На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотечка «За страницами учебника»
Жизнь степей. Натуралист в русских степях. Огнёв С. И. — 1927 и 1951 г.

Сергей Иванович Огнёв

Жизнь степей

Натуралист в русских степях

*** 1927 и 1951 ***


DjVu

1927



DjVu

1951



 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


      МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСПЫТАТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ
      Основано в 1805 году
      Среди природы
      Выпуск 28
      Издание второе, переработанное и дополненное

     

      ОТ РЕДАКЦИИ
      Первое издание этой книги вышло в 1927 г. За истекшие годы в советской стране произошли крупные изменения в промышленности и в сельском хозяйстве; сильно изменился и облик наших степей, а это в свою очередь не могло не сказаться и на степной фауне.
      Если в конце прошлого и в начале нынешнего века наши степи являли унылую картину узких полос крестьянской плохо вспаханной и вручную засеянной земли единоличного пользования, то за годы советской власти наши степи совершенно преобразовались: бескрайние просторы земли, вплоть до горизонта, заняты мощными массивами совхозных и колхозных полей. На полях работает мощная и разнообразная сельскохозяйственная техника. Создававшиеся большевистской партией и советской властью в деревне новые производительные силы, новая техника и новые кадры работников колхозов и совхозов привели к созданию и укреплению самого крупного в мире социалистического сельского хозяйства.
      Ликвидация растительности на межах, некогда разделявших узкие полоски крестьянской земли, и создание единых крупных массивов колхозной и совхозной обрабатываемой земли привели к ряду изменений и в степной фауне, особенно в энтомофауне.
      Наиболее существенные изменения в жизни степей произойдут в ближайшие годы в связи с успешной реализацией сталинского плана преобразования природы степей юга и юго-востока Европейской части СССР, в связи со строительством оросительных систем в степях Заволжья, Прикаспия, Западной Туркмении, Южной Украины и Северного Крыма.
      Строительство полезащитных лесных полос на огромной площади, орошение 15 миллионов гектаров земли, строительство 44 ООО прудов и водоемов, — все это приведет к существенным изменениям климатического и водного режима, а также растительности наших степей, что несомненно должно 'существенно сказаться и на степной фауне.
      Жизнь богатой и разнообразной степной фауны представляет большой интерес для любителей и испытателей природы.
      В предлагаемой читателю книжке дается по возможности образное описание природы, освещаются ее черты с точки зрения физико-географических условий 4 и главным образом рисуются картины жизни ее животных и растений. Для большей наглядности вторая глава этой книжки изложена в порядке времен года. Это позволяет составить себе более яркую картину смен периодических явлений.в стенной природе.
      Описанию жизни позвоночных животный отведено преобладающее место. В небольшой книжке лучше взять для очерка какую-нибудь одну группу животных; тогда можно дать более или менее подробные неразрозненные сведения, что создает некоторую законченность общей картины. Для полноты приводятся данные и о других животных, преимущественно насекомых. Краткий очерк развития флоры дополняет описание степного сообщества животных и растений.
      Основное место в книге отведено описанию фауны степей полосы мощного чернозема, т. е. районов юга Саратовской обл., средних и южных частей областей Воронежской, Курской, Харьковской и некоторых других. Сроки периодических явлений в жизни животных даны примерно для полосы средней и южной части Воронежской обл. Это придает сведениям большую конкретность и краеведческий интерес. Для сравнения с природой степей Европейской части СССР даются сведения о жизни степей южного Зауралья и Казахстана.
      По сравнению с первым изданием книга переработана и дополнена.
      В качестве иллюстраций приводятся оригинальные фотографии, неиспользованные в нашей литературе.
      Думается, что эта книга поможет начинающим натуралистам составить себе более отчетливое представление о своеобразной природе наших степей и даст некоторое представление о могучей производительной силе их для советской страны.
     
      ВВЕДЕНИЕ
     
      Нигде жилья не видно на просторе,
      Вдали огня нль песни — и не ждешь:
      Все степь да степь. Безбрежная, как море,
      Волнуется и наливает рожь.
      За облаком до половины скрыта,
      Луна светить еще не смеет днем.
      Вот жук взлетел и прожужжал сердито;
      Вот лунь проплыл, не шевеля крылом.
      Покрылись нивы сетью золотистой,
      Там перепел откликнулся едали,
      И, слышу я, в изложине росистой
      Вполголоса скрипят коростели...
      А. Фет («Степь вечером», «Природа», т. I)
     
      В поэтических образах степь часто сравнивают с морем, и в этом сопоставлении много верного. Быть может, человеку, никогда не видавшему степи, она представляется однообразным, ровным пространством, скучным для жителей Севера, привыкшим к холмистым лесным пейзажам. Однако тот, кто знает степи и живал там, никогда не согласится с характеристикой их как однообразных и скучных равнин.
      В облике степи и моря чарует душу одна общая черта: безграничная, свободная ширь, невольно создающая впечатление привольного раздолья. Недаром в старину русский народ, зачастую дающий такие верные эпитеты, называл степи «щиким или вольным полем».
      Ох, ты, степь, ты, приволье раздольное,
      Молодецкая ширь необъездная,
      Поросла по яругам ты тальником И травой-муравой приукрасилась.
      Не только широкое, вольное пространство степи вызывает своеобразное очарование, нет—она привлекает к себе переменчивою красотою своей природы. В этом также сказывается
      сходство с морем. Кто живал на море, хорошо знает, что в разные моменты оно представляет новые, несходные между собой картины. В тихую погоду море блестит и сверкает, словно соперничая с небом переливами своей искрящейся синевы; только и слышится однообразный и спокойный плеск прибоя. Но усилился ветер, и море словно взъерошилось от бурных волн, покрытых белыми гребнями; оно бурно и кипуче живет, с могучим шумом разбивая волны о крепкие скалы прибрежья. Другая, не менее величественная, картина перед нами — в сильную грозу. Темная туча сливается тогда с морем; исчезает впечатление дали и простора; кажется, что видишь какой-то единый темный хаос неба и воды, а белые гребни волн и вой ветра только усиливают общую жуть картины. Кто бы узнал тогда это же море, ласкающее и спокойное, в блеске яркого дня или тихо плещущееся серебристой лунной ночью?
      Но оставим поэтические сравнения с морем и познакомимся ближе с природой степей. Невольно они удивят нас своим разнообразием. Не прекрасны ли они весною, когда огромная равнина то лиловеет и синеет от бесчисленных фиалок, то оживляется местами бледными и скромными гиацинтами, которые прекрасно пахнут, но гораздо меньше своих собратий, разводимых в садах? Не поражает ли нас желтизна тюльпанов или темный кармин пионов, пышными пятнами раскинутых по зеленой равнине? А позднее, в конце мая или в начале июня, целина сверкает от колеблющихся волн серебристых перистых ковылей или местами кажется лилово-синим морем бесчисленных колокольчиков, а пашня поражает бескрайними просторами зеленых и желтеющих на ярком солнце колосьев пшеницы, ржи, ячменя, овса и бесчисленными рядами рослых стеблей подсолнуха и кукурузы. И осенью степи прекрасны: поскольку хватает взор, серебрится тогда полынь, издавая пряный приятный запах. Как разнообразны — то чарующе тихи и ясны, то облачны и красочны — степные закаты; как величаво светится степная равнина лунной ночью, и чудится, уходящая даль сливается с небом в одном неясном, причудливом сверкании! Когда же налетит гроза и налившийся свинцом горизонт сомкнется с потемневшею землею, какой вихрь подымается в степи, какими волнами бегут и гнутся степные травы и злаки!.. Тогда степь, пожалуй, более всего походит на море,— равная по мощи сила сказывается в ней...
      Степи можно считать характерным ландшафтом, свойственным не только средним и южным частям Европы и Азии.
      Они представляют пространства, одетые травянистым покровом, приспособленным к засушливому климату, как говорят ботаники, имеющим ксерофитный характер; древесные насаждения в степях до последнего времени совершенно отсутствовали. В СССР степи занимают значительные пространства, обнимая широкой полосой южные части Европейской и Азиат-6
      ской зон Союза на восток до р. Оби, восточнее которой степи занимают отдельные участки, например степные области Забайкалья (Даурские степи). Небольшие районы степей, называемые пуштами, находятся в Дунайской низменности Венгрии, в пространстве между pp. Дунаем и Тиссой. Они здесь почти целиком распаханы, расположены на песчаных черноземах и в общем похожи на наши русские степи.
      В Северной Америке находятся те же степи, называемые там прериями. Они обусловливаются, как мы увидим далее, теми же типичными особенностями климата, которые свойственны и нашим степям: долгой и холодной зимою, когда нередка температура в —25 и даже —30°, и жаркой сухостью лета, когда с июля часто не выпадает ни одного дождя, причем ночи холодны. Климат с указанными особенностями называется континентальным. Восточные и северные прерии представляют по своему растительному составу настоящие заросли злаков, к которым примешаны многочисленные сложноцветные растения. Громадные пространства покрыты так называемой «бизоньей травой», состоящей из различных злаков, в состав которых входит и ковыль. Когда-то эти равнины служили приютом бесчисленных стад бизонов. Западные прерии Северной Америки носят совершенно иной характер: они много суше, растительность состоит из кустарников и полукустарников, местами часты солонцы. Далее к югу появляются кактусы, агавы и юкки, столь типичные для пустынных плоскогорий Мексики и Техаса.
      На степи походят саванны, имеющие травянистую тропическую растительность ксерофитного характера. От настоящих степей умеренной зоны саванны отличаются тем, что не лишены совершенно деревьев, как степи, а по травянистому покрову саванн разбросаны единичные деревья. При этом здесь выработался особенный ксерофитный тип древесных насаждений. Особые африканские саванны имеются в восточной Африке и к югу от Сахары. Травянистый покров состоит из высоких злаков, а из деревьев особенно характерны зонтиковидные акации и огромные баобабы, достигающие в высоту до 25 м и обладающие исключительно толстым стволом (до 45 м в обхвате).
      Южноамериканские саванны или пампасы находятся в двух областях: к северу и к югу от влажнотропических лесов Амазонки. Как льяносы (в Венецуэле и Гвинее), так и кампосы (в центральных частях Бразилии) характеризуются ландшафтами паркового характера, хотя местами встречаются области, совершенно лишенные древесных насаждений.
      Во внутренних частях Австралии встречаются саванны, среди открытых пространств которых растут эвкалипты и замечательные древовидные лилейные, так называемые «травяные деревья».
      Своеобразные условия жизни степей, с которыми мы ознакомимся далее более подробно, налагают на их природу самобытный отпечаток. Нет сомнения, что изучение жизненных взаимоотношений животного и растительного мира степи и выяснение взаимной йх связи и зависимости от климатических, почвенных и др. условий, представляет крайне интересную тему для натуралиста.
      Постараемся ознакомиться с ней несколько ближе.

KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru