На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотечка «За страницами учебника»
Вспомним забытые игры. Якуб С. К. — 1988 г.

«Знай и умей»
Станислав Константинович Якуб

Вспомним забытые игры

*** 1988 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      К ЧИТАТЕЛЮ 5 СЧИТАЛКИ 10 ГОРЕЛКИ 17 ЖМУРКИ 24 ПЯТНАШКИ 29 ХРОМАЯ ЛИСА 33 ПРЯТКИ 37 ПУСТОЕ МЕСТО 41 ВОРОТА 43 ВОЛКИ И ОВЦЫ 47 КОШКИ-МЫШКИ 49 КАРАВАИ 53 ШТАНДЕР 55 УДОЧКА 61 КАЗАКИ-РАЗБОИНИКИ 66 ТРЕТИЙ ЛИШНИИ 77 ЧИЖИК 82 ГУСИ-ЛЕБЕДИ 94 ПАЛОЧКА-ВЫРУЧАЛОЧКА 100 ЧЕХАРДА 108 ЗМЕЙКА 116 ЛАПТА 121 ЗАКОНЫ ЧЕСТИ 155
     
     
      К ЧИТАТЕЛЮ
     
      А игры не будет, что ж тогда остается?
      Л. Н. Толстой «Детство»
     
      ...через детей последующих поколений детские игры снова повторяются, снова оживляются в памяти живущих поколений и снова молодеют...
      Е. А. Покровский
     
      Дорогие ребята и все читатели, которые открыли сейчас эту страницу!
      Самое мое заветное желание, чтобы эта небольшая книжка, над которой я так долго и с таким увлечением работал, не затерялась в вашей памяти, а оказалась вам нужной и полезной.
      Ведь я задумал создать не просто книжку для чтения, которых множество — интересных и талантливых — уже написано, но такую, по которой можно научиться самому веселому и радостному занятию — играм!
      Сразу хочу объяснить, почему пишу о старинных русских играх, если родился не в старину, а спустя несколько лет после революции. Все очень просто. Я пишу только о тех играх, в которые сам играл в детстве и которые к тому же упоминались бы в старинных книгах.
      Недавно я узнал, что в старые времена на Руси существовало около трех тысяч игр. Даже представить себе это трудно!
      Почему не о всех? Да просто потому, что было у нас несколько таких, о которых и вспоминать не хочется. Ну, например, «пристенок» или «орлянка» — на деньги. Сколько забот и неприятностей возникало, когда проигрывал!.. Так что, сами понимаете, нет никакого резона описывать подобные игры.
      Мое довоенное детство прошло в Ленинграде, где я окончил семь классов, а уже перед самой войной — школу ФЗУ при заводе «Электросила». О том времени можно было бы рассказывать очень много, но я ограничусь только тем, что так или иначе относится к делу.
      Не припомню в детстве такой поры, ни зимой, ни летом, когда бы я скучал или не знал, чем заняться. И даже затрудняюсь сейчас сказать, что я любил больше — читать книжки, что-нибудь мастерить или наши летние игры? Но что могу сказать точно — игры нам никогда не надоедали. Для ребят моего поколения жизнь была немыслима без этих вольных и увлекательных игр. Играли на переменках и после школы, в выходные дни и на каникулах.
      Сколько было веселья и азарта! Сколько радости от побед и сколько огорчения при неудачах, когда чуть не со слезами говоришь себе: в следующий раз уж обязательно не проиграю!.. А сколько ловкости и умения надо было проявить, чтобы хоть иногда побеждать в таких играх, как чижик или лапта! Поэтому, когда я вспоминаю свое детство, то одно из самых прекрасных и живых впечатлений тех лет — это наши игры.
      Большинство из этих игр сейчас позабыты, и вы в них уже не играете. Правда, как и сто лет назад, девочки все еще скачут через скакалку или играют в классики, прыгая на одной ножке. Но мальчики сегодня играют уже в новые игры — летом в футбол, а зимой — в хоккей.
      Вам сейчас это трудно представить, но в мое время хоккея вообще не было, а в футбол мы играли редко, потому что не в каждом дворе у кого-то был футбольный мяч да и играть особенно было негде — на улице нельзя, а во дворах — кругом окна.
      Но зато других игр у нас был такой выбор, что вам и не приснится!
      Сейчас почему-то мальчики и девочки обычно играют в разные игры, а в наше время, за исключением, пожалуй, только лапты да чехарды, все игры были общими, и мы с удовольствием принимали в игру девчонок — с ними было больше шума, визга и суматохи и вообще веселее.
      На летние каникулы, как и большинство ребят, я уезжал в пионерлагерь или в деревню, к бабушке и дедушке.
      В деревне играть было даже лучше, чем во дворе нашего дома. Больше простора, а под ногами теплая земля или трава, где так здорово бегать босиком! Все лето босиком: и по лужам в дождь, и в лес за малиной, и на рыбалку. Правда, мне, городскому, ходить босиком по свежескошенному лугу поначалу было неловко — толстые травяные пеньки больно кололись. Поэтому, на смех деревенским ребятам, приходилось идти этаким скользящим, «индейским» шагом, пригибая траву подошвой. Но это неудобство вскоре проходило, трава подрастала, и я уже не отставал от ребят. Ну а к середине лета подошвы и пятки так загрубе-вали, что никакая стерня была нипочем.
      Может быть, поэтому и я, и мои товарищи в детстве очень редко болели.
      Но это еще что! Вот свидетельство одного иностранца, который жил в Москве в 1670 — 1672 годах: «Дети трех-четырех лет от роду, зачастую, в жесточайшие даже морозы, ходят босые, еле прикрытые поло-тяною одеждою и играют во дворе, бегая взапуски». А другой иностранец, Олеарий, путешествовавший по Московии в 1634 году, пишет: «В Нарве я с удивлением видел, как русские и финские мальчики лет 8-ми, 9-ти или 10-ти, в тонких простых холщевых кафтанах, босоногие, точно гуси, с полчаса ходили и стояли на снегу, как будто не замечая не-стерпИмаго мороза». Между прочим, некоторые врачи и сейчас советуют здоровым детям бегать босиком по снегу. Как в старину... Но уж, во всяком случае, побегать босиком летом (и даже пошлепать по лужам, чтобы брызги летели!) не только полезно, но и очень приятно — по себе знаю.
      В большинство русских народных игр играют на свежем воздухе. Игры эти очень разнообразны, требуют много движения, находчивости, смекалки, дают массу всяких физических навыков и умений! Поэтому они отлично закаляют тело и душу. Приучают гордо и незаметно для чужих глаз переносить боль не только от рискованных падений и ушибов, но даже от воткнувшихся в босую пятку стекол или гвоздей. На нас все заживало быстро, как на дворняжках. Послюнявишь обтертый о штаны листок подорожника, прилепишь на царапину — кровь перестает течь; похромаешь день-два — и снова можно бегать. А на синяки вообще никто не обращал внимания.
      Такие игры не только полезны для здоровья, но и необходимы для воспитания смелости, ловкости, упорства в достижении цели, то есть для становления характера человека. И я уверен, что та беззаветная отвага и способность преодолевать огромные трудности и опасности, которые проявили бывшие мальчишки в боях Великой Отечественной войны, во многом от крепкой физической и душевной закалки, полученной в детстве.
      Я тоже, как и все мои сверстники, был на фронте. Воевал в пехоте простым солдатом. Война мне тогда казалась бесконечной, а мирная довоенная жизнь — дом, школа, друзья с нашего двора — каким-то чудесным далеким сном!
      А вот сейчас, спустя почти полвека, они для меня как-то сблизились — детство и война. И не только по времени, но и по ощущению напряженности жизни, чистоте и ясности цели.
      На Первое мая до войны мы тоже шагали вместе с веселыми колоннами демонстрантов и пели: «Широка страна моя родная...», «Тачанку», «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля...».
      Мы знали слова от начала до конца.
      А когда после всех радостей жизни вдруг грянула война, у всех было одно стремление — на фронт!
      Но только на фронте я понял, что такое настоящая война. Это ведь не только бои и атаки, которые показывают в кино. Гораздо больше времени у солдата занимал тяжелейший, повседневный труд. Это бесконечное рытье окопов, долгие, изматывающие пешие переходы, вечное желание спать или утолить зверский аппетит. Неудивительно, что мы с нетерпением ждали боев. И того главного, ради чего мы на фронте, — самим уничтожать захватчиков!
      Я, как и все, знал, что в бою могут и ранить, и совсем убить. Но все равно бой — это азарт, это опасность, это жажда победы над врагом. Сколько нужно душевных сил, опыта и умения, чтобы под вражеским огнем достигнуть невредимым указанного рубежа! И я считаю, что нам тогда очень пригодились и прятки, и казаки-разбойники, и лапта, и палочка-выручалочка.
      Но война была долгая, и не всегда все получалось удачно...
      По своей фронтовой специальности я был минометчиком, поэтому, кроме винтовки и другого солдатского снаряжения, мне приходилось таскать еще и пудовый ствол миномета. Сколько я отшагал с ним и в жару, и в холод, по летним тропинкам и по непролазной грязи!
      Сейчас вот вспоминаю, и самому трудно уже представить, что даже спать нам приходилось всегда одетыми, потому что жили мы чаще всего посреди поля, в окопах. А во время переходов, когда останавливались на пятнадцатиминутный привал, мгновенно засыпали, сдвинув «сидор» (солдатский вещмешок) со спины под голову. Спали под дождем и даже на снегу. И ничего, не болели. Только после ранения солдат мог поспать раздетым и на чистой постели. А мы от этого так уже отвыкали, что поначалу казалось неудобным. В одном из боев я был тяжело ранен, почти убит, как потом говорили мне врачи. Но тогда я не знал этого. Командир расчета меня наскоро перевязал, и я, собравшись с силами, пополз назад, к своим, за помощью... А когда решил немного переждать в глубокой воронке от снаряда, туда скатился и раненный в плечо мой командир, который меня перевязывал. Если он жив, наверное, помнит 26 августа 1943 года...
      А в окопах, из которых мы совсем недавно выскочили и потащили вперед свои минометы, все было уже по-другому. Среди накиданных окровавленных бинтов в поте лица работали санитары, спасая наши молодые жизни. Кого приносили, кто мог, приходил сам, а кто уже сидел на земле, ожидая помощи. И больно было, и вдруг стало страшно от того, что ранен, но мало кто стонал — крепились ребята!.. Наконец дошла очередь до меня. Сделали настоящую перевязку, положили на повозку рядом с незнакомым бойцом, раненным в живот, и повезли. Тут я впервые увидел, как слева, около леска, заиграли «катюши», и черные палочки полетели в сторону немцев. И там поднялась сплошная черносерая стена.
      Потом несколько госпиталей; и последний в моей фронтовой жизни — в Курске, где я был признан негодным к воинской службе и демобилизован.
      А было мне тогда всего девятнадцать лет.
      Но многие, очень многие мальчишки не вернулись с войны. Я где-то читал, что всего трое из ста ребят моего возраста остались в живых. Кто знает, может быть, это тоже одна из причин того, что после войны стали забываться старые русские игры. А может, и потому, что жизнь в тылу в годы войны, да и в первые послевоенные годы, была трудна, наполнена недетскими заботами. «Все для фронта, все для победы!», скудные нормы продуктовых карточек, постоянное чувство голода, а порой и уроки на пустой желудок, тревога за отцов и братьев, похоронки... В общем, было не до игр. Только малыши-несмышленыши во что-то простенькое играли. А ребятам постарше было не до чижика и лапты. Вот и образовался промежуток лет в десять, выросло военное поколение ребят, почти не знавших, позабывших не по своей воле игры, и многовековая традиция разорвалась. Правда, и после войны кое-где еще помнили о старых играх, но потом и этот слабый фитилек угас...
      Вот почему я хочу рассказать о некоторых играх довоенных ребят, сами они уже не расскажут. И вот почему считаю своим долгом написать эту книжку.
      И что мне кажется самым главным в моей задаче — не только рассказать, но и объяснить как можно подробнее правила этих игр, описать всякие хитрости, приемы и уловки, чтобы вы смогли хорошо научиться играть в них. Кроме того, я расскажу, как самим сделать нужные для некоторых из этих игр приспособления, которые нельзя купить в магазине.
      Со времени моего детства прошло уже полвека, а за эти годы кое-какие подробности стерлись в памяти, поэтому мне приходилось иногда расспрашивать моих сверстников, а порой и заглядывать в старинные книжки, чтобы как можно лучше вспомнить наши игры и ни в чем не ошибиться.
      Некоторые из описываемых игр вам будут знакомы, в таком случае вы сможете проверить, верно ли вы играете в них.
      Правила этих игр складывались и проверялись многими десятилетиями, даже веками, в их создании принимали участие многие поколения ребят, жившие на нашей земле. И это очень мудрые правила. Поэтому изменять их, усложнять, а тем более облегчать, я думаю, не следует, чтобы не потерять какого-то секрета увлекательности этих игр.
      Хорошие игры есть у многих народов, а некоторые вообще очень похожи, например жмурки. Я пишу о русских только потому, что знаю их, но, конечно, играть в эти игры могут ребята всех национальностей.
      В книжке вы найдете игры самые разные. В одни можно играть даже в детском саду, а другие под силу только ребятам лет с двенадцати. Большинство игр — общие и для мальчиков, м для девочек, а некоторые годятся только для мальчишек. Так что для каждого из вас найдутся игры и по возрасту, и по «интересности».
      Позволю себе дать вам один совет. Прочитайте всю книжку до конца — она не так уж велика. Чтобы почувствовать тепло и радость этих игр, удивиться их разнообразию. А еще потому, что кое-что может быть непонятно, если вы не прочли предыдущих страниц.
      Признаюсь вам, ребята, что книжек я раньше никогда не писал. И сомневался: не поздно ли начинать? Но очень уж мне хотелось рассказать о старых играх! Не то, пожалуй, они совсем позабудутся, а это было бы невосполнимой потерей для теперешней и будущей детворы.
      Итак, в добрый путь через многие десятилетия, а может, и века — назад, в страну детства ваших прабабушек и прадедушек!..
      Ну, а начать, я думаю, мне надо с того, с чего начинается почти каждая игра, — со считалок.
     
      СЧИТАЛКИ
     
      Своеобразные... формулы речи, отсчитываемые под рифму, поговорки и песни, употребляемые до сих пор в наших детских играх, были, без сомнения, уже за несколько сот лет в употреблении...
      Е. А. Покровский
      Всяких считалок на Руси было великое множество. Я сам в детстве много слышал их, потому что в Ленинграде у нас были одни считалки, а у деревенских ребят — еще и другие. Вы тоже, наверное, знаете какие-нибудь считалки. Но игры забываются, а заодно с ними и считалки... Поэтому я постараюсь дать вам побольше считалок, чтобы было из чего выбирать. Конечно, не все, которые я знаю, а только самые интересные и складные. Кое-какие из них живут среди ребят до сих пор, но большинство наверняка уже забылись.
      Всем известно, что считалки нужны для того, чтобы по справедливости и без споров выбрать того,
      кто будет водить в игре. А в некоторых играх при помощи считалок можно определить порядок, в котором каждый должен вступать в игру.
      Когда я записал считалки, которые знал, а потом вспомнил, как в них считаться, то обратил внимание на то, что считаются в них по-разному. Поэтому я и назвал их по-разному: одни считалки — простые, а другие — с выбором.
      Сперва о простых считалках.
      Вы, конечно, знаете, как считаться, — все становятся в тесный кружок, а кто-то один неторопливо говорит считалку, указывая пальцем по кругу на каждого и начиная считать с себя самого. Если ребят
      в кругу много, то вначале считающему приходится обходить круг изнутри, считая по порядку и себя, вернее, то пустое место, где он раньше стоял. Те, на кого придется последнее слово считалки, один за другим выходят из круга и отходят в сторону. Оставшийся последним — водит.
      Ну, а как быть, если вышел сам считавший? В таком случае он может либо продолжать считать, начиная уже с левого соседа и пропуская себя, или же уходит из круга, а считать начинает кто-либо из оставшихся.
      Наверное, у вас может возникнуть и такой вопрос: в какую сторону считаться? Мы всегда считались «по солнцу». Что это значит? Себя вы считаете первым. А кто будет вторым — чтобы «по солнцу», — сейчас объясню. Солнышко восходит с восточной стороны, в полдень проходит через юг и заходит (западает) на западе. Так вот, если вы в любой час дня оборотитесь к солнцу, то начало его пути по небу будет у вас где-то слева, а конец — справа. Значит, вторым по счету должен быть ваш левый сосед, за ним следующий и так далее по кругу до конца считалки. Это и будет «по солнцу». То есть в направлении от вашей правой руки к левой. Это старинное правило всех русских игр, и вам следует его придерживаться.
      В считалках иногда попадаются длинные слова, на которые приходится два и даже три счета, или на два слова приходится один счет. Поэтому, чтобы вам не сбиться, во всех считалках над каждым счетным слогом я поставлю ударения. Да вы и сами это почувствуете, произнося считалку так, чтобы было складно и ритмично. Только в немногих считалках, начинающихся со счета на пять или десять, приходится нарушать ритмичность, чтобы на каждую цифру приходился один счет. Ударения я ставлю еще и потому, что иногда ребята ухитряются так невнятно бормотать считалку, что «глотают» некоторые слоги и, как бы нечаянно, «выходят» сами. Так что говорить считалку нужно всегда четко и не торопясь.
     
      Вот несколько простых считалок.
     
      Сначала одна из самых старинных, дошедших до моего детства еще с прошлых веков.
     
      Зйяц белый,
      Куда бегал?
      В лес дубовый.
      Что там делал?
      Лыко драл.
      Куда клал?
      Под колоду.
      Кто украл?
      Родион.
      Выйди вон!
     
      Следующая считалка, пожалуй, самая известная из всех. Наверное, и сейчас вы в нее считаетесь.
     
      Раз, два, трй, четыре, пять,
      Вышел зайчик погулять.
      Вдруг охотник выбегает,
      Прямо в зайчика стреляет.
      Пиф-паф! ой, ой, ой!
      Умирает зайчик мой.
      Принесли его домой,
      Оказался бн живой!
     
      И еще про зайца, только не такого сообразительного, как тот, что «лыко драл» себе на лапоточки.
     
      Бегал заяц По болоту,
      Он искал Себе работу.
      Да работы Не нашел,
      Сам заплакал И пошел.
     
      А как вам вот такая понравится?
     
      Мальчик с пальчик Нашел стаканчик.
      Стакйн разбился,
      Лимон покатйлся.
      Стакан, лимон —
      Выйди вон.
     
      Раньше я писал, что водит последний оставшийся. Но иногда для быстроты мы договаривались, что водить будет сразу тот, кто выйдет первым. Для этого годятся все считалки, однако есть пригодные только для таких случаев, так как последние слова в них прямо указывают, что водит именно тот, кто вышел.
      Вот, например, такая считалка:
     
      Катилася торба С великого горба.
      Что в той торбе? Хлеб-поленица.
      Кому доведется,
      Тому и водиться.
     
      И напоследок хочу привести еще одну простую считалку, которая
      дожила до моих детских лет с очень давних времен — ей уже никак не меньше полутора веков, а может, и два, и три... Недавно я перечитывал «Очерки бурсы» Н. Г. Помяловского, так, оказывается, ею уже тогда считались. Вот она:
     
      Раз, два —
      Голова,
      Три, четыре —
      Прицепили,
      Пять, шесть —
      В ряд снесть,
      Семь, восемь —
      Сено косим,
      Девять, десять —
      Сено весить,
      Одиннадцать, двенадцать — Некуда деваться.
     
      Попробуйте себе представить, что, может, еще в петровские времена ваши малолетние прапрапра-бабушки или дедушки говорили те же самые слова...
      Теперь перейдем к считалкам «с выбором» и посчитаемся, например, в такую:
     
      Дора, дора, помидора,
      Мы в саду поймали вора.
      Стали думать и гадать,
      Как бы вора наказать?
      Мы связали руки, ноги
      И пустили по дороге.
      Вор шел, шел, шел
      И корзиночку нашел.
      В этой маленькой корзинке
      Есть помада и духи,
      Ленты, кружева, ботинки,
      Что угодно для души.
     
      Тот, на кого пришлось последнее слово, не выходит сразу из круга, а должен выбрать что-нибудь из этой корзинки. Он выбрал, предположим, кружева. Тогда считалку начинают снова, но уже с того, кто выбирал. На кого придется конец слова «кружева» — выходит. Таким же образом считаются и дальше, пока не выйдут все, кроме оставшегося последнего, который и должен водить.
      Как вы заметили, считалки «с выбором», для того чтобы вышел один игрок, приходится повторять два раза — первый раз полностью, а второй раз — до того слова, которое было выбрано. Но после того как очередной игрок вышел, начинать надо опять с себя. Вот еще две старинные считалки.
     
      На золотом крыльце сидели:
      Царь, царевич,
      Король, королевич,
      Сапожник, портной.
      Кто ты
      Будешь такой?
     
      Ехал мужик по дороге,
      Сломал колесо на пороге.
      Сколько ему
      Надо гвоздей,
      Говорй поскорей,
      Не задумывайся!
     
      В последней считалке надо назвать какое-нибудь небольшое число, например, от десяти до двадцати. Затем, начиная с того, кто называл число, надо считать, и последний по этому счету — выходит.
     
      А эта очень известная считалка, хотя не такая старинная, как предыдущие, но мы в нее считались еще до войны.
     
      Раз, два, три, четыре, пять,
      Шесть, семь, восемь, девять, десять,
      Выплывает белый месяц,
      А за месяцем-луной,
      Мальчик девочке слугой.
      Ты, слуга, подай карету,
      А я cяду поеду.
      Я поеду в Ленинград
      Покупать себе наряд.
      Красный, синий, голубой,
      Выбирай себе любой.
     
      Здесь я написал только самые распространенные наши считалки. А новые вы и сами можете узнавать и запоминать.
      Для примера приведу еще две очень симпатичные считалки, о которых мне когда-то рассказывала моя маленькая дочка.
     
      Черной ночью черный кот
      Прыгнул в черный дымоход.
      В дымоходе чернота,
      Отыщи-ка там кота.
     
      Шла кукушка мимо сети,
      А за нею малы дети.
      Все кричали кУку—мак!
      Отжимай один кулак.
     
      Последняя считалка требует пояснений, так как она отличается от других.
      Все выставляют вперед сжатые кулаки. Считающий тоже. На первый слог он ударяет сверху левым своим кулаком по правому; на второй — наоборот; на третье слово — «мимо» — своим правым по кулаку левого соседа, затем начинает по кругу легонько стукать по всем выставленным кулакам. На чьем кулаке считалка кончится, тот его разжимает и опускает руку.
      Считалка говорится снова. Так постепенно кулаки опускаются, а кто опустит оба — выходит. Считающий таким же манером, как и начинал, считает и свои кулаки, пока один из них тоже не выйдет. Причем выходит тот, который в конце считалки оказался внизу. Этим кулаком он и продолжает счет. Если выйдет и другой свой кулак, считаются только чужие. Чей один кулак остался — водит.
      Считалка трудная, но зато очень интересная. И долгая, почти как игра получается. Например, если вас девять человек, значит, восемнадцать кулаков, и считалку надо говорить семнадцать раз. Поэтому считайтесь ею, когда вас не очень много.
      Раскрою один секрет, которым пользоваться никому нельзя. Не считайтесь этой считалкой вчетвером или втроем, потому что здесь первым выходит сам считавший.
     
      В мое время ребята знали невероятное количество всяких считалок, некоторые штук по тридцать, если не больше. Поэтому не то что на дню, но, почитай, и за целую неделю считалки почти не повторялись. Бывало, такую смешную да заковыристую услышишь, что завидно становится.
      Но не все умели хорошо считаться. Иные мало знали считалок, а не очень бойкие ребята, да еще в незнакомом обществе, просто стеснялись. А вот девочки почти все любили считать и считалок много помнили.
      И еще замечание, последнее. Когда от многих считавшихся останется всего 3 — 4 человека, то продолжать считаться длинной считалкой будет слишком долго да и скучновато — ведь за одну считалку придется по нескольку раз указывать на каждого. Тут лучше всего сменить считалку на более короткую, да и считалыцик может поменяться. Обычно у нас, как только тот, кто считал, сам выйдет, так сразу считать кто-нибудь другой начинает. Каждому ведь хочется сказать свою любимую считалку. А когда несколько желающих хотят считать, то, кто первый сказал об этом, тот и считает.
      Ну вот и все о считалках; кажется, ничего не забыл.
      Откуда взялись считалки?
      Очень хорошо это объяснил советский ученый В. Аникин: «Происхождение детских считалок, равно как и сговорок, восходит к глубокой старине и, несомненно, связано с древними формами гаданий, когда случайное выпадение жребия кому-либо считалось волей провидения, судьбы и не могло обижать или восприниматься как несправедливость». Потом этот обычай перешел и в игры. А сочиняли считалки сами же ребята в разные времена. Так они и передавались из поколения в поколение. Но, конечно, только самые удачные. Так что запоминайте считалки, ребята. Чем больше будете их знать, тем веселее станут ваши игры.
      Ну, а сейчас я расскажу вам, как можно совсем другим способом определить того, кто будет водить, — при помощи жребия.
      Вот как это делается.
      Берут столько одинаковых палочек, спичек или травинок, сколько собралось играющих. Потом одну обламывают, чтобы она стала короче других, и все их зажимают в кулак, выравнивая наружные концы. Затем по очереди тянут жребий. Кто вытянет единственную коротышку, тот и водит.
      Можно и по-другому. Оторвите несколько бумажек и на одной поставьте крестик. Потом все их надо свернуть, положить в шапку или в карман и перемешать. Водит тот, кто вытянет отмеченную бумажку.
      Часто для игры собирается пять человек, тогда можно применить самый простой и быстрый способ жеребьевки. Кто-нибудь незаметно от других намажет один палец мелом, карандашом или чернилами, подходит к остальным со сжатым кулаком и говорит: «Разогни палец». Каждый по очереди разгибает по одному какому-нибудь пальцу. Кто разогнет запачканный, тому и водить. А если отмеченный палец остался неразогнутым, то водит сам загадывавший.
      В некоторые игры можно играть даже вдвоем. Тогда лучше простой считалкой не считаться, потому что считающему всегда придется водить. Не верите? Проверьте.
      Поэтому тут лучше что-либо угадывать. Ну, например, применить способ, которым пользуются футбольные судьи в начале игры при розыгрыше ворот, — щелчком большого пальца подбросить монетку, а когда упадет, накрыть ее ладонью и спросить: «Орел или решка?» (Орел — это та сторона, где герб; в старину там изображался орел.) Другой игрок должен угадать, какой стороной кверху упала денежка на землю.
      Если монетки под рукой не окажется, найдите небольшой плоский камешек, или кусочек коры, или щепку, плюньте на одну сторону, подбросьте и спросите: «Дождя или ведра?» Ну, «дождя» — это понятно, значит, мокрой стороной кверху. А «ведра» — это сухой стороной, потому что «ведро» означает сухую, солнечную погоду.
      Можно зажать какой-нибудь маленький предмет в кулак, вытянуть вперед обе руки и спросить: «В правой или в левой?» Если приятель не угадает — он водит, а угадает — водить надо тому, кто загадывал.
      Еще несколько способов жеребьевки или угадывания я приведу при описании некоторых игр, там, где эти способы применяются чаще других.
      Ну, а теперь я приступаю к главному — к рассказу о самих играх.
      Какого-либо особого порядка я не придерживался, потому что все игры, о которых я пишу, для меня одинаково дороги. Ведь они сопровождали все мое детство и всегда были мне верными и веселыми друзьями. Правда, с годами одни уходили, другие приходили им на смену, но сейчас я всем им благодарен за те радостные мгновения, что они мне дарили, скрашивая случавшиеся порой трудные дни, которые неизбежно бывают у всех, даже в пору счастливого детства.
      Вот мне и хочется передать вам хоть частицу тех веселых умений, которые были у нас в те далекие, но такие солнечные для меня довоенные годы.
      Так что, ребята, читайте про старинные русские йгры и выбирайте сами, какие из них вам придутся больше по душе.
      KOHEЦ ГЛАВЫ И ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru