ультразвука на простейших (инфузории, моллюски и т. д.) было предметом разносторонних исследований [18, 49, 271, 430, 464, 902, 1005, 1494, 1878, 2072, 2140, 2185, 2327, 2786, 3443, 4332, 4454, 4479, 4522]. Шмитт и Улемайер [1878] впервые указали на то, что кавитация в среде является основной причиной
      разрушающего действия ультразвука на эти организмы. Если образование пузырьков подавлялось путем повышения внешнего давления, то разрушающее действие на простейших уменьшалось. Аналогичные результаты получил также Джонсон [1005]. Почти мгновенный разрыв объектов в поле ультразвука вызывался заключенными внутри этих организмов пузырьками воздуха или находящегося в растительных клетках углекислого газа. Это показывает, что возникающие при кавитации большие разности давлений приводят к разрыву клеточных оболочек и целых маленьких организмов. На фиг. 602 показаны этапы разрушения туфельки под действием ультразвука (увеличение в 300 раз). Весь процесс происходит за малую долю секунды (см. также работы Конте и Делоренци [464, 465]).
      Многократно изучалось действие ультразвука на различные виды грибов. Уже в 1931 г. Беквид и Олсон [219] убивали дрожжевые грибы при помощи ультразвука. Эти опыты были затем с положительными результатами повторены Беквид ом и Вивером [220], Эйлером и Скарцинским [578, 4700], Шпехтом и Рюссом
      временного облучения ультразвуком в воде, чем это удавалось до сих пор при помощи протравливания. Облучение семян ультразвуком во время протравливания значительно усиливает
      Ф иг. 602. Этапы разрушгния туфгльКи под действием ультразвука (хЗОО).
      [4159], а также Фёрстером и Хольсте [620]. Касахара с сотрудниками [3206] подвергали действию ультразвука гифэмицеты; Шумахер [4039] облучал споры плесневых грибов (Odeum lupoli) и установил, что повреждение спор наблюдается в большей степени при низких, чем при высоких температурах, что указывает на специфическое действие ультразвука. Аналогичные данные получил Кайбара [3171] для плесневых грибов, а также Амбр [2962] и Лембке [3415] при облучении ультразвуком культур дрожжевых грибов (Saccharomyces).
      Хейман [4750] с успехом применил ультразвук в области фитопатологии. На семенах сахарной свеклы, зараженных естественным путем Phoma betae, Cercospora beticola, Alterna-ria sp. или Fusariutn sp., удалось гораздо лучше уничтожить эти грибы и бактерии путем кратко-
      Фиг. 603. Прорастание необлучеиных (а) и облученных (б) семян.
      На необлученном образце видно значительное образование плесени.
      действие фунгицидного или бактерицидного вещества (фиг. 603). Причина, по-видимому, заключается в том, что звуковые колебания увеличивают скорость диффузии воды и растворенных в ней веществ через оболочки растительных клеток, чем достигается более быстрое действие на грибы и бактерии.
      Соте, Левавассер и Вийэ [3957] подробно изучали действие ультразвука на яйца, личинки и куколки комаров (Culicidae). Разрушающее действие звуковых волн зависит не только от силы звука и продолжительности облучения, но и от стадии развития организма; чем меньше возраст личинки, тем она чувствительнее к облучению; яйца, как правило, сразу же разрушаются. По-видимому, играет роль и вид животного. Aedes mariae устойчивее, чем Anopheles таси-lipennis и Culex pipiens. Ниже определенней пороговой силы звука разрушающее действие отсутствует и наблюдается, наоборот, ускорение развития личинок, что чрезвычайно интересно с точки зрения биологии. Брайсон [379] и Яги [4472] сообщают о том, что паразиты тутового шелкопряда могут быть убиты при помощи ультразвука.
      Маццола [1334] наблюдал при непродолжительном облучении инфузории Colpidium увеличение скорости деления; только при больших интенсивностях звука наблюдалось торможение процессов деления и, наконец, смерть животных.
      Херш, Каррер и Лумис [839] уже в 1930 г. вызвали мутации у Drosophila melanogaster при облучении ее ультразвуком с частотой 285 кгц. Уоллес, Башнелл и Ньюкамер [2110, 2583, 3639] подвергали действию ультразвука (/ = = 400 кгц) только что закончивших развитие мушек Drosophila melanogasler и также установили наличие мутаций и изменения в хромосомах; некоторые из этих мутаций были летальными.
      Фритц-Ниггли и Бони [2827, 2828, 4719] наблюдали различную устойчивость отдельных стадий развития (яйцо, куколка, личинка) Drosophila melanogaster при облучении ультразвуком с частотой 800 кгц. Основное изменение, наблюдавшееся после облучения ультразвуком личинок и ранних куколок, так же как и при воздействии рентгеновских лучей, выражалось в значительном разрушении абдоминальной гиподермы. Те же результаты получили Линде-ман [4842] и Лотмар [4848].
      Харви и Лумис [809] показали при помощи микрокиносъемки, что нёоплодотворенные яйца морского ежа Arbacia уже при слабом облучении разрушались благодаря разрыву оболочки. Действие ультразвука на яйца морских ежей и морских звезд исследовал также Шмитт [1874], который передавал колебания непосредственно объекту при помощи стеклянной палочки.
      Аше [2341] при облучении яиц лягушки наблюдал как нарушение развития, так и стимуляцию роста. Дальнейшие работы в этом направлении провели Бьедл [2437, 2438] и многие японские исследователи [2297, 3097, 3174, 3195, 3216, 4089, 4214, 4473, 4481].
      Далее имеется ряд работ японских авторов [2849, 3215, 3230, 3620], а также Шолтиссека [5005, 5006], изучавших влияние ультразвука на сперматозоиды, в особенности на их подвижность. При этом была поставлена задача — установить, нельзя ли при помощи ультразвука убить менее жизнеспособные сперматозоиды, не повредив при этом остальные [5006], а также выяснить, изменится ли соотношение полов у потомства при осеменении спермой, подвергнутой облучению ультразвуком [5005]. В то время как первую задачу удалось осуществить, вторая осталась пока нерешенной.
      Во многих работах [18, 272, 803, 809, 1024, 1483, 2020, 2173, 2174, 2328, 2400, 2700 — 2705, 3250, 3386, 3406, 3435, 3580, 3619, 3703, 3926, 4017, 4435, 4500, 4501, 4506] изучалось действие ультразвука на красные кровяные тельца (эритроциты). Харви и Лумис, наблюдая эритроциты во время облучения под микроскопом, установили, что они теряли свою первоначальную форму и растягивались; при этом происходило их обесцвечивание (в результате гемолиза); при дальнейшем облучении они окончательно разрывались и распадались на множество отдельных маленьких шариков.
      Существенное значение для разрушающего действия ультразвука на клетки крови наряду с явлениями кавитации имеет, по-видимому, присутствие в крови пузырьков воздуха. В полностью обезгаженной взвеси эритроцитов гемолиз совершенно не происходит или происходит лишь в-незначительной степени. Кроме того, некоторую роль играет концентрация этой взвеси; если она превышает известную величину, гемолиза не наблюдается [2020, 2700 — 2704,
      Фиг. 604 Скопление эритроцитов в мезентериальных сосудах лягушки при действии ультразвука (по Шмитцу [3995]).
      3386]. Если создать в узкой трубке стоячие звуковые волны, то эритроциты собираются в пучностях и остаются неповрежденными. Разрушение эритроцитов происходит лишь в том случае, если их переместить из пучностей при помощи тока жидкости [271 — 274]. Аналогичные явления наблюдали также Харви и Лумис у жгутиковых (например, у Euglena gracilis). Примером может служить изображенное на * фиг. 604 скопление эритроцитов в мезентериальных сосудах лягушки1).
      Доньон и Симоно [2700 — 2704] попытались выяснить, почему при определенной концентрации эритроцитов (выше чем 1/ео) не происходит повреждения их ультразвуком. По-видимому, основной причиной является здесь отсутствие кавитации: с увеличением концентрации частиц порог кавитации возрастает. Не исключено, что часть звуковой энергии затрачивается на нагревание частиц и кавитация не возникает вследствие уменьшения энергии волны.
      х) Такие скопления эритроцитов можно наблюдать не только в извлеченном из организма мезентерии, но и на живом животном, например в плавательной перепонке или языке лягушки, как это показали Гофман и Шмитц [3036] при помощи киносъемки.
      Зависимость вызванного ультразвуком гемолиза от частоты исследовалась Ангерером, Бартом, Гюттнером и Винклером [2328, 2329, 4435], Леманом [3386], Доньоном и Симоно [2704], а в последнее время Аккерманом [2277]. В то время как названные сначала исследователи нашли максимум гемолиза в области 100 кгц, очень точные исследования Аккермана показали, что область максимального действия лежит между 300 и 600 кгц и что оно должно объясняться эффектом резонанса клеток.
      Опыты Лемана [3386] и в последнее время Руста и Фейндта [3926] показали, что главную причину вызванного ультразвуком гемолиза нужно искать в резонансных колебаниях маленьких пузырьков газа. При возникающих в этом случае высоких переменных давлениях эритроциты разрушаются. Все процессы, уменьшающие образование газа в растворе, как например увеличение концентрации эритроцитов и вязкости жидкости, в которой образуется суспензия, уменьшают гемолиз. Так как резонансные колебания газовых пузырьков происходят только в стоячей волне, то при наличии только бегущих волн или при импульсном действии ультразвука гемолиза не наблюдается совсем [3926]. Тот факт, что вызванный ультразвуком гемолиз не связан с осмотическими явлениями, следует из опытов Лихти и Виллбрандта [417], а также из сделанных при помощи электронного микроскопа снимков Юнга [4785], который смог показать, что оболочка разрушенных ультразвуком эритроцитов имеет многочисленные отверстия.
      Штулфаут и Вуттге [4197], а также Леман, Беккер и Отто [3406] подробно исследовали изменения эозинофилов в ультразвуковом поле. При больших интенсивностях облучения наступают круговые движения гранул в отдельных участках протоплазмы, причем гранулы иногда выбрасываются из клетки. Однако эти наиболее заметные механические эффекты не следует рассматривать как основное действие ультразвука на функции клетки. Изменение этих функций в первую очередь обусловлено тепловым действием ультразвука. В пользу такого взгляда говорит сделанное уже Доньоном и Бьянчани [18] наблюдение, что после вызванных ультразвуком механических нарушений лейкоциты могут восстановиться, если не произошло их более существенного повреждения.
      Харви и Лумис [805, 806] исследовали также влияние ультразвука на растительные клетки, например на клетку элодеи (водяной чумы). При не слишком большой силе звука внутри
      клетки наблюдается бурное движение и ее содержимое полностью перемешивается. После окончания облучения структура клетки восстанавливается. При большей силе звука протоплазма отходит от стенок клетки, скапливается в других местах, и, наконец, происходит разрушение стенок клеток. На фиг. 605 видно, что в клетках водоросли Nitella под действием ультразвука содержащая хлорофилл протоплазма отходит от мертвой, состоящей из целлюлозы, оболочки.
      Херцик, Хрдличка и Шприндрих [829] действовали ультразвуком с частотой 3500 кгц на эпидермис лука, причем объект в капле
      Фиг. 605. Разрыв протоплазмы водоросли Nitella под действием ультразвука.
      а — до облучения, 6 — после облучения.
      жидкости помещался непосредственно на колеблющийся кварц. Сразу же после начала облучения в ядре клетки происходят цитологические изменения; оно гиалинизируется, ядрышки становятся более заметными. Спустя некоторое время, ядро клетки разрывается и остатки его сморщиваются. Движение протоплазмы ускоряется и в ней увеличивается число хорошо различимых гранул.
      В последнее время Кюстер [3340а] изучал действие ультразвука (/ = 1 мггц) на различные живые растительные клетки и отметил вакуолизацию, разрыв, расслоение и капельный распад протоплазмы, перемещение пластид и другие эффекты. *
      Шмитт и Улемайер [1878] нашли, что при облучении клеток спирогиры увеличивается ее проницаемость для ионов щелочных металлов.
      Ямаха и Уэда [2187] при облучении клеток кончика корешка фасоли (Vicia Faba) обнаружили разнообразные нарушения строения клетки и течения митоза, например образование
      вакуолей, сморщивание плазмы, расщепление клеточной оболочки, склеивание, фрагментацию и набухание хромосом. Аналогичные опыты поставил Селман [5017] на кончиках корешка лука, куриных зародышах и пыльце традесканции.
      Недавно Уоллес, Башнелл и Ньюкамер [2110, 4362, 4363] подвергли облучению ультразвуком с частотой 400 кгц корешки репчатого лука (Allium сера) и нарцисса, а также ростки подсолнечника (Helianthus); на всех стадиях деления ядра были отмечены изменения хромосом, выражавшиеся в разрывах, перетяжках, слипаниях и других - нарушениях структуры. Покоящиеся ядра также часто обнаруживали слабые явления распада; в некоторых клетках ядерные оболочки разрывались. Если производилось облучение точки роста побегов подсолнечника, то при образовании семян обнаруживались фенотипические изменения; так, наблюдался чрезмерный рост (гипертрофия), утолщение и сморщивание листьев, т. е. изменения, напоминающие эффект, вызываемый воздействием колхицина. Яги [2185], Херш, Каррер и Лумис [839], а также Вирсинский [2139] ставили опыты по вызыванию мутаций или изменению роста растений при помощи ультразвука.
      Еще большее число исследований было посвящено облучению ультразвуком семян с целью воздействия на их прорастание и последующий рост растений; подробный обзор этих работ можно найти у Гессе [4754]. Уже в 1936 г. Истомина и Островский [962] нашли, что после облучения ультразвуком (/ = 400 кгц) семян картофеля вес клубней увеличился на 25 — 45%, а вес листьев уменьшился на 33% по сравнению с весом листьев необлученных растений. У гороха, семена которого облучали в течение 1 — 5 мин., было отмечено увеличение веса побегов и стручков. В обоих случаях вызванная ультразвуком стимуляция развития сохранялась до начала цветения.
      Давыдов [489] сообщает об увеличении на 50% веса корней сахарной свеклы при облучении семян этого растения. Семена подвергали воздействию ультразвука с частотой 425 кгц как в ненабухшем, так и в набухшем состоянии. Если предварительно набухшие семена облучали в течение 2 — 4 мин., высушивали и снова высевали только через 55 дней, то также обнаруживалось увеличение веса свеклы на 22 — 45%. К сожалению, оценка этих результатов затрудняется тем, что ни Истомина и Островский, ни Давыдов не приводят точных данных о ходе прорастания и числе подвергнутых
      облучению семян. Штокебрандт [5045] недавно повторил опыты Давыдова на сахарной свекле в большем масштабе и не обнаружил какого-либо положительного влияния ультразвука на прорастание семян и рост растений.
      Лоза [3447], повторивший эти опыты на рисе, горохе, сое и редисе, также не нашел никакой стимуляции прорастания. К таким же отрицательным результатам при облучении ультразвуком семян и ростков редиса пришел и Берси [4599]. Наоборот, Берентс [2450] сообщает об ускорении прорастания семян гороха при облучении ультразвуком с частотой 800 кгц\ однако через 170 час. рост облученных семян приостанавливался и они погибали. Хаскелл и Селман [2971] не могли обнаружить ускорения прорастания или развития при облучении кукурузы ультразвуком с частотой 1 мггц. Швабе и Торнли [4044], правда, получили после воздействия на ненабухшие семена озимой ржи ультразвуком с частотой 1 мггц (J = 27 — 48 вт/см2) ускорение прорастания, но не обнаружили никакого влияния на рост (см. также [2971]). Томберг [4280] после облучения кресса ультразвуком с частотой 800 кгц (J = 0,4 вт/см2) не нашел ни повышения способности семян к прорастанию, ни изменения времени прорастания. Наоборот, при повышении энергии облучения (J = 2 вт/см2) обе эти величины уменьшались.
      Брюнер и Риндфлейш [377] также исследовали влияние ультразвука на прорастание и рост гороха. При времени облучения 15 мин. было найдено соразмерное уменьшение длины ростков и корешков до 20% по отношению к необлу-ченным, что указывает на наличие повреждения. Интересно, что при 20-минутном облучении уменьшение роста прекращается и наблюдается увеличение его на 15%; при еще более длительном облучении стимуляция роста быстро прекращается. Способность к прорастанию по сравнению с контрольными семенами лишь незначительно изменяется при облучении в течение не более 20 — 25 мин.; при более длительном воздействии ультразвука эта способность быстро падает.
      Аллар и Отс [4577] подвергали облучению семена салата, томатов, моркови, лука и шпината ультразвуком с частотой 1 мггц в течение 15 мин. при различных мощностях до 180 вт и установили, что особенно у первых трех названных видов растений при малой интенсивности облучения наблюдается повышение скорости прорастания. При большой интенсивности облучения, наоборот, наблюдается снижение способности к прорастанию,
      Опыты Рубана и Долгополова [3904а] показали, что у облученных в воде семян пшеницы, овса и конопли наблюдается небольшое ускорение прорастания; авторы связывают это с увеличением способности к набуханию, усиленным пропитыванием семян водой, а также с активацией ферментов. По-видимому, облученные семена дают и более высокий урожай.
      Бахнер [2369] нашел у облученного гороха снижение способности к прорастанию, но не мог отметить какого-либо изменения рсста. Глау-зер [2894], который облучал ультразвуком с частотой 800 кгц (./ = 0,5 — 3 вт/см2) набухшие и ненабухшие семена гороха, нашел при средних дозах усиление роста в длину прорастающих корешков; при больших дозах, однако, наблюдалось снижение роста.
      Влияние тепловых эффектов при различной частоте ультразвука исследовал на проростках гороха Либл [3429]. Шмидт-Римплер [3992] нашел максимальное увеличение роста проростков гороха при облучении ультразвуком с частотой 175 кгц и задержку роста при более высоких частотах. Мартинек [1305] при облучении семян проса ультразвуком с частотой 3,3 мггц (/ = 4,5 вт/см2) не нашел никакого влияния на рост.
      Выполненная недавно в Марсельском институте научно-технических и морских исследований работа по изучению действия ультразвука на всхожесть риса, сои, гороха и редиса в противоположность упомянутым выше исследованиям не показала какого-либо специфического влияния ультразвука ни на всхожесть, ни на рост этих растений.
      Сузуки [2026, 4200, 4201] обнаружил после облучения ультразвуком ускоренный рост проростков риса. То же самое, а также ускорение цветения нашел Сасагава [1795, 3950]. Те же результаты получили Игучи [3098], облучавший при частоте 450 кгц эпомею (из семейства колокольчиковых), и Катсута [3231], изучавший влияние ультразвука на ковыль.
      Если рассмотреть все изложенные данные о действии ультразвука на семена, то оказывается затруднительным составить сколько-нибудь ясное представление о получаемом эффекте. Частично данные противоречивы, частично не позволяют говорить о различиях по сравнению с необлученными семенами. Недавно Гессе [4754] попытался путем опытов на большом материале ответить на следующие два вопроса:
      1. Возможно ли путем облучения семян ультразвуком получить изменение скорости прорастания и способности к прорастанию?
      2. Обнаруживается ли у растений, полученных из облученных семян, последействие в смысле стимуляции или торможения роста?
      Для опытов с прорастанием были взяты семена лука, для опытов по изучению роста — семена редиса и озимой ржи. Облучение производилось при частоте 1 мггц и максимальной мощности 4 вт/см2. Были получены следующие результаты:
      а) при достаточно большой интенсивности и длительном облучении способность к прорастанию падает;
      б) при применении меньших доз ультразвука могут быть получены слабые повреждения, которые выражаются в замедлении прорастания у семян лука, в меньшей скорости увеличения веса у редиса и в замедлении роста в длину у злаков;
      в) при малых дозах облучения семян может быть получено увеличение скорости прорастания.
      Впрочем, не исключена возможность, что это увеличение скорости прорастания и сопровождающее его повышение урожайности растений, полученных из облученных семян, вызвано гибелью грибов или бактерий, находящихся на этих семенах, о чем говорилось в начале этого пункта.
     
      4. Действие ультразвука на бактерии и вирусы
      Уже в 1928 г. Харви и Лумис [806, 808] установили, что светящиеся бактерии разрушаются под действием ультразвука. Вильямс и Гейнс [2155] двумя годами позже нашли для облученных бактерий группы кишечной палочки уменьшение числа микробов. В последующие годы было опубликовано большое число работ о влиянии ультразвуковых волн на бактерии и вирусы. При этом выяснилось, что результаты могут быть очень разнообразными: с одной стороны, наблюдались повышенная агглютинация, потеря вирулентности или полная ги,бель бактерий, с другой стороны, отмечался и обратный эффект — увеличение числа жизнеспособных особей. Последнее особенно часто имеет место после кратковременного облучения и может, согласно Беквиду и Виверу [220], а также Яваи и Накахара [2188], объясняться тем, что при кратковременном облучении прежде всего происходит механическое разделение скоплений бактериальных клеток, благодаря чему каждая отдельная клетка дает начало новой колонии. Фухтбауер и Тейсман [2848] также
      нашли при облучении сардин и стрептококков увеличение образования колоний, что объясняется распадом пакетов бактерий на отдельные жизнеспособные кокки и разрывом цепей стрептококков. К тем же результатам при облучении стафилококков пришел также и Хомпеш [3045, 3046] (см. патент Шропшайра [4093]).
      Акияма [91] установил, что тифозные палочки полностью убиваются ультразвуком с частотой 4,6 мггц, в то время как стафилококки и стрептококки повреждаются при этом лишь частично. Янь и Лю Чжу-ци [2191] при облучении различных видов бактерий нашли, что при гибели бактерий одновременно происходит их растворение, т. е. разрушение морфологических структур, так что после действия ультразвука не только уменьшается число колоний в данной культуре, но подсчет числа особей обнаруживает уменьшение морфологически сохранившихся форм бактерий. Виолле 12100] подвергал действию ультразвука с частотой 960 кгц бациллы коклюша в водном и физиологическом растворах и обнаружил значительное разрушающее действие ультразвука на эти микроорганизмы (см. также[553, 1029,2456,2806, 4240]).
      Френч 12818] облучал ультразвуком с частотой 15 и 21 кгц фотосинтезирующие бактерии, которые лопались и теряли свои фотосинтети-ческие свойства. Экстракт из разрушенных бактерий мог, однако, быть использован как фото катализатор для окисления аскорбиновой кислоты при освещении видимым и инфракрасным светом.
      Большое число работ, посвященных влиянию ультразвука на бактерии и вирусы, проведено японскими авторами (см. табл. 115). Однако мы зашли бы слишком далеко, если бы останавливались на каждой работе в отдельности, тем более что во многих случаях результаты противоречивы. Это может быть связано с различием использованных частот, примененных интенсивностей ультразвука и длительности воздействия.
      Руйе, Грабар и Прюдом [1756] сообщают, что при облучении ультразвуком с частотой 960 кгц бактерии размером 20 — 75 тц разрушаются значительно быстрее и полнее, чем бактерии, имеющие размеры 8 — 12 цщ. Это совпадает с результатами исследования Берда и Гантвурта [200], которые нашли, что палочкообразные бактерии легче убиваются ультразвуком, чем круглые (кокки).
      Согласно данным Штумпфа, Грина и Смита [2020], разрушающее действие ультразвуковых волн зависит от концентрации бактериальной
      взвеси. В слишком густой и, следовательно, очень вязкой взвеси не наблюдается разрушения бактерий, а можно отметить только нагревание. Лапорт и Луазлёр [1187] показали на бациллах туберкулеза, что различные штаммы одного и того же вида бактерий могут совершенно различно относиться к облучению ультразвуком. Результаты этих опытов дополняют данные Вельтмана и Вебера [4333, 43341, полученные при помощи электронного микроскопа.
      По-видимому, твердо установлено, что дезактивирующее действие звуковых волн проявляется только в жидкостях, содержащих воздух или другой газ; отсутствие кавитации обычно ведет к отрицательным результатам. Подробные исследования в этом направлении провели Руйе и Грабар [732, 1755]. Вельтман и Вебер [4333, 4334], Кюстер и Тейсман [3341], а также Амбр [2962] придерживаются того взгляда, что в ультразвуковом поле происходит преимущественно механическое разрушение бактерий. Тейсман и Валлхойзер [4253], так же как Хауссман, Келер и Кох [2979, 2980], сделали при помощи электронного микроскопа прекрасные снимки облученных ультразвуком и поврежденных нагреванием бактерий дифтерита. Только у облученных бактерий можно было заметить повреждение или разрушение клеточной оболочки и плазмолиз. На основании этих данных нужно считать, что действие ультразвука на бактерии является главным образом механическим, а нагревание имеет лишь второстепенное значение (см. также Мартишниг [3492, 4862]).
      Хортон [4767] считает, что так как на поверхности бактерий происходит кавитация, то силы сцепления между бактериальной клеткой и окружающей жидкостью слабее, чем межмолекуляр-ные силы в самой жидкости. Если увеличить силы сцепления между бактериальной клеткой и жидкостью при помощи поверхностно-активных веществ (например, лейцин, глицин, пептон и т. д.), то разрушающее действие ультразвука уменьшится. Если уменьшить силу сцепления, нагревая взвесь, то кавитация на поверхности бактерий усилится и разрушающее действие увеличится. Если взять смесь бактерий (например, кислотоустойчивых бактерий, содержащих воск, и кишечной палочки), у которых силы сцепления с жидкостью различны, то при облучении ультразвуком кавитация происходит преимущественно на поверхности первых, благодаря чему быстрота уничтожения вторых уменьшается. Хортон подтвердил правильность этих соображений систематическими исследованиями.
      Луазлёр [1221] и Касахара, Огата, Камбая-си и Йосида [1025] указывают на то, что наряду с кавитацией в разрушении микробов и бактерий значительное место принадлежит окислительному действию активированного ультразвуком кислорода (см. также [3111]). Однако, с другой стороны, Руйе, Грабар и Прюдом [1756] нашли, что при наличии кавитации бактерии разрушаются и в отсутствие кислорода или при добавлении редуцирующих веществ, например водорода. Последнее обстоятельство важно потому, что только при полном отсутствии окислительного действия можно при помощи ультразвука выделить из бактерий антигены в неизмененном виде.
      Различными исследователями (Чамберс и Вейль [433], Харви и Лумис [808], Оцаки [3705], Янь и Лю Чжу-Ци [1215, 2191]) было замечено, что облученная взвесь бактерий обнаруживает уменьшение мутности и повышение прозрачности. Это может быть связано либо с просветлением каждой отдельной клетки в результате изменения степени дисперсности составляющих ее коллоидов, либо с растворением клеточных связей. В последнем случае благодаря растворению составных частей клеток в растворе должно было бы обнаружиться увеличение количества азотсодержащих соединений и уменьшение азота бактерий. Соответствующие исследования провел Хомпеш [3045, 3046] при облучении взвеси кишечной палочки ультразвуком с частотой 1 мггц и интенсивностью 3,2 вт/см2. Действительно, как показывает табл. 114, при облучении ультразвуком значительные количества азотсодержащих соединений переходят в раствор и азот бактерий значительно уменьшается.
     
      Таблица 114 УМЕНЬШЕНИЕ АЗОТА БАКТЕРИЯ ПРИ ДЕЙСТВИИ УЛЬТРАЗВУКА
     
      Высокие температуры, так же как и добавление различных катионов (ионы Са, Ва, Mg), значительно задерживают или уменьшают эффект. Хомпеш считает, что действие ультразвука на бактерии в основном является коллоидно-химическим процессом, вызывающим на поверхности клетки гидратацию коллоидов, благодаря чему составные части клетки переходят в раствор. Возможно, однако, что описываемое явление объясняется спонтанным автолизом бактерий, возникающим благодаря нарушению ферментативных реакций.
      К сожалению, до сих пор мало выяснен вопрос о влиянии интенсивности, частоты, времени облучения, а также температуры на разрушение бактерий и вирусов. Фухтбауер и Тейсман [2848] нашли, что при повышении температуры разрушительное действие ультразвука на бактерии усиливается. Замбелли и Тринчери [4514], воздействуя ультразвуком на бактериальную флору кожи, показали, что при постоянной интенсивности облучения количество бактерий прогрессивно падает при увеличении длительности воздействия; после 30 — 40 мин. наступает стерилизация поверхности кожи. При неизменных времени и интенсивности повышение частоты оказывает более сильное бактерицидное действие на кожу. При той же длительности воздействия эффект возрастает с повышением интенсивности. Удивительно, однако, что средние дозы облучения оказывают меньшее влияние, чем малые (см. также [4206]). Вельтман и Вебер [4334] нашли при облучении Gonococcus interacellularis, что выше порогового значения 0,5 вт/см2 увеличение интенсивности облучения, так же как и увеличение длительности воздействия усиливают действие ультразвуковых волн на бактерии. Изменение частоты между 1 и 3 мггц не оказывает какого-либо влияния.
      Дальнейшие сведения о действии ультразвука на бактерии и вирусы можно найти в работах [2850, 2851, 3165, 3167, 3205, 3209, 3706, 4092, 4170, 4202, 4270, 4478, 4769, 5111]. Представление о важнейших видах микроорганизмов (в том числе возбудителей болезней), подвергнутых действию ультразвука, дает табл. 115.
      Из вирусов особенно подробно был исследован вирус табачной мозаики, причем Кауше, Пфанкух и Руска [1033] установили, что он может быть разрушен даже интенсивным воздействием звука слышимых частот. Снимки под электронным микроскопом показали, что вирус распадается на много частей одинаковой величины. По-видимому, при этом его иммунохимические свойства не меняются, хотя исчезает характерный для нуклеопротеидов спектр поглощения в ультрафиолете.
      Боймер и Боймер-Иохман [2457] облучали бактериофаги отдельно и вместе с соответствующими бактериями и не могли установить никакой связи между чувствительностью к облучению тех и других. При облучении смеси фагов и бактерий первые реагируют так же, как и последние, т. е. остаются устойчивыми или разрушаются в зависимости от того, что происходит с соответствующими бактериями. Дальнейшие работы в этом направлении выполнены японскими исследователями [3064, 3208, 4233].
      В общем выяснилось, что инактивация бактериофагов является функцией их величины: бактериофаги, достигающие 15 т«, очень быстро инактивируются, более мелкие виды являются устойчивыми. Пока неясно, связано ли это с более сложной и потому легче нарушаемой формой крупных бактериофагов или дело в том, что при применявшихся до сих пор ультразвуковых частотах могут разрушаться только частицы, превышающие определенную величину.
      Неоднократно делались предположения о стерилизации при помощи ультразвука таких жидкостей, как молоко, вода и т. п. [422, 425, 426, 430, 523, 668, 767, 1809, 2484, 2669, 2801, 2816, 3415, 3422, 3816, 3839, 4155]. Однако практическое значение эти предложения могут получить только в том случае, если удастся создать аппаратуру, позволяющую непрерывно облучать ультразвуком протекающую жидкость.
      Мы уже указывали выше, что разрушение бактерий и вирусов под действием ультразвука, происходящее без повышения температуры или добавления химических веществ, даег возможность получать создающие активный иммунитет вакцины или антигены. Это показали уже в 1936 г. Флосдорф и Чамберс [428, 429, 617] и в 1938 г. Чамберс и Вейль [433], когда они после облучения пневмококков нашли в растворе вещество, которое является антигеном и стоит в одном ряду с постоянным специфическим антигеном пневмококка и его капсулярным веществом.
      Дальнейшие работы в этом направлении вели Боско [2515, 2518], Браусс и Берндт [2542], Эльпинер и Шёнкер [553], Лёвенталь и Хопвуд [1219], Штумпф, Грин и Смит 12020], Кресс [3324 — 3326], Кнапп [4802], Замбелли, Ангела и Кампи [4513, 5109], а также многие японские исследователи [1020, 1022, 1027, 1029, 3187, 3191, 3203, 3307, 3579, 3580, 3581, 3610, 3679, 3685, 3707, 4083 — 4085, 4211, 4215, 4218, 4367,
      4368, 4477, 4480, 4485, 4486]. Например, опыты Касахара и сотрудников [1020, 1022, 1025]
      показали, что животные, которым вводился облученный вирус полиомиелита, не только оставались здоровыми, но у них в результате прививки появлялся иммунитет. Животные, которым многократно вводился облученный вирус
      Фиг. 606. Ультразвуковая центрифуга
      бешенства, оставались здоровыми и обнаруживали иммунитет при повторном заражении вирулентным вирусом бешенства.
      Кресс [3324 — 3326] провел работу по вакцинации против Brucella abortus и туберкулеза. Этот исследователь придерживался взгляда, что при правильной дозировке ультразвука можно так изменить природу бактерий, что они потеряют, например, свою способность вызывать выкидыш; это дало бы возможность получать вакцины для предохранительных прививок, создающих сильный иммунитет. Положительные результаты дали также исследования иммунобиологических свойств облученных взвесей бактерий (стафилококки, стрептококки, бациллы Фридлендера), проведенные Замбелли, Ангела и Кампи [4513].
      Для того чтобы при извлечении ультразвуком ферментов, гормонов, вирусов и т. п. при обычной температуре из животной и растительной клетки сочетать механическое воздействие ультразвука с центрифугированием, Жирар и Маринеско [714, 1293] поместили ультразвуковой излучатель в ротор ультрацентрифуги Ген-рио — Гугенара1). На фиг. 606 показана схема
      х) О конструкции и способе действия этой ультра-цеитрифуги см., например, Е Henriot, Е. Н и-guenard, Compt. rend., 180, 1389 (1925); Journ.
      Phys. Rad., 8, 433 (1927); J. Beams, Rev. Sci. Instr. (N. S.), 1, 667 (1930); а также J. Beams, E. P i c-kels, Rev. Sci. Instr. (N. S.), 6, 299 (1935).
      этой ультразвуковой центрифуги, приспособленной для медицинских и химических целей. В полости Н ротора R диаметром 10 см содержится приблизительно 85 см3 жидкости. Ротор вращается со скоростью 615 об/сек. на воздушной подушке в конусе К В последний по воздухопроводу L подается воздух под давлением 4 атм. На поверхности ротора укреплена пластинка пьезокварца Q толщиной 4 мм (собственная частота 717 кгц). Одним электродом является сам ротор, другим — расположенная на небольшом расстоянии над ним пластинка Р.
      В заключение можно сказать, что применение ультразвука представляет для бактериологов очень перспективную область исследования.
      5. Лечебное применение ультразвука
      Польман [1614, 1615, 1618] первый еще в 1939 г. указал на терапевтическое действие ультразвука и вместе с Рихтером и Паровым 11623] успешно применил его при лечении ишиаса и плексита. После 1945 г. в медицинской литературе появилось много сообщений об излечении, достигнутом при помощи ультразвука. Относящиеся сюда работы отмечены в библиографии звездочкой. Останавливаться на отдельных работах (их число достигает 980) значило бы далеко выйти за рамки данной книги. Поэтому на основе некоторых, наиболее характерных примеров будет дан только общий очерк значения ультразвука в медицине. Читателя, особенно интересующегося этими вопросами, можно отослать к превосходной книге Польмана «Ультразвуковая терапия» [2263], к работе Кёппена «Применение ультразвука в медицине» [2250], а также к сводному обзору Лемана «Ультразвуковая терапия и ее основы»-[3400]. Другие обзорные работы даны в библиографии [23, 26, 380, 551, 886, 1099, 1507, 1621, 1886, 1897, 2156, 2181, 2235, 2242, 2244, 2246,
      2251, 2259, 2260, 2266, 2268, 2330, 2355, 2405,
      2494, 2497, 2512, 2517, 2564, 2565, 2661, 2676,
      2677, 2679, 2681, 2683, 2686, 2771, 2776, 2830,
      2944, 2997, 3002, 3026, 3060, 3296, 3340, 3390,
      3400, 3416, 3457, 3617, 3634, 3641, 3708, 3713,
      3723, 3748, 3749, 3784, 3788, 3792, 3873, 3948,
      3955, 3978, 3979, 4004, 4018, 4019, 4037, 4185,
      4194, 4250, 4251, 4314, 4340, 4411, 4437, 4447,
      4450, 4582, 4629, 4648, 4681, 4683, 4685, 4714,
      4960, 5009, 5077, 5090, 5110].
      Если вспомнить все, что было сказано выше о разнообразных эффектах, вызываемых ультразвуковыми волнами, то станет ясно, что высокочастотные механические колебания могут оказать
      определенное влияние на пораженные болезнью и здоровые части человеческого тела. Так, звуковые колебания производят массаж клеток и тканей. Этот массаж гораздо эффективнее, чем хорошо известный вибрационный массаж или массаж под водой, и, несомненно, приводит к лучшему снабжению тканей кровью и лимфой. Поэтому неоднократно (Ладебург [3350, 3353], Дитц [4677]) предлагалось комбинировать действие ультразвука с обычным массажем и особенно массажем под водой.
      Следует указать также на тепловой эффект — нагревание ультразвуком, которое в соответствии со сказанным в § 11 настоящей главы проникает на большую глубину и, главное, может быть четко локализовано. Далее, действие ультразвука существенно сказывается на структурных и функциональных свойствах протоплазмы.
      Еще ранние исследования Френцеля, Хинс-берга и Шультеса [649, 652], Флорстедта и Поль-мана [614], так же как и новые опыты Баум-гартла 12426, 2427], показали, что действие ультразвука стимулирует процессы диффузии через перепонки. Благодаря этому усиливается обмен веществ и повышаются регенеративные и регуляторные функции тканей. В настоящее время еще не ясно, имеет ли место при таких вызванных ультразвуком процессах диффузии прямое специфическое действие ультразвуковых волн, например давление на перепонки1). Возможно, что настоящая причина наблюдавшегося эффекта связана с происходящим в ультразвуковом поле изменением температуры. Хаген, Руст и Лебовский [2955] пытались выяснить этот вопрос путем изучения осмотического давления диализирующей перепонки при воздействии ультразвука и без него. Они не нашли никакого изменения скорости диффузии в облученных и необлученных перепонках, если температура оставалась постоянной (см. также [3925]).
      К сожалению, как опыты Баумгартла, так и опыты Хагена, Руста и Лебовского были проведены на мертвых перепонках, так что нельзя считать исключенным, что ультразвук оказывает влияние на процессы диффузии в поверхностных слоях живых клеток.
      Для выяснения этого вопроса Леман, Беккер иЕнике [3404,3405] исследовали влияние ультразвука на прохождение веществ через биологические перепонки. Они нашли, например, что под действием ультразвука значительно усили-
      J) Такое толкование усиления процессов диффузии, как результата перепада давления, можно найти у Польмана [2263].
      вается прохождение ионов хлора через кожу лягушки, причем тепло не играет при этом существенной роли. Фейндт и Руст [2787, 3926] установили, что плазмолиз в растительных клетках усиливается при облучении. Кроме того, нельзя считать исключенным, что в соответствии с мнением Польмана ультразвук действует как физический катализатор, ускоряя процессы (например, обмен веществ путем диффузии), которые в нормальных условиях протекают медленно: «Все жизненные процессы, особенно нормальные, основаны на состоянии равновесия. Нарушение этого равновесия является уже зачатком заболевания. Как мы видели, действие ультразвука сводится к тому, что состояния, которые обычно устанавливаются медленно (равновесие, соответствующее здоровому состоянию), благодаря этому воздействию устанавливаются быстрее. Кроме того, облучение ультразвуком той интенсивности, которая используется для терапевтических целей, оказывает на здоровые нервы и здоровую ткань удивительно слабое влияние, в то время как больные органы и ткани заметно реагируют при такой же интенсивности ультразвука».
      Нельзя также забывать о том, что ультразвук большой интенсивности вызывает гибель бактерий и других возбудителей болезней (см. [3752, 4021, 4329, 4330, 4334, 4476, 4805]), коагуляцию белков, деполимеризацию нитевидных макромолекул, а также различные химические изменения. Однако в настоящее время еще не ясно, происходит ли в тканях при нормальных терапевтических дозах ультразвука кавитация, необходимая для возникновения указанных эффектов.
      Недавно Леман и Херрик [4833] в результате очень тщательных опытов установили, что кровоизлияния (петехии), наблюдаемые в брюшине белой мыши при воздействии ультразвука, обусловлены кавитацией; если произвести облучение при более высоком внешнем давлении или если повысить частоту при той же интенсивности ультразвука, то благодадаря отсутствию кавитации будет отсутствовать и повреждающее действие. Оказалось также, что ультразвуковая гиперемия основана только на тепловом действии и не зависит от частоты и внешнего давления.
      Согласно данным Деммеля [2676] и Хинтцельмана [886], особенно благоприятные результаты дает применение ультразвука при лечении невралгий и невритов (см. также [1893, 3059, 3397, 3600, 3754, 3888, 3991, 4360, 4510]). Например, при наиболее часто встречающемся
      неврите — ишиасе по статистике 1949 г.1), из 1508 больных 931, т. е. 62%, были излечены, в 343 случаях (22,6%) наступило улучшение и только у 70 больных не было отмечено никакого эффекта.
      Неврит плечевого сплетения — очень часто встречающееся воспаление нервов, — как и профессиональные невриты (например, судорога скрипачей), а также невралгия затылочного нерва, хорошо поддаются лечению ультразвуком. Наоборот, при невралгиях тройничного нерва действие ультразвука вызывало улучшение только в отдельных случаях [114, 886, 2676, 3322].
      Очень хорошие результаты получил Хинтцельман [885, 3022 — 3024] при лечении ультразвуком таких ревматических заболеваний, при которых имеет место уменьшение эластичности тканей, а именно болезни Бехтерева и деформирующего спондилоза. При обеих этих болезнях облучение позвоночника приводило к значительному повышению эластичности тканей. При деформирующем спондилозе это выражается в увеличении подвижности позвоночника, а при болезни Бехтерева, кроме того, в выпрямлении тела, увеличении подвижности грудной клетки, увеличении дыхательного объема легких, уменьшении брюшного дыхания. Даже у больных, у которых рентгенологическая картина уже показывает типичные признаки склероза соединительной ткани, т. е. начинающегося обызвествления связочного аппарата, после интенсивного облучения позвоночника обнаруживается значительное улучшение.
      О хорошем лечебном эффекте от применения ультразвука при этих заболеваниях говорят и другие авторы [2676, 3305, 3769, 4180]. Главная польза звуковых волн заключается в этих случаях, по-видимому, в массирующем действии, что приводит к улучшению крово- и лимфообращения и в свою очередь ведет к повышению эластичности набухших менисков позвоночника.
      Согласно Хинтцельману [3027], вызванное ультразвуком разжижение тиксотропных гелей может играть роль при излечении таких ревматических заболеваний, при которых анатомические изменения связаны с обеднением тканей водой (например, дегенерация внутрисуставных связок при spondylosis deformans [2731, 3770, 4138, 4139] и патологические процессы в соединительной и хрящевой тканях при болезни Бехтерева).
      ) Взято из книги Der Ultraschall in der Medizin (KongreBbericht der Erlanger Ultraschall-Tagung, 1949), Ziirich.
      По Хинтцельману, при этом имеет место вызванное ультразвуковыми колебаниями межмицел-лярное перемещение воды в фазовых структурах и выделение тепла на границах фаз. Другие работы, посвященные действию ультразвука на такие ревматические заболевания, как артриты, артрозы и др., приведены в библиографии [2772, 3162, 3312, 3418, 3433, 3532, 3533, 3799, 3975, 3977, 4286, 4293, 4301, 4511, 4524, 4575, 4662, 5053, 5066].
      Согласно Шольтцу [1881, 1883, 4020] и Хенкелю [828], астма и эмфизема также принадлежат к заболеваниям, которые с успехом можно лечить ультразвуком. Интересно отметить, что при лечении больных астмой звуковые волны, которые, как известно, плохо проникают сквозь ткани, содержащие много воздуха, распространяются вдоль альвеолярных перегородок, оказывая здесь такое же спазмалитическое действие, как и в других частях тела. Относительно лечения ультразвуком астмы сообщают Анстетт [2333, 2334], Бунсе и Мюллер
      [2576], Экерт [2730] и Потен [3781] (см. также [2601]).
      По Хинтцельману [886], довольно часто встречающиеся предменструальные спазмы матки, а также спастические запоры снимаются при соответствующем воздействии ультразвука (см. также [2991]). Винтер [2164] и Хинтцельман [886] лечили ультразвуком многие случаи контрактуры Дюпюипрена. После нескольких сеансов продолжительностью 5 — 10 мин. отмечалось увеличение подвижности больного пальца, уменьшение отечности и болезненности, а также повышение эластичности кожи (см. также
      [3632]).
      Согласно Деммелю [2676], ультразвук хорошо применять при лечении переломов позвонков: действие звуковых волн уничтожает контрактуру, которая сопровождает каждый костный перелом, и благодаря улучшению кровоснабжения костной и других тканей приводит к затуханию воспалительных процессов 12555, 2961, 3348, 3351, 4710]. О дальнейшем применении ультразвука в хирургии см. [2013, 3349, 3730, 4316, 4858].
      Неоднократно описанное при применении ультразвука улучшение крово- и лимфообращения в тканях давало основание использовать ультразвук также при лечении плохо заживающих язв. По статистике 1949 г.1) из 256 случаев язв голени (Ulcus curts) при действии ультразвуком в 55,8% случаев наступило излечение, а в 19,2% — улучшение (см., например [3248, 3352, 3766, 4601, 4723]). Точно так же от-
      мечалось благоприятное действие ультразвука на трудно заживающие it повреждения кожи, вызванные рентгеновскими лучами [3556].
      Бухтала [2563] удалял при помощи ультразвука кожные бородавки; звуковые волны от источника через восковой шар диаметром 1 см воздействовали непосредственно на бородавку. После включения источника ультразвука воск расплавляется и погруженная в восковой фонтанчик бородавка в течение 40 сек. очень сильно нагревается. Через несколько дней бородавка отпадает, а место, на котором она находилась, заживает без всякого рубца. О дальнейшем применении ультразвука в дерматологии см. [2449, 2853, 2910, 3249, 3270, 3690, 3993, 4202, 4372, 4436, 4442 , 4698, 4699, 4722].
      Во многих работах изучалось действие ультразвука на злокачественные опухоли — карциномы и саркомы. Уже в 1934 г. Накахара и Кф-баяси [1393] облучали опухоли мышей. Влияния на подкожную опухоль не было обнаружено, но рост имплантированной непосредственно в кожу опухоли был стимулирован даже после единичного облучения. Позже Хаяси [811, 812] и Хи-рохаси и Хаяси [889, 2981 — 2983, 3028, 30291 показали, что развитие опухолей крыс в зависимости от интенсивности облучения может быть стимулировано или задержано, а в некоторых случаях опухоль даже резорбируется. Намикава [1394] нашел, что саркома кур может быть разрушена звуковым облучением. Бек и Крантц [1118] облучали ультразвуком с частотой 300 кгц крысиную саркому Уокера 318, причем опухоль площадью 1 см2 погружали непосредственно в масляный фонтанчик высотой 1 — 2 см, возбуждаемый источником ультразвука. После нескольких сеансов облучения (продолжительность каждого сеанса 2 мин.) можно было отметить небольшое усиление гликолиза и отчетливую задержку роста опухоли. Аулер и Войт [1281, воздействуя ультразвуком с частотой 1000 — 1500 кгц на асцитную форму карциномы мыши in vitro, получили разрушение раковых клеток. Повреждение клеток, выражавшееся в разрыве ядер и нарушении целости клеточной оболочки, становилось все более значительным по мере увеличения интенсивности облучения, продолжительности воздействия и степени разведения материала. Разрушения находившихся тут же эритроцитов не наблюдалось.
      Сведения о дальнейших опытах по облучению сарком и других опухолей животных с частично положительными и частично отрицательными результатами содержатся в следующих работах: [2585, 2696, 2697, 2775, 2821, 2942, 2978, 3576, 3616, 3673, 4234, 4441, 4446, 4451, 5007].
      Хорват [910, 3058, 3061] в 1944 г. первый использовал ультразвук для воздействия на саркому человека. Ему удалось вызвать обратное развитие и исчезновение кожных метастазов. Облучение ультразвуком с частотой 800 кгц производилось таким образом, что источник звука вг течение 15 мин. совершал круговое движение над опухолью. Контактным веществом служила индифферентная рентгеновская мазь. После облучения обнаружены гиперемия и появление небольшого отека; кроме того, образовалось несколько пузырей, напоминающих пузыри при юоге; через несколько дней они подсохли. Через 8 дней после воздействия опухоль оказалаеь4слегка вдавленной, а через 4 недели на ее месте образовался нежный рубец. Гистологическое исследование уже через 3 дня после облучения обнаружило полную фрагментацию опухолевых клеток.
      Дайрофф и Хорват [547] указывают, что в этих случаях гистологически обнаруживаются обломки разрушенных саркоматозных клеток опухоли, причем отмечаются резкие отличия от тех изменений, которые появляются при облучении клеток опухоли радием или рентгеновскими лучами. Эти последние воздействия, как известно, вызывают дегенерацию клеток при сохранении ими, однако, нормальной структуры; в этих случаях нет разрушения клеток с образованием обломков. Через несколько дней после облучения ультразвуком клетки опухоли полностью исчезают и образовавшиеся в тканях пустоты заполняются соединительной тканью.
      Хорват [911, 913]** применяя описанный в п. 1 настоящего параграфа метод передачи звука от источника через воду, получил также хорошие результаты при облучении раковых опухолей (плоскоклеточная и базальноклеточная карциномы). Деммель [2676] и Кемпер [3248], а также Вебер [4442, 4444, 4446, 4448] сообщают о нескольких случаях излечения кожного рака в результате воздействия ультразвука.
      Однако наряду с этими положительными результатами имеется целый ряд случаев, в которых облучение ультразвуком карцином кожи не дало никакого эффекта [2486, 2487, 3049, 3645, 3990, 4180]. Пока остается еще не ясным, поддаются ли и в какой мере большие, лежащие в глубине тела опухоли избирательному действию ультразвука. (Относительно воздействия ультразвука на язвы желудка и сходные внутренние очаги заболевания см., например, [2684, 3334 — 3336, 4181, 4811,4820,4871].) Точно так
      же открытыми остаются вопросы о наиболее подходящей интенсивности и продолжительности облучения, а также о выборе нужной для получения лечебного эффекта частоты звука. Далее пока еще ничего нельзя сказать о стойкости излечения. Вообще нужно отметить, что в настоящее время мы еще слишком мало знаем о специфическом действии ультразвуковых волн на больные клетки. При ультразвуковой терапии наряду с чисто механическим и тепловым действиями должны, несомненно, играть роль также химические и коллоидно-химические процессы. По-видимому, успешными оказались новые опыты Вебера и Цинка [4455] с комбинированным рентгеновским и ультразвуковым облучением.
      Предметом многочисленных исследований было действие ультразвука на различные ткани и внутренние органы животных и человёка. Уже в 1940 г. Конте и Делоренци [464] обнаружили особенно большую чувствительность к ультразвуку мозга и селезенки. Менее чувствительны фибробластические, миелобластические и эндотелиальные ткани, а наибольшей устойчивостью обладают эпителии. Другие данные относительно влияния ультразвука см. в следующих работах: на селезенку [3062, 3295, 3575], на печень 13295], на почки [2544, 2545, 3283], на мозг [1258 — 1261, 2680, 3017, 3420, 4652, 4653, 4760, 5054], на отдельные ткани и мышцы [2401, 2423, 2424, 2557, 2864, 3443, 3714, 4466, 5102].
      Относительно применения ультразвука в гинекологии сообщается в следующих работах: [2298, 2525, 2546, 2599, 2710, 2822, 2872, 2947, 2948, 3063, 3935, 4236, 4260, 4261 — 4263, 4284, 4452, 4635, 4883].
      В отдельных случаях ультразвук применялся и при лечении глазных болезней, например с целью вызвать просветление помутневшего стекловидного тела или рубцов на роговице, а также для лечения длительно незаживающих воспалений роговицы и сетчатки. Однако имеющиеся до сих пор результаты опытов на животных [2203, 2520, 2941, 2958, 2959, 2999, 3381а, 3598, 4042, 4043, 4908], так же как и немногочисленные данные о действии на человеческий глаз [2370, 2371, 2999], еще совершенно недостаточны для того, чтобы сейчас получить даже относительно ясное представление о возможности терапевтического применения ультразвука в офтальмологии [4041].
      Ультразвук применялся также в различных случаях при лечении болезней уха. В 1927 г. Фосс [1387 2105] пробовал лечить хроническую тугоухость (отосклероз) при помощи сконструированного Мюльвертом [1385] ленточного теле-
      фона (см. гл. II, § 3) путем облучения уха ультразвуком с частотой 30 — 65 кгц\ при этом в отдельных случаях Фосс получил временное улучшение. Эти опыты как будто с положительным результатом были повторены затем Гаммом [773 — 775] и Диссбахером [511, 512]. В то же время Копилович и Цукерман [1111] сообщают о благоприятных результатах действия ультразвуковых волн, полученных при помощи магнито-стрикционного излучателя, при лечении хронического воспаления среднего уха и спаечных процессов, в то время как при лечении отосклерозов не было отмечено никакого улучшения. Однако Френцель, Гинсберг, Шультес и Шейф [651, 653] не смогли подтвердить этих данных о лечебном действии ультразвука. Сила звука, создаваемая ленточным телефоном, слишком мала, чтобы вызвать через воздух глубоко проникающее в ухо воздействие, как это показал в очень обстоятельной работе Первитцкий [1554].
      После того как Ройтер [1704] в 1932 г. снова сообщил о положительных результатах лечения, дальнейшие исследования были проведены только в 1948 г. Витом [4469], работавшим с частотой 500 кгц и интенсивностью 0,3 — 0,5 вт/см2, они дали у различных пациентов устранение субъективных ушных шумов и отчетливое улучшение способности слышать шепот. Вите [4409, 4410], затем недавно Менцио и Скала [3545], Портман и Барбе [3797], а также Замбелли [4512], пользуясь ультразвуком, получили лечебный эффект при болезни Меньера, ушных шумах, хроническом отите и отосклерозе. В заключение нужно сказать, что полученные до сих пор клинические данные еще очень противоречивы; достоверные выводы могут быть сделаны только на основанйи большего материала, чем тот, который мы имеем в настоящее время.
      Опыты облучения уха животных, главным образом с целью повреждения органа слуха ультразвуком, были проведены Герстнером [2874J, Науманом [3630], Вислонцилом [4346], Гилбертом и Гавейном [2888], Борншайном и Крейси [2513, 3323].
      Дальнейшие работы о влиянии ультразвуковых волн на ухо приведены в библиографии [2820, 3603, 3628, 3629, 3631, 3796, 4345, 4515, 4817, 4947, 5050j. В этой связи следует указать на две работы Кунце и Китца [3342, 3344], в которых показано, что звуковые колебания с частотой 20 — 175 кгц вызывают в ухе восприятие звука, если магнитострикционный излучатель своей излучающей поверхностью прикладывается к определенным участкам головы. Поэтому обычное утверждение, что для человече-
      екого уха верхняя граница слышимости соответствует частоте 20 кгц, должно быть дополнено указанием, что при костной проводимости орган слуха человека может воспринимать и более высокие частоты (см. также [2647]).
      Во многих работах (Бек [2434], Борвитцкий [2519], Элстерман и Хардт [2741], Гальсшейдт, Хольфельд и Рейнфальд [2960], Герман [3005], Кнаппворст [3285], Лафоре [3355],Пролл [4963], Шлодтман [3980, 3981], Виллерт [4424 , 5096]) имеются данные относительно использования ультразвука при лечении болезней рта, зубов и челюстей. При этом были получены благоприятные результаты при миогенном сжатии челюстей (тризме), послеоперационных невритах, остром синусите, простых гингивитах, так же как при размягчении и быстрой резорбции остаточных уплотнений и ликвидации воспалительных процессов. Бесполезным оказалось применение ультразвука при лечении пульпитов, гранулой, цист и хронических артритов.
      Хенкель [2996] изучал влияние ультразвука на свойства зубоврачебного цемента и установил, что облучение ультразвуком повышает твердость цемента и увеличивает его способность противостоять коррозии (см. § 6, п. 3 настоящей главы). В патенте Крамера [3317] предлагается включить магнитострикционный ультразвуковой излучатель в число зубоврачебных инструментов.
      Большое число (работ [2306, 2320, 2366, 2495, 2712, 2726, 2841, 2843, 2992, 3032, 3033, 3282, 3388, 3739, 3740, 3741, 3945, 3951, 3996, 3999, 4195, 4203, 4361а, 4443, 4757, 5037] посвящено действию ультразвука на нервную систему. Как следует из обзорной статьи Штулфаута в книге Польмана [2263], весьма вероятно, если не достоверно, что в получении лечебного эффекта при воздействии ультразвука решающую роль играет вегетативная нервная система. Это мнение подтверждается тем обстоятельством, что известны случаи излечения, основанные не на прямом действии ультразвука на очаг болезни, так как последний находился далеко от места облучения. Это заставляет предполагать, что ультразвук влияет на организм через рефлекторную дугу. Согласно Шмитцу и Гофману [3999], здесь могут существовать два пути. Во-первых, возможно, что звуковая энергия, воздействующая на какие-либо клетки, вызывает раздражение, которое само по себе еще не имеет лечебного действия и только ответная реакция больного организма на это раздражение, идущая через вегетативную нервную систему, определяет терапевтический эффект. Во-
      вторых, возможно, что звуковые колебания прямо воздействуют на элементы нервной системы и непосредственно обусловливают повышение регулирующих влияний последних на функции данного органа. Для разрешения этих вопросов Шмитц и Гофман [3999] изучали на изолированных нервах лягушки, существует ли специфическое действие ультразвука на нерв и каков его механизм. Путем сравнения кривых токов действия нервов при воздействии ультразвука и тепла, опытов с раздражителями и микроскопических исследований было выяснено, что возбуждение нервов ультразвуком или теплом невозможно без повреждения тканей. Нагревание нерва поглощенной звуковой энергией вызывает такую же блокаду нервной проводимости возбуждения, как и обычное тепло. Вызванная облучением ультразвуком разность температур между внутренними участками нерва и окружающей тканью обусловливает блокаду нервов; тем самым становится возможным невро-терапевтический эффект. *».
      В результате тщательных опытов Фрай и сотрудники [2841 — 2844, 5079] установили, что у лягушек можно вызвать паралич задних конечностей путем кратковременного облучения области спинного мозга ультразвуком с частотой 1 мггц и интенсивностью 30 — 70 вт/см2. Этот эффект зависит от амплитуды ультразвука, а при импульсном облучении (см. ниже) — от длительности импульсов и их числа. Патологическое действие оказалось не зависящим от внешней температуры и гидростатического давления. Эффект не исчезал даже при давлении 20 атм, следовательно, он не мог быть вызван кавитацией. Более того, воздействие ряда очень слабых доз ультразвука, следующих р интервалами в несколько минут, ведет к параличу. Это значит, что аккумуляция ультразвуковых ударов, вызывающих в отдельности обратимый биологический эффект, приводит к необратимым повреждениям. Явления нагрева при этом не играют, по-видимому, никакой роли.
      Фрай и сотрудники, далее, считают, что они установили различие чувствительности к ультразвуку периферической и центральной нервных систем. Только в последней наблюдается отмеченное выше повреждение при воздействии большими интенсивностями ультразвука. Пока не ясно, воздействует ли ультразвук на клеточные оболочки или на внутренние участки клетки. Во всяком случае, для нейроанатомии возникает интересная возможность вызывать локальные повреждения в центральной нервной системе. Последнее впервые было осуществлено Линном
      и сотрудниками [1259 — 1261] путем воздействия сфокусированного ультразвука. Недавно Уолл, Фрай, Степенс, Туккер и Леттвин [4361а, 5079] повторили эти опыты. На обнаженном мозге кошки удалось получить точно локализованные глубокие зоны разрушения, причем удалось повредить только большие нейроны, в то время как кровеносная система и окружающие ткани остались нетронутыми.
      В этой связи следует, между прочим, указать, что, по данным Коронини и Лассмана [2651, 2652], при микроскопическом изучении нервной ткани после воздействия ультразвука отмечается усиление импрегнации этой ткани серебром по Гратцлю. Облучение разрыхляет ткань, благодаря чему в нее лучше проникает раствор азотнокислого серебра; поэтому серебро в более короткий срок и более интенсивно откладывается в нервной ткани, чем это имеет место при употреблявшихся до сих пор методах.
      Очень важным является часто возникавший вопрос о том, сопровождается ли повреждающее влияние ультразвука последействием, как это имеет место при облучении рентгеновскими лучами. Здесь прежде всего нужно сказать, что ультразвуковые волны существенно отличаются от рентгеновских лучей в том отношении, что их действие не аккумулируется.
      Чтобы выяснить вопрос об ультразвуковых повреждениях, Польман [1623] уже в 1939 г. подверг действию ультразвуковых волн возрастающей интенсивности свои пальцы, на которых благодаря отражению от костей может быть достигнута особенно большая интенсивность воздействия. Облучение продолжалось до тех пор, пока не было обнаружено заметного эффекта. Он выразился в красном отеке толщиной 3 — 4 мм, который, однако, исчез уже через два часа, не оставив никаких следов. Кроме того, чтобы показать, что при частом воздействии ультразвука меньшей интенсивности не возникает никаких латентно развивающихся повреждений, Польман в течение 8 недель ежедневно в продолжение 5 мин. облучал ультразвуком мякоть ладони; он не обнаружил какого-либо повреждающего действия (см. также [1393]).
      При больших интенсивностях на коже могут образоваться пузыри; однако это не ожоговые пузыри, возникающие при чрезмерном воздействии тепла, а поднятия эпидермиса, которые через несколько дней проходят. При ультразвуковой терапии такие повреждения должны быть исключены хотя бы потому, что они связаны с неприятными для пациента болевыми ощущениями. Поэтому, если иногда в литературе
      попадаются сообщения о повреждениях при терапевтическом применении ультразвука, то это почти всегда объясняется ошибками в работе или слишком большой дозой. Из упоминавшихся выше в этом пункте опытов Лемана и Херрика [4833] следует, что при интенсивности 1 — 2 вт/см2 при непрерывном облучении или 4 вт/см2 при массирующем воздействии в тканях не отмечается кавитации, которая могла бы повести к повреждающему действию.
      Первой предпосылкой для того, чтобы избежать ультразвуковых повреждений, является знание противопоказаний к применению ультразвука [380, 2799]. Согласно Пецольду [3751], следует исключить воздействие ультразвука на беременную матку от зачатия до родов, на половые железы, паренхиматозные органы, а также на области передней и задней проекций сердца и шейных ганглиев у сердечных больных. Далее, абсолютно противопоказано облучение злокачественных опухолей головного и спинного мозга, а также применение ультразвука при симптомных невралгиях (с невыясненным диагнозом), эмфиземобронхитах и инфильтративных процессах в легких. Согласно Бухтала [2562, 2566], после облучения молодых растущих костей наступают необратимые повреждения эпифизов (см. также Барт и Бюлов [2399, 2568], Манатцка [3480], Майно [3475, 3476], Паслер [3727] и Зейлер [4056]). Дальнейшие данные относительно противопоказаний, побочных эффектов и возможности повреждений при ультразвуковой терапии можно найти в следующих работах: [2541, 2645, 2732, 2898, 3018, 3168, 3169, 3297, 3300, 3301, 3401, 3742, 3751, 4190, 4350].
      fB современных терапевтических установках рукоятки покрыты поглощающей ультразвук резиновой губкой, благодаря чему исключена возможность перехода ультразвуковых волн из головки излучателя в руку работающего и тем самым нанесения повреждений последнему [3346, 3347].
      В этой связи интересны некоторые данные американских авторов о действии распространяющихся в воздухе очень интенсивных звуковых волн, излучаемых современными ультразвуковыми сиренами или мощными свистками. Согласно Аллену, Фрингсу и Руднику [100], а также Элдреджу и Парраку [2733], лица, подвергающиеся действию таких волн, жалуются на недомогание и легкое головокружение; последнее может быть вызвано нарушением чув-. ства равновесия. Если при воздействии мощного ультразвука держать рот открытым, то в нем появляется чувство покалывания, а в носу
      появляется сходное, но значительно более неприятное ощущение. Почти всегда лица, подвергшиеся воздействию таких волн, так же как, между прочим, лица, работающие вблизи реактивных самолетов [2570, 2571], а также с кузнечными и пневматическими молотами [3139] и другими производящими шум машинами1), испытывают необычайную усталость, подлинная причина которой остается пока невыясненной. Дэвис [487, 2667, 2668] сообщает о таких же явлениях, которые часто называют «ультразвуковой болезнью» [3758]. Возможно, как это предполагает Тиллих [5058], что вызываемое ультразвуком снижение сахара крови является причиной наблюдаемых у облученных усталости и потребности в сне (см. также Гроньо [4742]). С точки зрения медицины представляет интерес большое число работ, сообщающих о результатах действия ультразвука на различные вещества (в частности, жидкости), входящие в состав организма животных и человека. После того как уже в 1936 г. Хорикава [907] изучал изменение белков крови после облучения селезенки или печени, а Сибуя [1928] исследовал влияние ультразвука на физические свойства крови и содержащейся в ней каталазы, в последнее время выполнен еще ряд исследований о влиянии ультразвука на кровь человека и животных. В части работ изучалось действие ультразвука на сыворотку крови in vitro [2451, 3409, 3522, 3592, 4182,4453,4498,4526 — 4528, 4888], в других работах исследовалась кровь людей и животных, подвергнутых облучению [2436, 2587,
      2900, 4148, 4149, 4191, 4193, 4365].
      В облученной in vitro сыворотке в основном обнаружена денатурация белков плазмы, как это уже сообщалось в 9 настоящей главы на основании данных Прюдома и Грабара. Вебер с сотрудниками [4453, 4526 — 4528] специально занимались вопросом о том, обнаруживаются ли вызываемые ультразвуком изменения белков сыворотки также в обычных серологических реакциях и наблюдаются ли при этом известные закономерности, как это имеет место, например, у сифилитиков.
      О гемолизе, вызванном воздействием ультразвука, подробно говорилось в п. 3 настоящего параграфа; здесь нужно только добавить, что
      х) Бюгар, Геннек и Зелц [2571] изучили частоту ультразвука, испускаемого круговой пилой, строгальным станком, газовой турбиной и различными самолетами, находящимися на земле. Такие же измерения с шумными машинами и бытовыми приборами выполнили Шавасс и Лемаи [2629], а с турбореактивными самолетами — Госе [2876].
      при дозах нормальной ультразвуковой терапии in vivo гемолиз наступить не может (см., например, Руст и Фейндт [3926]). Влияние ультразвука на лейкоциты in vitro исследовали Штулфаут и Вуттге [4197], Вит [4884] и Йоконава [4503]. Эти авторы установили, что некоторый процент лейкоцитов исчезает при облучении раньше, чем проявится какое-либо изменение эритроцитов. Устойчивость лейкоцитов к воздействию ультразвука у людей в возрасте старше 50 лет выше, чем в более молодые годы, и резко снижается при лихорадочных состояниях. Дитц [2695] показал, что кривые зависимости устойчивости лейкоцитов от интенсивности ультразвука характерно отражают физиологические и патологические процессы в организме, что, возможно, является основой для разработки соответствующей методики исследования.
      Согласно Штулфауту [4193], в облученной сыворотке крови увеличивается количество связанного билирубина. Хунцингер, Зюльман и Виоллье [3092, 3093] исследовали действие ультразвука на свертываемость плазмы, а также на синовиальные жидкости. В первом случае обнаружено увеличение времени свертывания, по-видимому, в результате дезактивации про-тромбиновой системы (см. также [3822, 4532]); во втором случае наблюдалось уменьшение вязкости. В США в настоящее время для измерения свертываемости крови широко используется описанный в гл. IV, § 2, п. 7 ультразвуковой вискозиметр «Ультравискозон». При этом оказывается возможным на основании различий во временной зависимости вязкости проб свертывающейся крови (гематосонограммы) идентифицировать различные группы психических больных [4776], Бюсси и Дова [2585, 2587] в опытах на крысах in vivo смогли установить значительное изменение картины крови после облучения. Эйлер и Скарцинский [4700] нашли, в нрови облученных животных увеличение содержания пировиноградной кислоты. Шпехт, Рюлике и Хаггенмиллер [4148, 4149] при взятии, крови из облучавшегося места (например, нижней конечности) наблюдали увеличение числа лейкоцитов и наличие сдвига их формулы влево, вплоть до появления миэлоцитов. При более длительном облучении происходило исчезновение лейкоцитов (см. также [4846]).
      Штулфаут [4191, 4193] нашел после облучения уменьшение общего количества белков крови, а также сдвиги во взаимоотношении отдельных белковых и глобулиновых фракций, что говорит об изменении их структуры. Штулфаут отсюда сделал заключение, что облучение человеческой ткани, например мышечной, приводит к аналогичным изменениям структуры коллоидных составных частей клетки. Тем самым оказывается возможным осуществить при помощи ультразвука своего рода направленную или специфическую раздражающую терапию (см. также сводные обзоры Лемана [3394] и Вебера [4449]). Хорникевич, Граулих и Шульц [3052 — 3054] установили, что после облучения в здоровых и больных тканях изменяется концентрация водородных ионов pH.
      Действие ультразвука на дыхание тканевых и кровяных клеток исследовали Овада [1482], а также Леман и Форшютц [3413]; Цуге [2074] изучал изменение межуточного углеводного обмена в печени.
      Нужно еще упомянуть о нескольких интересных с медицинской точки зрения работах по действию ультразвука. Кузано [1157] изучал действие ультразвука на фармакологические свойства гормонов и вегетативных ядов. Сосудосуживающее действие адреналина заметно уменьшилось, возбуждающее матку действие уменьшилось незначительно, а влияние на кишечник атропина и пилокарпина совершенно не подверглось изменению в результате облучения. Другие работы, главным образом японских авторов, приведены’ в библиографии [3170, 3186, 3217, 3219, 3222, 3684, 4080, 4217, 4237, 4497, 4509].
      Касахара и сотрудники [1028, 1030, 1328, 3226, 3557] изучали действие ультразвука на ферменты молока. Наряду с гомогенизацией молока, обусловленной уменьшением размеров жировых капель (см. также [1297, 4235] и § 5, п. 1 настоящей главы), наблюдается уменьшение образования сливок и разнообразное влияние на отдельные ферменты, в частности на оксидазы, а также разрушение аскорбиновой кислоты (витамина С) (см. также [2435, 3235, 3678]).
      Сведения об изменении под действием ультразвука аскорбиновой кислоты в водном растворе, сыворотке и крови содержатся в старой работе Морена [1366], в которой показано, что облучение ультразвуком вызывает окисление аскорбиновой кислоты, если раствор ее содержит воздух или кислород (см. также Касахара и Ка-вашима [1021]).
      Гарей и Беренчи [2865] нашли, что бензо-пирен после облучения теряет свои канцерогенные свойства.
      Чамберс и Флосдорф [424] обнаружили дезактивацию пепсина ультразвуком. Мийо и Прюдом [3569] также нашли, что содержащиеся в кристаллическом пепсине протеолитические ферменты пепсин и катепсин при облучении
      в водном растворе дезактивируются в результате окисления. К аналогичным результатам пришли Неймарк и Мошер [4890]. Согласно данным Вольфа [2167], облучение ультразвуком снижает способность инсулина уменьшать содержание сахара в крови; при длительном облучении это свойство инсулина полностью исчезает. Аналогичные результаты получил Швирс [4045].
      Гор и Тиле [719, 2057] нашли, что эргостерин разрушается при облучении ультразвуком; в качестве конечного продукта получилось вещество темно-желтого цвета, химическая природа которого пока еще не выяснена. Данные о действии ультразвука на некоторые интересующие медиков вещества (например, дигитонин, лактофлавин, пенициллин, туберкулин, а также различные витамины) содержатся в следующих работах: [31, 32, 3194, 3224, 3521, 3589, 3642 , 3681, 3845, 4476, 4482].
      Вряд ли нужно особенно подчеркивать, что диспергирующее, эмульгирующее и окисляющее действия ультразвуковых волн будут играть в будущем большую роль при приготовлении лекарств [54, 55, 2257]. Так, например, используемый при лечении хронического суставного ревматизма и туберкулеза ультрахризол представляет собой полученный путем озвучивания 0,25-процентный микродисперсный коллоидный раствор золота. В качестве другого примера можно указать на данные Кини [1035], согласно которым при помощи ультразвука удается так тонко диспергировать адреналин в оливковом масле, что образуется препарат, позволяющий получить длительное улучшение состояния астматиков. Гор и Ведекинд [32] сообщают, что не исключена возможность увеличить при помощи облучения ультразвуком усвояемость пищевых жиров (маргарина и др.). Майерс и Блумберг [1392] приготовили при помощи ультразвука жировые эмульсии для внутривенного вливания.
      В этой связи нужно рассмотреть упоминавшееся уже в § 5, п. 2 и в § 12, п. 4 настоящей главы экстрагирующее действие ультразвука, которое в первую очередь заключается в том, что извлечение веществ из растительных и животных клеток происходит без значительного нагревания [429, 755, 4311]. Новые опыты Катте и Шпехта [4788] показывают, что при помощи ультразвука можно, например, экстрагировать из трупов органические яды для судебно-медицинских целей. Так, удалось изолировать в достаточных для взвешивания количествах даже легко распадающееся производное барбитуровой кислоты — эвипан. Пробы, подвергнутые дей-
      ствию ультразвука, дают вдвое больший выход яда, чем при употребляющихся обычно методах.
      Ультразвук может найти практическое применение в гистологической технике, что видно из приведенных выше в этом пункте данных Ко-ронини и Лассмана о новом методе импрегни-рования тканей серебром. Бухмюллеру [2560, 2561] также удалось путем применения ультразвука значительно ускорить заливку кусочков органов в парафин без нагревания и в условиях полного сохранения структуры тканей.
      Холланд и Шультес [894], а также Флорстедт и Польман [614] впервые показали, что если использовать мази и другие жидкие медикаменты в качестве промежуточной среды между источником ультразвука и кожей, то под действием высокочастотных колебаний эти вещества особенно глубоко проникают в кожу. Другие работы, относящиеся к этому вопросу, приведены в библиографии [2789а, 2891, 4005, 4467, 4518, 4727, 5003, 5067]. В § 5, п. 6 настоящей главы было уже указано на возможность использования туманов, получаемых при помощи ультразвука, в ингаляционной терапии, ввиду их высокой дисперсности.
      Кроме рассмотренных выше собственно терапевтических применений ультразвука, он может быть использован в медицине также и в диагностических целях; на это указывали уже в 1940 г. Гор и Ведекинд [32]. В 1942 г. Дюзик [533, 2715, 2716, 2719] сообщил об ультразвуковом диагностическом методе исследования мозга. Исследуемый объект пронизывается слабым остро направленным ультразвуковым пучком (/ — 1,25 мггц), и интенсивность проходящего ультразвука регистрируется фотографически при помощи звукоприемника, усилителя и неоновой лампочки. Источник и приемник звука жестко укреплены друг против друга и при их совместном «построчном» движении получается картина, состоящая из темных и светлых участков (гиперфонограмма), на которой места расположения заполненных ликвором полостей, так называемых желудочков, вследствие их меньшей по сравнению с массой мозга способностью поглощать ультразвук выглядят светлыми на темном фоне. Изменение расположения желудочков по сравнению с нормальной картиной дает возможность обнаружить наличие опухоли мозга и поставить диагноз.
      Опыты, проведенные в последнее время этим методом на живом мозге в США Хютером, Болтом, Баллантайном и другими Исследователями [2377, 3077, 4590 , 4642 , 4775], а в Германии Гюттнером, Фидлером и Петцольдом [2952], показали, однако, что получаемые таким способом «ультрасонограммы» страдают существенными недостатками, обусловленными чисто физическими причинами. Череп, наполненный водой, вследствие разной проницаемости различных его костей для ультразвука дает картину, сходную с той, которую дают желудочки мозга. Поэтому трудно установить истинное расположение этих желудочков. Согласно сообщению Хютера и Розенберга [4776], в Америке пытались улучшить методику Дюзика, производя сквозное облучение черепа при различных частотах и, следовательно, при неодинаковом поглощении ультразвука костями и содержимым черепа и выделяя из полученных картин расчетным путем при помощи электронного счетного устройства детали, обусловленные только содержимым черепа.
      Данные о поглощении ультразвука костями и тканями человека можно найти в работах Эше [2757], Фрая [4720], Хютера [3072, 3075], а также Тейсмана и Пфандера [4252]. Исследования проникновения ультразвука через височные кости выполнили Зейдль и Крейси [4055].
      Для полноты обзора нужно отметить, что Денье [502 , 503] также сконструировал ультра-соноскоп для того, чтобы с его помощью определять расположение таких внутренних органов, как сердце, печень, селезенка и др., а также устанавливать происходящие в них изменения. Кейдель [1036] пытался разрешить ту же проблему при помощи импульсного метода.
      Людвиг [3453] пытался обнаружить в теле человека желчные камни при помощи ультразвука (см. также [4533, 5120]).
      Кейдель [3240, 3243] использовал метод сквозного облучения ультразвуком для регистрации изменений в кровенаполнении человеческого сердца. При этом пучок ультразвука был направлен таким образом, что при движении измеряемого органа менялась длина пути, на котором происходит поглощение ультразвука. Получение данных об изменении объема сердца возможно, например, при сквозном облучении грудной клетки. При этом интенсивность падающего на приемник ультразвука определяется отношением длины пробега его в крови и сердечной мышце к длине пробега в воздухоносной ткани легкого. Этим путем при помощи ультразвука можно получить кардиограмму.
      Кейдель [3241, 3245] предложил ультразвуковой метод непрерывного определения содержания углекислоты в выдыхаемом человеком воздухе. Для этой цели пучок ультразвука (/ = 60 кгц) направляется перпендикулярно к трубке диаметром 2 см, а затем падает на пьезо-электрический приемник. Напряжение, отдаваемое последним, усиливается и регистрируется. Когда исследуемое лицо дышит через трубку, ультразвук поглощается в большей или меньшей степени в зависимости от содержания углекислоты, так как поглощение ультразвука в углекислом газе приблизительно на 10% больше, чем в кислороде, азоте или воздухе.
      Согласно Кейделю [3241, 3245], в физиологии может найти применение ультразвуковой манометр. Если заменить в обычном ультразвуковом интерферометре подвижный отражатель мембраной или пластинкой, то можно измерять их смещения, вызываемые изменяющимся давлением, по реакции на излучатель или при помощи специального звукоприемника. Этот прибор можно использовать для регистрации давления крови и т. д. Так как такой интерферометр можно сделать очень маленьким, то имеется перспектива применения такого прибора также для измерений внутри кровеносных сосудов.
      В последнее время Уайлд и Рид [3843, 4412, 5093] пытались осуществить диагностику опухолей, например, в мозгу при помощи ультразвукового импульсного метода. При использовании ультразвука очень высокой частоты (15 мггц) и при очень коротких импульсах продолжительностью в несколько микросекунд можно, несмотря на очень малую глубину проникновения ультразвука этой частоты, получить отражения ультразвука от тканевых элементов, например мышечных волокон, отдельных слоев тканей и т. д. Эти отражения обнаруживаются на экране электронного осциллографа в виде ряда пиков. Так как атипичная ткань раковой опухоли отражает ультразвук сильнее, чем нормальная ткань, то описанный способ может служить для обнаружения опухолей.
      Уайлд и Рид видоизменили для этой цели обычный рефлектоскоп (см. § 4, п. 2 настоящей главы) следующим образом. Отдельные отраженные импульсы модулируют яркость светового пятна на экране электронного осциллографа, т. е. сильный импульс дает более яркое, а слабый — менее яркое световое пятно. Располагая ось времени на экране вертикально и затем отклоняя ее синхронно на тот же угол, что и излучатель ультразвука, можно получить на экране картину, подобную приведенной на фиг. 607. На фиг. 607, а показана рефлектограмма здоровой ткани (груди), на фиг. 607, б — рефлектограмма злокачественной опухоли.
      На фиг. 608 схематически показано устройство прибора. Собственно источник звука с вращающим механизмом помещается в цилиндри-
      ческом сосуде длиной 9 см и диаметром 6 см, заполненном водой; закрывающая один его конец резиновая перепонка прижимается к исследуемому телу. Пока не ясно, в какой степени этот очень оригинальный метод оправдает себя на практике (см. также [4413, 4717, 4718]).
      Подводя итоги следует отметить, что, по имеющимся в настоящее время данным, применение ультразвука в медицине в очень многих случаях дало превосходный лечебный эффект.
      Фиг. 607. Рефлектограмма здоровой ткани (а) и злокачественной опухоли (б).
      Кроме приведенных выше работ, специалЬ ные методы использования ультразвука в медицине описаны в следующих работах: [2280,
      2304, 2442, 2443, 2473, 2483, 2586, 2635, 2637, 2670, 2709, 2726, 2768, 2777, 2869, 3034, 3083,
      Фиг. 608. Устройство прибора для обнаружения опухолей.
      1 — излучатель ультразвука, 2 — механизм, вращающий излучатель, 3 — усилитель с устройством для синхронного передвижения оси времени на экране электронного осциллографа 4.
      3204, 3474, 3543, 3601, 3618, 3701, 3755, 3756,
      3765, 3915, 3967, 4022, 4023, 4038, 4196, 4264,
      4351, 4370, 4525, 4606, 4710, 4982, 5028, 5100].
      О показаниях и результатах ультразвуковой терапии сообщается в следующих работах: [2161, 2279, 2477, 2497, 2554, 2556, 2567, 2676, 2690,
      2791, 2846, 2847, 2854, 2893, 3000, 3047, 3048,
      3248, 3249, 3354, 3378, 3554, 3599, 3701, 3848,
      4003, 4031, 4180, 4183, 4266, 4276, 4315, 4316, 4342, 4343, 4409, 4445, 4470, 4962, 4970]1).
      Нужно, однако, заранее предостеречь от применения ультразвука подряд при всех заболеваниях. Как было сказано выше, мы еще слишком мало знаем о причинной связи между первичным действием ультразвуковых волн и прямыми или косвенными следствиями, обусловливающими процесс излечения. Так как здесь речь идет о явлениях, происходящих в живом организме, которые с физической и химической стороны лишь с большим трудом, а иногда и вовсе не могут быть воспроизведены экспериментально, при объяснении успехов или неудач лечения в основном приходится ограничиваться догадками и гипотезами.
      Выше в настоящем пункте мы указывали уже, какую разнообразную роль могут играть при медицинском применении высокочастотные ультразвуковые волны. Согласно имеющимся в настоящее время данным, многие случаи излечения в первую очередь обусловлены тепловым действием ультразвука. С другой стороны, многие случаи излечения заставляют признать, что, кроме теплового действия, существует еще другое специфическое действие ультразвука, определяющее получение терапевтического эффекта. Вопросу о механизме действия ультразвука при ультразвуковой терапии посвящены следующие работы: [2316, 2325, 2329, 2398, 2402, 2407, 2408, 2428, 2548, 2554, 2687, 2733, 2735, 2770,
      2823, 2842, 2844, 3027, 3053, 3076, 3299, 3333,
      3387, 3389, 3391, 3393, 3396, 3398, 3402, 3407,
      3408, 3411, 3455, 3683, 3692, 3709, 3750, 3759,
      3817, 3849, 3939, 3944, 3969, 4025, 4105, 4122,
      4197, 4248, 4249, 4282, 4444, 4531, 4572, 4625,
      4702, 4749, 4832, 4833, 4849, 4994, 5030, 5058].
      Нужно сказать, что очень трудно точно измерить и правильно дозировать ультразвуковую энергию, воспринятую, или, лучше сказать, абсорбированную, телом человека или животного. По этой причине часто в сообщениях об излечениях, достигнутых при применении ультразвука, и о неудачных случаях применения ультразвука отсутствуют точные сведения о действительно использованных дозах ультразвука. Поэтому нужно кратко остановиться на проблеме ультразвуковой дозиметрии.
      С физической точки зрения под дозой ультразвука следует понимать количество ультразву-
      *) Статистику полученных при помощи ультразвука случаев излечения можно найти в отчете съезда по ультразвуку в Эрлангене. Der Ultraschall in der Medizin, Ziinch, 1949, S 369, а также в книге Поль-мана [2263J.
      KOBofj энергии, поглощаемой в единицу времени и на единицу объема облучаемого тела, т. е. так называемую действующую энергию. К сожалению, прямое измерение этой величины путем определения таких параметров ультразвукового поля, как звуковое давление, амплитуда скорости и т. д., в человеческих тканях in vivo невозможно. Невозможно также, как это делается обычно в рентгеновской технике, измерить энергию до ее вхождения в облучаемую среду и после ее выхода с противоположной стороны и на основании разницы между этими двумя измерениями получить данные о дозе облучения, которому был подвергнут пациент. Это невозможно, потому что если в случае рентгеновских лучей облучаемое тело не оказывает никакого обратного действия на рентгеновскую трубку, то в случае ультразвука дело обстоит совершенно иначе. Здесь в каждом случае облучаемое тело в зависимости от характера связи с излучателем звука оказывает на него различную реакцию.
      Поэтому чаще всего определяют мощность, излучаемую вибратором в акустически совершенно однородной среде, например в воде (путем измерения параметров ультразвукового поля, например давления излучения, или выделяющегося тепла). Чаще всего для этих целей используют описанные в гл. Ill, § 1 весы для измерения давления излучения. Однако для того чтобы такие измерения давали правильные данные, необходимо обеспечить выполнение следующих условий:
      1) ткани тела должны обладать таким же волновым сопротивлением, что и среда, использованная в измерителе давления излучения;
      2) части тела должны иметь бесконечное или по крайней мере очень большое протяжение, с тем чтобы энергия в них поглощалась в той же степени, что и в среде, использованной в измерителе давления;
      3) облучаемый объект должен быть однородным, т. е. лишенным структуры, так же как и среда в измерителе давления; иначе в объекте возникнут отражения, что приведет к изменению реакции на излучатель.
      Эти условия, высказанные, например, Шмит-цом [3997, 3998], теоретически правильны; однако оказалось, что свойства облучаемой среды очень мало влияют на показания ультразвуковых весов. Можно легко установить, что попадающая в среду ультразвуковая энергия W зависит от волнового сопротивления среды рмСм* если учесть связь W с переменным напряжением U на излучателе или проходящим через источник ультразвука током /, то можно получить следующие формулы:
      где t — длительность облучения и F — излучающая поверхность. Если для данного излучателя (E = const) поддерживать напряжение U или ток / постоянными, то излучаемая ультразвуковая энергия будет меняться в зависимости от волнового сопротивления среды
      Петцольд, Гюттнер и Бастир [3711] определяли различными способами отношение волнового сопротивления тканей человеческого тела Zm к волновому сопротивлению воды и, как показывают данные табл. 116, нашли, что это отношение практически равно единице. Иными словами, играющее большую роль в ультразвуковой терапии волновое сопротивление тканей человеческого тела, начиная с кости, отличается не больше чем на ±10% от волнового сопротивления воды, определяющего условия измерения давления излучения при помощи весов. Эти данные совпадают с результатами, полученными в США Людвигом [3452] при измерении волнового сопротивления различных тканей животных и человека (табл. 117). Фрухт [2828а] измерял скорость звука в различных органах,
      х) Приведенные автором формулы для W неверны. Это легко обнаружить хотя бы из соображений размерности. В действительности формулы должны быть различными в зависимости от того, какой конкретный тип излучателя имеется в виду (магнитострикционный, пьезоэлектрический или др ), и, во всяком случае, W является функцией частоты. Одиако все же удельная излучаемая энергия в существенной степени определяется величиной волнового сопротивления рщСм, и дальнейшие соображения автора остаются правильными.
     
      Таблица 117
      СКОРОСТЬ ЗВУКА, плотность И ВОЛНОВОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ
     
      Гирке, Эстеррайхер, Франке, Паррак и Виттерн [4730] высказали теоретические соображения о проникновении ультразвуковых волн в тело человека и о распространении их в нем. Согласно их взглядам, волны распространяются в тканях человека, как в упруго-вязком сжимаемом теле, и могут рассматриваться на простой модели в виде колеблющегося в среде шара [3674]; при этом образуются волны сжатия, сдвиговые волны и поверхностные волны. Для постоянных Ламе (см. гл. V, § 1, п. 1) получаются значения- o = 2,6-1010 дин/см2 и jj. = = 2,5-104 дин/см2; для сдвиговой вязкости (см. гл. IV, § 2, п. 6) получается значение около 150 пуаз. Пользуясь этими значениями, можно рассчитать состояние поверхности тела при падении на него ультразвуковых волн.
      Петцольд, Гюттнер и Бастир показали, что при чаще всего применяемых в ультразвуковой терапии частотах 800 и 1000 кгц не наблюдается сколько-нибудь заметной обратной реакции, вызванной отражением на граничных поверхностях, и не происходит образования стоячих волн. Физические основания для этого заключаются в том, что коэффициент поглощения при указанных частотах относительно высок, так что даже в самом неблагоприятном случае — при облу-
      чении лобной пазухи (слои кожа — кости — воздухоносная полость) — стоячие волны, вызывающие обратную реакцию на излучатель, отсутствуют. При этом, естественно, предполагается, что поверхность излучателя находится в полном акустическом контакте с кожей. Для этого необходимо, чтобы между рабочей поверхностью излучателя и кожей находилось достаточное количество жидкости, служащей связующей средой, и чтобы излучатель не перекашивался и не отходил от кожи. ?
      При облучении в водяной бане соотношения не так просты. Если между излучателем и кожей находится слой воды в несколько сантиметров, то в случае недостаточного смачивания кожи может случиться, что часть излучаемой энергии не попадет в ткань, а будет диффузно рассеяна в воде. Точно определенных условий можно достигнуть только в случае более совершенного смачивания кожи в результате обмывания раствором мыла или спиртом.
      При ультразвуковой терапии для врача важно также знать, что головка излучателя все время находится в надежном контакте с облучаемым телом. Это особенно важно в случае применения ультразвука для массажа, так как только при этом условии в тело будет введено количество энергии, отвечающее определяемому при помощи ультразвуковых весов. Такой контроль можно осуществить путем наблюдения при помощи специальных измерительных приборов напряжения на ультразвуковом излучателе или проходящего через него тока. Вводя в схему реле, можно сделать так, что при изменении этих величин будет гаснуть лампочка, расположенная на головке излучателя и находящаяся в поле зрения врача (терапевтическая установка фирмы «Доктор Борн», Франкфурт-на-Майне). Возможно также и такое приспособление, когда при неудовлетворительном контакте излучателя с телом выключаются встроенные в прибор электрические часы и отмечается только то время, в течение которого пациент получает, по меньшей мере, 60 — 70% прописанной ему ультразвуковой мощности.
      Важно, чтобы прибор был возможно более чувствителен даже к незначительным нарушениям контакта излучателя с объектом. Согласно Гюттнеру1), лучшим из известных пьезоэлектрических преобразователей является вибратор из сульфата лития. Благоприятные значения его пьезоэлектрических констант (см. гл.
      II, § 5, п. 2) позволяют получить интенсивность ультразвука 3 вт/см2 при рабочем напряжении, равном только 800 в, так что можно пользоваться довольно тонким гибким кабелем. При соответствующих размерах колеблющегося кристалла и переходной полуволновой пластинки можно получить колоколообразное распределение амплитуд на излучающей поверхности головки, что дает весьма однородное ультразвуковое поле перед головкой излучателя. Изменения акустического контакта с поверхностью тела в снабженной таким вибратором терапевтической установке фирмы «Сименс-Рейнигер Верке» (Эрланген) приводят в действие специальный акустический сигнал. Одновременно выключаются терапевтические часы и снижается напряжение на колеблющемся кристалле, чтобы не перегружать кристалл, пока часть его излучающей поверхности граничит с воздухом.
      Для полноты изложения нужно указать, что Шмитц и Валдик [3997, 3998, 4000], которые занимались вопросом о дозиметрии в ультразвуковой терапии, предложили чисто электрический метод определения ультразвуковой мощности, отдаваемой излучателем в среду. Для этой цели они измеряют при помощи разработанного Валдиком особого метода акустическую мощность при постоянном напряжении источника сначала при ненагруженной головке (излучение в воздух) и затем при нагруженной, т. е. когда головка прижата к облучаемому телу. По разности полученных значений можно вычислить ультразвуковую энергию, воспринятую облучаемым объектом. К сожалению, этот метод, результаты которого не зависят от того, поглощается ли ультразвуковая энергия на некоторой глубине полностью или часть ее отдается обратно источнику, слишком сложен, чтобы его можно было непосредственно использовать в терапии.
      Нужно остановиться еще на одном вопросе, имеющем известное значение для дозировки ультразвука в терапевтических целях. Как было сказано в гл. IV, § 1, п. 2, ультразвуковое поле, создаваемое колеблющейся пластинкой, не является однородным, а образует более или менее сложную интерференционную картину (см., например, фиг. 260). Вдоль оси излучателя чередуются максимумы и минимумы (ближнее поле), различающиеся по интенсивности в 4 — 5 раз, и только на расстоянии
      (D — диаметр излучателя, с — скорость звука) звуковое поле является относительно однородным (дальнее поле). Поэтому, например, возможно, что при биологических опытах на небольших организмах некоторые из них будут облучены ультразвуком большей интенсивности, чем другие. Так как для тканей глубина, на которой интенсивность падает вдвое при частоте 800 кгц, составляет примерно 4 см (см. табл. 113), то спадание, обусловленное поглощением, может в местах максимумов выравнять и даже пере-компенсировать интерференционную неравномерность. Все это относится только к непрерывному облучению; при обычно применяемом способе поглаживания тканей излучателем максимумы и минимумы поля в глубине ткани выравниваются (см. также [2510, 3786]).
      Приведенные выше соображения основываются на так называемой физической дозиметрии ультразвука, при которой речь идет о том, чтобы точно установить получаемую пациентом дозу. Однако такая дозиметрия еще ничего не говорит о биологическом действии. Вместе с тем для медиков и биологов наибольшее значение имеет как раз биологический эффект в облучаемой среде. Поэтому не было недостатка в попытках ввести биологическую дозиметрию ультразвука. Вельтман и Вебер [4333, 4334] поставили, как было упомянуто в п. 4 настоящего параграфа, обширную серию опытов по изучению влияния длительности облучения, интенсивности ультразвука, частоты и температуры на степень разрушения бактерий, чтобы иметь возможность точнее устанавливать дозу ультразвукового облучения (см. также [2155, 4514]). К сожалению, проведение биологической дозиметрии при помощи бактерий связано со значительными трудностями. Кроме того, полученные in vitro результаты должны еще быть проверены на тканях животных и человека.
      Поэтому Хорникевич [3051] использовал для биологической дозиметрии ультразвука измерение концентрации водородных ионов pH в подкожной ткани. Такое измерение, общепринятое в биологии, как чувствительный показатель различных тканевых изменений, позволяет установить общее действие ультразвука, являющееся суммой таких воздействий, которые ведут к нарушению изогидрии, изотонии и изоионии. Измерение pH дает возможность обнаруживать тончайшие изменения физико-химического состояния тканевой жидкости.
      Наконец, Бройнинг [2550] предложил использовать для целей дозиметрии реакции, происходящие в содержащей воздух воде (выделение иода, образование Н202 или HN02). Все эти работы представляют собой лишь попытки соз-
      дания биологической дозиметрии ультразвука, и нужны еще дальнейшие исследования, чтобы приблизиться к разрешению этой очень важной проблемы. Дальнейшие данные об ультразвуковой дозиметрии можно найти в следующих работах: 12397, 2403, 2628, 2938, 2998, 3025, 3073, 3207, 3247, 3298, 3339, 3399, 3472, 3767, 3768, 3786, 3789, 3790, 3795, 3941, 4137, 4184, 4217, 4259, 4281, 4347, 4464, 4465, 4745, 4758, 4821, 5060].
      До сих пор при обсуждении вопросов медицинского применения ультразвука мы имели
      в виду облучение волнами постоянной амплитуды, или интенсивности (непрерывный ультразвук).; Вместе с тем в последние годы применялись- различные способы импульсного облучения (импульсный ультразвук). В этом случае интенсивность скачком достигает значения, установленного для непрерывного ультразвука, но сохраняет его только короткое время и затем резко падает до нуля; после определенной паузы повторяются те же этапы. На фиг. 609 этот процесс изображен графически. Число импульсов в секунду называется частотой следования импульсов, обратная величина — периодом следования импульсов. Отношение длительности импульса к периоду следования называется скважностью; при прямоугольных импульсах скважность показывает, до какой степени уменьшается суммарное облучение по сравнению с непрерывным облучением.
      В примерах, приведенных на фиг. 609, скважность равна 1 : 5 и 1 : 10. Если мощность установки составляет 20 вт и интенсивность — 4 вт/см2, то при использовании импульсного режима при 100 импульсах в секунду (частота следования 100 гц) и длительности отдельного импульса в 1/1000 сек. получается скважность 1 : 10, что отвечает непрерывному облучению
      при мощности ультразвука 2 вт. В то же время интенсивность ультразвука в момент воздействия импульса остается той же, т. е. равной 4 вт/см2.
      Значение импульсного метода заключается, во-первых, в возможности уменьшить тепловое воздействие ультразвука и, во-вторых, в точной дозировке малых мощностей, которая не может быть достигнута другими способами. Последнее достигается просто путем соответствующего изменения скважности. Как мы много раз указывали, тепловой эффект ультразвука участвует в возникновении многих реакций, однако как побочное явление он может замаскировать специфическое действие ультразвука. Частично снижение теплового эффекта при непрерывном облучении возможно при охлаждении облучаемого объекта, при массирующем действии и, наконец, при применении малой плотности энергии. При импульсном облучении удается практически устранить тепловое воздействие, так как при малой скважности выделяемая тепловая энергия уменьшается и имеющее место во время короткого импульса местное нагревание исчезает в течение паузы. Так как механическое и химическое действия ультразвука зависят от плотности энергии, а эта последняя при импульсном режиме остается постоянной, импульсный метод открывает новые возможности исследования воздействия ультразвука. Барт, Эрлхоф и Штрейбль
      [2400] в опытах с импульсным ультразвуком показали, например, что ультразвуковой гемолиз есть явление главным образом механическое. Барт, Штрейбль и Ваксман (по [2263], стр. 196) в опытах с импульсным ультразвуком нашли, что разрушительное действие ультразвука на кости молодых собак основано в первую очередь на тепловом воздействии.
      Согласно Борну 12511], в терапии исключение теплового воздействия дает возможность лучшего и более мощного ультразвукового облучения глубоких участков ткани: при непрерывном ультразвуковом облучении большая интенсивность ультразвука, необходимая вследствие наличия поглощения в тканях, связана со слишком большим нагреванием поверхности объекта. Наблюдаемые при интенсивном облучении боли в надкостнице при импульсном облучении также должны уменьшаться. Однако при этом не надо забывать, что боли в надкостнице часто являются полезным сигналом, предостерегающим от переоблучения. Дальнейшие работы по импульсному облучению см. в библиографии [2844, 3395, 3412, 4349, 4441, 4443, 4315]. В заключение нужно сказать, что мнения относительно применения импульсного метода для терапевтических целей еще очень противоречивы. Этот метод, во всяком случае, увеличивает экспериментальные возможности изучения действия ультразвука.
     
      ДОПОЛНЕНИЕ
      1. Ультразвуковые волны в природе
      В гл. VI, § 3 мы указали, что летучие мыши во время полета испускают короткие ультразвуковые импульсы и способны ориентироваться даже в полной темноте, избегая препятствий благодаря восприятию отраженного от них эхо. Эта поразительная способность ориентировки уже давно вызывала интерес ученых, однако однозначное объяснение было дано лишь в недавнее время опытами Галамбоса и Гриффина [682 — 684, 740 — 742, 2929]. С заклеенными глазами летучие мыши летают так же уверенно, как и с открытыми; если же им заклеить уши или рот, они становятся совершенно «слепыми»1).
      х) Подобные опыты поставили уже в 1793 г. Спалланцани и в 1798 г. Джурайн; однако они не дали обьяс-нения наблюдавшемуся ими явлению. Только в 1920 г. Хартридж [799] высказал предположение, что летучие мыши ориентируются при помощи испускаемых ими высоких звуков. Исторический обзор многочисленных старых работ в даииой области дает Г аламбос [682] (см также Мёрес [3585]).
      Пирс и Гриффин [1594, 2926], а также Пиль-майер [3761] при помощи чувствительных ультразвуковых приемников установили, что частота ультразвука, испускаемого летучими мышами, лежит в пределах 30 — 120 кгц. Длительность отдельного ультразвукового импульса колеблется от 1 до 3 мсек. Максимум интенсивности находится при частоте примерно 50 кгц, что соответствует длине волны в воздухе 6,5 мм. Число импульсов в секунду сильно меняется. Перед взлетом оно равно 5 — 10, при полете в свободном пространстве — 20 — 30, а при приближении к препятствию доходит до 50 — 60 в секунду; после препятствия число импульсов резко падает опять до 20 — 30 в секунду.
      На фиг. 610 приведена полученная Гриффином осциллограмма одиночного ультразвукового импульса летучей мыши Myotis lucifugus. Амплитуда быстро возрастает, проходит несколько максимумов и затем несколько медленнее спадает. Каждый такой ультразвуковой импульс сопровождается слабым слышимым тикающим звуком.
      Уже Элиас1) установил, что у летучих мышей Хрящи гортани содержат много костной ткани и что очень развитая мускулатура может создавать большое натяжение тугих и тонких голосовых связок. Он заключил отсюда, что эти животные способны издавать очень высокие звуки, может быть даже неслышимые человеческим ухом. Тот факт, что летучие мыши слышат ультразвуки, показывают опыты Галамбоса [680, 681], который при помощи микровольтметра установил наличие электрического напряжения в улитке летучей мыши при возбуждении уха ультразвуком с частотой 10 — 90 кгц.
      Фиг. 610. Осциллограмма ультразвукового импульса летучей мыши Myotis lucifugus по Гриффииу.
      Совершенно независимо от названных выше исследователей Дейкграаф [546] подробно изучил проблему ориентировки летучих мышей. Его данные в основном совпадают с приведенными выше. Между прочим, Дейкграафу удалось приучить летучую мышь прилетать по ультразвуковому сигналу с частотой 40 кгц от ее обычного места отдыха к садовой скамейке, где она получала корм (мучного червя). При этом летучая мышь способна была в темноте различать две садовые скамейки, из которых одна была снабжена отражателем в виде вертикально расположенной круглой стеклянной пластинки, а другая — такой же пластинкой, оклеенной бархатом.
      Описанные выше опыты относятся только к одному семейству летучих мышей, а именно Vespertilionidae; недавно Мёрес [3585, 4884]
      ) Н. Elias, Jahrb. f. Morph., 37, 70 (1907).
      исследовал способность к ориентировке у подковоноса (Rhinolophus ferrum equinum Shreb.). При этом оказалось, что это животное излучает ультразвуковые импульсы через нос. Особое строение гортани обеспечивает в этом случае хорошую связь между гортанью, создающей ультразвук, и носовой полостью. Пасть остается во время полета закрытой. Ввиду направленности излучения, создаваемой ноздрями, ультразвуковой пучок оказывается сконцентрирован-) ным; поэтому подковоносы обнаруживают препятствия на-значительно больших расстояниях, чем летучие мыши, относящиеся к другим семействам. Уже при небольших поворотах головы получается быстрое спадание или возрастание эхо, что облегчает ориентировку. Интересно, что, согласно Мёресу, форма импульсов, испускаемых подковоносами, резко отличается от показанного на фиг. 610 импульса для представителя Vespertilionidae: длительность импульса больше в 20 — 30 раз (в полете от 90 до 110 мсек.), пики отсутствуют. Импульс представляет собой почти незатухающий волновой цуг с постоянной частотой, подобный звуку ультразвукового свистка, причем длительность и частота следования импульсов отвечают примерно периоду выдоха. Большая длительность отдельного импульса означает, что ориентировка по принципу эхо уже невозможна, так как на расстояниях меньше 15 — 17 м посылаемый и отраженный импульсы перекрываются. Если учесть еще, что животное за время испускания импульса поворачивает голову то в ту, то в другую сторону на 120°, так что воспринимаются эхо, приходящие с различных направлений, то становится ясной невозможность различения отражений без какого-либо особого механизма. Поэтому предполагают, что обнаружение препятствий данным видом летучих мышей осуществляется только путем восприятия пространственного распределения интенсивности отраженного звука. Это предположение подтверждается и тем, что подковоносы не теряют способности ориентироваться в полете, если им закрыть одно ухо, а также тем, что процесс ориентировки связан со сложными движениями ушных раковин. Поворачивая уши в направлении наибольшей интенсивности отраженного звука, животное узнает, в каком направлении находится препятствие. Однако трудно объяснить, как животное может определять расстояние до препятствия только путем восприятия интенсивности.
      Клисэттль [32666] указывает на возможность использования летучими мышами эффекта
      Допплера. Если обозначить через v скорость животного относительно препятствия, т. е. при неподвижном препятствии скорость полета животного, то частота эхо увеличивается на величину Af = 2vf/c, где f — частота посылаемого звука, а с — скорость звука в воздухе; Дf является прямой мерой скорости сближения животного с препятствием. При этом нет необходимости непосредственного восприятия летучей мышью ультразвука; достаточно было бы восприятия тона биений, т. е. разности между посылаемой частотой f и отраженной частотой )+-/ В этом случае неподвижная летучая мышь могла бы обнаруживать только быстро движущиеся предметы. К аналогичным выводам приходит также Холлман [4761]. Таким образом, мы видим, что природная способность летучих мышей к ультразвуковой ориентации (эта способность установлена Мёресом [48851 и у летучих собак) еще не объяснена полностью.
      Как известно, летучие мыши питаются ночными бабочками, которых они ловят во время полета. Как показывают исследования Шалле-ра и Тимма [3966, 4275], большинство ночных бабочек реагирует на звуковые волны с частотой 10 — 200 кгц. Как только бабочка попадет в поле такой ультразвуковой волны, у нее появляется реакция «попытки к бегству» или «рефлекс замирания». Застигнутые ультразвуковым воздействием в полете насекомые либо улетают в сторону, либо прекращают полет, падают и уползают. Ползущее насекомое либо сейчас же улетает, либо прекращает всякое движение. Из состояния сна бабочки не могут быть выведены даже при применении звукового воздействия большой интенсивности. Так как реакция на звук исчезает при прокалывании барабанной перепонки насекомого, то, по-видимому, ультразвуковые волны действительно воспринимаются насекомым и перерабатываются его нервными центрами. Иначе говоря, эти воздействия не являются раздражителями, ответ на которые носит чисто рефлекторный характер.
      Таким образом, природа дала этим насекомым средство защиты против их главного врага — летучих мышей. При этом нужно добавить, что покрывающий ночных бабочек густой слой волосков также защищает их от летучих мышей, так как от густого волосяного покрова звуковые волны отражаются очень плохо.
      Пильмайер [1581, 1582] при помощи чувствительного ультразвукового приемника установил, что самцы различных видов прямокрылых (Conocephalus fasciatus, Conocephalus gracillimus, Conocephalus stratus, Neoconocephalus ensiger,
      Orchelinum vulgare), а также сверчков (Nemo-bius fasciatus) способны издавать наряду со звуками, лежащими в слышимой области, также и ультразвуки, частота которых достигает 40 кгц. Что касается интенсивности, то в некоторых случаях на расстоянии 30 см от насекомого удавалось зарегистрировать до 90 дб, т. е. 10~7 вт/ел2.
      Звуки производятся этими насекомыми двумя способами. В некоторых случаях твердая жилка одного крыла задевает о зазубренный кантик на другом. Высота звука зависит при этом от частоты движения крыльев и от числа зубчиков кантика. У Conocephalus fasciatus, например, была зарегистрирована частота движений крыла 66 гц, в то время как число зубчиков кантика, задеваемых другим крылом, составляло примерно 125. Это дает звук с частотой 66-125 = 8,3 кгц, что и было найдено при непосредственном измерении. Звуки других частот возникают потому, что находящаяся на теле насекомого тонкая мембрана (так называемый тимпанальный орган) резонирует и излучает звук. Пильмайер, исходя из физических данных этой мембраны (толщина, натяжение, жесткость и диаметр), рассчитал ее собственную частоту. Для Orchelinum vulgaris она составляет 14 кгц, а для Conocephalus fasciatus и других видов — около 40 кгц.
      Пирс [1593] и Лоттермозер [3446] при помощи пьезоэлектрического звукоприемника конденсаторного микрофона исследовали звуки, создаваемые сверчками, и обнаружили у полевого сверчка (Nemolius fasciatus) наряду со слышимыми звуками с частотами 8, 11 и 16 кгц также ультразвуковые тона 24 и 32 кгц, которые излучались 16 раз в секунду1).
      Бюзнель и Шавасс [2582] показали при помощи высокочувствительного звукового спектрографа, что очень многие прямокрылые насекомые (например, Gryllotalpa L., Tettigonia vi-ridtssima L., Decticus verructforis L., D. albif-ron L., Ephippigera Fiebig, E. biterensis Mar-quet, E. provincialis, Locusta migratoria mig-ratorioides L., Dociostaurus maroccanus Thunb.) издают ультразвук заметной интенсивности с частотой, доходящей до 90 кгц. Так, у одного из видов Decticus спектрограф обнаруживает максимумы интенсивности на частотах 13 и 42 кгц.
      Бенедетти [2444] доказал наличие слухового восприятия ультразвука у этих насекомых путем измерения электрических потенциалов в их слуховом органе. Аутрум1) доказал наличие восприятия ультразвука у саранчи и сверчков. Так, например, у лиственной саранчи при частоте 90 кгц и умеренной интенсивности наблюдается отчетливая реакция слухового органа. Шал лер2) показал недавно, что водяная цикада слышит ультразвук с частотой до 40 кгц.
      Далее французские исследователи Розе, Са-ворни и Казанова установили при помощи особо чувствительного приемника ультразвука, что медоносная пчела испускает ультразвуковые волны с частотой 20 — 22 кгц. Это излучение особенно интенсивно при роении и при нахождении или оставлении пищевой приманки. У ос ультразвукового излучения не обнаружено (см. также Шавасс и Леман [2629]).
      Сэби и Торп, используя пьезоэлектрический микрофон, изучали ультразвуковые шумы в различных районах джунглей [1780]. При этом они обнаружили ультразвуки с частотой до 30 кгц. Шумы частотой 15 — 25 кгц были наиболее сильны вечером; в течение ночи и в ранние утренние часы их интенсивность постепенно уменьшалась. В жаркие дневные часы они почти совершенно исчезали. В вечерние часы спектральный максимум находился на частоте 15 кгц. Интенсивность в полосе частот 15 — 25 кгц достигала в максимуме около 55 дб, т. е. около 3-10~10 вт/см2. Источники этих ультразвуковых шумов еще не обнаружены.
      Эверест, Юнг и Джонсон [579, 3148] обнаружили в море звуки в полосе частот 2 — 24 кгц. Источник этих звуков отчасти выяснен. Эти шумы издаются некоторыми ракообразными, в частности креветками Crangon и Synalpheut при захлопывании клешней (см. также Махлуп [3471]).
      Наконец, следует указать, что способность слышать ультразвук присуща еще целому ряду других животных. В гл. II, § 1, п. 1 мы уже указывали, что собаки могут слышать ультразвуки вплоть до частоты 100 кгц. Недавно Шлейдту [3972, 3973] удалось показать, что различные грызуны (домовая мышь, крыса, мышь-малютка, соня, хомяк, морская свинка) слышат ультразвуки иногда с частотой до 100 кгц. Для доказательства Шлейдт использовал прейе-ровский рефлекс ушной раковины или реакцию
      х) Н. A u t г и ш, Uber Lautaufierungen und Schall-wahrnehmungen bei Arthropoden, Zs. vergl. Physiol., 28, 326 (1940).
      2) F. S с h a 1 1 e r, Lauterzeugung und Horver-
      mogen von Corixa (Callicorixa) striata L., Zs. vergl.
      Physiol., 32, 476 (1950).
      вибрисс. Первая реакция заключается в подергивании ушных раковин при звуковом раздражении, вторая — в характерном движении усов (вибрисс). Келлог и Колер [4790] показали, что дельфины могут слышать звуки с частотами от 100 до 50 000 гц. В гл. VI, § 3, п. 1 уже упоминалось, что киты способны воспринимать ультразвуки с частотами в диапазоне 20 — 30 кгц. Естественно предположить, что они могут издавать ультразвуки в том же диапазоне частот и таким образомотыскивать друг друга.
      В патенте Зейделя [5015] указывается на возможность отпугивания животных-вредителей при помощи ультразвука. Практических данных по этому вопросу до сих пор не было опубликовано.
      Обзоры сведений по ультразвуку в животном мире. см. [2927, 2928, 3572, 3965а, 4273].
      2. Ультразвук в архитектурной акустике
      В гл. III, § 4, п. 1 мы привели две фотографии, полученные теневым методом, которые показывают возможность архитектурно-акустических исследований при помощи ультразвука на малых моделях. На таких фотографиях можно очень ясно видеть отражения волн от стенок и т. п. и обнаруживать мертвые зоны в зале.
      Канак и Гавро [2602, 2603, 4633] создавали в малых моделях некоторых зданий ультразвуковые поля с частотой 75 кгц при помощи маг-нитострикционного излучателя и регистрировали их оптическим методом. Преимуществом этого, весьма важного для архитектурной акустики метода является возможность проведения таких исследований в обычном (а не специально заглушенном) помещении; при достаточных размерах последнего отражения от стен уже не будут создавать помех. Этот метод дает также возможность исследовать отражения от потолков в залах и т. ’п. на пространственных моделях [4633].
      Мейер и Бон [4881а] проводили исследования отражения от моделей поверхностей с периодической структурой, пользуясь ультразвуком с частотой 15 — 60 кгц. С этой целью на исследуемую стенку направлялся узкий (шириной около 20°) ультразвуковой пучок и записывалось угловое распределение отраженного звука в пределах 180°. Отсюда определялся «коэффициент рассеяния», т. е. отношение энергии, рассеянной за пределы 20-градусного геометрически отраженного пучка, к полной отраженной энергии.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru