На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

1. СУЩНОСТИ ЗЕРКАЛЬНОЙ КОМНАТЫ

Глава третья

Мечтать не вредно.
Долгая дорога по антресолям


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

1_03

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


 

 

Глава третья

Мечтать не вредно.
Долгая дорога по антресолям

Всё утро Пете не давал покоя его сон. Несколько раз он решительно брался за математику, но мысли тут же уплывали, возвращаясь к карточному чёртику и загадочной дверце на антресолях. Приснившееся казалось ему сегодня тем более странным, что листок бумаги с выписанными на нём достоинствами и недостатками бесследно пропал.

Так и не сумев сосредоточиться на учебнике, Петя встал из-за стола и, беспечно насвистывая, чтобы доказать самому себе, что он не воспринимает эту чепуху всерьёз, прошёлся раз-другой по коридору, исподволь поглядывая на антресоли.

В квартире было пусто и тихо: все другие жильцы этой последней питерской коммуналки уже разъехались по новым квартирам.

«Всё это, конечно, глупости, — уговаривал Петя сам себя. — Никто никуда не летал, и на антресолях нет никакой дверцы. Дверцы, конечно, нет… Но бывает же так, что человек видит во сне какое-то определённое место, и там действительно потом находят тайник…

Не в силах больше бездействовать, Петя схватил стремянку, поставил её под антресоли, сбегал за перочинным ножиком и фонариком, сделал глубокий вдох, выдохнул и полез наверх.



Каменная ниша уходила неизвестно куда вглубь, за пределы квартиры, и была почти доверху забита накапливавшимся за десятилетия, а может быть и за столетие барахлом прежних жильцов. Петя начал пробираться вперёд ползком, извиваясь как червяк и беспрестанно чихая.

Первым серьёзным препятствием оказался почерневший от времени, треснувший пополам в нескольких местах круглый инкрустированный стол. (1.) Он был виден из коридора, и соседи говорили, что на этом столе когда-то занимались спиритизмом. Что такое спиритизм Петя не знал, но догадывался, что заниматься им нехорошо и даже неприлично.

А вот из сумки торчат забытые кем-то ласты, маска и трубка для подводного плавания. (2.) Пожалуй, на обратном пути стоит их забрать и опробовать для начала в наполненной ванне…

Клетка для птиц. Нет, скорее всего, не для птиц, а для какого-нибудь ежа, хомяка или морской свинки. (3.) У Пети таких зверей никогда не было; он считал, что держать кого бы то ни было в клетке жестоко.

А вот две поломанные рамы от картин. Большие, золочёные, как в музее. (4.) Если их починить, то можно что-нибудь нарисовать и вставить.

Дзынь! Ах, что б тебя… Целый мешок пустых бутылок. Наверное, в квартире когда-нибудь жил пьяница. (5.)

Что ещё тут? Большой, стоящий ребром пустой чемодан, крышка приоткрыта. (6.) Чтобы пролезть дальше, пришлось залезть в чемодан и вылезти с другой стороны.

Ржавая фашистская каска. Страшная-то какая! (7.)

Два отреза чёрного бархата, поеденные молью. (8.)

Коробка оплавленных восковых свечей. (9.)

Справочник «Ритуальные услуги». Открыт на странице «Кремация». (10.) Как будто специально пугают!



Перевалившись наконец через последнее препятствие, Петя оказался перед оклеенной стёршимися от времени обоями стеной. Вот и всё, никакой волшебной дверцы. Теперь нужно просто вылезти обратно, почиститься, помыться и никому об этом не рассказывать.

Намереваясь уже развернуться, Петя напоследок, без всякой определённой цели, постучал по стене… и неожиданно стена отозвалась гулким пустым звуком. Ой-ой-ой, по всему телу волной пробежали мурашки. Стена казалась не только пустой, она была слегка податливой и упругой. Петя достал из кармана перочинный ножик, с усилием надавил, и стена проткнулась насквозь. За обоями и картонным перекрытием была пустота.

Дрожа от волнения, Петя заработал ножиком взад-вперёд, издавая неприятные повизгивающие звуки, и вскоре картонный круг величиною с крышку от ведра провалился в тёмный простенок. Посветив внутрь, мальчик увидел затянутую паутиной дверцу — ту самую, за которую звал его карточный шут и за которую он не смог попасть из-за того, что мама удержала его за плечо…

Петя взялся за кольцо и потянул на себя. Дверца скрипнула и растворилась настежь.

В пахнувшем сыростью и плесенью отверстии фонарик высветил шершавые стены и узенькую, круто спускающуюся вниз винтовую лестницу.

Отступать назад теперь было немыслимо, и Петя, отмахиваясь от липнувшей к лицу паутины, полез в сырую прохладу лестницы, уходящей в неизвестность.




 

Говорят сталинские наркомы. Фрагменты.


      Калинин встретил меня очень любезно. Представил меня гостю — старому кадровому рабочему (он назвался Сергеем Федоровичем), который пришел к своему давнему другу, чтобы тот помог ему зачислиться в ряды Красной Армии. Но Михаил Иванович не поддержал просьбу Сергея Федоровича по причине возраста, а я посоветовал ему найти полезную работу для фронта в тылу, на производстве. «Я тоже это предлагал», — сказал Калинин.
      — Вы, наверное, думаете, что меня страх возьмет перед фашистами, — заявил Сергей Федорович. — Нет, я не боюсь и ничего не страшусь. Я слышал о том, что кто презирает опасность, тот помнит о ней, но настоящий герой об опасности даже не думает. Ведь в Гражданскую мы действительно не думали об опасности.
      — Кому приходится каждодневно преодолевать страх, — заметил Калинин, — тому уже не приходится думать об опасности. Высшее достоинство героя состоит в том, чтобы не терять присутствия духа ни при каких обстоятельствах. Только трус бежит от собственной тени.
      Старый рабочий сказал, что подумает над нашим советом и попрощался.
      Когда мы остались вдвоем, я сказал, указав на большую кучу бумаг на столе Председателя Президиума Верховного Совета СССР, что ему не следует перенапрягаться и надо поберечь свое здоровье.
      Поблагодарив за добрые пожелания, Калинин ответил, что он всегда испытывает большое смущение, когда слышит подобное. Ведь, если эти дела требуется срочно сделать, почему за него кто-то должен их делать, военная обстановка диктует трудиться, не покладая рук, и отдыхать будем в меру возможностей, когда придет победа.
      Я пояснил, что не хотел вызвать у «Всесоюзного старосты» какое-то чувство неловкости и добавил:
      — Вы ведь очень нужны Родине в такое сложное время и сделаете для нее еще очень много.
      Михаил Иванович чуть улыбнулся.
      — Это Вы преувеличиваете. Но по правде скажу: хочется сделать что-то большое.
      — И сделаете! — почти воскликнул я. — У Вас за плечами богатый опыт, Вы его приобрели на тяжелом жизненном пути.
      — Но к чему эти слова? Не всегда тяжелая жизнь обогащает человека, вооружает его, помогает ему быстрее находить правильные решения. И можно ли считать тяжелой жизнь, если она посвящена, борьбе, в результате которой вырабатывается революционное миро-' воззрение? Это не трудная, это богатая, содержательная жизнь. Она' не кажется тяжелой и главное — сам чувствуешь, что она бесконечно1 хороша даже в .самые трудные моменты. ;
      После некоторой паузы Калинин спросил:
      — А разве сейчас легкая жизнь? Военное положение нашей страны в данный момент является таким тяжелым, как никогда; прежде. Гитлер считает, что Советская Россия сокрушена, а Геббельс, выступает с заявлениями, что война на Востоке выиграна, и Красная Армия фактически уничтожена. Но вскоре они заговорят о другом.; Не так дело в действительности. Наши силы неисчислимы. Будут' скоро новости хорошие. Наше правительство готовится не только к отражению наступления гитлеровских захватчиков, но и к сокрушительному контрнаступлению наших войск.
      — Вот это здорово! — радостно воскликнул я.
      — А теперь давайте Ваши бумаги.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru