На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

В мире открытки. Файнштейн Э. Б. — 1976 г.

Эммануил Борисович Файнштейн

В мире открытки

*** 1976 ***


DjVu


  HAШA PEKЛAMA:
  500 советских радиоспектаклей в MP3 на 9-ти DVD или на карте 64GB  

BAШA ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ:  
РАБОТАЕМ БЛАГОДАРЯ ВАМ  


Сохранить как TXT: vmire-otkrytki-1976.txt

 


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

СОДЕРЖАНИЕ

От автора
Глава I. Краткая история почтовой связи
Глава II. От «почтового листка» до первых русских почтовых карточек
Глава III. Фотография и фотооткрытка
Глава IV. Открытки, рожденные революцией
Глава V. Первые открытки Страны Советов
Глава VI. Открытки 20 — 30 годов
Глава VII. Открытки в годы Великой Отечественной войны
Глава VIII. Открытки послевоенных лет
Глава IX. Открытки советских специализированных издательств
Глава X. Познавательное значение иллюстрированных открыток
Краткий указатель литературных источников по изобразительному
искусству для систематизации коллекций


      ОТ АВТОРА
      В 1969 году открытке исполнилось 100 лет. Это мало и много. Мало, так как открытка является современницей исторических событий лишь столетней давности, много, если учесть громадный прогресс XX века, получивший отражение в содержании открытки.
      Открытка еще не стала предметом систематического исследования. А ведь она многое заметила и запечатлела. На протяжении века открытка являлась своеобразным летописцем истории. Она была активной участницей крупнейших событий. Достаточно вспомнить первую русскую революцию 1905 года, когда подпольные открытки наравне с листовками вносили вклад в дело борьбы за свободу.
      Открытка сыграла свою роль в просвещении масс, в пропаганде науки, культуры и искусства, в воспитании художественного вкуса. В открытках представлены жизнь и быт народов, виды различных местностей, живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство, народное творчество. Открытки более или менее полно отражают творчество крупнейших художников мира.
      Воспроизведены шедевры мирового искусства из прославленных отечественных и зарубежных хранилищ: Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи, Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Лувра, Галереи Тейт и Национальной галереи в Лондоне, Вашингтонской. Дрезденской галерей. Прадо, Венского Музея истории искусств.
      В открытках отображены изумительные фрески Помпеи, тончайшая миниатюра Древней Руси, западноевропейского средневековья, Индии и Ирана, фаюмские портреты и коптские ткани, черно-и краснофигурная вазопись Древней Греции, монументальная скульптура Ассирии, античная скульптура Греции и Рима, мозаика Равенны, древние византийские и русские иконы разных школ — Новгородской, Московской и других, произведения Феофана Грека, Дионисия и Андрея Рублева, русский лубок, вологодские кружева и каслинское чугунное литье, лаковая живопись Палеха. Федоскина. Мстеры, Холуя, фарфор Мейссена. Открытки сохраняют для нас облик величайших архитектурных памятников: виды Парфенона и мечети Самарканда, готические соборы средневековой Германии, русские соборы и церкви Суздаля, Ростова Великого, Владимира, Переславля-Залесского. Особый интерес представляют открытки, отображающие выдающиеся произведения советской архитектуры — мемориальные комплексы в Ульяновске, Волгограде, величественные здания и городские ансамбли (например, МГУ и Калининский проспект в Москве), виды крупнейших современных городов мира.
      Целый мир во всем его многообразии представлен в открытках-фотографиях. Здесь фотопортреты основоположников марксизма-ленинизма — Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Владимира Ильича Ленина, крупнейших революционеров, снимки видных деятелей братских коммунистических и рабочих партий, эпизоды революционных событий, фотографии редчайших архивных материалов.
      Многочисленные фотооткрытки отражают советский образ жизни, стройки пятилеток, обычаи, культуру, обряды, быт народов СССР и разных стран земного шара.
      В книге уделяется внимание как современной художественной открытке, открытке-репродукции произведений изобразительного искусства, так и документальной фотооткрытке. Последняя, на наш взгляд, наименее исследована и недостаточно освещена в литературе по филокартии, несмотря на ее историческое значение.
      Книга рассчитана на коллекционеров, исследователей, многочисленных любителей искусства и художественной фотографии. В ней рекомендована классификация открыток и приведен указатель литературных источников по изобразительному искусству для систематизации коллекций.
      Автор выражает глубокую признательность доктору искусствоведческих наук И. С. Зильберштейну, кандидату искусствоведческих наук Г. В. Алимовской, ценные советы которых помогли в работе над книгой.
     
      Глава I. Краткая история почтовой связи
     
      ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИЕ ПИСЬМЕНА. ГРАВИРОВАННЫЕ КАРТОЧКИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ. ПРЕДВЕСТНИКИ ОТКРЫТОК «VOLKSBILDE» В ГЕРМАНИИ, «IMAGES POPULAIRES»
      ВО ФРАНЦИИ. «COMMON PICTURES» В АНГЛИИ. НАРОДНЫЕ (ЛУБОЧНЫЕ) КАРТИНКИ В РОССИИ. ФРАНЦУЗСКАЯ ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ БУМАГА НАЧАЛА XIX ВЕКА. ПОЧТОВАЯ ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ БУМАГА В РОССИИ. РОЖДЕСТВЕНСКИЕ КАРТОЧКИ ХУДОЖНИКА ДОБСОНА В АНГЛИИ. РУССКИЕ ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЕ КАРТОЧКИ. АНГЛИЙСКИЕ И ШОТЛАНДСКИЕ «ВАЛЕНТИНКИ».
     
      «Предками» иллюстрированной открытки можно считать некоторые древнеегипетские письмена с рисунками. О такой «открытке» поведал немецкий египтолог Мюнцер: «На сохранившейся фреске погребальной пещеры Нумхотена в Бенигассане, из эпохи приблизительно за 2000 лет до н. э. представлен рисунок, изображающий доклад о вторжении семитического племени. причем довольно ясно изображены открытый лист и сверток. Этот открытый лист по древнеегипетскому обычаю не только покрыт письменами, но и украшен рисунком события. Итак, это было открытое иллюстрированное письмо в том роде, как наши современные открытки» (I).
      Это «открытое письмо», очевидно, было не единственным. До наших дней дошли документы Древнего Египта, насчитывающие семь с половиной тысяч лет. Можно предполагать, что такого рода «открытки» существовали в Древнем Египте и значительно раньше.
      Идеографические письма, характерным примером которых являются древнейшие египетские, возникли из писем-рисунков, свойственных и поныне народам, не имеющим письменности. Эти повествовательные рисунки (пиктографии) изображали отдельные предметы, события и т. п.
      Потребность общения была присуща человеку с древнейших времен. В Европе, Азии, Северной Америке на скалах и стенах пещер сохранились изображения людей, сцен охоты, животных и разных предметов. Эти рисунки (петроглифы) отражают жизнь и быт наших далеких предков.
      От эпохи первой вавилонской династии сохранились два письма, находящихся в Лувре. Письма адресованы некоей Бибии от Джимил-Мардука и Хусутии от Навиртума. Это глиняные таблички-послания, написанные клинописью.
      Такие же таблички нашел во дворце ассирийского царя англичанин Ляйярд.
      Для сохранения тайны переписки глиняные таблички покрывали слоем глины. Это был своего рода предшественник конверта. Сверху писали адрес. Табличка подвергалась обжигу, и конверт плотно прикрывал текст. Когда «письмо» надо было вскрыть, табличку подвергали вторичному обжигу. Образовавшиеся при этом водяные пары легко отделяли ее. Поэтому, если египетский «открытый лист» напоминал Мюн-
      цЬру иллюстрированную открытку, то ассирийские и вавилонские глиняные таблички, заключенные в подобие конверта, в какой-то мере можно считать предшественниками иллюстрированной и обычной почтовых открыток.
      В 1951 году мир облетела новость об интереснейших находках. При раскопках в Новгороде были обнаружены в большом количестве берестяные грамоты — сотни берестяных писаниц рядовых новгородцев — мужчин, женщин, детей. Известна записка «От Бориса ко Ностасии»: «Како приде ся грамота, тако пришли ми цоловек на жерепце, зане ми здесе дел много. Да пришли сороцицю, сороцице забыле».
      Эти писаницы разрушили легенду о неграмотности в Древней Руси и свидетельствуют о высокой культуре Древнего Новгорода и других русских городов. С этими грамотами, написанными около тысячи лет назад, можно ознакомиться в Государственном Историческом музее.
      Таковы «письма» древних народов. Одни — на папирусе, другие — на глине, третьи — на пергаменте, четвертые — на берестяной коре.
      Древний Египет, Древняя Персия, Древняя Греция, Арабский Халифат имели и свою почту, которая служила для государственной переписки. Почта Римской империи («Cursus publicus»), основанная императором Августом (27 г. до н. э. — 14 г. н. э.), пересылала и частную корреспонденцию. но по значительной цене, доступной только состоятельным людям.
      Без устали носились по странам древнего мирл гонцы с важными донесениями и приказами. Ничто в мире не может спорить с ними в быстроте, голуби и журавли едва поспевают за ними», — писал знаменитый греческий историк Ксенофонт о гонцах персидского царя Кира. И действительно, с невероятной быстротой бежали гонцы древних греков — гемеродромы. Гонец полководца Мильтиада, разбившего в 490 году персов и спасшего Афины, принес афинянам эту радостную весть, осуществив «марафонский бег» в 42 км 195 м. Вардарии Древнего Рима на своих скакунах делали по 150 км в сутки. Но особой скоростью отличался бег гонцов древних инков. Их эстафетная почта пробегала 400 км в сутки!
      Участь гонцов часто бывала печальной, она зависела от содержания донесения. Неприятная весть сулила подчас смерть гонцу.
      Менялись общественные формации. На развалинах Римской империи возник феодальный строй.
      Феодалы также вели переписку и имели свою феодальную почту.
      Значительно окрепшие и разбогатевшие монастыри обзавелись своей монастырской почтой.
      С XI века быстро развивается экономика Западной Европы. Раем у г производительные силы. Этому в большой степени способствуют изобретения. Огромное значение имело появление в Европе бумаги, пришедшей с Востока.
      Центрами ремесел становятся средневековые города. Основное население их составляют ремесленники, объединяющиеся в цехи.
      С организацией цехов появляется новый вид почты. Примером крупного объединения может служить Парижский университет. Возникший в XII веке, он состоял не только из преподавателей и студентов. Членами его являлись аптекари, трактирщики, сапожники, продавцы книг и пергамента. Это объединение создало один из любопытнейших видов почты — университетскую почту, появившуюся в самом конце XIII века. Разрешение учредить ее было дано королем Филиппом Красивым в 1296 году.
      Прибытие почты являлось оолыпим событием в жизни Парижа. Она привозила не только письма, но и посылки, деньги. С ней приезжали и попутные пассажиры. Интересно отметить, что почтальоны этой оригинальной почты были приписаны к факультету искусств.
      А вот почта Германии была организована мясниками. Объясняется это тем, что мясники, развозя мясо и перегоняя скот, путешествовали по всей стране. Они имели лошадей, станции для их замены. Почтовые услуги, не требовавшие дополнительных затрат, оказались настолько выгодными, что почта мясников просуществовала до XVII века.
      Создание регулярной французской почты относится к XV веку. В 1464 году Людовик XI ввел перекладные станции, где курьеры меняли лошадей и для ободрения получали немного вина.
      В XV и XVI веках появились регулярные почты и в других европейских государствах.
      Наряду с государственной почтой в некоторых странах предоставлялись концессии на почтовые услуги частным лицам.
      Свыше четырех веков насчитывает польская почта. Она одна из наиболее старых в Европе.
      В русских летописях X — XII вв. упоминается о «повозе». С него начинается история почтовых связей Древней Руси. «Повоз» означал доставку дани побежденными племенами. В дальнейшем слово «повоз» заменили другим — подвода. Подводной повинности подлежали все. Она заключалась либо в предоставлении подводы гонцу, либо в личном выполнении княжеского поручения. Для ускорения доставки еще в XIII веке была создана впервые в Европе эстафетная почта — «ямская гоньба»*. Во времена Ивана III появились ямские дворы, дороги перешли в государственную собственность и стали называться ямскими.
      * Слово «ям», монгольского происхождения, означает — «дорога».
      В 70-х годах XVI века в Москве был создан ямской приказ. На ямских дорогах, на расстоянии 30 — До км друг от друга, стояли ямские дворы. Ямы состояли из двух-трех изб. К ним примыкали вместительные конюшни, сараи для сена и овса. Небольшие ямы имели свои пашни и луга. А наиболее крупные — даже приписные деревни. Доходами с этих деревень пользовались ямщики. Должность ямщика была выборной. Выбирало ямщиков все население, утверждал — наместник. А затем в Москве их приводили к присяге. Присягал ямщик в том, что «воровать против царя и великого князя не будет и службу свою будет справлять честно и неленостно».
      Ямской приказ для пользования ямскими лошадьми выдавал подорожную.
      Во второй половине XVI века вокруг ямов образовались слободы, например, Тверская-Ямская слобода в Москве. Жителями ее стали ямские охотники, добровольно отбывавшие ямскую повинность за все «крестьянское общество».
      Первая международная Государственная почта в России была создана в 1665 году по договору с голландцем Ван-Сведеном, но ее подлинным организатором стал А. Ф. Ордын-Нащо-кин, глава Посольского приказа, известный своей дипломатической деятельностью при царе Алексее Михайловиче.
      Ордын-Нащокин создал первую русскую рукописную газету «Куранты», выпускавшуюся в Посольском приказе на основании новостей, приходивших с почтой из-за рубежа и становившихся достоянием почтмейстеров.
      В 1717 году Петр I создал почтамт в Петербурге. Но письма в основном посылались с «оказией». В 1772 году было ликвидировано ямское ведомство, а спустя три года, там, где имелись почтовые конторы, упразднены и ямские почты.
      Как же осуществлялась внутригородская связь в Петербурге и Москве? До 1833 года только богачи могли посылать письма, приглашения и т. п. со своими дворовыми людьми, лакеями. Когда же в Петербурге в 1833 году появилась городская почта, ею стали пользоваться и рядовые горожане. В Москве городская почта была организована в 1845 году. Затем с 1850 года были созданы почты в Варшаве, Казани и других городах.
      Такова краткая история возникновения почты.
      ...В «Парижском почтовом альманахе»* (1777) появилось интересное сообщение: «По почте пересылаются как приветствия и поздравления на самые различные случаи гравированные карточки часто с текстом; они пересылаются открытыми для всякого. Много спорили об этом нововведении, изобретенном гравером Дэмезоном. Некоторые находят, что этим поощряется беззастенчивость прислуги, которая, таким образом, входит в ваши секреты».
      * «Almanach de la petite poste de Paris»
      К глубокому сожалению, гравированные карточки Дэмезона не сохранились, хотя, судя по сообщению того же Альманаха, их было немало, они были разнообразны по сюжетам и оформлению, с текстом и без него. Их можно, очевидно, рассматривать как первые поздравительные открытки. Развозились они дилижансами (2).
      В это же время во Франции существовали гравированные карточки типа наших адресных и рекламных открыток. Они принадлежали известному французскому граверу 18 века Шоффар), замсчагечыюму виньетисту и рисовалищику, иллюстратору «Элоизы» Ж.-Ж. Руссо, «Метаморфоз» Овидия, басен Лафонтена.
      Пышно украшена виньетками его личная карточка с подробным адресом. Таким же адресом снабжена и гравированная им карточка некоего басонщика Бальзака. Она разукрашена как и личная карточка Шоффара. Карточка эта подписная и датирована 1760 годом.
      Работам Шоффара принадлежит и другой тип карточек — прототип наших визитных, но превосходящих их своей помпезностью. Одна из них исполнена для испанского гранда Де Агвилар и Сантиллан (3). Здесь и орел — аллегория знатного имени заказчика, и военные трофеи, и воинственные амуры, и знамена, и мечтательный херувим, играющий на мандолине. Парадность и декоративность этой карточки должны были поддерживать престиж благородного гранда, и Шоффар блестяще осуществил поставленную перед ним задачу.
      В России в это время также появились гравированные карточки типа визитных. Эти карточки, безусловно, самобытны. По своему исполнению они отличаются от карточек Шоффара, хотя русские вельможи, придерживавшиеся французского этикета, отлично владевшие французским языком и знавшие французскую литературу, несомненно знали и об этом новшестве.
      Нам известны четыре гравированные карточки, хранившиеся в коллекции П. Я. Дашкова и принадлежавшие великому русскому полководцу А. В. Суворову (4), генерал-фельдмаршалу П. А. Румянцеву, автору комедии «Недоросль» Д. И. Фонвизину (5) и первому президенту Академии художеств И. И. Бецкому.
      На визитной карточке А. В. Суворова изображена охотничья сцена — вепрь, затравленный собаками.
      Можно с полным основанием предположить, что на карточке Суворов решил представить себя в образе вепря, травимого придворными псами. Об этом свидетельствуют высказывания Суворова: «Я бывал при дворе, но не придворным, а Эзопом, Лафонтеном: шутками и звериным языком говорил правду»*.
      * К. Осипов. Члександр Васильевич Суворов. Изд. 2, доп., М., Воениздат, 1954, стр. 344.
      Карточка фельдмаршала П. А. Румянцева — -небольшая гравюра, изображающая берег моря. На фоне неба — автограф Румянцева.
      Проста и скромна карточка Д. П. Фонвизина. Она представляет собой прямоугольник, ограниченный орнаментальной рамкой с автографом.
      Странное впечатление производит карточка И. И. Бецкого. Это виньетка е эмблемой. Над щитом, выплывающим из облаков и обрамленным лавровой ветвью, держит ленту безобразный и старый амур. На щите автограф: «Иван Бецкой».
      Не верится, что эта карточка с бездарным рисунком принадлежала президенту Академии художеств, ведь в распоряжении Бецкого были замечательные граверы своего времени: Колпаков, Герасимов и другие. Вероятно, эта карточка была изготовлена до президентства Бецкого, то есть до 1763 года. Если так, то она либо ровесница карточке Шоффара, либо старше ее.
      Открытым письмам предстоял долгий путь развития, прежде чем они приняли современный вид.
      Что же помогло открытым письмам получить всеобщее признание? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к предвестникам открыток в изобразительном народном творчестве, отразившем политическое мировоззрение, уровень знаний, мораль и эстетические идеалы общества XVII — XVIII веков. Такими предвестниками открыток являются народные (лубочные) картинки в России, «Volksbilde» в Германии, «Images populaires» во Франции, «Common pictures» в Англии.
      В России народные картинки появились в первой половине XVII века. Это были немецкие потешные «фряжские» листы. Первые русские народные картинки были религиозного содержания, к ним относятся также листы-копии икон. Они получили широкое распространение, так как оказались гораздо доступнее по цене, чем оригиналы. Нередко в крестьянских избах того времени в углу висели бумажные иконы, а на стенах — немецкие потешные листы. Последними оклеивали также заветные сундуки. Народ любил эти картинки. Они были своеобразными учебниками по истории, географии, высмеивали лень, обжорство и другие пороки. Крестьяне охотно покупали эти картинки у многочисленных офеней и коробейников из Мстеры, Холуя и других мест.
      Во второй половине XVIII века во Франции была популярна карикатура на Людовика XVI в виде Гаргантюа, а в конце века появилась и копия ее в России под названием «Славный объедала и веселый подливала», но уже с русским текстом-раёшником. Постепенно народные картинки расширили свое содержание. В конце XVIII века появились картинки с литературными текстами. Так, популяризировались народная песня, романс, произведения А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и других русских писателей. Народная картинка использовала и оружие сатиры. Картинка «Мыши кота хоронили» была популярна на протяжении столетия.
      Народные картинки получили потом отражение в открытках. Такова выпущенная в Москве в 1912 году к 100-летию Отечественной войны издателем С. С. Васильевым серия, состоящая из 50 открыток. Это открытки-перерисовки великолепных народных картинок-карикатур 1812 — 1814 годов, отразивших героизм русского народа в Отечественной войне (6); разяща была сатира на горе-захватчиков, выразителен текст.
      Но как и когда возникла идея иллюстрировать почтовую карточку?
      Известны так называемые лютеранские конверты XVIII века. Эти конверты служили целям религиозной пропаганды и призывали к преследованию протестантов Зальцбурга. Во Франции в начале XIX века большим успехом пользовалась почтовая иллюстрированная бумага. При Наполеоне III она расходовалась в больших количествах, в основном провинциалами, которые хотя и редко писали, но зато посылали длинные и высокопарные письма.
      В 30-х годах XIX века в Петербурге и Москве также была принята иллюстрированная почтовая бумага с рисунками по литографии Г. Г. Бег-грова наиболее достопримечательных мест (7, 10).
      В старой Англии был широко распространен обычай рассылать поздравительные «рождественские карточки» с интересным праздничным
      рисунком. Первую такую «рождественскую карточку» создал художник Добсон в 1794 году. Он написал ее от руки и послал своему приятелю. На ней изображен зимний пейзаж и семейная сценка вокруг елки. Карточка понравилась. В 1795 году Добсон отлитографировал несколько десятков «рождественских карточек» и разослал их своим друзьям и знакомым. А в 1800 году нашелся ловкий предприниматель и пустил их в продажу. Это был первый случай торговли открытками.
     
      Интересны поздравительные карточки XIX века — рождественские, новогодние, так называемые «валентинки».
      Количество карточек, выпущенных в течение XIX века, было значительным, они были разнообразны по сюжетам и... очень дороги (8).
      Происхождение так называемых «валентинок» весьма любопытно.
      В Англии и Шотландии с давних времен существовал обычай — 14 февраля отмечать праздник св. Валентина. Это был веселый праздник, сопровождавшийся своеобразными традициями. Накануне Валентинова дня молодые люди писали записки с именами девушек и опускали их в урну. Затем каждый юноша вынимал билетик, и девушка, имя которой написано в записке, становилась на год его «Валентиной», а он ее «Валентином», и между ними устанавливались отношения рыцаря и дамы его сердца.
      Иногда «Валентиной» считали первую встретившуюся в это утро девушку. Обычай этот запечатлен Шекспиром в песенке безумной Офелии:
      «Заутра Валентинов день,
      И с утренним лучом
      Я Валентиною твоей
      Жду под твоим окном...»
      В праздник св. Валентина традиционными стали разные юмористические, шуточные, подчас лирические послания.
      В России в конце XIX века также появились поздравительные карточки. Одна из них датирована 1892 годом (9). Эта карточка является прототипом визитки.
     
      Глава II. От «почтового листка» до первых русских почтовых карточек
     
      «ПОЧТОВЫЙ ЛИСТОК» ГЕНРИХА ФОН СТЕФАНА. «КАРТОЧКИ ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ» В АВСТРО-ВЕНГРИИ. НЕМЕЦКИЕ «КОРРЕСПОНДЕНТСКИЕ КАРТОЧКИ». ОТКРЫТОМУ ПИСЬМУ — БОЛЕЕ 100 ЛЕТ. ОТКРЫТКИ ОЛЬДЕНБУРГСКОГО КНИГОПРОДАВЦА А. ШВАРЦА. ПАТРИОТИЧЕСКИЕ ОТКРЫТКИ КНИГОПРОДАВЦА Л. БЕНАРДО ВО ФРАНЦИИ. СЛАВЯНОФИЛЬСКАЯ КАРТОЧКА ПЕТРА МАНОЙЛОВИЧА. ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ПОЧТОВЫЕ КАРТОЧКИ. ПЕРВЫЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА ОТКРЫТОК (ФРАНЦИЯ, АНГЛИЯ, АВСТРИЯ, ГЕРМАНИЯ, РОССИЯ).
     
      30 ноября 1865 года на 5-ой германской почтовой конференции в Карлсруэ прусский почтовый советник Генрих фон Стефан предложил выпустить открытый «почтовый листок». Одна сторона его предназначалась для адреса, другая — для письменного сообщения. Предложение Стефана не было тогда принято.
      10 пфеннигов за какой-то «почтовый листок»?!
      Практичным немецким бюргерам это явно не понравилось.
      Через два года на Главный почтамт в Берлине почти одновременно поступило еще два подобных проекта. Первый внес лейпцигский книгопродавец Фридлейн, который просил разрешения издать «универсальную корреспондентскую карточку» и распространить ее через почтовые отделения на комиссионных началах. Второй проект исходил от лейпцигской фирмы «Пардубиц». Она рекомендовала выпустить «универсальную корреспонденцкарту». Одна сторона этой карты была оставлена для адреса, другая заполнена тридцатью фразами: различными поздравлениями, выражениями соболезнования, краткими извещениями и т.д. Отправитель карточки мог выбрать любые фразы и зачеркнуть остальные.
      Изобретатели придумали эти тексты не случайно. Снабженные ими карточки становились печатными произведениями и по почтовому регламенту от 2 ноября 1867 года должны были оплачиваться не по дорогому почтовому тарифу, а по низкой бандерольной таксе. Однако обмануть Главный почтамт изобретателям не удалось. Ведь в этом случае карточка теряла характер письма. Оба проекта Главный почтамт отклонил.
      25 января 1869 года профессор-экономист Военной академии в Вене Эммануил Герман внес другое предложение. В статье «О новом виде почтовой корреспонденции» в венской газете «Neue Freie Presse» он сообщал об изобретенной им «корреспондентской карточке» стоимостью в 2 крейцера. Интересны соображения профессора Германа относительно преимуществ своего предложения. Он полагал, что боязнь разглашения тайн открытых писем не оправдана, так как из 33 миллионов писем, ежегодно доставляемых в Австрию, около трети не содержит каких-либо секретов. Открытые же письма экономнее, не требуют конвертов, затрат на бумагу, сберегают время.
      Герман ограничивал текст письма двадцатью словами, включая адрес и подпись. Этого было явно недостаточно, особенно для словоохотливых корреспондентов. Помимо того для подсчета слов надо было содержать значительное число почтовых чиновников. Поэтому предложение Германа австро-венгерское правительство приняло с поправкой, исключающей ограничение текста.
      1 октября 1869 года была выпущена «карточка для корреспонденции» размером 123x83 мм, с отпечатанной маркой достоинством в 2 крейцера. Это была первая почтовая открытка (1).
      Боясь любопытных глаз рассыльных, многие частные лица, не говоря уже о фирмах, избегали пользоваться открытыми письмами, но преимущества этой формы были очевидны, и понемногу публика к ней привыкла.
      «Карточка для корреспонденции» была издана в Австро-Венгрии. Однако Генрих фон Стефан не счел себя побежденным. Став генеральным директором германской почты, он с 1 июля 1870 года вы- стил в обращение свои «корреспондентские карточки» стоимостью от 1 гроша до 3 крейцеров. В приказе от 6 июня 1870 года он объявил их свободное обращение без какой-либо дополнительной оплаты по всей территории, на которой находились северо-германские почтовые отделен'"т, а также в южно-немецких штатах, Австрк - и Люксембурге.
      16 июля 1870 года была объявлена мобилизация германских армий для войны с Францией. В этот день книгопродавец А. Шварц отправил из Ольденбурга иллюстрированную открытку. На ней изображен артиллерист. Послал он ее своему корреспонденту в Магдебург.
      Любопытно, что Шварц написал свою открытку на латинском языке, чтобы более или менее засекретить ее.
      Историю этой открытки поведал сам Шварц в «Annuaire Kürschner» за 1900 год, где она была репродуцирована факсимильно. Тот же А. Шварц в 1875 году издал две серии почтовых карточек (по 25 в каждой) (2). В журнале «Sammler express» (1965, № 21) репродуцирована одна карточка, помеченная октябрем 1875 года.
      Заслуживают упоминания литограф Мислер, который выпустил первую открытку с видом Берлина, и Лохнер из Цюриха, который ввел в обращение первые иллюстрированные открытки-гравюры в Нюрнберге.
      К концу 1870 года относится интересная открытка серба Петра Манойловича. Об этой славянофильской открытке рассказал в швейцарской газете «Briefmarkenzeitung» (апрель 1965 года) Мирко Вернер, известный югославский исследователь. Открытка уникальна. Она экспонировалась на III Международной выставке филателистов. Об этом же изобретении Манойловича пишет художник, академик Курт Маргольц в статье «Neues über die Ansichtspostkarte» в журнале « Sammler express» (1965, № 21). Он приводит снимки лицевой и оборотной сторон открытки (3, За). Сообщение представляет известный интерес.
      В начале 70-х годов прошлого века в Вене была небольшая колония сербов. Группировалась она вокруг редакции журнала «Zmaja» («Дракон»). Манойлович представил в редакцию рисунок, изображающий огнедышащего дракона со свитком в когтях. Ниже помещен пейзаж, условно охватывающий пространство от Балкан до северо-востока Европы. Девая часть его как бы олицетворяла Турцию. Здесь были расположены минареты и купола мечети. Правая являлась олицетворением России. Об этом свидетельствовали купола церкви, увенчанные крестами. По морю, разделяющему их, плывет корабль, на котором сделаны надписи, — названия независимых сербских территорий. Совершенно ясен смысл этой карточки, символизирующей содружество славянских народов. Интересна дальнейшая судьба карточки, дошедшей до нас пока в единственном экземпляре, принадлежащем Мирко Вернеру.
      В 1871 году она была отгравирована на меди гравером Вальдгеймом и 6 мая послана редакцией «Zmaja» в Цомбор адвокату Дмитрию Манойловичу, родственнику Петра Манойловича. Из боязни быть скомпрометированным, Дмитрий Манойлович отправил карточку обратно. Петр Манойлович также умалчивал о своей карточке, возможно, из-за существовавших тогда взаимоотношений между Сербией и Австро-Венгрией.
      Необходимо отметить, что, в отличие от почтовой карточки А. Шварца с изображением артиллериста, карточка Петра Манойловича полностью соответствует нашему представлению о современной иллюстрированной открытке, но с одним отличием: она франкирована с двух сторон — одной пятикрейцеровой и одной десяти-крейцеровой маркой.
      18 сентября 1870 года Париж был осажден прусскими войсками. 26 сентября правительство национальной обороны Франции издало декрет об использовании воздушных шаров для связи столицы с остальной территорией страны.
      И вот 30 сентября поднялся первый воздушный шар, унося в своей гондоле 4 кг открытых писем — «Cartes postales par ballon»* с надписью: «Par ballon non monte» **. Особое внимание в этой первой иллюстрированной открытке Франции (4) привлекают лозунги, начертанные на ней, которые не потеряли своей значимости и поныне:
      «Peuples insensés, nous égorgerons-nous toujours pour le plaisir et l’orgueil des rois?»
      «Une seule guerre est juste et sainte: eelle de l'indépendance»
      «Paris défie l'ennemi. France précipite-toi tout entière. Mort aux envahisseurs!»
      «Gloire et conquêtes signifient crimes: défaite signifie haine et désir de vengeance».
      Зимой 1870 года во Франции, во время франко- прусской войны, при несколько необычных обстоятельствах появились иллюстрированные карточки типа наших современных открыток.
      Значительная французская армия, насчитывавшая до 40 ООО солдат, была сосредоточена в Конли, близ города Силле-ле-Гильом. в Бретани. Вскоре в маленьком городке не хватило конвертов и бумаги для солдатских писем. Тогда книгопродавец Леон Бенардо решил использовать имевшийся на складе бристольский картон.
     
      * Почтовые карточки — воздушным шаром.
      ** «Воздушным шаром без зкипажа».
      *** Обманутые народы. неужели мы постоянно будем убивать друг друга по прихоти и спеси королей?
      Только одна война справедлива и священна: война за независимость.
      Париж сопротивляется врагу. Вся Франция, поднимайся! Смерть захватчикам!
      Насилие и завоевание преступны; поражение порождает ненависть и жажду мщения.
     
      Он нарезал его кусочками и пустил в продажу. Случайно ему попались кусочки, которые были украшены солдатскими рисунками и карикатурами. Сообразительный Бенардо придумал патриотическую виньетку, отлитографировал ее в графической мастерской и украсил ею свои кусочки картона. (5).
      Успех открытки был настолько велик, что Бенардо в том же году выпустил второй рисунок, посвященный армии и флоту (6).
      Обе открытки выдержали три издания. Кроме них Бенардо выпустил еще восемь открыток, также имевших отношение к франко-прусской войне.
      К числу авторов первых открыток надо отнести и Франца Рориха, гравера по меди, который выпустил несколько гравированных карточек. Одна из них, с видом Женевского озера, выпущена в Цюрихе в 1872 году.
      Постепенно недоверие к открытым письмам прошло, и почтовые карточки начали свое путешествие по свету. В 1871 году их стали продавать почтовые отделения Англии. Швейцарии, Люксембурга, Бельгии, Дании. Нидерландов. В 1872 году к ним присоединились Швеция. Норвегия, Цейлон. В следующем году — Франция, Испания, Румыния, Сербия, Чили, Ньюфаундленд. В 1874 году — Италия. В том же году в г. Берне (Швейцария) состоялся Всемирный почтовый конгресс. Двадцать два государства приняли в нем участие. На конгрессе была подписана почтовая конвенция и учрежден Всемирный почтовый союз.
      В 1900 году в память о его организации в Берне был воздвигнут монумент. Победитем объявленного интернационального конкурса на лучший памятник оказался французский скульптор Репе де-Сеп-Марсо. Идея Всемирного почтовою объединения была выражена им в виде земного шара, парящего над облаками, вокруг которого — пять женщин, передающих одна другой корреспонденцию и олицетворяющих пять частей света. У основания памятника, среди гор Швейцарии, аллегорическое изображение города Берна.
      Проект о введении открытого письма в России был представлен еще 23 октября 1870 года, но только 12 июня 1871 года министром внутренних дел были утверждены «Временные постановления по почтовой части», предусматривавшие введение в обращение открытого письма, которое было выпущено 1 января 1872 года. Интересно, что после освобождения болгарской территории русскими войсками во время русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. эта открытка циркулировала в Болгарии.
      На фотографии открытого письма почтового управления видна эмблема почтового ведомства. Она состояла из двух соединенных почтовых рожков, помещенных под гербом России.
      На одной стороне открытого письма — место для марки и почтовые правила:
      «1. Открытое письмо должно быть сполна оплачено соответственною почтовою маркою.
      2. На этой стороне кроме адреса не дозволяется ничего другого писать».
      Другая сторона отведена для письменного сообщения, и на ней помещена любопытная надпись: «Почтовое управление за содержание
      письма не отвечает». Отпечатано письмо Экспедицией заготовления государственных бумаг на плотной серо-белой бумаге форматом 125 — 128x90 — 95 мм.
      Второй выпуск, состоящий из трех видов открытых писем, последовал 1 мая 1872 года. Один — черного цвета - — имеет примечание:
      «1. Открытое письмо должно быть сполна оплачено соответственною почтовою маркою, городское — 3 коп., иногороднее — 5 коп.». (7).
      фугой — коричневого цвета — предназначался только для городского отправления с надписью: «Открытое письмо. Городское» — и примечанием: «Это письмо может быть опущено в почтовый ящик и переслано только в городе, по городской почте, где таковая учреждена». На этом открытом письме имеется знак почтовой оплаты овальной формы. В нем — государственный герб, под гербом — соединенные почтовые рожки и цифра «3». По овалу надпись: «Три копейки за письмо».
      Третий — зеленого цвета — имеет надпись: «Открытое письмо. Иногороднее». В овальном знаке почтовой оплаты надпись: «Пять копеек за письмо». В примечании сказано: «Это письмо
      может быть опущено в почтовый ящик и отправлено во все почтовые места империи».
      В 1875 году почтовый тариф на иногороднее письмо снижается. Были выпущены открытки светлого синевато-зеленого цвета достоинством в 4 копейки.
      Когда в 1879 году почтовый тариф на иногороднее письмо был вторично снижен до трех копеек, стоимость иногородних и городских писем уравнялась. Открытые письма имели изображение трехкопеечной марки, не имевшие его подлежали оплате трехкопеечной маркой.
      Примечания гласили: «1. На этой стороне, кроме адреса, не дозволяется ничего другого писать. 2. Почтовое управление за содержание письма не отвечает».
      Отпечатаны открытые письма на желтовато-серой бумаге черной краской.
      Выпуск 1884 года отличался от предыдущих отсутствием рамки на лицевой стороне, изображением трехкопеечной марки красного цвета, форматом 123x90 мм. Все предыдущие выпуски с I июля 1886 года изымались.
      После вступления России во Всемирный почтовый союз на открытых письмах появились надписи на двух языках — русском и французском (официальном):
      «Всемирный почтовый союз. Россия». Union postale Universelle. Russie.
      В примечании, также на двух языках, указывалось: «На этой стороне пишется только адрес».
      В 1886 году были выпущены двойные открытые письма: «С оплаченным ответом» (Avec réponse payée), «Для ответа» (Réponse).
      Новый международный стандарт открытых писем был размером 140x90 мм. На открытых письмах появилась новая эмблема: соединенные почтовые рожки, перекрещенные стрелками (в связи с тем, что в 1884 году почтовое управление слилось с телеграфным).
      В 1889 году почтовый тариф на зарубежные письма повысился до 4 копеек. Поэтому были выпущены два вида открытых писем — для международной корреспонденции с изображением четырехкопеечной марки и для внутренней, образца 1884 года. Впредь до Февральской революции 1917 года изменялись только отдельные детали открытых писем.
      Со времени Бернского конгресса резко увеличивается издание открытых писем. Это объясняется тем, что в Европе XIX века быстро росла промышленность, ширились международные торговые связи. Появилась необходимость в большой и спешной переписке. Этого требовала растущая конкуренция, неожиданно меняющаяся ситуация на международном рынке. Если от гонцов в древнем мире, почты монастырской, мясников и университета требовалась в силу разных причин срочность («Срочно, срочно, срочно! Скачи днем и ночью!»), то можно себе представить, какие требования предъявляли к почте XIX века промышленники и купцы, судьба которых часто зависела от своевременно полученного извещения. Закрытое письмо требовало и более обстоятельного текста, нужны были бумага, конверты, марка. То ли дело — несколько слов на маленькой открытке.
      Появляется целая отрасль полиграфической промышленности по изданию иллюстрированных открыток. Наряду с мелкими издателями, число которых значительно увеличивается, создаются крупные фирмы, например, английская фирма Рафаэля Тука. Насколько выгодной оказалась торговля открытками, можно судить хотя бы потому, что эта фирма приобрела в 70-х годах прошлого века рисунков разных художников на сумму в 50 ООО марок.
      Продукция Р. Тука отличается разнообразием и хорошим полиграфическим исполнением. Среди многочисленных открыток этого издательства в ряде серий можно найти и формы одежды английской армии, и виды разных живописных местностей Англии, Уэльса, Шотландии, рисованные многочисленными художниками этого издательства, пейзажи английских, голландских и других художников, в том числе и русских (например, Клевера). Отлично были выполнены виды Москвы последней четверти XIX пека.
      В числе многих немецких издательств высоким качеством полиграфического исполнения отличалась продукция дрезденской фирмы « Ремлер и Ионас». На высоком художественном уровне выполнялись открытки «официального издания Генеральной дирекции Дрезденской галереи». «Amtliche Ausgabe der Generaldirection der Sammlungen zu Dresden». С одобрения дирекции
      выпускались репродукции произведений Венского Исторического музея. На открытках указывалось имя издателя — Юлиус Бард.
      Иногда в погоне за покупателем издатели пытались придать открыткам «товарный вид», что приводило к плачевным результатам. Так, яркие, с золотым обрезом, на плотной мелованной бумаге, открытки издательства «Штенгель» были далеки от оригинала не только по цвету или рисунку. Они были безвкусны.
      Много издательств, выпускавших открытки, было во Франции. Это — Ройер и К° в Нанси, Ш. Колло и К° в Коньяке и другие. Наиболее интересное из них — издательство русского предпринимателя Лапина в Париже.
      Открытки этого издательства в большом количестве отправлялись в Россию, и многие из них, благодаря впервые репродуцируемым произведениям известных художников, хорошем) в основном качеству полиграфического исполнения, красивому внешнему виду, пользовались значительным успехом. Издательство выпустило, правда с пропусками, несколько тысяч нумерованных открыток. Надо отметить, что из-за мировой войны 1914 — 1918 гг. последняя тысяча номеров изданных открыток не экспортировалась в Россию, и они являются поэтому наиболее редкими.
      Свыше двухсот сюжетов посвящено творчеству русских художников.
      19 октября 1894 года министром внутренних дел России были разрешены «бланки открыты писем частного изготовления». До этого времени монопольное право на выпуск открытых писем принадлежало почтовому ведомству.
      Первыми иллюстрированными открытками России можно считать фотографические виды достопримечательностей Москвы.
      Известна серия из пяти таких открыток — на них имеется надпись: «Дозволено цензурой.
      Москва 18 ноября 1895 г».
      Одними из первых русских издательств, выпускавших иллюстрированные открытки, были Попечительный комитет о сестрах Красного Креста (Община св. Евгении) и издательство А. Фель-тена в Петербурге.
      История издательства «Община св. Евгении» очень любопытна. Это издательство сыграло исключительную роль в становлении отечественной открытки.
      ...Все решила случайная встреча. Художник Гавриил Павлович Кондратенко в начале 80-х гг. прошлого века отправился в Крым на этюды. В Севастополе он встретил нищую, которая оказалась бывшей сестрой милосердия в русско-турецкой войне 1877 — 1878 гг. По словам нищей, судьбу ее разделяли многие другие сестры милосердия.
      На Кондратенко, человека доброго и впечатлительного, эта встреча произвела очень тяжелое впечатление, и по приезде в Петербург он рассказал о ней влиятельным лицам. Тогда-то и возникла мысль о создании попечительного органа о сестрах милосердия Красного Креста. Организованный в 1882 году, он был затем переименован в «Общину св. Евгении».
      В поисках средств «Община св. Евгении» в 1896 году приступила к издательской деятельности, в частности, к выпуску иллюстрированных открыток, в том числе открыток-репродукций выдающихся произведений мирового изобразительного искусства (18), в первую очередь, русских мастеров.
      «Община св. Евгении» сыграла также значительную роль и в пропаганде художественной фотографии. Видовые открытки Общины, исполненные известными фотографами, по качеству печати превосходили многие издания своего времени.
      Видное участие в работе издательства принимали А. Бенуа, В. Переплетчиков, Н. Рерих, искусствовед В. Курбатов и другие известные деятели искусства. Они-то и обусловили высокие художественные достоинства изданий Общины. В 1898 году были выпущены первые четыре открытки-репродукции с акварелей Н. Каразина. В этом же году было издано еще десять сюжетов. Успех превзошел всякие ожидания, и тиражи их (по 10 000 экз. каждая) пришлось повторить. Это были открытки по специально исполненным для них рисункам И. Репина («Кошевой атаман Серко»), К. Маковского («Голова старушки») и других художников.
      Год 1899 в истории русской открытки занимает особое место. В этом году отмечалось 100-летие со дня рождения А. С. Пушкина. К знаменательной дате было выпущено много открыток-иллюстраций к произведениям великого поэта, а также фотографий. Известные художники представили для открыток свои рисунки. Так, например, четыре иллюстрации к «Евгению Онегину» исполнила художница Е. Бем; три рисунка к «Цыганам», «Бахчисарайскому фонтану» и стихотворению «Я здесь, Инезилья...» представил М. Зичи (9, 9а); к стихотворению «Бесы» — автор первых четырех акварелей Н. Каразин; к «Сказке о царе Салтане» — В. Васнецов; к «Сказке о рыбаке и рыбке» — известный художник-сказочник, автор великолепных иллюстраций к «Коньку-Горбунку» П. Ершова, A. Афанасьев. Издатели проявили вкус и выдумку в их оформлении. На лицевой и оборотной сторонах открыток художницей В. Шнейдер были смонтированы рисунки из первых изданий произведений Пушкина.
      К этим открыткам гравер В. Матэ изготовил рисунок марки с портретом А. Пушкина и почтовый штемпель с юбилейными датами.
      Большое количество иллюстрированных открыток, в том числе и фотографий, посвященных памяти поэта, было выпущено и другими издателями. Часть их была издана в Москве фототипией «Шерер, Набгольц и К°», часть — издателем B. А. Метальниковым (на открытках его монограмма «В.М.»), часть — за рубежом.
      Последний каталог открыток Общины, ныне редко встречающийся, был составлен на 1 января 1915 года*.
     
      * О деятельности Общины по изданию открытых писем рассказано в книге И. Степанова «За тридцать лет. 1896 — 1926 гг.», Комитет популяризации художественных изданий. Л., 1928.
      В книге приводятся следующие цифры:
      «Последний № открыток 6427 (однако указано, что 148 номеров не было издано). Всего же, учитывая серии и открытки, выпущенные без номеров, вышло из печати 6410 открыток, к которым прибавились 4 открытки без номеров, изданные в 1921 г., и виды Ленинграда (22 открытки), выпущенные в 1926 году и до ноября 1927 года».
     
      Чем объясняется исключительный успех открыток Общины? А тем, что до их появления в Россию поступало громадное количество мещанских открыток из западных стран, в том числе из Австрии, Германии, Франции. В основном они были посвящены салонным сюжетам. Поэтому понятен энтузиазм, с которым были встречены репродукции произведений отечественных художников.
      На первый взгляд может показаться, что маленькая, скромная открытка не способна внести существенный вклад в культуру отсталой страны, в развитие художественного вкуса народа, способствовать повышению его знаний. Но перенеситесь на миг в Россию конца XIX — начала XX века. Количество картинных галерей ограничено — в провинции они наперечет. Выставки передвижников замечательны, но они носят временный характер и не везде их можно посетить; громадное количество полотен скрыто от народных масс в частных собраниях.
      А теперь познакомьтесь с тематикой открыток Общины. Среди исторических портретов вы найдете портреты знаменитых русских полководцев: Суворова, Кутузова, адмирала Нахимова и других, представленных в серии из двенадцати открыток. Интересна серия, посвященная Петру I (12 открыток), и выставка «Ломоносов и елизаветинское время» (10 открыток); Отечественная война 1812 года показана в оригинальных литографиях А. Орловского, например, «Генерал от кавалерии Витгенштейн» (8), в рисунках Д. Скотти и очевидца и участника событий Фабер-дю-Фора.
      В большой серии воспроизведены виды и интерьеры дворцов — Зимнего, Таврического, Петергофского, Гатчинского и других, дающие наглядное представление о дворцовой архитектуре Петербурга. Открытки-репродукции произведений, хранящихся в отечественных галереях и музеях: Эрмитаже, Русском музее, Третьяковской галерее, Музее Академии художеств, Оружейной палате и иностранных музеях — Дрезденской галерее и других хранилищах, знакомят с шедеврами русского и зарубежного искусства.
      Общиной было также выпущено большое количество открытых писем с картин замечательных русских художников: И. Репина, В. Серова, В. Поленова, М. Врубеля и других. Многие достопримечательные места Москвы отразили в своих произведениях М. Виллие, Н. Гриценко, Г. Косяков, В. Замирайло, И. Фомин и другие художники.
      В своих поэтических акварелях тонко передал М. Побужинский несказанную красоту ночного Петербурга с мостами и каналами, с отраженным светом фонарей в густо подернутой ночной рябью воде. Подлинную художественную ценность имеют открытки — оригинальные цветные деревянные гравюры (автоксилографии) А. Остроумовой-Лебедевой.
      Эти открытки, изданные «Общиной св. Евгении», являются одухотворенной поэмой о Петербурге.
      Рисовали виды России, ее старинные города, храмы, памятники такие художники, как Н. Рерих, Е. Лансере, Г. Лукомский, С. Яремич и многие другие. Рисунки эти, воспроизведенные в открытках, свидетельствуют о глубокой культуре и великом творчестве русского народа.
      Сказанного выше вполне достаточно, чтобы оценить по заслугам плодотворную культурную миссию Общины. Особенно ценным было то, что издательство заказывало и получало по конкурсу рисунки для открыток от известных художников. Таким образом, в распоряжении издательства оказалось несколько сот рисунков, представляющих определенную художественную ценность. Время от времени издательство организовывало их распродажу по цене от 3 до 250 рублей. Это были произведения Н. Рериха, А. Бенуа, И. Билибина (11), И. Репина (12), Н. Самокиша, Е. Лансере, К. Маковского, В. Поленова (10) и многих других.
      В марте — апреле 1905 года Община объявила о распродаже со своего петербургского склада 145 рисунков, а с московского — 46!
      191 оригинальный рисунок сорока восьми известных русских художников! Если добавить, что местонахождение большинства этих рисунков неизвестно, то репродукции их являются исключительной ценностью, и Община выступает в новом качестве — издателя ряда уникальных воспроизведений.
      Община издавала журнал «Открытое письмо», иллюстрированную хронику открыток под редакцией Ф. Г. Беренштама.
      Журнал начал выходить 1 октября 1904, года. В первый год вышло двенадцать номеров, во второй, с января 1906 года, — девять. Журнал пред-
      ставляет большой интерес для исследователей5'.
      интерес вызвали откр мтки-фото-графии многочисленных городов и местностей России. Обратимся к ним.
      Здесь, прежде всего, надо отметить «фотографии в натуральных цветах» С. Прокудина-Гор-ского. По каталогу Общины — их сорок. Наряду с достопримечательными местами страны даны и картины родной природы.
      Радуют глаз фотоэтюды. Это отлично выполненные способом фототипии художественные фотографии А. Павловича, В. Светличного (15), П. Радецкого. На них изображены поэтические, живописные уголки Украины, Павловска, Лахты и многих других мест. Свыше двухсот географических точек и около 3000 сюжетов, показанных на открытках, дают представление о старой, дореволюционной России.
      Среди нескольких сотен фототипий — видов Петербурга (17), можно найти исполненные по художественным фотографиям журнала «Мир искусства». Хорошо представлены окрестности Петербурга. В нескольких сотнях открыток даны виды Петергофа, Сестрорецка, Луги, Гатчины и других мест.
      Заслуживают внимания фотографии Москвы и ее окрестностей (13). Фотографии 70-х гг. XIX века из коллекции художника С. П. Яремича легли в основу открыток с видами Киева. Среди открыток с видами Севастополя есть и открытки, исполненные по фотографиям 1856 года, сделанным сразу после осады. Большое внимание уделило издательство выпуску открыток с видами Кавказа, Крыма, Урала, Сибири, Украины.
      В технике хромолитографии были выполнены карты и планы Петербурга, Москвы, Киева, Одессы, Крыма, Кавказа, рек Волги, Амура, Дальнего Востока, Кореи и Маньчжурии.
      Исключительно интересно даны в открытках Общины типажи России (16). Деревенская красавица и бабушка, ямщик, офеня, странник, плотник, торговки фруктами составляют целую галерею типов старой отжившей России. В этих открытках ярко и образно отразился и быт деревни. «Деревенские танцы», «Общественный обед», «На сенокосе», «Бабы пилят дрова», «Паром» (14) — так называются открытки, сохраняющие стиль своего времени.
      Фотокорреспондентами Общины было сделано много фотографий. Они засняли во время русско-японской войны в 1904 — 1905 гг. оборудование армии и ее снаряжение, отдельные эпизоды сражений, солдат, казаков, виды Маньчжурии, Владивостока, Порт-Артура и т. д.
      Наш обзор фотографий, изданных Общиной, был бы далеко не полным, если бы мы не упомянули о значительном числе фотопортретов писателей, художников, композиторов и артистов.
      И, наконец, небольшое количество фотографий было посвящено зоологии. Это снимки зверей из зоологического музея Академии наук и снимки, сделанные из изданий по зоологии.
      Открытые письма Общины выполнялись в технике автотипии, гелиогравюры на меди, фототипии, литографии, автолитографии, автоксилографии, мецотинто.
      Деятельность петербургского издательства А. Фельтена, начавшаяся также в конце 90-х гг. прошлого века, была направлена на издание
      открыток-эстампов, выполненных в технике офорта.
      Известным русским гравером М. Рундальце-вым была исполнена серия офортов с величайших произведений мировой живописи из собрания Государственного Эрмитажа. Оттиски были изготовлены в граверном заведении Л. Ангерер в Берлине. Встречаются они редко и особенно интересны тем, что являются подлинными произведениями графического искусства в открытках.
      Шесть офортов этой серии пронумерованы (№№ 1—6), остальные номеров не имеют. Остается предположить, что издательство сначала приступило к порядковой нумерации, а затем прекратило ее. Первоначальная нумерация дает нам право предположить, что эти шесть офортов являются первыми открытками, выпущенными издательством.
      М. Рундальцеву принадлежит также серия офортов «Женщины России» и серия, посвященная 200-летию Петербурга.
      Помимо «Общины св. Евгении» и издательства А. Фельтена крупными русскими дореволюционными издательствами являлись следующие: петербургские — «Ришар», «Русский музей», А. Маковского и А. Лажечникова, «Любанское общество», киевское — «Рассвет», рижское — «Ленц и Рудольф», московское — «И. Дациаро» и другие, выпускавшие открытки-репродукции произведений русских и зарубежных художников.
      Особо надо отметить московское издательство «Кнебель», выпустившее открытки, ныне весьма редкие.
      Продукция этих издательств в основном находилась на высоком для того времени полиграфическом уровне, особенно открытки издательств
      «Кнебель» «Ришар» (удачны пейзажи) и «Русского музея». Редкими являются открытки рижского издательства Ольги Дьяковой. Продукция этого издательства, в основном не отличающаяся хорошим полиграфическим исполнением, интересна тем, что многие сюжеты не повторяются в других издательствах.
      Издатели старались придать открыткам изящный внешний вид. Как мы увидим ниже, «Община св. Евгении» украшала в некоторых случаях оборотную сторону открытки разнообразными виньетками (19, 19а), выполненными известными художниками. Так же поступали и оформители «Русского музея», создав свою, отличную от других издательств оборотную сторону открытки, украшенную виньетками. Печатались открытки на высококачественной бумаге, обычно плотной, хороши были краски. Но художественный уровень открыток даже этих лучших издательств был неодинаков.
      Если «Русский музей» выпускал открытки-ое-продукции лучших произведений известных русских художников, то «Ришар» издавал самую разнообразную продукцию: репродукции произведений известных мастеров, а также различные салонные сюжеты, не отличающиеся какими-либо художественными достоинствами.
      Помимо крупных издательств в царской России было много мелких, а также существовали отдельные предприниматели, выпускавшие в изобилии антихудожественные открытки. В борьбе с ними играли важную роль художественные открытки, которые популяризировали творчество лучших русских и зарубежных художников, пропагандировали подлинное изобразительное искусство в народе.
     
      Глава III. Фотография и фотооткрытка
     
      КАМЕРА-ОБСКУРА ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ. ПРИБОРЫ АЛЬБРЕХТА ДЮРЕРА. «ПРОФИЛИ В СИЛУЭТ». ДАГЕР И НЬЕПС. ТАЛЬБОТ, ФОГЕЛЬ, МАКСВЕЛЛ. РОЛЬ ФОТОГРАФИИ В ПОЛИГРАФИИ. ХУДОЖНИКИ-ФОТОГРАФЫ. ВИДЫ ФОТООТКРЫТОК В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ и ЗА РУБЕЖОМ. ИЗДАТЕЛЬСТВА ФОТООТКРЫТОК.
     
      В 1839 году была изобретена фотография — это великое чудо XIX века.
      Принцип камеры-обскуры (прототипа фотокамеры) был известен еще Аристотелю. Около 1500 года дал ее описание Леонардо да Винчи.
      Камеру-обскуру часто использовали художники. Так, например, в XV веке художник Альберти внес предложение рисовать при помощи рамок или видоискателя. Интересными были изобретения Альбрехта Дюрера, сконструировавшего две машины для рисования. В них были использованы визиры и рейки.
      Многие художники, граверы, архитекторы пытались создать и улучшить приборы, чтобы ускорить исполнение и добиться большего сходства с натурой.
      Особенное распространение получили эти приспособления с середины XVIII века, когда стали модными «профили в силуэт», на которых обычно давался контур лица черным по белому или белым по черному.
      Искусство силуэта известно с глубокой древности в Китае, Японии и других странах Азии. Но только во Франции XVIII века силуэт получил всеобщее признание при несколько необычных обстоятельствах.
      При дворе французского короля Людовика XV успешно подвизался министр финансов Этьен де Силуэт. Одно из его мероприятий не понравилось двору, он стал неугоден, и неизвестный художник нарисовал на него карикатуру в виде теневого профиля. Карикатура всем понравилась — не смешно ли, что от человека осталась одна тень! И с тех пор силуэт вошел в моду. Он стал термином.
      Искусству силуэта уделяли и уделяют ныне внимание многие художники. Известны отличные силуэты, выполненные русскими художниками Е. Кругликовой, Е. Бем (I), немецким художником Коневкой.
      Открытие первого способа фотографирования принадлежит французам Жозефу Ньепсу (1765 — 1833) и Луи Жак Манде Дагеру (1787 — 1851). Талантливый изобретатель Ньепс не дожил до торжества своего открытия, и слава досталась художнику Дагеру, назвавшему свое изобретение дагеротипией. Это изобретение было обнародовано Парижской Академией наук в августе 1839 г.
      Теоретик фотоискусства С. А. Морозов в своей книге «Фотография среди искусств» пишет: «Способ дагеротипии быстро распространился в странах Европы и в Америке. Он господствовал лет пятнадцать и больше всего приблизился к искусству в жанре портрета. Однако при всем изяществе лучших дагеротипных портретов они были лишены присущих искусству признаков обобщения образа. В пейзажной и жанровой областях дагеротипия не преуспела вовсе.
      ...Открытый одновременно с дагеротипией способ светописи англичанина Вильяма Генри Фокса Тальбота (1800 — 1871), названный им калотипией, Имел гораздо большие возможности: негативное изображение получалось не на металлической пластинке, а на бумаге, покрытой светочувствительным слоем, с последующим печатанием позитива тоже на светочувствительной бумаге. Таким образом, снимки уже можно было размножать.
      В дальнейшем негативное изображение стали получать на стеклянной пластинке, покрытой светочувствительным слоем. Так называемый мо-кроколлодионный способ фотографирования позволял получать сколько угодно отпечатков с одного негатива.
      Были изданы первые фотографические альбомы — снимки памятников архитектуры и скульптуры, малодоступных местностей, «этнографических групп». Фотография стала служить науке. Альбомами обменивались университеты, научные общества, библиотеки, академии искусств. Фотография стала средством документации... Она побуждала к изобретательству и породила новую технику иллюстрирования (гелиогравюру, фототипию, цинкографию)*.
      Во второй половине XIX века последовали дальнейшие успехи фотографии. В 1873 году г юбретение Фогеля в области ортохромотизации итстинок произвело переворот в фотографии и репродукционной технике и дало возможность получения трехцветных форм, хотя принцип грехцветной фотографии был знаком и ранее благодаря Максвеллу (1861) и Дюко дю-Орону (1868). Наконец, в 1882 году была изобретена автотипия.
      Появление высокочувствительных пленок, фотоаппаратов со скоростными затворами позволило широко использовать фотографию в науке и технике, в производстве.
      Изобретение фотографии дало возможность людям заглянуть в неизведанный мир: на дно океанов, в космос, в микромир.
      Огромную роль сыграла фотография в области репродуцирования и полиграфии. Ей обязаны своим существованием замечательные способы печати — фототипия, фотоавтолитография, фотоксилография и т. д.
      Многие художники связали свое творчество с фотографией. За свои работы в области трехцветной печати золотой медалью Русского технического общества был награжден С. Прокудин-Горский. В его изданиях выходили великолепные цветные фотооткрытки. Цветной фотографией занимался С. Левицкий — автор галереи фотографий крупных русских писателей. Хорошо известны в истории фотографии работы А. Карелина, А. Деньера и других. Говоря ниже об издательствах фотооткрыток, мы коснемся деятельности замечательного русского фотогра-фа-художника М. Дмитриева.
      С изобретением фотографии и фотографических видов печати громадным успехом стали пользоваться видовые фотооткрытки. Собиратели знают — в них представлены не только губернские, но и мелкие уездные города, села, поселки, аулы, отдельные местности, моря и реки, горы и долины. Чтобы дать хотя бы приблизительное представление о количестве выпущенных видовых открыток, приведем некоторые цифры.
      Можно назвать до 5 — 6 тысяч разных фотооткрыток старых изданий с видами дореволюционной Москвы, столько же — Петербурга, свыше тысячи открыток Нижнего Новгорода, ста фотооткрыток Пензы, Вятки, свыше двухсот фотооткрыток старого Симбирска и т. д.
      Видовые фотооткрытки запечатлели не только центральные части городов, наиболее выдающиеся памятники старины, храмы, соборы и т. д., но и окраины, отдельные здания, сооружения, мосты, фабрики, заводы, учебные заведения, не существующие ныне города, например, Корчева (3), типы Малороссии (5). В этих открытках показаны Великий сибирский путь (2), Забайкальская железная дорога, виды Урала и Сибири.
      Фотографы запечатлели на открытках самые глухие места России того времени: заволжские леса с их старообрядческими скитами (4), заброшенные рыбацкие деревушки на Байкале, золотые прииски Бодайбо, далекую Якутию, берега Уссури и Амура, Новую Землю и остров Шпицберген, птичьи базары дальнего Севера.
      Опытный глаз фотографа подстерегал любопытные моменты для съемок то в ночлежках Нижнего Новгорода (8, 9), то в Охотном ряду, то на знаменитом Хитровом рынке и в других местах старой Москвы (10, 11, 12, 13, 16). 13 поле зрения объектива попадали жанровые сценки: городовой, шагающий у Триумфальных ворот, и печатающий за ним шаг мальчишка (17); кимрские босяки. Открытки запечатлели волжские типы и сцены (14, 15); виды могилы старца Федора Козьмича (6), первые домны Урала (7).
      И если добавить, что все эти открытки были отлично выполнены способом фототипии, что некоторые цветные открыткой имели до четырнадцати красок, что подчас изображение неба было выполнено в семи красках, что на них четко вырисовывались многие любопытные детали, привлекавшие к себе внимание, — будь то вывеска купца Синебрюхова или пожарная каланча с выезжающей пожарной командой, — то можно легко поверить, что эти открытки расходились в громадном количестве.
      Каждая из открыток, о которых мы рассказали, — бесспорный документ эпохи. Кто же являлся издателем этих открыток, выходивших в таком широком ассортименте, где они печатались, как достигалось высокое качество исполнения?
      Перечислить всех издателей не представляется возможным. Одним из наиболее крупных издательств, выпускавших фотооткрытки, была упоминавшаяся уже «Община св. Евгении». Известный издатель А. С. Суворин по договору с Министерством железных дорог получил монопольное право продажи своих изданий на всех железнодорожных станциях России. Буквально на каждой из них стояли киоски Суворина и в них продавались, наряду с другими изданиями, виды местной станции, города, поселка, показанные во всей своей провинциальной красе: с их «присутственными местами», базаром, улочками, церквами, с непременным «блюстителем порядка» — городовым, позировавшим перед объективом, с высыпавшей на улицу детворой, петухами, курами, собаками.
      Печатало открытки Издательство контрагентства А. С. Суворина и К° в собственной типографии, фототипии «Шерер, Набгольц и К°» и в других местах.
      Фототипия «Шерер, Набгольц и К°» выполняла заказы не только ряда фирм, но и сама выпускала большое количество (и не только видовых) открыток на хорошем полиграфическом уровне.
      Способом фототипии издавала видовые открытки петербургская фирма «Ришар». Издательство располагало собственной типографией, и открытки были хорошего качества.
      Надо отметить серию открыток разных издательств, посвященных Петербургу (18,19,20,22).
      Выпускали открытки и другие петербургские издательства: К. М. Лемберга, К. П. Леонтьева, Ю. К. Гаупта. Некоторые издатели указывали только свои монограммы: Г. М. Б., А. К. и т. д. Все это были фототипии хорошего качества. Любопытны некоторые открытки, выпускавшиеся издателями-анонимами. Очевидно, они носили случайный характер, издавались в связи с какой-либо сенсацией, что обеспечивало их сбыт. Такова, например, открытка с фотографии известного фотографа К. Буллы «Катастрофа на Египетском мосту» (23).
      Много издательств было и в Москве. Наряду с крупными фирмами, о которых мы упоминали выше, виды Москвы выпускали также достаточно популярные издательства: П. фон Гиргенсон, М. Кампель, А. Горожанкин, И. Селин, В. Кар? нац, Эккель и Калах, художественная фототипия К. Фишер и другие.
      Интересную новинку придумало издательство «Шерер, Набгольц и К°»: на оборотной стороне открыток с видами Москвы помещать изображения типажей: городового, точильщика и т. д.
      В больших губернских городах России также образовались значительные издательства. Например, фотографа-художника М. П. Дмитриева в Нижнем Новгороде, которого с полным правом можно назвать поэтом Волги.
      Творчество маститого фотографа, художника-реалиста было многогранным. Ему принадлежали выдающиеся фотопортреты, в том числе уникальные портреты М. Горького, этнографические работы — типы народностей, отдельные сцены из народного быта, а также виды Нижнего Новгорода и других волжских городов и селений.
      Творчество М. П. Дмитриева высоко ценил А. М. Горький. В одном письме к М. П. Дмитриеву, датированном 16 февраля 1928 года, он просил фотографа прислать один из лучших снимков Нижнего Новгорода*.
      Часть богатейшего фонда Дмитриева (около тысячи негативов, открытки и другие материалы) находится в Музее А. М. Горького в Москве. Другая его часть хранится в областном архиве г. Горького. Переписка же А. М. Горького с М. П. Дмитриевым сосредоточена в архиве А. М. Горького при Институте мировой литературы Академии наук СССР в Москве. Здесь нахо-дят-ч шесть писем Горького к Дмитриеву, а также три письма и одна телеграмма Дмитриева к Горькому.
      Когда Алексей Максимович писал свою новую пьесу «На дне», он обратился к Дмитриеву с просьбой прислать ему типы волжских босяков.
      С разрешения архива А. М. Горького публикуем полностью два письма Горького к Дмитриеву**.
     
      * «Летопись жизни и творчества Л. М. Горького», зып. 3, М., Изд-во Академии паук СССР, 1959, стр. 576.
      ** Оба письма присланы из г. Арзамаса.
     
      1902 год. май — июнь (датируется архивом на основании гою, что в письме идет речь о фотографиях для постановки пьесы «На дне»).
     
      «Уважаемый Максим Петрович!
      Я покорно просил бы Вас сделать снимок с пропойцы-актера Соколовского. Вы, наверное, знаете его? Пожалуйста, при случае, увековечьте, мне его фигура очень нужна. Затем — не найдете ли среди золотой роты чью-нибудь физию побойчее, порезче — нужна рожа озорника для грима в новой моей пьесе.
      Живу — не дурно. Славный городок.
      Сердечно кланяюсь Вам и Анне Филипповне.
      Всего доброго.
      А Пешков
      1902 г. Июня 2».
     
      «Максим Петрович!
      Соколовского снимите в шляпе, — если у него не сбрита борода, — и без шляпы, — если он бритый.
      Еще нужен худой, злой.
      Нужно еще парочку толстых оборванцев. Стариков двух.
      Всех потребно мне 14 человек!
      Посмотрите в Вашей обширной коллекции, не найдется ли чего подходящего. И — очень прошу Вас! - — сделайте, если можно, поскорее.
      С покупкой поздравляю.
      Анне Филипповне — поклон.
      А. Пешков».
     
      Дмитриев послал Алексею Максимовичу много фотографий босяков. Они хранятся в Музее Московского Художественного Академического театра.
      В Музее А. М. Горького имеется ряд открыток, изданных М. П. Дмитриевым под общим названием «Типы волжских босяков».
      Для того чтобы установить, какие персонажи с этих открыток использованы Горьким в своей пьесе, пришлось сопоставить их с фотографиями в альбоме МХАТа. Оказалось, что на трех открытках имеются типы, внешний вид и одежда которых помогли постановщикам пьесы подобрать грим для Коростелева, Сатина и костюмы босяков.
      Это далеко не единственный случай, когда художественные и фотографические открытки использовались режиссерами для постановок.
      Зоркий глаз М. Дмитриева подмечал все: ветхую часовенку на берегу Волги, странниц-мордовок, идущих на богомолье в Саров, кучера, возившего Мельникова-Печерского на разрушение скитов. Все эти снимки становились сюжетами для открыток.
      В Киеве значительную роль играло издательство фотооткрыток Маркова.
      Наряду с этими известными и зарекомендовавшими себя издательствами во многих городах России существовали и мелкие издатели (21. 24).
      В большинстве случаев это были владельцы писчебумажных, табачных и галантерейных магазинов, которым издание открыток приносило дополнительный доход. Печатались открытки и в типографиях крупных отечественных издательств и за границей. Кроме того, в России распространялись открытки зарубежных издателей.
     
      Глава IV. Открытки, рожденные революцией
     
      РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ОТКРЫТКИ-КАРИКАТУРЫ 1905-1906 ГГ. ВРАЧ-РЕВОЛЮЦИОНЕР, ХУДОЖНИК-САМОУЧКА М. М. ЧЕМОДАНОВ. ОТКРЫТКИ АГИТИРУЮТ, ОТКРЫТКИ ОБЛИЧАЮТ. ОТКРЫТКИ-ФОТОПОРТРЕТЫ ДЕЯТЕЛЕЙ РЕВОЛЮЦИИ.
     
      Особенно дороги коллекционерам открытки эпохи первой русской революции. Часть их воспроизведена в книге.
      Время наложило на них свой отпечаток: одни выцвели и пожелтели, другие сохранились лучше, несмотря на свой почтенный возраст. Все они — свидетели героических лет. Они говорят своим языком, рассказывают о времени, о людских судьбах. Они родились в горниле революции, и авторы отразили в них горячую любовь к народу, глубокую боль за его страдания и жгучую ненависть к его поработителям. Когда мы берем в руки эти открытки, то как бы общаемся с бойцами и агитаторами тех лет, звавшими на борьбу с царизмом.
      Они разные — эти открытки — и по художественному оформлению и по полиграфическому исполнению. Среди них имеются и фотографии. Одни из них, подписанные, принадлежат подчас кисти и перу известных русских художников, иногда очевидцев, а порой и участников революционной борьбы; на других стоит только монограмма или псевдоним художника. Подлинное имя художника скрывалось от цензуры.
      Когда в результате подъема революционного движения в России цензура ослабевала, открытки печатались в типографиях и продавались даже в газетных киосках. Когда же наступала реакция и цензура свирепствовала, они изготовлялись либо в подпольных типографиях, либо фотоспособом.
      . Иногда открытки исполнялись в единственном экземпляре, от руки. Эти злободневные открытки-оригиналы тоже способствовали делу революции.
      Революционные открытки различны по сюжетам. Одни показывают картины зверских расправ, насилий и гнета царского правительства; другие — отличные проводники революционной сатиры. Едким рисунком, острой, доходящей до гротеска сатирой, кратким, выразительным языком литературного текста они агитировали, разъясняли события, звали на борьбу.
      Политические открытки, доносящие до нас особенности эпохи, — плоть от плоти сатирических журналов того времени — «Будильника», «Фаланги» и других. Наряду с нелегальной литературой и листовками, открытки являлись активными участниками классовой борьбы, неизвестной дотоле формой революционной агитации, счастливо обретенной в дни первой русской революции.
      Среди этих открыток есть и исполненные на значительном профессиональном уровне. К сожалению, не все уцелело в вихре революционных событий, не все дошло до нас. Оригиналы некоторых рисунков утрачены, и сохранились лишь воспроизведенные с них открытки.
      Художественная ценность этих открыток, так же как и историческая, несомненна. Таковы, например, открытки с акварелей очевидца революционных событий 1905 года художника И. Бродского.
      Вместе с И. Бродским в сатирических журналах 1905 — 1907 гг. работал известный русский художник Н. Фешин. Он правильно отобразил ряд революционных эпизодов. Выпущенная тогда открытка «Усмирили» под его псевдонимом «Н. Фешапа» правдиво показывала, как царские сатрапы навсегда «усмиряли» свои жертвы (1).
      Известны были в те годы и открытки с произведений художника И. Владимирова «Арест» и «На Пресне», М. Маймона — «На родине». Революционный эпизод был представлен в работе И. Шлуглейта «Обыск». Широкое распространение имели также, выражаясь языком полицейских донесений, «изображения в виде открыток, заключающие в себе оскорбление царствующего императора». Разумеется, что подпольные открытки и по конспиративным соображениям и по цензурным условиям либо подписывались псевдонимами, либо оставались безымянными.
      Вот одна из них. Коронованный всадник, в котором легко узнать Николая II, в пламени и дыме пожарищ. Пятится конь перед грудой черепов, слетаются вороны на запах тления... Под рисунком подпись «Гамаюн». Кто он — Гамаюн? (4). Чрезвычайно сложной является атрибуция этих работ.
      Полон глубокого драматизма и великолепен по своей композиции рисунок, изображающий картину зверского расстрела 9 января 1905 года (2). Открытка выпускалась неоднократно, так же как и другая — рисунок французского художника Ж. Скотта (Скотт де Планьоль) «9 января у Адмиралтейства». Любопытно, что вторая открытка издавалась и с французским текстом под названием «День 22 января в Санкт-Петербурге» (5).
      В собрании автора имеются открытки, которые говорят языком цифр и фактов. Они красноречивы.
      «Шлиссельбургская крепость. 1884 — 1904» (изд. РСДРП). На открытке скорбный перечень всех замученных в крепости, всех, кто провел в заключении десятки лет, кто пошел из нее в ссылку, сошел с ума, кто умер в ней... Это кровавый синодик преступлений царей...(3).
      «Патронов не жалеть» гласил известный приказ Трепова на другой открытке (6).
      «Вечная память». Портреты убитых во время экспедиции карательного отряда на станциях Московско-Казанской железной дороги. Четырнадцать портретов убитых и захороненных в братской могиле на ст. Голутвино (издатель не указан) (8). Это открытки дореволюционных изданий. А вот еще одна, изданная уже в 1925 году Музеем Революции Союза ССР, но неразрывно связанная с предыдущими. Это плакат Казни в годы реакции 1906 — 1912 гг.» Рассмотрите его внимательно. Здесь статистика казней, способ производства казни, портреты палача и провокаторов Малиновского и Азефа (9).
      Грозным оружием в борьбе с самодержавием являлись сатирические открытки. «Светившие огнем родной правды», по выражению И. Репина, они воздействовали смехом, острым словцом, ядовитой издевкой над прогнившим режимом и его незадачливыми деятелями. Кто создал эти открытки? Какими путями проникали они в широкие народные массы? Как сложились затем судьбы отважных людей — художников, литераторов, распространителей? Где найти ответ на эти вопросы? И маленькая открытка увлекает за собой — в поиск.
      Центральный государственный архив Октябрьской революции. На страницах обширных дел полувековой давности Московского губернского жандармского управления, Московского охранного отделения, департамента полиции — бесстрастное повествование о произволе и насилии над людьми, прикрытое вуалью законности. «Начато дознанием»... «При обыске обнаружена литература, направленная к низвержению существующего в государстве общественною строя, и изображения в виде открыток, заключающие в себе оскорбление царствующего императора»... «Принята мера пресечения...» «Окончено дознанием»... «Осужден на...» «Умер»...
      В делах Московского охранного отделения имеется дело по описи № 933 за 1906 год. В нем секретное предписание начальника Московского губернского жандармского управления за № 16168 от 25 октября 1906 года «Об установлении личности проживавшего минувшей зимой на Пречистенском бульваре в г. Москве доктора М. Чемоданова и о производстве у него обыска, причем его надлежит подвергнуть безусловному аресту и доставить вместе со всем отобранным по обыску во вверенное мне управление».
      Ну что же, «установим» личность доктора Михаила Михайловича Чемоданова. Каждый, кто встречался с ним или видел его фотографию, навсегда сохранил в памяти его облик. Внешность Чемоданова удивительно располагала к себе. Зачесанные назад волосы, открывающие высокий лоб, широкая окладистая борода, серьезный, вдумчивый, мягкий взгляд...
      Михаил Михайлович Чемоданов родился в 1856 году в селе Боровицком, бывшей Вятской губернии. С 1870 по 1876 год учился в вятской классической гимназии, затем поступил на медицинский факультет Московского университета, который окончил в 1882 году.
      Еще в студенческие годы М. Чемоданов помещал свои карикатуры в сатирическом журнале «Свет и тени». В мае 1881 года в этом журнале была опубликована его карикатура «Наше оружие для разрешения насущных вопросов». Она изображала виселицу, замаскированную гусиными перьями, воткнутыми в чернильницы. Первые же два слова названия — «Наше оружие» — состояли из букв-силуэтов солдат с ружьями.
      Символику рисунка цензор не понял и пропустил его. Впоследствии, когда смысл этого «натюрморта» был раскрыт, карикатура вызвала волнение п правшельственных Kpyгax. О ней, «как носящей в высшей степени предосудительный характер», доложил Алексанлру III министр внутренних дел Игнатьев и предложил конфисковать номер журнала. «Совершенно одобряю» — гласила резолюция царя на докладе министра.
      Чемоданову пришлось бежать. Он уехал в Тифлис, где стал сотрудничать в сатирических журналах «Фаланга» и «Гусли». Журналы эти «за вредное направление» были закрыты. Тогда, в 1882 году, Михаил Михайлович стал сотрудником юмористического журнала «Будильник». Там же работал его товарищ по медицинскому факультету А. П. Чехов. Но цензура внимательно следила за работами Чемоданова и преследовала его. Ему пришлось уехать в Вятку, где он стал земским врачом.
      В сатирических журналах тех лет Чемоданов работал под псевдонимами: «Струна», «Добро-мыслов», «Лилин», «Эмче».
      В дальнейшем Чемоданов поступил ординатором в московскую клинику знаменитого хирурга и общественного деятеля профессора Н. В. Склифосовского. Тогда же он начал иллюстрировать медицинские издания. Изучив новые в то время дисциплины, одонтологию и стоматологию, Чемоданов стал крупнейшим специалистом в этой области.
      Вот что рассказывает о деятельности М. Чемоданова в 1905 году заслуженный врач РСФСР Г. 3. Рябов:
      «...Наступил 1905 год. М. М. Чемоданов сближается с московскими большевиками, выступает на митингах против царизма, требует освобождения арестованных, подписывает петиции. Он возобновляет рисование карикатур, выпускает большую серию политических открыток, которые печатались в подпольной жпографии и нелегально продавались населению. Большой доход от такой продажи шел в кассу Московского комитета РСДРП и в политический Красный крест».
      На одной такой открытке Чемоданов показал пролетариат в образе Льва, захватывающего власть у Медведя (олицетворяющего русское самодержавие). Либеральная буржуазия (Заяц) пытается воспользоваться завоеваниями пролетариата.
      Другая открытка изображала Николая И на виселице. В дальнейшем она послужила серьезным обвинением против Чемоданова во время судебного следствия, начавшегося после его ареста г; 1907 году. Интересна открытка, надписанная полным именем Чемоданова (что встречается редко). На ней знаменательная дата: 9. 1. 1905 — день »Кровавого воскресенья». Богатырь, олицетворяющий народное самосознание, полноправно занимает арену политической деятельности. В страхе покидает ее царский сановник. Вооруженный «молодец растет не по дням, а по часам» — предупреждает открытка.
      В книге помещена открытка, подписанная псевдонимом М. Чемоданова — «Червь». Рисунок злободневен, он посвящен сообщению «Правительственного вестника»: «Толпа молодежи оказала сопротивление, причем один гимназист бросился с финским ножом на полицейского». Рисунок изображает «нападение вооруженного (перочинным ножиком) крамольника на беззащитного верного слугу царского». Хлесткий рисунок не нуждается в комментариях (10).
      А теперь отправимся на Пречистенский бульвар, в дом Павлова. Здесь, в квартире № 16, в которой жил Чемоданов, 31 октября 1906 года в третьем часу ночи шел обыск. Представители власти огорчены. Хозяина не оказалось — он предусмотрительно уехал. Приходится констатировать, что ничего предосудительного найдено не было, кроме трех открытых писем и трех закрытых. Причина обыска — адрес Чемоданова, обнаруженный у находившегося на нелегальном положении Акопяна.
      Снова открытки! В который раз! Ведь в течение чуть ли не всего года открытки «крамольного» содержания обнаруживают то у одного, то у другого задержанного. Варшавское крепостное артиллерийское управление уведомляет, что некий капитан управления получил открытку «противоправительственного содержания». В Москве они обнаруживаются без конца. Власти всполошились. 11 ноября всем участковым приставам была разослана телеграмма за № 1296: «За последнее время неизвестные лица стали разносить по квартирам открытые письма преступного содержания при записках с подписью доктора Чемоданова. На другой день разносчики обыкновенно приходят за деньгами. По приказанию градоначальника прошу принять самые энергичные меры к задержанию разносчиков, причем в каждом случае немедленно сообщать в охранное отделение и участковому приставу для производства обыска по месту жительства задержанного».
      Стали поступать донесения. 4 декабря 1906 года пристав 1-го участка Пречистенской части донес, что «вследствие телеграммы охранного отделения... мною были собраны все дворники и даны им необходимые инструкции вообще о лицах, являющихся в дома с разными письмами, а также разбрасывающих и расклеивающих во время уличного дежурства дворников разные прокламации».
      «1-го сего декабря по Нижнему Лесному переулку к дому Кудрина подошла неизвестная, оказавшаяся потом крестьянкой Александрой Петровой, 25 лет, проживающей в 1 участке Якиманской части, в доме Пашотина, и просила дворника мещанина Андрея Иванова Колесова указать квартиру профессора Булыгинского. Дворник Колесов указал, но вместе с тем, заметив в руках Петровой какой-то пакет, подозвал с поста городового № 1123 Александра Сухарева, с которым задержал Петрову, и со всем, имевшимся при ней, доставил в Управление участка. Здесь у Петровой, а равно в ее квартире, оказалось много пакетов с открытыми письмами, на которых изображения преступного содержания, и записками д-ра Чемоданова, а также разные запрещенные брошюры, о чем составил протокол 2 декабря № 202 и были переданы на рассмотрение охранного отделения. Донося о сем, ходатайствую о поощрении дворника Колесова за его внимательное отношение к своим обязанностям. Пристав полковник Носков».
      На донесении — надпись карандашом: «Дворнику 5 руб из моих сумм».
      Так появилось дело о распространении в Москве вольнослушательницей Высших женских курсов Александрой Петровой открытых писем с фотографиями противоправительственного содержания. 2 января 1907 года Александра Петрова была заключена под стражу в Мясницком полицейском доме, а 15 января отдана под особый надзор полиции в г. Юхнове Смоленской губернии. При обыске у Петровой был обнаружен адрес д-ра Чемоданова. 2 декабря в его квартире снова был произведен обыск, отобраны вещественные доказательства, а сам он был задержан. На следующий же день постановлением московского градоначальника генерал-майора Рейнбота Чемоданов был заключен под стражу при Московской пересыльной тюрьме. В тяжелых условиях тюремного заключения Чемоданов заболел и был выпущен из тюрьмы на поруки до суда, но уже в безнадежном состоянии.
      18 января 1908 года пристав 2-го участка Пречистенской части отправил в охранное отделение секретное донесение о том, что Чемоданов умер 16 января.
      По делу о подпольных открытках к судебной ответственности был привлечен ряд лиц, но когда 19 мая 1909 года состоялся судебный процесс, на нем присутствовали не все обвиняемые.
      Погиб Михаил Чемоданов, умер Борис Евреинов, на квартире которого был обнаружен целый ряд материалов, связанных с распространением открыток: 60 конвертов с открытками, 1994 конверта пустых, но с адресами, 157 открыток, 819 записок с просьбой уплатить за препровождаемые письма 2 рубля 50 копеек в пользу заключенных и ссылаемых, за подписью д-ра Чемоданова.
      До процесса двое обвиняемых были осуждены по другому политическому делу.
      Таким образом, на скамье подсудимых оказались Антонина Романова и Александра Петрова. Первую суд приговорил к заключению в крепости на полтора года, вторую на год.
      Как проходили такие процессы, красноречиво рассказывает открытка, выпущенная издательством «Шиповник». Дело решает внушительная реплика «свыше»: «Вам, г-н председатель, предстоит на днях вести дело по обвинению в оскорблении величества. Я, конечно, далек от мысли оказать какое-либо давление на совесть гг. судей. Я только говорю: судите, да не судимы будете»(7).
      При изучении открыток Чемоданова внимание привлекают помещенные на них даты и порядковые номера. Даты открыток, выходивших в период революционного подъема 9/1 — 10/3 1905 года, дают основание полагать, что открытки выпускались к каждому наиболее значительному событию. Позже, в 1906 году, когда революция пошла на убыль и открытки стали
      печататься в псдпольнь^ типографиях, их датировку изменили: например, VII. 1906 г. — число обычно не указывалось. Далее порядковые номера: в одних случаях это, безусловно, очередной номер серии открытки, посвященной последовательной образной разработке определенной политической темы, в других — свидетельство о значительном размахе издания. Внушительное число издаваемых и распространяемых открыток подтверждают и данные обыска у Евреинова: 2000 конвертов с адресами, свыше 800 расписок!
      А текст открыток представляет собой в ряде случаев определенные политические требования.
      И, наконец, обратите внимание на близкое родство сатирических открыток 1905 — 1906 гг. с сатирическими журналами этого периода. И. Бродский, Н. Фешин, М. Чемоданов и другие были связаны и с журналами, и с издателями открыток.
      Несмотря на бесспорную роль революционных открыток этого периода в деле политической пропаганды, они еще далеко не изучены. Статьи по этому вопросу разбросаны по отдельным источникам и поэтому мало известны. Однако они представляют значительный интерес. В них справедливо подчеркивается преемственность политически насыщенного творчества советских карикатуристов, берущего начало в революционной карикатуре 1905 — 1906 гг. Надо сказать, что политические открытки, представляя историю первой русской революции, переложенную на сатирический язык карикатуры, необычайно ярко отражают отношение к самодержавию революционных и оппозиционных слоев тогдашнего общества.
      Наряду с подлинно революционными открытками, о которых мы говорили выше, были и другие открытки, приносившие явный вред делу революции. Таковы, например, открытки, выпускавшиеся эсерами.
      Карательные экспедиции, казни, тюрьмы и ссылки не помогли царским сатрапам. Во имя свободы и счастья народа бойцы революции, не задумываясь, шли на смерть.
      Среди революционных открыток 1905 года есть одна, выделяющаяся по своему цвету. Она — красная, на ней ноты и слова «Рабочей марсельезы». С такой открыткой люди шли на демонстрации на баррикады.
      Но и среди этих документальных открыток, некоторые имеют особую значимость. К ним относятся серии открыток «Москва в баррикадах» (15), «Последствия восстания в Москве. Декабрь 1905 г.». Эти серии отразили революционную борьбу рабочего класса и имеют громадное историческое и воспитательное значение.
      В 1905 — 1907 гг. издавались портреты Карла Маркса (14), Фридриха Энгельса (16), А. И. Герцена, Н. Э. Баумана (11), лейтенанта Шмидта (13).
      Чрезвычайно интересен портрет Карла Маркса, выпущенный издательством «Голос».
      Подлежит изучению открытка-портрет Карла Маркса, изданная журналом «Жизнь для всех». Все данные говорят о том, что открытка выпущена до революции 1917 года, но год издания пока не установлен. На открытке-портрете Н. Э. Баумана проставлен № 102. Можно предположить, что это порядковый номер изданных в 1905 году портретов революционных деятелей, но тогда он свидетельствует о большой серии портретов, выпущенных в те годы. Возможно также, что номер был проставлен, чтобы ввести в заблуждение цензуру. Был очень популярен и неоднократно переиздавался портрет лейтенанта Шмидта.
      Бесславная война с Германией... Необеспеченная, лишенная снарядов, плохо экипированная армия, коррупция и предательство верхушки правящего класса, измена, свившая гнездо при царском дворе, грязная роль Распутина — все отображалось в открытках, объявивших настоящую войну царскому строю.
      Вот мастерский шарж на военного министра Сухомлинова — «отставного мастера снарядного цеха» (18). Беспощадны обличительные открытки на Романовых и Распутина. Их целая серия: «Григорий Бедоносец» (17). «Последний самодержец», «Гришке игрушки, а России слезки», Алиса Романова с портретом Распутина и оставшейся от него галошей, острая сатира на Николая Романова, шагающего прочь со своим чемоданчиком и волочащего за собою орла, с надписью: «Посмотрим, как они обойдутся без орла» (19) и другие.
      Наступила Февральская революция 1917 года.
      Открытка не замедлила откликнуться на свержение самодержавия.
      На одной из них изображены две винтовки с примкнутыми к ним штыками и красными бантами. Красноречивый текст гласил:
      «С глубокой радостью извещаю родных и ша-комых, что после продолжительной и тяжкой болезни 27 февраля 1917 г. скончался самодержавный, деспотичный режим.
      Гражданин Свободной России».
      Вышла она в траурной рамке.
      Но и Февральская буржуазная революция не дала народу долгожданного мира, земли и свободы. Чужды были народу лозунги «Война до победного конца», буржуазные идеалы керенских и милюковых, утверждения меньшевиков и эсеров, что Россия не созрела для социалистической революции, что власть должна надолго принадлежать буржуазии.
      23 марта 1917 года в Петрограде состоялись всенародные похороны жертв революции — борцов, павших за свободу. Этому дню было посвящено несколько открыток-фотографий. На одной из них изображены солдаты саперного батальона. несущие знамя. На другой — строфа из революционной песни: «Вы жертвою пали в борьбе роковой» (20).
      3 (16 апреля) 1917 года приехал в Петроград Владимир Ильич Ленин. С глубокой радостью встретил своего великого вождя трудовой народ.
      Этот момент запечатлен художником В. Из-майловичем. В Военно-морском музее находится его картина «Встреча В. И. Ленина моряками Балтийского флота на перроне Финляндского вокзала 3 апреля 1917 г.» (эта картина воспроизведена на открытке) (22). На следующий же день Владимир Ильич изложил свои исторические «Апрельские тезисы».
      К 1 мая (18 апреля) в Петрограде был издан ряд открыток. На одной из них показаны представители рабочего класса, несущие Красное знамя с портретами К. Маркса и Ф. Энгельса и лозунгами: «Да здравствует социализм!».
      Открытки, посвященные первомайскому
      празднику, вышли в издании С. Собчинского в Петрограде. Это снимки демонстраций на Дворцовой и Исаакиевской площадях, Марсовом поле (23).
      Временное правительство продолжало войну. 3 июля в Петрограде состоялась демонстрация
      рабочих и солдат требованием передать всю полноту власти Советам. Чтобы придать демонстрации мирный характер, большевики, по указанию Ленина, возглавили ее. Но Временное правительство расстреляло демонстрацию. Это событие также нашло отражение в открытке (21, 24).
     
      Глава V. Первые открытки Страны Советов
     
      СОВЕТСКИЕ ПОЧТОВЫЕ КАРТОЧКИ. ПЕРВЫЕ ОТКРЫТКИ-ПОРТРЕТЫ В. И. ЛЕНИНА. ОТОБРАЖЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СОБЫТИЙ В ПЕТРОГРАДЕ. ФОТООТКРЫТКИ А. Ф. ДОРНА В МОСКВЕ. ЛЕНИНСКИЙ ПЛАН МОНУМЕНТАЛЬНОЙ ПРОПАГАНДЫ. ОТКРЫТКИ 1918 — 1920 ГГ.
     
      Первая советская почтовая карточка была утверждена Наркоматом почт и телеграфов РСФСР 2 июля 1918 года. Карточка была синего цвета, ее номинал 20 коп. Новый почтовый тариф действовал до 15 сентября 1918 года, а затем был установлен тариф 10 коп. С 1 января 1919 года была установлена бесплатная пересылка писем, продолжавшаяся до 15 августа 1921 года.
      Первыми иллюстрированными советскими открытками, по предположению ленинградского коллекционера Н. С. Тагрина“, являются несколько фотографий под общим названием «Торжественные похороны в парке Лесного института жертв, павших в дни переворота... Петроград. 19.XI.1917 г. У братской могилы» (напечатаны в тип. т-ва Р. Голике и А. Вильборг). На одном из развевающихся знамен на снимке видны слова: «Вечная память борцам за свободу. От рабочих Выборгской мануфактуры».
      Первыми советскими открытками можно считать и серию фотографий, выпущенных, очевидно, в последние месяцы 1917 года и принадлежащих фотографу А. Ф. Дорну, заснявшему октябрьские события в Москве 24 октября — 3 ноября 1917 года. Открытки эти встречаются довольно редко. Время их выпуска и издатель не указаны, отпечатаны они на серой бумаге, но ценность их, как документов эпохи, неоспорима. На одной изображен фрагмент храма Василия Блаженного с куполом, пострадавшим от снаряда во время боев за Кремль (I). На второй — дом князя Гагарина у Никитских ворот (5). Дом этот не сохранился. Стоял он на месте, где ныне находится памятник Тимирязеву. В этом доме шли упорные бои с белогвардейцами.
      В начале 1918 года А. Ф. Дорн издал небольшую серию фотографий (предположительно 10 открыток), посвященную революционным событиям в Москве в конце 1917 — начале 1918 года. Среди них: «Венок жертвам октябр. — ноябр. революции 1917 г. от Московского союза металлистов», «Венок жертвам октябр. — ноябр. революции 1917 г. от Московского Центрального рабочего кооператива», Похороны 14 января 1918 года убитых товарищей на улицах Москвы 9 января 1918 г. (2).
      Можно предположить, что одной из первых советских открыток-портретов В. И. Ленина является открытка, отпечатанная в «Тип. Росс. Совйт. Респ...», с надписью: «Вл. Ил. Ульяновъ (Н. Ленинъ). Председатель сов. народных комиссаров,» (сохраняем старую орфографию)». Дата издания не указана, но ее можно легко определить по другой открытке — того же издательства — портрету «А. М. Колонтай. Народный комиссаръ по призрТшю» (3). Очевидно, открытки эти были изданы после избрания А. Коллонтай в состав Совета Народных Комиссаров на II съезде Советов, открывшемся 25 октября (7 ноября) 1917 года.
      В 1918 году рядом издательств был выпущен замечательный фотопортрет В. И. Ленина работы выдающегося мастера фотографии М. С. Наппельбаума. Под портретом воспроизведены автограф Владимира Ильича и поставленная им дата — 31 января 1918 года (4). В своей книге «От ремесла к искусству»* Наппельбаум вспоминает о создании этого фотопортрета: «По дороге в Смольный я с волнением думал о предстоящей встрече с великим человеком: «Каков он? Как отнесется ко мне и моей работе? Удастся ли мне сделать достойный портрет?» Портретов Ленина в то время еще не было. Мне предстояло первому запечатлеть его образ для истории».
      В. И. Ленину фотопортрет понравился. Известна его оценка портрета. Вот что написал Владимир Ильич: «Очень благодарю товарища Наппельбаума. Ленин...» Воспроизведенная здесь открытка издана Контрагентством ВЦИК. Фотопортреты М. Наппельбаума легли в основу ряда произведений графики. Интересны две открытки, выпущенные издательством «Украинская коммуна» в Петрограде **.
     
      ** Как известно, в 1918 г. Украина была оккупирована немцами. Организовать издание политической литературы в создавшихся условиях было крайне
      рискованно. По поручению партии известный революционный деятель В. Затонский организовал тогда издательство и типографию «Украинская коммуна» в Петрограде, задачей которого являлся выпуск революционной литературы для Украины. Во главе издательства В. Затонский поставил хорошо известного полиграфиста Н. Резникова.
     
      Первая открытка издательства «Украинская коммуна» представляет собой рисунок-портрет Владимира Ильича работы неизвестного художника, выполненный по фотографии М. Наппельбаума. Вторая открытка, исполненная также по фотографии Наппельбаума, является, по сути, политическим плакатом. Фоном для портрета В. И. Ленина служит изображение революционной демонстрации. Под портретом подпись: «Вл. Ил. Ульянов (Н. Ленин). Председатель сов. народных комиссаров». Автор рисунка — художник В. Эмме (псевдоним В. Эмиров), помощник декоратора Мариинского театра.
      Открытка эта встречается очень редко, так как камень-клише во время печатания был разбит эсерами, ворвавшимися в типографию, а отпечатанные открытки почти все уничтожены.
      К первой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября 1918 года Центральное бюро по организации праздника при Петроградском Совете рабочих и красноармейских депутатов выпустило серию портретов деятелей революции. Рисунки были заказаны художникам В. Сварогу и М. Рундальцеву.
      Первый исполнил портреты К. Маркса и В. И. Ленина, второй — портрет Ф. Энгельса.
      В числе издательств, выпускавших открытки в 1918 году, был и Кинокомитет Народного комиссариата просвещения в Москве. Им было издано несколько серий фотооткрыток-портретов руководителей партии и правительства (в частности, портрет Я. М. Свердлова) (6).
      Кинокомитетом были выпущены открытки с изображением празднования 1 Мая 1918 г. На одной из них В. И. Ленин, Н. К. Крупская и М. И. Ульянова в автомашине перед отъездом с Ходынского поля после военного парада.
      К годовщине Великого Октября в книгоиздательстве «Коммунист» вышла серия открыток «Торжества годовщины Октябрьской революции 1917 — 1918 гг. в Москве».
      Отдельные открытки выходили в том же году и в других издательствах, например, издательство «Союз коммун Северной области» выпустило красочный портрет В. И. Ленина.
      Первой годовщине Великого Октября была посвящена юбилейная серия открыток (41 сюжет). На обороте их стояли даты: «25 октября 1917 — 25 октября 1918 гг.» Это были открытки с изображением скульптурных памятников, мемориальных досок и их проектов, исполненных на основе ленинского плана монументальной пропаганды и представляющих особый интерес, ибо некоторые изображения были воспроизведены только на открытках. Изданы они были секцией изобразительных искусств Моссовета.
      Известный декрет Совета Народных Комиссаров о снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников российской социалистической революции, подписанный В. И. Лениным 12 апреля 1918 года, имел в виду самое разнообразное использование всех видов искусства и прежде всего скульптуры для коммунистического воспитания широких народных масс. Многие из этих памятников не сохранились, так как они были изготовлены из гипса, цемента и других крайне непрочных материалов. Некоторые были перенесены в разные музеи, другие вообще не были установлены или не прошли по конкурсу. Поэтому воспроизведения их на открытках являются ценными историческими материалами, важными документами эпохи, особенно те из них, которые запечатлели несохранившиеся памятники К. Ф. Рылееву и В. Г. Белинскому, Н. А. Римскому-Корсакову и А. Н. Скрябину, М. И. Козловскому, П. И. Пестелю. Спартаку. Но отдельные памятники сохранились. Например, мемориальная доска работы С. Т. Коненкова, посвященная памяти павших борцов Октябрьской революции.
      В Русском музее и ныне находится памятник Степану Разину, автором которого также является С. Т. Коненков. 1 мая 1919 года этот памятник был открыт В. И. Лениным на Лобном месте Красной площади, так как тогда считалось, что Степан Разин в 1671 году был казнен здесь.
      С июня 1919 года до 1921 года открытки выпускались литературно-издательским отделом Политического управления Реввоенсовета РСФСР. Среди авторов рисунков для открыток были такие крупные художники, как Д. Моор, В. Дени. За время существования издательства было выпущено 32 открытки. На обороте каждой стояли: эмблема издательства и государственный герб РСФСР. Рассылались они бесплатно.
      Интересны открытки Д. Моора: «Смерть мировому империализму», «1 Мая Всероссийский субботник» (7) и антирелигиозная открытка В. Дени «Все люди братья — люблю с них брать я».
      Издавались открытки в эти годы и на периферии. Открытка, изданная Губпечатью Казани, воспроизводит агитационный плакат, обращенный к крестьянству с призывом дать хлеб рабочему и красноармейцу.
      Новыми портретами Владимира Ильича обогатилась открыточная Лениниана.
      16 октября 1918 года ряд отличных фотопортретов В. И. Ленина сделал один из первых советских фотопублицистов П. Оцуп. Вот что вспоминает П. Оцуп об этих съемках:
      «Через несколько минут меня пригласили в кабинет Ленина.
      — Сколько времени займет съемка? — спросил Владимир Ильич.
      — Пять — десять минут, не больше.
      — Хорошо. Снимайте.
      Пока я готовил аппарат, Владимир Ильич взял «Правду» и углубился в чтение. Установив штатив и наведя фокус, я не стал терять времени и, быстро сменяя кассеты, сделал три снимка.
      Прочитав статью, Владимир Ильич отложил газету в сторону, извинился, что задержал меня, и попросил начать съемку. Я снял его еще несколько раз и ушел.
      На следующий день, когда я принес готовые снимки, Владимир Ильич посмотрел их и удивился.
      — Откуда эти, с газетой?
      Я объяснил происхождение снимков. Владимир Ильич улыбнулся:
      — Опасный народ вы, фотографы! — сказал он и, сделав на двух из принесенных мною портретах надпись, подарил их мне. Снимки эти я храню до сего дня как величайшую ценность».*
      * «Воспоминания о Ленине», т. 2, 1957, стр. 139.
     
     
      Глава VI. Открытки 20—30 годов
     
      ПЕРВЫЕ ПОЧТОВЫЕ КАРТОЧКИ СССР. ЛЕНИНИАНА. ОТКРЫТКИ ОБ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ И САТИРИЧЕСКИЕ ОТКРЫТКИ. СОВЕТСКИЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА.
     
      Первая почтовая карточка СССР была выпущена в обращение в октябре 1923 года. Она напечатана краской карминного цвета. На ней герб СССР, на правой стороне безвалютная марка с изображением скульптуры И. Шадра «Рабочий» и надписью «Почтовая карточка». Она предназначена, как гласит сделанная на ней надпись, «исключительно для внутренней корреспонденции».
      Почтовый тариф на нее был установлен следующий: в октябре 1923 года — 4 коп. золотом, а с 15 декабря 1923 года — 3 коп. золотом.
      В 1924 году вышла и двойная почтовая карточка (с оплаченным ответом) и с той же надписью — «исключительно для внутренней корреспонденции».
      Первая почтовая карточка с портретом В. И. Ленина была выпущена 20 октября 1924 года небольшим тиражом (50 ООО экз.) и ныне считается редкой. На карточке воспроизведен фрагмент фотографии А. Левицкого «В. И. Ленин в своем кабинете в Кремле беседует с американским экономистом Христенсеном»
      (1). На ее оборотной стороне — изображения государственного герба СССР, марки трехкопеечного достоинства (3 коп. золотом) и надпись: «Почтовая карточка». 12 ноября 1925 года были изданы первые советские карточки, предназначенные для международного обращения, и потому формат их соответствовал международному (148x105 мм). Это карточки коричневого цвета с маркой семикопеечного достоинства (7 коп. золотом). Надпись «Почтовая карточка» — на трех языках: русском (либо украинском, белорусском, грузинском, армянском, тюркском), французском (официальном языке Всемирного почтового союза) и эсперанто.
      В 1925 году впервые появились маркированные рекламные карточки агентства «Связь» с маркой трехкопеечного достоинства. Почтовые надписи были красного цвета, реклама выделялась синим цветом. Продажная цена их была 2 копейки, на одну копейку ниже номинала (ее оплачивал рекламодатель).
      С 1927 года рекламные карточки издавались Наркомпочтелем, но уже одноцветные.
      Наконец, с 1929 года были в обращении рекламно-агитационные карточки. На них печатались лозунги и призывы, помещались рисунки. В течение нескольких лет вышло около четырехсот сюжетов.
      В 1926 году появились в обращении новые почтовые карточки (для внутренней и международной корреспонденции).
      На почтовых карточках для внутренней корреспонденции с печатью красного цвета были герб СССР, марка трехкопеечного достоинства (3 коп. юлотом) и надписи на двух языках — русском и одном из языков народов СССР. Были выпущены и двойные карточки (с оплаченным ответом).
      Почтовые карточки для международной корреспонденции были одинарные и двойные (с оплаченным ответом), с печатью коричневого цвета. На них были изображены герб СССР и марка семикопеечного достоинства. Надписи на трех языках, как в выпуске 1925 года.
      Последовавший в 1931 году выпуск состоял из карточек с надписями на семи языках народов СССР и на французском, но уже без эсперанто.
      С 1934 года выходили открытки на русском и французском языках.* А с 1950 года появились карточки с надписями на русском языке.
      В книге воспроизведены советские маркированные почтовые карточки (2, 3, 4). Следует упомянуть и о своеобразных маркированных выпусках Третьяковской галереи и Музея Революции СССР. Это были открытки-репродукции произведений из этих хранилищ. На оборотной стороне открыток помещались наименования галереи, музея, герб СССР и изображение марки пятикопеечного достоинства. Выпускались они сериями, с надписями на русском и французском языках.
      Всего было издано 92 карточки: в 1929 году две серии с изображением на марке крестьянина, в 1929 — 1930 гг. также две серии с изображением красноармейца. Первые две серии состояли из 20 карточек Государственной Третьяковской галереи и 24 карточек Музея Революции СССР; вторые две — из 24 карточек Государственной Третьяковской галереи и 24 карточек Музея Революции СССР.
      В эти годы выпущено много открыток, посвященных В. И. Ленину.
      Если М. Наппельбаум и П. Оцуп оставили широко известные фотографические портреты В. И. Ленина, то художнику И. Бродскому посчастливилось рисовать Владимира Ильича. Ему удалось сделать ряд зарисовок и картин, правдиво передающих образ великого вождя. Один из этих рисунков был сделан в 1921 году в Москве на III конгрессе Коминтерна (открытка издательства Гостреста «Петропечать») (5).
      21 января 1924 года Владимир Ильич скончался. Весь советский народ, трудящиеся всего мира, все прогрессивное человечество были глубоко потрясены этой смертью.
      Вскоре были изданы траурные открытки. На одной из них текст гласил: «Ушел Ильич! Но ленинизм будет жить в сердцах рабочих и крестьян!» Портрет В. И. Ленина был выпущен в ленинской серии издательством «Межрабпом» (Москва — Берлин) в 1924 году. В следующем, 1925 году «Межрабпом» выпустил открытки под названием «Серия из жизни В. И. Ленина».
      Серию из двенадцати фотооткрыток издал также ГИЗ (Государственное издательство РСФСР).
      В 1924 году на Красной площади в Москве был установлен временный деревянный Мавзолей Ленина, воспроизведенный на открытке издательством Московского коммунального хозяйства («Гознак» 1925 год) (8). В изобразительном искусстве этого периода Лениниана представлена известным портретом художника A. Эберлинга (издательство Музея Революции СССР — 1926 год), работами художников B. Пальмова (издательство «Украинский работник» — 1927 год), К. Юона, П. Соколова-Скаля, зарисовками В. Дени. В книге воспроизведена открытка-репродукция К. Юона «Похороны В. И. Ленина» (6) — издательство Музея Революции СССР.
      Четырнадцать лет своей жизни (1918 — 1932) посвятил созданию образа В. И. Ленина выдающийся советский скульптор Н. Андреев. В 192(1 году Н. Андрееву разрешили работать в кабинете В. И. Ленина, где он делал этюды из пластилина и зарисовки В. И. Ленина. К своей ставшей знаменитой скульптуре «Ленин-вождь»
      художник пришел после многолетнего поиска. Поручение Совнаркома, данное Н. Андрееву в 1924 году, после смерти Ленина, — создать его скульптурный портрет, было выполнено Андреевым с чувством глубочайшей ответственности. Созданная Н. Андреевым Лениниана получила всеобщее признание и не раз воплощалась в открытках.
      В 1928 и 1929 годах вышли две серии ленинских открыток, подготовленные Институтом В. И. Ленина при ЦК ВКП(б). В 1930 году ГИЗом издана «Ленинская серия», пользовавшаяся большим успехом и неоднократно переиздававшаяся. В 1931 году выпущена подборка «Дом-музей В. И. Ленина в городе Ульяновске».
      В 1931 году ЦИК СССР издал подборку «Мавзолей Ленина». Десять открыток в разном ракурсе изображают этот замечательный памятник. На фотографии Союзфото показана бесконечная очередь людей, желающих посетить Мавзолей и навсегда унести в своей памяти дорогой образ великого вождя.
      К 10-летию со дня смерти Владимира Ильича большую подборку подготовил Институт Маркса — Энгельса — Ленина. В том же году интересную подборку «Ленин в изоискусстве» выпустил Огиз — Изогиз. Образ В. И. Ленина получил воплощение в ряде произведений советских художников и широко отображен в открытках этого периода. Таковы репродукции произведений И. Бродского «В. И. Ленин в Горках» (издательство Лоссхизо, 1933); И. Грабаря «В. И. Ленин у прямого провода»; А. Герасимова «Ленин на трибуне» (Изогиз, 1933).
      В самом конце 30-х годов издательство «Искусство» воспроизвело ряд рисунков художника П. Васильева: «В. И. Ленин на прогулке в Кремле после ранения, 1918 год», «Последнее выступление В. И. Ленина в Большом театре 20 ноября 1922 года» и другие.
      Настоящий обзор открыток, посвященных Лениниане 20 — 30-х годов, далеко не полон. Немало открыток издавали и периферийные издательства. Например, памятник Владимиру Ильичу в г. Ростове-на-Дону был воспроизведен на открытке Сталинградского издательства в 1931 году. Отпечатана открытка в Госхромолитографии им. Ильича в Ростове-на-Дону.
      Чрезвычайно интересны открытки, на которых приведены высказывания В. И. Ленина и декреты, подписанные Владимиром Ильичем.
      В 1930 году в Москве была издана серия «Мысли Ильича». В 1933 году Изогиз, входивший в состав Огиза (Объединенного государственного издательства), выпустил три серии документальных открыток, подробно осветивших все три похода Антанты. На них воспроизведены фотографии событий 1918 — 1920 п., сатирические плакаты, карты военных действий.
      Взгляните на открытку, показывающую карту плана интервенции (9). На ней указаны районы действий интервентов и намеченные направления ударов. В подборке документальных открыток ГИЗа 1933 года, посвященной первому походу Антанты, имеется Декрет Совета Народных Комиссаров от 15 января 1918 года об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии (7).
      Декрет нашел широкий отклик у трудящихся, и когда весной 1918 года была объявлена запись добровольцев в Красную Армию, то за первые два с половиной месяца ее формирования записалось 106 000 добровольцев. Об этом рассказывает оборотная сторона открытки, изображающей запись в Красную Армию (11).
      На следующей открытке показан полк деревенской бедноты (красноармейцы в казарме — 1918 год). На обороте открытки аннотация: «Стойко и мужественно дрались эти полки, руководимые коммунистами, за Советскую власть, увлекая за собой и середняцкие массы деревни. Полки деревенской бедноты создавались в результате работы комитетов бедноты (комбеды), созданных весной 1918 года с целью классового расслоения деревни, борьбы с кулаками, защиты хлебной монополии и проведения пролетарской диктатуры. Они сыграли крупную роль» (12).
      Против врага было направлено и острое оружие сатиры. Вот плакат художника В. Дени «Антанта», воспроизведенный на открытке (10).
      К концу 1918 года Советская республика оказалась в кольце фронтов. Основными действующими силами Анталы были Колчак — на востоке, Деникин — на юге, Юденич — под Петроградом.
      Зимой 1918 — 1919 годов войска Англии, Франции, Японии и США высадились на севере, в Одессе, Крыму, Закавказье, Средней Азии, на Дальнем Востоке. К весне 1919 года армия Колчака начала наступление.
      На призыв В. И. Ленина: «На помощь Восточному фронту» — 20 тысяч коммунистов, тысячи комсомольцев и 60 тысяч рабочих ушли на фронт. На открытке вы видите готовый к бою красный бронепоезд на Восточном фронте (15).
      «Товарищи, все на Урал!» — призывал плакат на открытке (14). Как и всегда, политический плакат напутствовал бойцов и обличал врага.
      Летом 1919 года Южный фронт имел решающее значение. Перед Красной Армией стояла задача разбить Деникина, освободить хлебные и угольные районы и возвратить молодой республике заводы Донбасса (13). В конце сентября 1919 года в наступление пошли и войска Юденича, но уже в ноябре армия его была разбита. На фотографической открытке изображен отряд петроградских рабочих — членов профсоюза перед отправлением на фронт против Юденича
      В конце сентября интервенты покидают север, и в начале 1920 года Красная Армия переходит в решительное победное наступление.
      В 1920 году против Советской республики выступили белополяки — польские помещики и буржуазия. Предстояла задача ликвидировать и врангелевскую армию. Это тоже нашло свое отражение в открытках «Первая конная армия по дороге на польский фронт» и «Буденновцы на врангелевском фронте» (16).
      В 1919 году было организовано Государственное издательство РСФСР (ГИЗ). Первые открытки этого издательства походили по полиграфическому исполнению и бумаге на открытки литературно-издательского отдела Политуправления Реввоенсовета РСФСР. Отличались они сюжетами и эмблемой. На эмблеме изображались фигуры мужчины и женщины, перед которыми была раскрытая книга. В картуше надпись: «Знание--сила», под изображением — «РСФСР. Государственное издательство». Так были изданы сатирические открытки: «Цветок буржуазии», «Социал-соглашательская игра» и другие.
      Очень много открыток широкого профиля выпустил Госиздат в 1924 году. Об этом свидетельствует каталог открыток — «Художественные открытые письма Госиздата», выпущенный в Москве в 1924 году.
      Довольно обширный каталог открыток, включающий до 2 500 названий, был издан Государственным издательством в 1930 году. Каталог включал главным образом видовые открытки и репродукции картин музеев Москвы и Ленинграда. Видовые открытки изготовлены способом глубокой печати (меццо-тинто) и отпечатаны коричневой, синей и зеленой красками, а часть открыток, изготовленных способом фототипии, — черной краской. Видовые открытки с картин русских и советских художников отпечатаны способом цветной автотипии (в 3 — 4 краски) и, наконец, музейные открытки — способом меццо-тинто и цветной автотипии.
      В 1920 году на базе издательства «Общины св. Евгении» организовался «Комитет популяризации художественных изданий» при Российской Академии истории материальной культуры. Первые четыре открытки нового издательства представляли собой автолитографии Б. Кустодиева: «Купец» (17), «Купчиха» и «Извозчик» и автолитографию С. Чехонина «М. Горький» (19). Изданы они в 1921 году.
      Антирелигиозные открытки выпускало издательство «Безбожник у станка». В 1925 году в этом издательстве вышла серия открыток-репродукций рисунков Д. Моора и других художников, ранее публиковавшихся на страницах журнала того же названия. Вот одна из них: «Да будет свет!», рисунок Моора (20). На оборотной стороне открытки ленинские слова: «Прежде говорили: «Каждый за себя, а бог за всех». И сколько горя из этого вышло. Мы скажем: «Каждый за всех, а без бога мы как-нибудь обойдемся».
      В 1922 году возникла Ассоциация художников революционной России (АХРР), издававшая большое количество открыток почти во всех жанрах станковой живописи — историко-революционном, бытовом, батальном, в жанре пейзажа, портрета, натюрморта. АХРРу принадлежит огромная пропагандистская роль в истории советского изобразительного искусства.
      Ассоциация организовала в Москве одиннадцать больших тематических выставок, таких, например, как «Уголок Ленина», «Жизнь и быт рабочих», «Жизнь и быт народов СССР» и выпускала открытки — репродукции с экспонатов этих выставок. Она заказывала открытки художникам, командировала их на места для зарисовки наших строек, замечательных советских людей — строителей нового общества, их героических трудовых подвигов, их быта.
      Открытки, выпускаемые АХРРом, были популярны среди широких народных масс, приобщали их к искусству, помогали познавать советскую действительность.
      Идейно-художественные задачи, стоявшие перед Ассоциацией, ее принципиальная позиция в пропаганде советского изобразительного искусства способствовали преодолению формалистических тенденций в искусстве 20-х годов. В Ассоциацию входили известные советские мастера: М. Авилов (18), И. Бродский, М. Греков, А. Григорьев, Б. Иогансон, Е. Кацман, С. Малютин, К. Юон, Б. Яковлев и многие другие художники-реалисты.
      Перечень первой серии открыток с выставки «Жизнь и быт народов СССР» издательства АХРР вошел в проспект-каталог этого издательства.
      Подлинными агитаторами были открытки добровольного общества МОПР (издательство ЦК Международной организации помощи борцам революции) и добровольного общества друзей воздушного флота.
      В 20-х годах вышла интересная серия открыток, посвященная Красной Армии, монограмми-ста А. Б. Издана она художественной мастерской М. Р. Зубкова по заказу А. М. Кеддара и отпечатана в московской типолитографии им. Дунаева тиражом в 10 ООО экз. (21).
      Со второй половины 20-х годов к изданию открыток приступили музеи и картинные галереи. Лучшие произведения русских художников, которыми по праву гордится Государственная Третьяковская галерея, репродуцированы в открытках и изданы галереей на хорошем полиграфическом уровне. В них представлено творчество передвижников: В. Перова, И. Крамского, Г. Мясоедова, И. Шишкина, А. Саврасова, И. Прянишникова, А. Корзухина и других художников, подписавших первый устав Товарищества, а также произведения И. Репина, В. Сурикова, И. Левитана, В. Васнецова и других замечательных русских художников второй половины XIX в., вошедших в ряды передвижников. Эти открытки знакомят с произведениями Н. Касаткина, А. Архипова, В. Поленова и другич мастеров изобразительного искусства (см. открытку «И. Крамской, пишущий портрет своей дочери») (22).
      Каталог открыток ГТГ был издан в 1929 году.
      Революционную борьбу рабочего класса, его жизнь и быт отразили открытки-репродукции Государственного музея Революции СССР. Среди них воспроизведения картин И. Репина, С. Иванова, К. Савицкого, Н. Касаткина, И. Владимирова.
      С коллекцией этого музея можно ознакомиться по «Каталогу художественных открытых писем» (Музей Революции СССР, 1930), а также по «Каталогу художественных открытых писем и художественных изданий» (Музей Революции СССР, 1933).
      В 1920-х годах открытки выпускали Общество московских художников (ОМХ), Объединение художников-реалистов (ОХР), «Никитинские субботники» и другие.
      «Никитинским субботникам» принадлежит издание значительной серии фотопортретов писателей, исполненных М. Наппельбаумом. На обороте сфальцованной открытки помещена краткая биография писателя и небольшая библиография его произведений. В серии помещены фотопортреты А. Блока, К. Федина (27), В. Иванова, И. Эренбурга и других.
      В 1932 году было организовано новое издательство «Союзфото», задачей которого явилось издание фотооткрыток.
      Темы их были разнообразны. Это фотопортреты политических деятелей, писателей, композиторов, артистов, а также виды Москвы и других городов и местностей Советского Союза и т. д. Помимо того, издательство «Союзфото» выпускало репродукции произведений изобразительного искусства. Так. в 1936 году око издало серию рисунков И. Репина (28 репродукций, большая часть которых и поныне не воспроизведена в других изданиях).
      В 1930 году был организован Огиз, в 1931 году — Изогиз, а в 1938 году — издательство «Искусство».
      Далее рассказ ведут открытки советских издательств: Музея Революции СССР в Москве. Государственного музея Революции в Ленинграде, Музея Красной Армии (так он тогда именовался), вышедшие значительно позже, в конце 20-х и 30-х годах. Образно показывают художники события того времени. Таковы произведения И. Владимирова: «Выступление солдат и рабочих в февральские дни 1917 года» (издательство Музея Революции СССР), (24), «Арест генералов в феврале 1917 г.» (издательство Музея Революции в Ленинграде) (25), «Полиция в засаде» неизвестного художника (издательство Музея Революции СССР) и другие.
      Год 1918... Голод и холод. Нет хлеба, нет угля. Но молодая Страна Советов полна энергии, полна веры в будущее.
      Весной 1918 года состоялась беседа В. И. Ленина с инженером А. В. Винтером о строительстве Шатурской торфяной электростанции и о постройке в будущем крупных районных электростанций на местном топливе. 13 июля СНК принял постановление о строительстве на реке Волхов гидроэлектростанции.
      В декабре 1920 года VIII Всероссийским съездом Советов был одобрен план ГОЭЛРО. По этому плану в 1922 году в строй вошла Каширская ГРЭС, в 1925 году — Шатурская, а 19 декабря 1926 года состоялся пуск первых агрегатов на Волховской ГЭС.
      На почтовой карточке Музея Революции СССР 1929 года воспроизведена картина художника И. Грабаря «Волховстрой».
      В результате сооружения электростанций получила ток промышленная Россия того времени, во многих деревнях также появился электрический свет, радио (30).
      Гигантскими темпами шло восстановление фабрик и заводов.
      Темы строительства вдохновили многих художников. На открытке художника В. Зарубина изображен Путиловский завод (35). На открытке издательства АХР (Ассоциация художников революции) изображен Надеждинский завод на севере Урала (художник Е. Михайлова) (26). Горьковский автогигант (художник В. Сварог, 1931) показан на открытке Огиза — Изогиза 1933 года — серия «Современные художники».
      Строительство знаменитого Магнитогорского комбината началось в 1929 году. На рисунке художника Е. Львова изображен Магнитострой (открытка-репродукция, Огиз — Изогиз, «Индустриальная серия») — «Ударная бригада» (36). На открытке А. Тарана («Украинский работник», Харьков) представлена «Задымившаяся домна» (34). На открытке художника К. Вей-демана показан Донбасс (33).
      В те годы Огизом были выпущены открытки-диаграммы, на которых даны показатели роста рабочего класса, промышленности и сельского хозяйства, добычи нефти и каменного угля, выплавки чугуна и проката стали в Советском Союзе.
      Важнейшее значение придавалось и транспорту. Был построен Турксиб, соединивший Туркестан с Сибирью. Открытка-репродукция работы художника В. Сварога «Турксиб» — 1931 год (Огиз — Изогиз, серия «Современные художники») рассказывает, как через пустыни, где проходили раньше только верблюжьи караваны, проложен великий железнодорожный путь (29).
      Несмотря на сопротивление кулачества, ширилась коллективизация сельского хозяйства. Росли и набирали силу колхозы, организовывались совхозы. В серии «Колхозы и совхозы» (издательство Огиз — Изогиз) на открытке-репродукции художника Д. Нюренберга-Девинова изображена молотьба в коммуне «Красное знамя» (28), на открытках художника В. Сварога — зерносовхоз «Гигант» (31, 32, 37). Открытки иногда сопровождались актуальными лозунгами, нередко стихотворными. Так, например, на открытках-гравюрах на дереве художника Н. Прохорова, посвященных сельскому хозяйству (Огиз), были лозунги: «За большевистский сев!», «Дружен и весел колхозный труд, шефы-армейцы в подмогу идут!», «Бьет наших врагов не хуже винтовок стопроцентное выполнение хлебозаготовок!»
      Появились первые ростки культуры в деревне. Открылись избы-читальни, книга стала все чаще проникать в массы. Это также нашло отражение в открытках.
      Подытоживая деятельность издательств за эти годы, надо отметить идейную направленность открыточной продукции. Выпускались открытки на индустриальную и сельскохозяйственную тематику, открытки, посвященные Красной Армии и Красному Флоту, комсомольские, пионерские, детские серии, серия политической сатиры, боль-
      шие серии ьидоьых открыток - Кавказа, Крыма, Поволжья, Украины и т. д.
      Это была плодотворная деятельность художников и фотографов, отразившая период становления социализма в первом в мире государстве рабочих и крестьян.
      К сожалению, открытки 20—30-х годов изучены крайне недостаточно. Вышедшие из печати проспекты и каталоги далеко не полно охватывают деятельность издательств, выпускавших открытки.
     
      Глава VII. Открытки в годы Великой Отечественной войны
     
      ЭПОПЕЯ ОГНЕННЫХ ЛЕТ. ОТКРЫТКИ ГЕРОИЧЕСКОГО ЛЕНИНГРАДА. «НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!»
     
      В августе 194] года на одном из участков Ленинградского фронта в бумажнике убитого фашистского ефрейтора нашли цветную открытку. Видимо, она дважды побывала в типографском станке, потому что поверх старого цветного изображения был жирно наложен свежий штамп. На открытке изображен Исаакиевский собор, а двустишие, напечатанное по-немецки поверх изображения, призывало фашистов устроить здесь публичный дом!
      Комиссар 1025-го полка отдал открытку одному из ротных политруков и сказал:
      — У вас в роте много ленинградцев. Покажите им. А вы, — обратился он ко мне, — при случае рассказали бы солдатам об этом соборе. Полезно знать, что у нас под защитой...
      Рассказ об этой открытке можно прочитать в книге Р. Штильмарка «Образы России»*.
      Да, ленинградцы знали, что защищают, поэтому они и проявили такую силу духа. Город Ленина, израненный, промерзший, голодный, не переставал жить, чтобы бороться и бороться, чтобы жить. Сотни открыток были изданы в блокированном городе Ленинградским отделением издательства «Искусство», Военным издательством Народного Комиссариата обороны, Воен-мориздатом, Ленинградским отделением Союза советских художников (ЛССХ), Политуправлением Краснознаменного Балтийского флота (ПУ КБФ) и другими издательствами.
      В 1965 году ленинградские коллекционеры устроили замечательную выставку этих открыток («Ленинград в дни Великой Отечественной войны») и издали каталог. Открытки рассказывают о трудных и незабываемых днях героической обороны города, носящего имя Ленина. Некоторые открытки выпущены Воениздатом НКО по рисункам известного ленинградского художника Н. Павлова, выполненным в 1942 году. Среди них зарисовки работ по укрытию памятника Петру I на набережной Невы.
      Замечательные рисунки художника показывают быт ленинградцев в зиму 1941 — 1942 годов.
      Над рисунками для открыток работали многие ленинградские художники: В. Морозов, создавший целую серию интереснейших зарисовок для книги Н. Тихонова «Ленинградский год» («Ленинград в декабре 1942 года») (1), С. Моча-лов. Ю. Непринцеи. М. Пильщиков. I Фитин-гоф. В эти и последующие годы блокады много открыток было издано по рисункам Б. Пророко-ва, Влад. Серова («Вперед, до полного разгрома врага») (2), А. Яр-Кравченко и других художников.
      «Никто не забыт и ничто не забыто!» — под этим названием ленинградские филокартисты в сотрудничестве с Государственным музеем истории Ленинграда выпустили каталог открыток 1941 — 1945 годов, изданных в Ленинграде.
      Это необычный каталог. За строками книги, за перечнем открыток встает подвиг жителей осажденного города, их беззаветный патриотизм, поразительная стойкость, вера в победу, величие духа.
      В каталоге указаны открытки, выпущенные в Ленинграде с июня 1941 года по май 1945 года, — всего 823 наименования! Читая (именно, читая) этот каталог — своего рода летопись Ленинграда в суровые дни войны, — поражаешься высокой духовной культуре ленинградцев и вместе с ними гордишься тем, что в 1944 — 1945 годах в городе, перенесшем столько испытаний и еще не оправившемся от ран, издательства «Искусство» и Государственного Русского музея издали 77 сюжетов-репродукций произведений русских художников, общим тиражом около 800 тыс. экз! И почти тем же тиражом с 1942 по 1945 год — 33 сюжета открыток-репродукций советских художников (11, 15, 16, 20, 21).
      Издательство «Искусство» за 1944 — 1945 годы выпустило 14 сюжетов произведений западноевропейских художников — Н. Пуссена, Ж. Шардена и других тиражом в 170 тыс. экз!
      Только духовно богатые люди могут в такие тяжелые годы проявлять любовь к искусству.
      В годы войны в Ленинграде выпускались: открытое письмо, почтовая карточка, почтовая открытка, поздравительная открытка, воинское письмо, письмо с фронта («секретка»), письмо-песня («секретка»).
      Писатели и поэты: Н. Тихонов, О. Берггольц, В. Инбер, М. Исаковский, В. Лебедев-Кумач; художники: А. Остроумова-Лебедева,
      Г. Верейский, Ю. Непринцев, А. Пахомов, К. Рудаков; композиторы: В. Соловьев-Седой, Н. Будашкин и другие словом, стихами, кистью, песней поддерживали боевой дух защитников города. Все это нашло отражение в открытках.
      Вот одна из них: почтовая карточка «Играй, мой баян» (3), (слова Л. Давидович, художник И. Кулешов. Воениздат НКО СССР, 1943).
      К 100-летию со дня смерти И. А. Крылова вышли открытки-иллюстрации к его басням. Посмотрите на открытое письмо: Г. Нарбут.
      «Фельдмаршал М. И. Голенищев-Кутузов (силуэт)». На открытке басня И. А. Крылова «Обоз» (Лениздат. 1944) (5).
      Воинское! С каким нетерпением в годы войны ждали родные и близкие эту драгоценную весточку от война-сына, мужа, брата... Вот воинское письмо художника П. Мальцева (издание «Победа», 1945), посвященное 75-летию со дня рождения В. И. Ленина, с портретом Владимира Ильича и цитатой из его сочинений. На обороте этого письма надписи: «Смерть немецким захватчикам», «Воинское» — и служебный текст: «Куда», «Кому», «Адрес отправителя», «Полевая почта» (указать номер полевой почты, фамилию, имя, отчество). На месте марки — «М. Ш.» (место штампа). На «секретке» работы художника П. Алякринского (издательство «Советский график» Всекохудожника) портрет И. Е. Репина и цитата из его высказываний. На обороте надпись: «Смерть немецким захватчикам!» и служебный текст: «Куда», «Кому», «Адрес отправителя». На месте марки: «Цена 8 коп.».
      Отдел фотооткрыток каталога состоит из 89 наименований. В нем представлены работы фотографов А. Кремнева и Н. Янова (морские эпизоды — отважные действия моряков Балтики), Р. Мазелева (подвиги летчиков — защитников Ленинграда). Л. Бернштейна (посвященные Краснознаменном) Балтийскому флоту), Д. Платонова (открытки-фотографии видов Павловского парка и г. Пушкина). По материалам фототеки Музея городской скульптуры воспроизведены на открытках памятники Ленинграда — Петру 1. С\воров\. Кутузову. Барклаю-де-Толли. Портреты великих русских полководцев
      А. В. Суворова и М. И. Кутузова были исполнены художником Н. Павловым (Александр Суворов. Открытое письмо, J1CCX, 1944) (6), Михаил Кутузов. Открытое письмо, J1CCX, 1944 (7)
      В Москве изданием открыток военной тематики занималось много издательств: «Искусство», «Художественный фонд СССР», издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», К. К. «Филателия» Когиз и другие.
      Рисовали для них известные московские художники: Н. Жуков, В. Иванов, Л. Голованов, В. Говорков, В. Дени, Н. Долгоруков, В. Корецкий, В. Щеглов и другие. Разнообразна их тематика. В плакатной открытке В. Иванов изобразил танк и наших бойцов со штыками наперевес, наступающих на врага; над ними Суворов на коне, — приведен его знаменитый призыв: «Бей, коли, гони, бери в полон» (издательство ФКК, 1942) (8); на другой открытке по его же рисунку — небывалый поединок лейтенанта Черненко с «Мессершмиттом-110» (издательство «Искусство», 1942) (10).
      Трогательно звучат поздравления с праздником Великого Октября, с годовщиной Красной Армии, новогодние приветствия. Эти поздравления были тесно связаны с пожеланиями скорейшей победы над врагом, с патриотизмом нашего народа, с его пламенной любовью к Родине. Взгляните на рисунок художника Н. Жукова — бойцы поздравляют друг друга с 26-й годовщиной Красной Армии (14).
      «Новогодний привет героическим защитникам Родины!» передает другая почтовая карточка полевой почты. На ней призыв: «Воин Красной Армии! Бери пример с героев гражданской войны! Сам будь героем!» (4).
      Легендарные герои гражданской войны — Чапаев, Щорс и Котовский, портреты которых помещены на карточке, как бы передают эстафету воинам Красной Армии. На оборотной стороне карточки еще одно поздравление и призыв: «С Новым годом, товарищи бойцы, командиры и политработники! Во имя Родины вперед на полный разгром врага!». Карточка выпущена издательством «Искусство» (Москва, 1941).
      «Новогодний привет из Москвы» шлет еще одна почтовая карточка издательства «Искусство» (1941). На карточке неизвестного художника изображен памятник А. С. Пушкину, мимо которого проходят советские воины (13).
      «С Новым годом!» — поздравляет другая карточка издательства «Искусство» (1941).
      На рисунке — партизан в добротном полушубке и меховой шапке, с винтовкой за плечами везет на санях пленных немецких вояк, замерзших, оборванных «завоевателей». На открытке стихи:
      «Зима!.. Крестьянин, торжествуя,
      На дровнях обновляет путь».
      Смех — грозное оружие. Об этом свидетельствуют многочисленные сатирические открытки, высмеивавшие фашистов. Посмотрите на прекрасный плакатный рисунок художника В. Говоркова «Гитлер хочет есть — накормим его!» (издательство «Искусство»). Открытка эта свидетельствует об исключительной мобильности наших сатирических открыток. Издана она 4 июля 1941 года — буквально через десять дней после начала войны! (9). Рисунок художника Н. Головина (г. Горький) «На кладбище интервентов и захватчиков» вначале был напечатан в «Комсомольской правде» № 34, 11 февраля 1942, а затем был воспроизведен на открытие Гизлег-прома в 1942 году (18).
      Много открыток, посвященных Великой Отечественной войне, издавалось в послевоенные годы. Например, в 1964 году ленинградское издательство «Художник РСФСР» выпустило подборку из шестнадцати открыток: «Ленинград в дни блокады. Произведения ленинградских художников».
      Вот некоторые из них. На рисунке художника A. Пахомова 1943 года («На Марсовом поле в тревогу») показаны наши воины в те дни.
      На другом рисунке художника Н. Павлова 1942 года — огороды в центре, около собора (12). В технике офорта исполнена Н. Павловым в 1942 году жанровая картинка «Концерт на набережной Невы в дни блокады» (17).
      1944 год. Позади артиллерийские обстрелы. Торжественный момент изображен на гравюре Н. Павлова «Снятие укрытия с памятника B. И. Ленину у Финляндского вокзала» (19).
      Так ярко и образно повествовали открытки о Великой Отечественной войне.
     
      Глава VIII. Открытки послевоенных лет
     
      ПАФОС СОЗИДАНИЯ. ПРОПАГАНДА СОВЕТСКОГО ИСКУССТВА. ГАЛЕРЕЯ ГЕРОЕВ. ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО.
     
      Великая Отечественная война окончилась. В руинах лежали многие города, от цветущих селений остались пепелища. И в эту тяжелую пору советский народ снова проявил все свои замечательные качества: любовь к Родине, горячий патриотизм, верность заветам Ленина, стремление к миру, культуре, искусству. «Город восстанавливается» — называется открытка издательства «Искусство» (художник Н. Кочергин) (1).
      После длительного перерыва опять заработал Днепрогэс. На открытке Украинского издательства изобразительного искусства и музыкальной литературы изображена одна из сторон плотины Днепрогэса. Это открытка из серии «Днепрогэс восстанавливается» (художник Д. Безуглый, 1947) (3).
      Открывались музеи, новые издательства. Устраивались художественные выставки.
      Организованное в 1945 году издательство «Советский художник» воспроизвело в открытках произведения, показанные на крупнейших выставках страны: «XXX лет Советских Вооруженных Сил», «XXX лет ВЛКСМ», на Всесоюзной художественной выставке 1947 года.
      В 1947 году было образовано также издательство Академии художеств СССР.
      В 1953 году на базе издательств Государственной Третьяковской галереи и Академии художеств СССР начал работу вновь организованный Изогиз. Выпускалось много серий открыток, посвященных русскому и зарубежному искусству, а издательство «Советский художник» продолжало свою деятельность по пропаганде советского изобразительного искусства, значительно обогатив тематику открыток.
      В 1955 году в Сибири, на реке Ангаре, началось строительство Братской ГЭС. Всенародная стройка вдохновила советских художников. Картину гигантской стройки можно видеть на работе А. Шаталова «Братская ГЭС строится» (1959).
      В 1963 году в собрании автора этой книги появились две необычные открытки, выпущенные Красноярским книжным издательством. На одной из них — рисунке художника Пинигина — изображена линия электропередачи; надпись: «1963. 25 марта. Перекрытие Енисея», на другой — рисунке художников Р. Берга и М. Рогожнева — такая же надпись и памятный штемпель: «Выставка Филателии, посвященная перекрытию Енисея — и дата «25. III. 63»(4). Коллекционер. передавший эти открытки, в этот памятный день находился в Красноярске. Он рассказал, что открытки эти носили красноярцы во время торжества вместо нагрудного знака,
      На открытке издательства «Советский художник» (1966) можно видеть развернутую панораму строительства (В. Богаткин «Растет Красноярская ГЭС, август, 1963 год») (2). «Домны Тагила» (художник Б. Семенов) (7), «Огни Волго-Балта» (художник В. Ветрогонский) изображены на открытках того же издательства, выпущенных в 1959 и 1967 годах.
      Покорение целины явилось грандиозным достижением нашего народа. Картина художника В. Басова «Разбуженная степь», репродуцированная на открытке издательства «Советский художник» в 1955 году, рассказывает о работе на целинных землях (6).
      Издательство «Искусство» выпускало открытки-репродукции произведений русских художников.
      Открытки послевоенных лет значительно пополнили Лениниану. Репродукционные открытки отразили образ В. И. Ленина во всех видах изобразительного искусства — живописи, графике, скульптуре, декоративно-прикладном искусстве. Многократно издавались открытки-репродукции известной картины И. Бродского «Ленин в Смольном» и других его произведений, А. Герасимова «В. И. Ленин на трибуне» (издана также в ГДР в издательстве «Verlag der Kunst»). Кто не знает работу Влад. Серова «Ходоки у Ленина», картину художников Б. Иогансона, В. Соколова. Д. Тегина, Н. Чебакова, Н. Файдыш-Крандисв-скои «Выступление В. И. Ленина на III съезде комсомола»! (5). Большой известностью пользуются произведения П. Васильева и Н. Жукова, посвятивших свое творчество ленинской теме. Тонко передал образ вождя Е. Кибрик. Популярен его рисунок «Есть такая партия!»
      Над созданием образа В. И. Ленина работали художники И. Пархоменко, В. Касиян, В. Басов, А. Моравов, И. Тоидзе, Кукрыниксы, Д. Налбандян, М. Соколов и многие другие.
      Произведения этих художников нашли отражение в открытках. Ленинским памятным местам посвящены работы И. Соколова, М. Девятова, М. Ахунова, А. Саханова и других. В книге помещена работа В. Бялыницкого-Бирули «Горки. Центральная аллея в солнечный день» (любимая аллея В. И. Ленина) («Советский художник», 1962) (8). Талантливые советские скульпторы Н. Томский (9), М. Манизер, В. Пинчук, Л. Кербель, В. Цигаль, С. Мерку-ров и другие создали памятники В. И. Ленину, которые также были показаны в открытках. Выпущены видовые открытки, на которых изображены памятные ленинские места (Н).
      Много интересного внесли в Лениниану подборки: «В. И. Ленин» (работы художников Н. Андреева, И. Пархоменко, А. Михайловского с натуры, «Советский художник», 1967); «В. И. Ленин» (художник П. Васильев, «Советский художник», 1967).
      Ряд подборок был посвящен Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу. Выпущены они Изогизом в 1962 году, «Советским художником» в 1966 и 1967 годах.
      Выдающимся деятелям КПСС и Советского государства были посвящены подборки, изданные «Советским художником»: «Ф. Э. Дзержинский» (1966), «С. М. Киров» (1966), «Я. М. Свердлов» (1966), «М. В. Фрунзе» (1966), «Н. К. Крупская» (1968).
      Советский народ не забыл тяжелые испытания, перенесенные в годы Великой Отечественной войны, гибель своих отважных сынов и дочерей, отдавших жизнь за Родину.
      Герои Великой Отечественной войны запечатлены в ряде подборок Л. Котлярова, Р. Масаутова, Б. Щербакова. Л. Котлярову также принадлежит подборка «Герои Социалистического Труда» (Изогиз, 1961). Не забыты и герои гражданской войны. Им также посвящены подборки Л. Котлярова, В. Колесникова и других художников.
      Открытки-воспроизведения портретов героев Великой Отечественной войны продолжают выходить и сегодня.
      В послевоенные годы теме Великой Отечественной войны большое внимание уделило издательство «Советский художник». Среди комплектов открыток этого издательства удачно исполнены иллюстрации О. Верейского к поэме A. Твардовского «Василий Теркин» (1961) и «Фронтовые зарисовки 1941 — 1944 гг.» И. Евстигнеева (1967).
      Неизгладимое впечатление производят рисунки Б. Пророкова «Это не должно повториться»(11). Посвящены военной теме и многие отдельные открытки-воспроизведения работ Ю. Не-принцева, участника Великой Отечественной войны художника В. Богаткина «Штурм рейхстага» (12).
      В историческом, историко-революционном и батальном жанрах были выпущены подборки, воспитывающие чувство горячей любви к Родине и показывающие примеры доблести и геройства: «Панорама Бородинской битвы» Ф. Рубо, «Отечественная война 1812 года в произведениях B. Верещагина», «1905 год в произведениях искусства»: монографические подборки известных советских художников М. Грекова, М. Авилова. Влад. Серова, П. Кривоногова и других.
      В 19б7 году издана отличная подборка — сорок снимков известных фотографов А. Дорна, A. Савельева, Н. Грановского, М. Альперта и других из архивов Центрального музея B. И. Ленина, Государственного музея Революции СССР, фотохроники ТАСС, Центрального государственного архива кинофотофонодоку-ментов СССР. На них представлена Красная площадь («Советский художник», 1967).
      В послевоенные годы наши издательства выпустили много подборок и отдельных открыток-репродукций лучших произведений русских, советских и зарубежных художников.
      Были изданы: серия «Художники-передвижники», монографические подборки В. Максимова (Изогиз, 1961), К. Савицкого (Изогиз, 1960), И. Прянишникова (Изогиз. 1959), А. Венецианова (Изогиз, 1959), В. Перова (Изогиз, 1956), П. Федотова («Советский художник», 1965),
      А. Боголюбова («Советский «художник», 1965), C. Жуковского («Советский художник», 1965), И. Айвазовского («Советский художник», 1968) и дрегих художников.
      Произведения художников этих периодов были отображены и в подборках по музеям страны. Особенно много таких комплектов открыток разных лет пришлось на долю центральных музеев — Государственной Третьяковской галереи и Государственного Русского музея. К сожалению, подборки, посвященные этим музеям, выходили не последовательно по сериям, а от случая к случаю. и потому частично повторялись. Периферийные музеи были представлены в те годы в основном одной подборкой из двенадцати открыток. Это, конечно, далеко не достаточно.
      Советские художники продолжили реалистические традиции художников XIX века. С. Герасимов, Б. Иогансон, А. Пластов, Ф. Решетников, Е. Чепцов, Т. Яблонская и другие создали картины, основанные на принципах социалистического реализма. Были изданы подборки, отражающие творчество многих советских художников — С. Герасимова («Советский художник», 1960), М. Грекова («Советский художник», 1960), А. Дейнеки («Советский художник», 1960), Б. Иогансона («Советский художник», 1961, 1966), Кукрыниксов («Советский художник», 1961), М. Нестерова («Советский художник», 1964), В. Фаворского («Изогиз, 1960), Е. Чепцова («Советский художник», 1962), С. Чуйкова («Советский художник», 1966).
      Получило отражение в открытках и творчество художников национальных республик: М. Чурлёниса (Литовское издательство), А. Жмуйдзинавичюса («Советский художник», 1966. Литовское издательство, 1966), Э. Окаса («Советский художник», 1966), М. Абдуллаева («Советский художник», 1967), И. Бокшая («Ми-стецтво», 1964), А. Петрицкого («Мистецтво», 1970), М. Сарьяна («Советский художник», 1960). Помимо монографических подборок издательство «Советский художник» на протяжении ряда лет выпускало открытки, знакомящие с изобразительным искусством Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Якутии, Бурятии, Чувашии, Кабардино-Балкарии.
      Богатый материал о творчестве советских художников дают выставки. Например, выставка художников РСФСР — «Советская Россия». В 1960 году издательство «Советский художник» выпустило пять подборок — 125 открыток-репродукций этой выставки. Всесоюзная выставка 1961 года была также хорошо представлена (до 100 открыток). В 1963 и 1964 гг. «Советский художник» издал пять выпусков открыток, отразивших произведения изобразительного искусства различных периодов: 1917 — 1932, 1932 — 1941. 1941 — 1945, 1946 — 1954 и 1954 — 1963 гг.
      Наши издательства охотно публикуют открытки-иллюстрации к произведениям художественной литературы, заслужившим мировое признание.
      Много подборок было посвящено иллюстрациям к произведениям А. С. Пушкина. Известны иллюстрации А. Бенуа к «Медному всаднику» («Советский художник», 1965); радуют подборки Т. Мавриной «У лукоморья» («Советский художник», 1961); Л. Владимирского к поэме «Руслан и Людмила» («Советский художник», 1966); Е. Пашкова к сказкам («Изобразительное искусство», 1968) и другие. Издано несколько подборок-иллюстраций к произведениям Н. В. Гоголя («Советский художник», 1959, Изогиз, 1963). Отличные иллюстрации к произведениям А. П. Чехова принадлежат Д. Кардовскому (к «Каштанке» — «Советский художник», 1961) и Кукрыниксам (к «Даме с собачкой» — «Советский художник», 1959). Иллюстрации к произведениям Л. Толстого исполнены Влад. Серовым, А. Пластовым и другими в подборке «Л. Н. Толстой в иллюстрациях советских художников» («Советский художник», 1954); Е. Лансере, Д. Шмариновым, А. Кокориным («Советский художник», 1959). Много подборок-иллюстраций к произведениям М. Горького было выполнено лучшими советскими художниками: С. Герасимовым и Д. Шмариновым (к «Делу Артамоновых» — «Советский художник», 1960), Влад. Серовым, П. Кориным, Кукрыниксами и другими.
      Большой популярностью пользуются иллюстрации Д. Моора, Б. Пророкова, М. Черемных к поэмам и стихотворениям В. Маяковского («Советский художник», 1963) и подборки «Россия в трех революциях», «Этих лет не смолкнет слава», Н. Долгорукова.
      Эти и многие другие подборки иллюстраций могут служить отличными наглядными пособиями в педвузах, школах и т. д.
      Много иллюстраций создали наши художники к произведениям К. И. Чуковского.
      В послевоенные годы продолжалось издание рисунков и акварелей русских, советских и зарубежных художников. Издавались открытки-рисунки русских художников XVIII, XIX — начала XX века — А. Лосенко, Ват. Серова, И. Шишкина, А. Иванова, В. Перова. В. Сурикова, советских — В. Богаткина, Н. Жукова и других.
      Мы уже видели, какую роль играла плакатная открытка в годы войны. Ее действенная роль была велика и в годы мирного строительства. Плакатные открытки Д. Моора (Изогиз, 1957), B. Дени (Изогиз, 1963), М. Черемных (Изогиз, 1963), Н. Долгорукова были широко использованы в деле агитации и пропаганды.
      Открытки-эстампы русских граверов XVIII, XIX — начала XX века, советских граверов Д. Остроумовой-Лебедевой, П. Павлинова, А. Кравченко, М. Маторина издавались неоднократно.
      Издано много портретов писателей (подборки «Советского художника» — «Портреты русских писателей», 1969; и «Русские писатели», 1964). Многие подборки фотографий посвящены жизни и творчеству писателей («М. Горький», Изогиз, 1961, «Правда», 1968; «В. Маяковский», Изогиз, 1963) и памятным местам, связанным с их деятельностью («Пушкинский заповедник в Михайловском», «Советский художник», 1968).
      Ряд подборок посвящен космонавтам. Здесь портреты космонавтов («Летчики-космонавты СССР», Гознак, 1968) и отдельные открытки-портреты неоднократно переиздавались, например, портрет Ю. Гагарина, (издание «Комбината фотоуслуг», Гомель, 1961) (13). Значительным успехом пользуются подборки А. Соколова «Космические фантазии» («Советский художник», 1965); А. Леонова и А. Соколова «Человек в космосе» («Советский художник», 1967 и «Изобразительное искусство», 1969).
      В течение только последнего десятилетия были выпущены комплекты открыток, знакомящие с русской скульптурой XVIII, XIX — начала XX века и с творчеством наших лучших советских скульпторов, начиная от Н. Андреева и И. Ша-дра («Советский художник», 1961), С. Коненкова («Советский художник, 1965 и его же издание в открытках двойного формата), Л. Кербеля и М. Манизера («Советский художник», 1967), C. Меркурова {«Советский художник», 1962), Ю. Микенаса («Советский художник», 1968). Подборки и отдельные открытки знакомят с замечательными произведениями В. Мухинои, Е. Белашовой, Н. Томского, Е. Вучетича, М. Аникушина, А. Кибальникова.
      Немало подборок посвящено декоративноприкладному искусству народов СССР. Таковы, например, подборки издательства «Советский художник» (1959) по СССР и отдельным союзным республикам. Отдельные комплекты 60-х годов знакомят с русской керамикой, фарфором, фаянсом и майоликой, резьбой по кости и т. д.
      Изделия народно-художественных промыслов — гжельская керамика, хохломская роспись по дереву, художественные лаки Палеха, Мстёры, Федоскина и Холуя, расписанные букетами подносы села Жостово. богородская резьба по дереву, дымковская игрушка, холмогорская резьба по кости, новгородские вышивки, вологодские кружева, кубачинские изделия из металла, знаменитая грузинская чеканка, ковры — туркменские, азербайджанские и другие — хорошо показаны на открытках.
      За последние годы значительно больше выпускается открыток с изображением видов городов и отдельных местностей, их архитектурных памятников, жилых и общественных зданий, сооружений. Издавались виды городов Суздаля, Ростова, архитектурных памятников Троице-Сергиева монастыря, Новодевичьего монастыря в Москве («Советский художник», 1968).
      Нашел отражение в открытках и спорт, например, подборка «Спорт в произведениях советских художников» («Советский художник», 1963).
      Многие открытки посвящаются коммунистическому воспитанию детей. К ним относятся «Законы юных пионеров» («Советский художник», 1964, Изогиз, 1961), «Пять правил октябрят» («Советский художник», 1964).
      Изобразительное искусство народов мира представлено большим количеством подборок и отдельных открыток. Только за последнее десятилетие они познакомили с голландской живописью XVII века («Советский художник», 1964), фламандской живописью XVII — XVIII вв. (Изогиз, 1961 и 1964), французской живописью 17-18 вв. (Изогиз, 1961), немецким искусством XV — VIV вв. (Июгиз. 1962), реализмом во французской живописи XIX века («Советский художник», 1967), итальянским искусством XVII — XVIII вв. («Советский художник», 1964), мастерами итальянского Возрождения XV века и т. д. Монографические подборки посвящены творчеству Рафаэля, Рубенса, Тициана, Рембрандта. Леонардо да Винчи и других мастеров.
      В последовательных выпусках репродукций представлена живопись Государственного Эрмитажа («Советский художник», 1969, 5 выпусков).
      Изобразительное искусство социалистических стран также нашло отражение в изданиях советских открыток. Целая серия подборок вышла в издательствах Изогиз и «Советский художник». В них отражено изобразительное искусство братских социалистических государств — Болгарии, Венгрии, Вьетнама, ГДР, Корейской Народно-Демократической республики, Кубы, Монголии, Польши, Румынии, Чехословакии, Югославии.
      Неплохо представлена в открытках этих лет скульптура, начиная с древнейших цивилизаций: античная скульптура в Эрмитаже («Советский художник», 1964), скульптура Древней Мексики (Изогиз, 1962), западноевропейская скульптура («Советский художник», 1969), творчество Огюста Родена («Советский художник», 1968), Франсуа Рюда («Советский художник», 1964), Донателло («Советский художник», 1966).
      Гравюра и литография также отражены в открытках по историческим периодам. Например, изданы: «Гравюра XVI — XVII вв.» (Эрмитаж, 1963). «Итальянская гравюра на дереве XVI — XVI11 вв.» (Изогиз, 1963), французская цветная гравюра второй половины XVIII века из собрания ГМИИ (Изогиз, 1963), французские литографии (Изогиз, 1957), немецкая графика XVIII — XIX вв. («Советский художник», 1965) и т. д. В монографических подборках отражены офорты Рембрандта (Изогиз, 1958), гравюры У. Хогарта (1959), гравюры и рисунки Г. Доре (Изогиз, 1959), графика Кубы, Мексики, Японии, Бразилии, Аргентины.
     
      Глава IX. Открытки советских специализированных издательств
     
      ИЗДАТЕЛЬСТВА «ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО», «АВРОРА», «ПЛАНЕТА», «СОВЕТСКИЙ ХУДОЖНИК», «ПЛАКАТ». ОТКРЫТКИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ЛЕНИНА. ОТКРЫТКИ-ПОРТРЕТЫ ВЫДАЮЩИХСЯ ДЕЯТЕЛЕЙ МИРОВОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ. ОТКРЫТКИ О РУССКИХ И СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЯХ. ПАНОРАМА ГОРОДОВ. СПОРТИВНАЯ СЕРИЯ. ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЕ ОТКРЫТКИ.
     
      В разнообразной печатной продукции, выпускаемой издательством «Изобразительное искусство», немалое место заняли художественные открытки, посвященные творчеству крупнейших мастеров отечественного дореволюционного и советского изобразительного искусства, зарубежных художников, а также агитационно-массовые, познавательные и поздравительные открытки к всенародным и бытовым праздникам.
      Деятельность издательства «Советский художник» сосредоточена на пропаганде советского изобразительного искусства, и открытки, издаваемые им, посвящены творчеству советских мастеров.
      Основной задачей фотоиздательства «Планета» является пропаганда средствами фотоискусства достижений нашей Родины и братских социалистических стран в области экономики, науки, культуры, борьбы народов за мир, прогресс. Возможности фотографии беспредельны и позволяют достоверно передавать события и явления, происходящие в мире.
      Издательство «Аврора», организованное на базе Ленинградского филиала бывшего издательства «Советский художник», выпускает в основном на экспорт различную изопродукцию и в том числе открытки, пропагандирующие шедевры отечественного искусства — живопись, графику. скульптуру, декоративно-прикладное искусство народов СССР и замечательные произведения зарубежного изобразительного искусства, хранящиеся в наших музеях.
      В 1975 году было создано новое специализированное издательство ЦК КПСС — «Плакат».
      В числе выпускаемой им разнообразной продукции большое место занимают агитационномассовые открытки, объединенные в тематические комплекты и серии, посвященные историко-революционным местам, памятникам боевой славы, мемориальным комплексам и музеям.
      В 1970 году исполнилось 100 лет со дня рождения великого вождя трудящихся В. И. Ленина. К этому празднику советских людей и всего прогрессивного человечества наши издательства пополнили Лениниану многими отличными подборками и отдельными открытками. Отметим некоторые наиболее характерные подборки, раскрывающие образ вождя.
      Из подборок, выпушенных издательством «Изобразительное искусство», необходимо отметить оригинально задуманный комплект «1870 — 1970 гг. к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина», состоящий из двойных открыток-портретов В. И. Ленина, изображений титульных листов книг Владимира Ильича и краткого пояснительного текста (1). В зарисовках, художника Г. Храпака показаны памятные ленинские места в Ульяновске (1970), художника М. Ахунова — ленинские места в Сибири (1970). Талантливое творчество художников народных промыслов представлено в подборке «Образ В. И. Ленина в произведениях мастеров художественных промыслов» (1970).
      Интересные подборки выпустило издательство «Советский художник»: «Центральный музей Революции» (1969), Н. Жуков «Рисунки» (1969) и «Ленинская правда» известного палехского художника К. Бокарева.
      Разнообразными подборками фотографий отметило знаменательный юбилей издательство «Планета». Это подборки «Ленин в Кремле» (1969), «По ленинским местам за рубежом», фотографии видов Ульяновска.
      В издательстве «Планета» были выпущены две подборки, значительно пополнившие коллекцию открыток-портретов основателей, руководителей и выдающихся деятелей мирового коммунистического движения, — «Ленинская гвардия планеты». В 1970 году была также издана подборка, посвященная Фридриху Энгельсу.
      Ленинградское издательство «Аврора» выпустило подборки: В. Соколов «Ленин вечно живой» (1970) и «Памятники В. И. Ленину в Ленинграде» (1969).
      Нельзя не отметить и некоторые подборки, выпущенные к знаменательной дате другими издательствами. На хорошем полиграфическом уровне выполнены две подборки издательства «Правда»: «Дом-музей В. И. Ленина в Горках»
      (1969) и «По ленинским местам. Ульяновск. Казань» (1969) (2). Украинское издательство «Мистецтво» выпустило подборку «Образ
      В. И. Ленина в украинском изобразительном искусстве» (1969), в которой познакомило с творчеством украинских художников, посвященном великому вождю.
      В 1970 году Лениздат выпустил подборку «Наш Ильич. Один день пребывания В. И. Ленина в Петрограде 19 июля 1920 г.» (составитель А. Петров). В подборке пятнадцать открыток-фотографий из Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (3).
      Смотришь на фотографии и один день из жизни В. И. Ленина запоминаешь надолго.
      Советские люди по праву гордятся героическим прошлым своей Родины. Поэтому неоднократно выпускаются подборки, изображающие памятники воинской славы и мемориалы — «Пискаренское и Серафимовское мемориальные кладбища» («Аврора», 1971) (4).
      Много отдельных открыток и подборок было издано к 25-летию, 30-летию Победы над фашистской Германией: «Зеленый пояс Славы» («Советский художник», 1969) (5); «Защитникам Москвы. 1941 — 1942 гг.» («Планета», 1970); «Графика военных лет» («Советский художник»); «Художники-ветераны Великой Отечественной войны» («Советский художник»).
      К 30-летию Победы издательство «Планета» выпустило комбинированные монтажные карточки на тему битвы под Москвой, под Сталинградом и под Курском. Вышли подборки: «Музей комсомольской славы», «Ордена и медали СССР».
      В издательстве «Изобразительное искусство» вышли подборки: «Картины Центрального музея Вооруженных Сил СССР», «Женщины-медики — герои Великой Отечественной войны». В издательстве «Аврора» — «Зеленый пояс славы».
      В 1971 году издательство «Изобразительное искусство» выпустило комплект открыток «Пионеры-герои», посвященный детям — героям Великой Отечественной войны. В нем помещены портреты пионеров-героев и даны описания их подвигов (художник И. Сущенко).
      Такие подборки имеют громадное воспитательное значение и должны демонстрироваться на школьных и клубных выставках.
      Остановимся вкратце на деятельности наших специализированных издательств за последнее время. Они выпустили много интересных новинок.
      В издании «Изобразительного искусства» большим успехом, как и прежде, пользуются выпускаемые сериями, подборками и отдельными открытками воспроизведения работ И. Левитана, И. Репина, Вал. Серова, В. Сурикова, К. Петрова-Водкина (8), художников-передвиж-ников. Большой заслугой издательства является то, что оно приступило к более детальному ознакомлению любителей искусства с сокровищами периферийных музеев (что соответствует давним пожеланиям коллекционеров). Так, на открытках воспроизведены шедевры Костромского областного музея изобразительного искусства. За 1971 — 1972 годы вышли два выпуска открыток-репродукций этого музея.
      Вышла подборка открыток «Портреты декабристов» (10).
      В 1971 году издательство приступило к выпуску открыток специально для коллекционеров. В двух выпусках 1971 — 1972 годов — «Картины Государственной Третьяковской галереи» — помещены ранее редко издававшиеся открытки-репродукции картин этой галереи, воспроизводятся картины из Государственного Эрмитажа (15).
      Из других изданий заслуживают упоминания два выпуска Государственного Русского музея (1971 — 1972), древнерусская миниатюра «Сказание о Петре и Февронии» (1971) (11), «Русские типы» Б. Кустодиева (1970), подборка «Ван Гог» (1971).
      Большого внимания заслуживает серия подборок «Шедевры мировой архитектуры». В 1971 году вышел четвертый выпуск, посвященный романской архитектуре средневековой Европы. Всего намечено к изданию шестнадцать выпусков этой серии.
      Всемирное признание заслужил балет Большого театра СССР. Ему посвящены подборки, отражающие как декорационно-оформительскую живопись (например, подборка «Художники в Большом театре», «Изобразительное искусство», 1970), так и отдельные постановки.
      В 1971 году издательство «Советский художник» приступило к выпуску большой серии открыток — «Истории советской живописи», в которую включены сто пятьдесят открыток-репродукций произведений выдающихся советских мастеров. Половина этих открыток вышла в 1971 и 1972 гг. (6). В дополнение к этой серии в 1973 год издана брошюра П. Суздалева «История советсксл ляс — иллюстрированный каталог репродукционных открыток). В ней помещены все сто пятьдесят фотографий этих открыток. Не подлежит сомнению, что серия станет ценным пособием при изучении советского изобразительного искусства.
      Среди изданий «Советского художника» привлекают внимание подборки А. Титова (1972 год) (12), художников: Т. Мавриной (1969 год) (9), А. Лаптева (1970), С. Чуйкова (1971), а также иллюстрации к произведениям выдающихся поэтов и писателей: А. С. Пушкина (1971), Ф. М. Достоевского (1971), А. М. Горького, В. В. Маяковского, А. П. Гайдара и других.
      Разнообразна деятельность ленинградского издательства «Аврора». Открытки этого издательства знакомят с произведениями отечественного изобразительного искусства (7), шедеврами мирового искусства, хранящимися в наших музеях и картинных галереях (13, 14), замечательным народным творчеством. В подборках «Авроры» представлено творчество К. Брюллова (1972), иллюстрации И. Билибина к сказкам и былинам (1970), современная живопись эстонских мастеров (1971), живопись начала XX века из фондов Государственного Русского музея и древнерусская книжная миниатюра из прекрасного собрания Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (1970).
      Издательство широко знакомит с сокровищами Государственного Эрмитажа. Разнообразны подборки открыток, воспроизводящих коллекции Эрмитажа: «Итальянская живопись XIII — XVIII вв.» (1971), «Художественные эмали» (1970), «Игры Древней Олимпии» (1972), «Русское народное искусство» (1970).
      В 1971 году в Русском музее в честь XXIV съезда КПСС была открыта выставка портрета «Наш современник» (произведения ленинградских художников). Подборка под этим же названием (1972) знакомит нас с их творчеством.
      В последнее время большое внимание уделяется познавательным открыткам-рисункам разных художников, посвященным истории возникновения отдельных предметов, например, подборки «Самовары» (1969), «Русские прялки» (1971) и другие.
      Фотографии знаменитых архитектурных ансамблей Ленинграда, фонтанов Петродворца, подмосковной усадьбы «Кусково» (подборки 1970 года) и архитектуры городов Дальнего Востока, Сибири, Ташкента, восстановленного после землетрясения 1967 года, а также новых городов страны выпущены в издательстве «Аврора».
      Надо отметить поздравительные открытки и сувенирные карточки «По музеям СССР».
      Поздравительные открытки двойного формата, целлофанированные и лакированные, посвященные праздникам и знаменательным датам, издаются не только на русском, но и на иностранных языках.
      «По музеям СССР» имеют двойной формат. На их лицевой или внутренней стороне помещена цветная репродукция, название музея или его изображение выполнено в технике конгрева. Думается, что эти сувенирные карточки найдут широкое распространение и будут способствовать удовлетворению эстетических запросов нашего народа.
      Много интересных, содержательных открыток выпустило специализированное фотоиздательство «Планета» (4(1. 47. 48. 49. 50, 51. 52, 53).
      Подборка «Ордена и медали СССР» (1973) знакомит с правительственными наградами за выдающиеся заслуги в социалистическом строительстве и обороне страны, в деле укрепления мира и дружбы между народами.
      Подборка «Г. И. Котовский» (17) рассказывает о незабываемых подвигах легендарного героя гражданской войны.
      Комплекты открыток о В. В. Куйбышеве (1970), Г. В. Чичерине (1972) (16, 18) продолжили ранее издававшуюся серию «Выдающиеся деятели КПСС и Советского государства».
      Вышла подборка об академике И. В. Курчатове (1973) — пламенном патриоте и великом ученом в области атомной энергии. В ней использованы документальные фотографии Центрального Государственного архива кинофотодокументов СССР и Мемориального дома-музея И. В. Курчатова.
      Монографическая подборка посвящена первооткрывателю космоса Юрию Гагарину (1969).
      К 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик выпущены рашо-образные открытки с видами столиц союзных республик.
      Разнообразны видовые открытки. Среди них комплекты открыток с видами Москвы (32, 33, 35, 37), Бреста (19), Волгограда (21), Новосибирска (20,26), Владивостока (31), Кинешмы (42), Бийска (41), Калинина (22), Воронежа (23), Киева (24, 27), Барнаула (25), Ленинграда (38), Астрахани (30), Кишинева (34, 36), Ялты (28), Куйбышева (29) и других городов Советского Союза.
      Большое познавательное значение имеют подборки открыток с видами Заполярья, живописных мест на Днепре, Урале и Приэльбрусье.
      Интересно задуманы и осуществлены подборки документальных фотооткрыток из жизни и деятельности русских и советских писателей. Например, подборки «Л. Н. Толстой в фотографиях современников» (1970) с интересными фотографиями из старых изданий —
      В. Г. Черткова, К. К. Буллы и друз их и «Музей-квартира Л. Н. Толстого в Москве» (1969).
      Советскому читателю дороги романы Н. А. Островского «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей». Для многих бурные события, отображенные в них, созвучны с собственными фронтовыми воспоминаниями. Поэтому с большим удовлетворением была встречена подборка «Музей-квартира писателя Н. А. Островского» (1971).
      С большим художественным вкусом были изданы подборки «Болдино» (1971) (39) и «Есенинские места под Рязанью» (1969). На открытках цитаты из произведений любимых поэтов.
      Издательство выпустило ряд подборок из серии «В помощь школе». Например. «Экскурсия в природу » (40).
      Неизменным успехом пользуются наши хореографические ансамбли. В комплектах открыток показаны ансамбли «Березка» (1972) (44) и И. Моисеева (45). Об артистах советской эстрады рассказывают два выпуска подборок «Звезды советской эстрады».
      Интересным комплектом фотооткрыток представлена Оружейная палата (43).
      Исключительно популярен в нашей стране спорт. Подборки «Чемпионы мира и Европы» (хоккей, 1970), «Чемпионы СССР по футболу», «Чемпионы СССР, Европы и мира» (по различным видам спорта) были встречены болельщиками с большим удовлетворением.
      Лиричны открытки «Пейзажи нашей Родины». Они сопровождаются стихотворениями А. Блока, С. Есенина и других поэтов.
      Открытки знакомят с курортами СССР — Железноводском, Светлогорском, Зеленоградом.
      Издательство ЦК КПСС — «Плакат» выпустило комплекты из 24 цветных фотооткрыток «Кабинет и квартира В. И. Ленина в Кремле», «Красная Пресня», два комплекта из 18 цветных фотооткрыток «Мамаев курган» и «Хатынь», комплект из 12 цветных фотооткрыток «Петрищево».
      Издательство приступило выпуску серии открыток Борода-герои» Издает поздравительные открытки и карточки к революционным праздникам и знаменательным датам, сувенирные открытки, посвященные новым советским обычаям и обрядам. Например, поздравительные карточки, вручаемые в торжественной обстановке юношам и девушкам в день окончания профессионально-технических училищ (сувенирная карточка «Посвящение в рабочий класс»), в день окончания сельхозучилищ(сувенирная карточка «Посвящение в хлеборобы»).
      Издает сувенирные карточки-напутствия призывникам. поздравительные карточки новобрачным, приглашение на свадьбу, поздравления с праздником работников отраслей народного хозяйства и культуры.
     
      Глава X. Познавательное значение иллюстрированных открыток
     
      РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫХ ОТКРЫТОК В РАЗНЫХ ОБЛАСТЯХ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЕ, ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ. КЛАССИФИКАЦИЯ И ОСНОВЫ СИСТЕМАТИЗАЦИИ ОТКРЫТОК. НЕСКОЛЬКО РАССКАЗОВ О ТОМ, КАК ОТКРЫТКИ КОЛЛЕКЦИИ ПОМОГЛИ АВТОРУ В ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ.
     
      Прежде всего необходимо еще раз отметить, что открытки порой явлйются документами эпохи. Особенно ценны среди них открытки-воспроизведения зарисовок очевидца события. Например. открытки-репродукции известных художников И. Бродского, М. Грекова и других.
      Иногда открытки отражают произведения изобразительного искусства уже несохранившиеся. Таким образом, они являются единственным источником, дающим представление об этом произведении.
      Трудно переоценить значение открыток-иллюстраций из различных книг. Они пропагандируют книги, оживляя в памяти читателя образы полюбившихся героев.
      Подобного рода открытки можно использовать как наглядные пособия в школе и высших учебных заведениях.
      Богатейший материал в открытках найдет для себя этнограф-исследователь. Это серии: «Типы России», «Типы и виды Малороссии», «Галерея типов Дашковского этнографического музея. Русское племя» и другие.
      Многочисленные типажи разных народов мира отражены в открытках.
      В Государственной библиотеке имени В. И. Ленина при отделе редких книг есть группа изобразительных материалов. По данным на начало 1973 года количество открыток, которыми располагает группа, превышает 300 тысяч. Выдача открыток в зал составила за три месяца 1972 года — 29 тысяч! Почти десятая часть всего фонда!
      Кто же пользуется этими открытками, что ищет в них? Возьмем книгу записей выдачи открыток. Выбираем наиболее интересные из них.
      Исторический музей в 1970 — 1971 годах, устраивая выставку, взял для нее среди других материалов открытки по теме «Степан Разин». Болгарская студия научно-популярных фильмов также решила использовать открытки для фильма, посвященного Георгию Димитрову. Пришлось пересмотреть до 5000 открыток с видами городов Европы. А вот Музею краеведения Северной Осетии потребовалось познакомиться с открытками, изображающими типажи, быт и виды Кавказа.
      Для рестаьрации Николо-Угрешскогс монастыря Всесоюзному производственному научно-реставрационному комбинату оказались необходимы открытки с его изображениями.
      Сотрудники Мосфильма систематически посещают группу изобразительных материалов. Для одного из кинофильмов пришлось пересмотреть открытки с видами Нижнего Новгорода.
      Архив Академии наук СССР для иллюстрированного справочника «Академия наук СССР. Персональный состав» разыскивал среди открыток портреты русских и зарубежных деятелей науки. Некоторые из портретов были найдены.
      Из всего сказанного выше ясно, какую огромную роль играет коллекционирование открыток.
      «Когда мы говорим о коллекционерах, то не должны забывать, что коллекционер — это первая ячейка музея; коллекционеры — актив музея. Это «кровеносная система», связывающая государственное хранилище с жизнью. А кроме того, в большинстве случаев работа отдельных коллекционеров вливается потом в общую сокровищницу культуры.
      И. П. Павлов считал, что, развивая «рефлекс цели», коллекционирование представляет собою тренировку волевых качеств. Нет сомнений также, что коллекционирование — одна из самых доступных форм творческого труда. И чем ближе мы становимся к коммунизму, тем все большее число людей будет принимать участие в благородной работе по собиранию памятников культуры. Разница в том, что с каждым годом все большее число людей будет собирать вещи для коллекций общественных, а не личных. Усматривать же в собирании коллекций нечто антиобщественное — значит отвращать людей от внимания к памятникам культуры и человеческого труда». Эти слова принадлежат Ираклию Андроникову («Личная собственность». Библиотека «Огонька», 1960 г., № 51, Издательство «Правда», М., «О собирателях редкостей», стр. 54).
      Большие коллекции являются результатом многолетней, упорной, кропотливой работы, подчас трудом целой жизни коллекционера.
      Поиску и исследованиям коллекционеров содействует Всесоюзное общество филателистов (ВОФ).
      Секции филокартистов, как и другие секции, входящие в состав отделения ВОФа, ставят перед собой общую задачу пропаганды коллекционирования. привлечения грчдящихся и в го.м числе молодежи к коллекционированию — этому полезному и интересному использованию своего досуга. Коллекционирование неразрывно связано с изучением истории собираемых предметов, а это повышает познавательный уровень коллекционеров, расширяет их кругозор.
      Секции филокартистов пропагандируют искусство, содействуя росту культуры и развитию художественного вкуса широких народных масс.
      Пополняя знания и удовлетворяя свои эстетические запросы, советские филокартисты охотно несут свои знания людям. Громадное значение имеют выставки, организуемые филокартистами в клубах, жэках, красных уголках предприятий и учреждений. Они вызывают неизменный интерес.
      Исключительно важны вопросы исследовательской работы, и секции уделяют им все возрастающее внимание.
      Большинство коллекционеров волнует вопрос о систематизации открыток. И это понятно, ведь каждую коллекцию необходимо систематизировать.
      Открытки (почтовые карточки) можно разделить на две основные категории: почтовые маркированные карточки (первая русская почтовая карточка была не маркированной) и иллюстрированные открытки.
      Почтовые маркированные карточки делятся на две группы: без изображения (одинарные и с оплаченным ответом) и с изображением.
      Иллюстрированные открытки бывают:
      1. Репродукционные (воспроизводящие произведения изобразительного искусства) и репродукционно-документальные (фотографии);
      2. Оригинальные (так называются открытки, изображения на которых исполнены художниками специально для открыток).
     
      Разнообразен мир оригинальных открыток. Среди них поздравительные открытки — одинарные и двойные, к знаменательным и революционным датам, семейным праздникам; детские — иллюстрации к сказкам, кинокадры,
      юмористические, сатирические, фотомонтажи; тематические; агитационно-массовые; плакатные, политические.
      Небольшую коллекцию открыток-репродукций произведений дореволюционных русских и советских художников достаточно разделить по видам изобразительного искусства — на живопись, графику и скульптуру, а затем в каждом виде — по художникам, соблюдая хронологическую последовательность. Некоторые художники работали в нескольких видах изобразительного искусства. Вряд ли целесообразно в этих случаях разделять открытки-репродукции их произведений по жанрам.
      В больших собраниях систематизация сложнее. Здесь прежде всего нужно разделять дореволюционное и советское искусство. А затем каждый отдел в свою очередь делится на живопись, графику, скульптуру, декоративно-прикладное искусство, архитектуру.
      Дореволюционное искусство разделяется на следующие исторические периоды; древнерусское искусство, искусство XVIII века, искусство первой половины XIX века, искусство второй половины XIX века, искусство XX века. Каждый исторический период в свою очередь делится по жанрам и художникам в хронологической последовательности.
      Небольшое собрание открыток по зарубежному изобразительному искусству систематизируется по странам, а в пределах каждой страны — как небольшая коллекция дореволюционных русских и советских художников.
      Большую коллекцию по зарубежному изобразительному искусству прежде всего надо разделить по странам, а в пределах каждой страны по основным этапам истории развития ее искусства. Например, для Западной Европы: искусство древности, искусство средних веков, искусство эпохи Возрождения, искусство XVII — XVIII веков, искусство XIX — начала XX веков, современное искусство.
      В каждом из этих разделов надо выделить, если возможно, живопись, графику и скульптуру. Внутри каждого раздела той или иной страны открытки располагаются по художникам в хронологической последовательности.
      Большую помощь коллекционеру, собирающему открытки-репродукции произведений изобразительного искусства (особенно зарубежного), окажут справочники:
      U. Thieme und F. Becker. Allgemeines Lexikon der bildenden Künstlcr von der Antike bis zur Gegenwart. B.l-37. Leipzig, 1907-L95U; H. Vollmer. Allgemeines Lexikon der bildenden Künstler des XXJahrhunderts. B.l-4. Leipzig, 1953-1958; E. Bénézit. Dictionnaire critique et documentaire... V.l-8. Paris, Librairie Gründ, 1948-1955.
      Они помогут в систематизации собрания.
      Крайне разнообразны способы систематизации видовых открыток. Здесь все зависит от целей и задач собрания. Например, в начале коллекции можно поместить виды столицы нашей Родины — Москвы. Затем разместить виды городов и местностей Советского Союза в алфавитном порядке. Интересно сопоставление в коллекции видов старой деревянной Руси с величественной панорамой городов Советского Союза.
      Все большие коллекции открыток, которыми располагают государственные хранилища (Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина. Государственная Публичная библиотека им М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде и другие) систематизируются по схеме, опубликованной в книге «Библиотечно-библиографическая классификация».
      Приводимые советы по систематизации не являются догмой. У каждого могут быть свои соображения по поводу систематизации его собрания.
     
      В заключение расскажу о тех открытках коллекции, которые помогли мне в исследовательской работе.
      В книге художника И. И. Бродского «Мой творческий путь» приводится любопытное сообщение:
      «Работая в сатирических журналах в течение двух лет. я исполнил, вероятно, свыше двух сотен графических работ на злободневные политические темы. Вспоминаю, что в тот же период я
      сделал серию акварелей на революционные темы: «Расстрел на площади» (9 января), «Баррикады» и другие. Однажды ко мне пришел незнакомый человек, которого я часто встречал в столовой университета; я знал, что он имеет отношение к одному из либеральных издательств. Этот человек попросил у меня разрешения воспроизвести мои акварели на открытках, обещая заплатить соответствующий гонорар. Я был еще студентом, жил на стипендию и поэтому очень обрадовался такому неожиданному заработк). Незнакомец взял мои акварели и через некоторое время принес их обратно, сказав, что ничего не вышло, так как клише получились очень плохие, и открытки напечатаны не будут. Таким образом, авторские, на которые я рассчитывал, от меня неожиданно уплыли.
      Месяца через два прихожу как-то в университетскую столовую обедать и вижу, что в киоске продаются открытки с моих акварелей. Мне стало ясно, что вся история была задумана как маленькая «экспроприация». Я не протестовал, и мне даже понравился этот трюк. Очень жалею лишь о том, что у меня не сохранились эти открытки, так же как и оригиналы, которые я, помню, подарил одной революционной организации через Н. Е. Добычину, попросив ее реализовать акварели путем розыгрыша на концерте, сбор с которого шел на политические цели.
      К сожалению, это сделать не удалось, так как начались обыски, и Н. Е. Добычина спрятала мои акварели на чердаке, где они от сырости погибли, так, по крайней мере, она сама говорила мне об этом».
      Итак, акварели пропали, и от них остались только воспроизведения на открытках, возможно, уникальных; по крайней мере, й. Бродскому достать их не удалось уже в те годы. Усиленные поиски не давали результатов. Я не находил их ни в одном собрании — ни государственном, ни частном. Ни к чему не приводили и расспросы художников, коллекционеров. Открыток никто никогда не видел.
      И вот, коща уже поиски казались безнадежными, мне попалась одна открытка «Баррикада» (1). Внизу, в ее правом углу, была подпись: «И. Бродск.»! Я не верил своим глазам... Я полетел, именно полетел, к дочери И. Бродского — художнице Лидии Бродской. Мы придирчиво рассматривали подпись; долго искали и сверяли букву «д» в фамилии художника. И на обороте открытки появилась первая надпись Л. Бродской: «Предполагаю эту открытку работой моего отца».
      Только через несколько месяцев появилась вторая надпись: «После более глубокого ознакомления с работой, считаю, что эта открытка является репродукцией утраченной акварели моего отца. 12 ноября 64 г.».
      В декабре 1965 года я дал публикацию об открытке в журнале «Юность», а затем она была перепечатана в газете «Московский комсомолец».
      Что сказать об этой акварели? Радуясь, что нашлась открытка, можно глубоко пожалеть, что утрачен оригинал.
      ...Опустевшая, разгромленная, покинутая баррикада. От нее остались беспорядочная груда обломков, домашняя рухлядь, опутанные проволокой столбы... Но еще реет над ней символ революции — красный флаг!
      Безмолвна баррикада — только трупы ее героических защитников словно призывают к возмездию...
      Первая находка вдохновила на дальнейший поиск. Прошло еще два года и, словно в награду, передо мной появилась вторая открытка — «Опознание трупов» (2). И тогда я понял сожаление Бродского об утрате оригиналов. Ибо и по своему композиционному решению и по драматической насыщенности «Опознание трупов» — незаурядная работа талантливого художника.
      ...Мрачная, грязная, глухая тюремная сте-на.замыкающая весь фон. И нет в перспективе ничего, кроме этой, давящей, как кошмар, стены и двух зарешеченных окошечек, через которые льется скудный свет. Освещенный неверными бликами длинный ряд трупов... И над ними — где склонились, где застыли скорбные фигуры... Найдут или не найдут?
      Не подлежит сомнению, что эти акварели имеют значение не только при изучении творчества И. Бродского, но и всего русского искусства периода первой русской революции.
      Еще одна интересная открытка И. Бродского находится в моем собрании. Это один из эскизов к известной картине «Красные похороны». Открытка выпущена под названием «Жертвы борьбы роковой» — перефразировка известной революционной песни «Вы жертвою пали в борьбе роковой» (6). Сохранился ли оригинал? Поиск продолжается...
     
      Несколько лет назад ко мне обратился заведующий отделом масляной живописи Государственного Исторического музея СССР с просьбой предоставить музею цветную открытку-репродукцию картины И. Репина «Гайдамаки» (12). Картина эта поступила в Исторический музей в 1949 году в тяжелом состоянии — краска растрескалась, местами осыпалась, были утрачены отдельные детали. Репродуцирована она была в цветной открытке Музея Революции СССР, где находилась картина до 1949 года под названием «Раздача оружия гайдамакам в XVII веке». Как бывает в таких случаях, картину заклеили и предназначили для реставрации. Нуждалась она в капитальной реставрации, ее необходимо было дублировать, укрепить красочный слой, восстановить живопись, в частности, воспроизвести головы двух запорожцев. Картина была в темных тонах, в пастозной манере, свойственной Репину.
      О ней упоминает И. Грабарь в своей книге «Илья Ефимович Репин», называя ее несколько иначе: «Гайдамаки на Умани готовят оружие». Он высоко оценивает художественные достоинства картины. Открытка должна помочь при реставрации картины.
      ...Восстановить картину полностью, по-видимому, оказалось невозможно. Такое решение вынес реставрационный совет. Только цветная открытка и фотография могут дать представление о картине.
     
      Две открытки, две фотографии. На одной показаны углекопы шахты Донецкого бассейна (9), на другой — быт рабочих-шахтеров (8). Посмотрите на этих людей. На их тяжелый труд в
      узком забое, на убогий быт и жалкий отдых. Что ж! Таких открыток было немало — их, вероятно, выпустило какое-либо либеральное издательство. Рассмотрим их вместе. На них указаны номера (№ 6 и № 9), следовательно, это была серия, по крайней мере, из девяти открыток. Изданы они
      В. Ф. Новиковым в дореволюционное время. Но вот на одной, а затем и на другой виден круглый штамп: «impr. reunies de Nancy», то есть «напечатано в Нанси» (город Франции).
      Для чего же было печатать их во французской типографии? И, кроме русского, на французском языке. Очевидно, некоторая часть тиража предназначалась для Франции. Но кому интересна целая серия таких открыток во Франции?
      Большинство шахт Донбасса принадлежало французским и бельгийским предпринимателям, организовавшим ряд акционерных обществ в Донбассе.
      Фотографии эти должны были убедить акционеров, что дешевый рабский труд и крайне неприхотливый быт, несомненно, дадут высокую прибыль.
     
      Несколько лет назад мое внимание привлекли открытки-шаржи на известных артистов Московского Художественного и Малого театров в мундирах и костюмах 1812 года. Затем они появились в моем собрании. Из пяти шаржей два — на Станиславского (3) и Леонидова — были подписаны Д. Моором; три остальных — на Южина, Качалова и Вишневского — были без подписи. Кому принадлежат последние три шаржа? По манере исполнения, по почерку они, бесспорно, работы Д. Моора. Но это надо доказать. Неясно также, почему актеры одеты в костюмы 1812 года. Возникли и другие вопросы: когда они были созданы, при каких условиях, где находятся оригиналы?
      И вот я в музее Художественного театра. Рассматриваю альбом покойного директора музея, писателя Н. Д. Телешова «Московский Художественный театр в карикатурах и шаржах». Вижу знакомые фотографии шаржей и пояснение к ним: «Серия шаржей «Артисты и общественные деятели в костюмах 1812 года» появилась в столетнюю годовщину Отечественной войны».
      Кроме этих шаржей у меня был еще один — на Бахрушина (5). Я показал его сыну Бахрушина — Юрию Алексеевичу.
      — Все эти шаржи, — сказал Юрий Алексеевич, — находятся в Театральном музее. Принадлежат они Моору. Они входили в альбом Чудако-ва, помощника моего отца по устройству благотворительного вербного базара. Он-то и заказал их Моору. Они были репродуцированы на открытках и продавались на вербном базаре.
      — А знаете ли вы, — продолжал Юрий Алексеевич. — что многим они напоминали персонажей из «Войны и мира»: атаман Платов — Бахрушин; Кутузов — Шаляпин (4); Андрей Болконский — Качалов; Пьер Безухое — Леонидов; князь Василий — Южин. Тогда издавался журнал «Вестник базара», - — добавил Юрий Алексеевич. — Познакомьтесь с этим журналом — не пожалеете.
      После долгих поисков передо мной оказались три номера этого журнала. Юрий Алексеевич был прав — картина прошлого Москвы встала перед глазами.
     
      В моем собрании имеется открытка, на которой изображен Л. Собинов в роли Ленского. Имя художника скрыто под буквой «К» в двойном кружке. Ни в одной монографии, посвященной Л. Собинову, рисунок этот не встречается. Монограмма художника загадкой не является. Открытка издана «Общиной св. Евгении», в справочнике этого издательства значится под № 653 и является работой художника Л. Ковальского. Номер открытки свидетельствует о том, что она издана в начале 900-х годов. Но когда и где исполнен портрет? Ведь произведения Ковальского были мало известны в России, так как большую часть жизни он провел в Париже, и произведения его почти не появлялись на русских выставках. Однако известен исполненный им портрет Ф. Шаляпина в роли Мефистофеля и преподнесенный артисту с надписью: «Великому художнику и милому Федору Ивановичу Шаля-
      пину от Л. Ковальского. Киев. 23/11 1903 г.». Итак, Ковальский в 1903 году находился в Киеве. Не тогда ли написан им портрет Л. Собинова?
      Я показал открытку в семье Леонида Витальевича. но ни рисунок, ни открытка не были им известны. Так же неизвестными оказались они и секретарю покойного артиста Е. К. Евстафьевой. Однако, по мнению ее. художником запечатлен образ Ленского, относящийся к началу века. Дальнейшие исследования открытки, даты приезда Л. Ковальского в Россию и гастрольных поездок Л. Собинова убедили в том, что Л. Ковальский исполнил рисунок в Киеве в 1903 году.
     
      Прошло немного времени, и в моем собрании появилась открытка-портрет Ф. Шаляпина в роли Мефистофеля (10) — с той же монограммой, принадлежащей Ковальскому. Казалось бы, все ясно. Смотрю отлично составленную
      Н. В. Власовым иконографию: «Ф. Шаляпин в изобразительном искусстве», помещенную в двухтомнике «Федор Иванович Шаляпин», вышедшем в 1958 году. В числе произведений, запечатлевших образ Мефистофеля, созданный Ф. Шаляпиным, Н. В. Власов называет акварель неизвестного художника «1Ъ. Но этот портрет, воспроизведенный на открытке, изданной в 1903 году товариществом Голике и Вильборг, по установленной уже монограмме принадлежит Ковальскому — художнику «К»!
      Сравниваю несколько открыток с монограммой Ковальского. И портрет Л. Собинова, и жанровая работа «Наталка», и, .наконец, этот ставший загадочным портрет Ф. Шаляпина, исполнены в одной манере — та же монограмма, тот же почерк. Нет сомнения — портрет принадлежит Л. Ковальскому. Что же ввело в заблуждение Н. В. Власова? Надо думать, круг, в который заключена эта злосчастная буква. Очевидно, верхняя часть окружности и создала впечатление латинской буквы «Я» вместо русской «К».
     
      В 1965 году в журнале ^Советский коллекционер» (№ 3, стр. 116 — 124) я опубликовал статью «Первые русские художественные открытки». В ней были даны сведения об открытках-офортах М. Рундальцева, выпущенных издательством А. Фельтена в Петербурге. Сообщение касалось девятнадцати известных мне работ Рундальцева, большая часть которых имеется в моем собрании (13).
      Через некоторое время я получил письмо из отдела графики Государственного Русского музея. В нем запрашивали об одном из опубликованных мною офортов М. Рундальцева «Гильом II Нассауский» (11), неизвестном Русскому музею.
      Удалось установить, что этот офорт имеется в собрании музея, но оттиснут на одном листе с пятью другими.
      А в картотеке назван автором — жаннеман. Основанием этого авторства послужила атрибуция, произведенная в Эрмитаже в начале XX века (А. Н. Бенуа. Каталог Эрмитажа. 1911 г., стр. 253 и 257 и словарь ТЫете-Вескег т. 15, 1922, стр. 592).
      На открытке-офорте ясно видна подпись М. Рундальцева.
      Какова же вообще история этих открыток, подлинных произведений М. Рундальцева?
      Гравированные карточки — открытки-офорты М. Рундальцева — попали в Русский музей в пробных оттисках самого художника вместе с собранием художника Е. Е. Рейтерна в 1918 году. Рейтерн был их хранителем до своей смерти. Краткие сведения об этом имеются в журнале «Среди коллекционеров» (1921, №8 — 9, стр. 36 — 40).
      Надо думать, что эти оттиски были подарены автором Рейтерну. Поступили они к Рейтерну с гравированными ремарками, авторскими подпи-
      сями и датами (очевидно, это даты дара). Но так как дарились новые гравюры, то эти даты можно считать датами создания.
      Итак, в Русский музей поступили:
      1. Оттиски с четырех досок с шестью открытками с картин Эрмитажа на каждой и ремарками: двуглавый орел — 1900 год; здание Эрмитажа — 1901 год; лилия или аканф — 1902 юл; портрет Вакселя — 1903 год.
      2. Оттиски доски с двенадцатью головками по рисункам художника Соломко, названными автором «Исторические параллели», и с ремаркой: «женщина в русском костюме» и датой — 1901 год.
      3. Оттиски доски, на которой награвированы пятнадцать видов Петербурга. На тринадцати из них над видами архитектурных памятников города портреты русских императоров, начиная с Петра 1. Виды Петербурга лишены ремарок и авторских пометок. Датируются они по цензурному разрешению 1903 годом.
     
      Любопытную роль сыграла открытка-репродукция картины А. М. Васнецова «Базар» (7).
      При осмотре картины реставратор обнаружил, что в результате повторных прописок небо на картине значительно утрачено (расслоение красочного слоя). В таких случаях реставратору важно знать, когда началось разрушение картины. После сравнения с открыткой было установлено, что оно произошло до 1941 года (дата открытки), так как на открытке картина воспроизведена уже в разрушенном состоянии.
      Так создалось мнение реставратора.


     
     
      КРАТКИЙ УКАЗАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ ПО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМУ ИСКУССТВУ ДЛЯ СИСТЕМАТИЗАЦИИ КОЛЛЕКЦИЙ
     
      Булгаков Ф. И. Художественная энциклопедия (иллюстрированный словарь искусств и художеств), т. 1 — 2, Спб., изд. А. С. Суворина, 1886 — 1887.
      Булгаков, Ф. И. Наши художники (живописцы, скульпторы, мозаичисты, граверы и медальеры) на академических выставках последнего 25-летия. Биографии, портреты художников и снимки с их произведений, т. 1 — 2. Спб., изд. А. С. Суворина, 1890.
      Ровинский Д. А. Русские народные картинки. Текст кн. 1 — 5 и атлас, т. 1 — 4. Спб., 1881.
      Ровинский Д. А. Подробный словарь русских граверов XVI — XIX вв.. т. 1 — 2. Спб., 1899.
      Кондаков С. Н. Юбилейный справочник Имп. Академии художеств. 1764 — 1914 гг., ч. 1 — 2. Спб., Академия художеств. 1915.
      Юндолов А. Сборник материалов для истории Имп. С.-Петербургской Академии художеств за 100 лет ее существования. Указатель. Спб., 1887.
      Собко Н. П. Словарь русских художников, ваятелей, живописцев, зодчих, рисовальщиков, граверов, литографов, медальеров, мозаичистов, иконописцев, литейщиков, чеканщиков, стаканщиков и проч. с древнейших времен до наших дней (XI — XIX вв.). Составлен на основании летописи, актов, архивных документов, автобиографических заметок и печатных материалов, т. 1 — 3. Буквы А. И. П. Спб., 1893 — 1899.
      Товарищество передвижных художественных выставок. Перечень произведений и библиография, т. 1 — 2. М.. Искусство. 1952 — 1959.
      Летопись изобразительного искусства. Всесоюзная книжная палата (издается ежеквартально с 1934 г.)
      Всеобщая история искусств в 6-ти томах, т. 1 — 6. Под ред. Веймарна и других. (Академия художеств СССР. Научно-исследовательский институт теории и истории изобразительного искусства). М., Искусство. 1956 — 1966.
      Краткая художественная энциклопедия. Искусство стран и народов мира. Архитектура, живопись, скульптура, графика, декоративное искусство, т. 1 — 3. М., «Советская энциклопедия». 1962 — 1971.
      Краткий словарь терминов изобразительного искусства. Изд. 4. М., «Советский художник», 1965.
      Кауфман И. М. Русский биографический и биобиблио-графический словарь. М., Госкультпросветиздат, 1955.
      Выставки советского изобразительного искусства, т. 1. Справочник, 1917 — 1932. М., «Советский художник», 1965; т. 2, 1931 — 1940, М., «Советский художник», 1967. Художники народов СССР. Биобиблиографический словарь в 6-ги томах, г. 1. Аавик-Ьоико. М., «Искусство», 1970.
      Острой О. С. Изобразительное и прикладное искусство.
      Библиография русской библиографии. Гос. Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. М., «Книга», 1969.
      Новая советская литература по искусству. Каталог новых поступлений в Библиотеку им. В. И. Ленина. М., изд. Гос. библиотеки СССР им. В. И. Ленина (изд. с ноября 1966 г.).
      История русского искусства. Под общ ред. акал. И. Э. Грабаря и пр. т. I — 13. М.. Изд-во АН СССР. 1953 — 1966.
      Бенуа А. Н История живописи всех времен и народов, Т. 1 — 4. изд. Шиповник». 1912 — 1913.
      Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. 2 выпуска. Спб., Изд-во «Знание». 1901 — 1902.
      Словарь монограмм советских художников-графиков. М. изд. Гос. библиотеки СССР им. В. И. Ленина. Отдел редких книг. 1962.
     
      ЛИТЕРАТУРА ПО ФИЛОКАРТИИ
      Шлеев В., Файнштейн Э. Художественные открытки и их собирание. М., Изогиз, 1960.
      Тагрин Н. В поисках необычного. Общество по распространению политических и научных знаний РСФСР. Ленинградское отделение, 1962.
      Шлеев В., Файнштейн Э. Как собирать художественные открытки. М.. Изогиз, 1963.
      Забочень М., Лениниана в открытках. М., изд-во «Связь». 1970.
      Бугаевич 1. Украшсш лиспвки та фшокартия. Кшв, «Мистецтво», 1971.
      Библиографию филокартии читатели найдут в сборниках: Советский коллекционер, № 7. М., изд-во «Связь», 1970, № 9, изд-во «Связь». 1971.

        _________________

        Распознавание текста — БК-МТГК, 2018 г.

 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru