НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

2. ИГРА СО СМЕРТЬЮ

Глава шестая

Стрельба прицельная и стрельба наугад
Игра ва-банк


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

2_06

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


 

Глава шестая

Стрельба прицельная и стрельба наугад
Игра ва-банк

Для зрителей и участников время неслось всё так же стремительно.

— Отлично, теперь выходи, он не знает где ты… — шептал в пульт Славик Подберёзкин. — Так… так… Теперь — бей!..

Внезапно появившийся в хвосте «зелёного» крейсера, «Кашалот» открыл огонь. Но Петя ещё не успел хорошенько прийти в себя, взял ниже чем следовало, и снаряды зарылись в воду.

Тем временем «синий» начал издалека лупить по нему из всех орудий, и Петя в стремительном вираже погрузился под воду, ударив по нему напоследок почти наугад. Атака не получилась, лодка снова ушла на глубину.

Но что это… Публика увидела как «синий», находившийся на приличном расстоянии от схватки, осел вдруг на один борт, замочив флажок, беспомощно ударил лопастями винта и — перевернулся кверху килем.

— Попал… — произнёс Славик удивлённо. — Слышишь, Огоньков, ты попал в синий! Ты попал в него последним выстрелом!..

Публика заволновалась и зашумела.

Капитан «Верного» в сердцах швырнул о землю пульт управления.

Тем временем капитан «Отважного» повёл себя довольно странно: его крейсер с зелёным флажком стоял без движения, а он сам метался по берегу, двигая рычажками.

— Эй, Огоньков, — зашептал Славик пока ещё неуверенно, — у зелёного какие-то проблемы, добивай его.

Не заставляя себя ждать, «Кашалот» снова стремительно атаковал «зелёный».

Но едва только рубка и скорострельное орудие показались над водой, крейсер ударил по нему из всех стволов, шквальным огнём снеся башню одной единственной имевшейся на «Кашалоте» пушки.

Из отверстия ударила струя сжатого воздуха.

Сопровождаемая бурным извержением пузырей, лодка ушла под воду и, будто в растерянности, пошла на малом ходу вдоль берега. Теперь наверху её ожидал шквальный огонь крейсера, внизу — глубинные бомбы.

Но почему крейсер не двигается с места?..

«Винт, винт…» — пробежал в публике шепоток, и Славик понял, в чём дело.

— Готово, он наш! — возбуждённо зашептал он в микрофон. — Ты подбил ему винт. Ещё тогда, когда атаковал сзади.

— Так что же мне делать? — закричал Петя.

— Где ты?

— Здесь, под сваями!

— Выходи на поверхность, здесь не опасно.

Под одобрительные аплодисменты «Кашалот» появился на поверхности. Орудия на палубе не было, но ходовая часть его была исправна. Подлодка и крейсер стояли друг против друга в разных концах пруда, и соотношение сил было теперь приблизительно равным.

— Слушай меня, — зашептал Славик. — Сейчас ты пойдёшь прямо на него. Очень медленно и спокойно. Когда будешь точно уверен, выпустишь торпеду.

— Торпеду? — Петя совсем забыл, что есть ещё торпеда.

— Да, да, торпеду. Мы его порвём, мы его на куски разнесём. Главное, хорошенько приготовиться: если лодка в момент запуска будет идти точно на корабль, она его накроет.

— А если мимо?

— Ты должен попасть. Это редкая удача, что у него сломан винт. Когда корабль на ходу, попасть в него торпедой почти невозможно. Используй этот шанс, Петруха, я прошу тебя... Попробуй рискнуть, подойти ближе, чтобы наверняка...

В ответ из наушника послышалось что-то явно не лестное.

— Что ты говоришь?

— Гадина ты, вот что я говорю. Ты ведь знаешь, что будет, если подойти ближе…

— А я и не говорю, что совсем близко. Так только, чтобы не промахнуться, чтобы не опозориться. Ты, конечно, себя береги.

И снова что-то невнятное в наушнике…

— Ну как, начнём? — сказал Славик как можно бодрей и уверенней.

— Ладно, я пойду. Но только рисковать я для тебя больше не буду.

— Хорошо, хорошо. Только сейчас, самое главное, прицелься как следует.

Славик поднялся с корточек и сделал знак зрителям, стоявшим у береге рядом с крейсером, отойти подальше: в случае попадания торпеды последовал бы нешуточный взрыв. Капитан «Отважного» решительно сплюнул и не двинулся с места. Он приготовился к прицельному огню из всех своих палубных орудий.



Петя дал малый вперёд и не спеша повёл лодку к середине пруда, стараясь держать курс точно на вражеский корабль. Его рука сжимала проволочную петельку, за которую следовало дёрнуть для запуска торпеды. Круг губной помады, оставленный нахальной русалкой, пришёлся аккурат посередине лобового стекла, и этот круг неожиданно послужил отличным прицелом: когда нос лодки и корпус «Отважного» совпадали в центре алого отпечатка, можно было знать наверняка, что торпеда не пройдёт мимо.

Убедившись, что лодка идёт точно на врага, Петя уверенно потянул за жёсткую проволочную петлю.

Ничего...

Ещё несколько судорожных рывков — снова впустую.

— Эй! — закричал Петя. — Кажется, она не работает!

— Как не работает? Почему?

— Откуда я знаю!

В этот момент лодка вошла в зону прицельного огня, и крейсер ударил по ней из всех орудий. Снаряды вокруг вспенивали воду, чиркали вскользь по корпусу. Одного прямого попадания в рубку было бы достаточно, чтобы от Пети остались воспоминания...

— Так, спокойно! — заволновался Славик. — Попробуй толкнуть вперёд, от себя. Потом снова тяни.

Петя толкнул проволоку от себя до упора, и внутри что-то послушно щёлкнуло. Он потянул на себя тросик, загремела пружина и лодка сильно дрогнула: торпеда пошла вперёд, уверенно взбивая пену винтом на резиновой тяге.

Начинённая взрывчаткой дюралевая трубка двигалась по направлению к цели, но никто ещё не знал наверняка, достигнет ли она её или пройдёт мимо.

Сделав дело, Петя резко повернул горизонтальные рули. Получив напоследок несколько ударов вскользь почти в упор, он скрылся под водой и пошёл в крутой вираж, подальше от ожидаемого взрыва.

Обстрел прекратился, сделалось тихо.

Все взгляды были прикованы к мерно пересекающей пруд торпеде. Славик был теперь слишком далеко, поэтому он смотрел на лица стоявшей на противоположном берегу публики.

Вот капитан «Отважного» в отчаянии отвернулся, а стоящие поблизости зрители заткнули уши и сморщились в ожидании взрыва.

И действительно: в следующее мгновение сверкнула вспышка, раздался оглушительный хлопок, и надстройки «зелёного» разлетелись, перемешавшись с клубами густого белого дыма, а корпус переломился пополам и ушёл под воду.

Это была победа.



Клубы дыма рассеялись, зрители отдали честь погибшему крейсеру коротким молчанием и разразились аплодисментами по адресу победителя. Всем было, конечно, грустно от того, что погибли другие корабли, участвовавшие в сражении, но они погибли в честном бою, а такая смерть всегда доблестна и почётна.

Славика Подберёзкина окружили телевизионщики, друзья и родители. Герой едва успевал отвечать на рукопожатия, благодарить и улыбаться. Телеведущий спрашивал у родителей, как они вырастили такого замечательного сына, и мама охотно рассказывала, а папа тоже смущённо улыбался.

Только два человека были здесь как будто не в себе.

Маринка Корзинкина стояла поодаль и совсем не радовалась происходящему. Всё, что здесь случилось, было не игрой, а самым настоящим преступлением. И она была сообщницей этого преступления, почти убийства, потому что не нашла в себе решимости открыто этому воспротивиться.

Другого человека, на котором, можно сказать, лица не было, звали Максим Кузьмич Мореходов. Он протиснулся к Славику Подберёзкину, гордо прижимающему к груди свою лодку, и стёклами своих очков вплотную приблизился к стёклышку бокового обзора рулевой рубки. Там, внутри, на крошечном капитанском мостике стоял крошечный матросик. В точности такой маленький, какие являлись Максиму Кузьмичу в его сновидениях.

Максим Кузьмич распрямился, дико посмотрел вокруг себя и, не замечая обращённых к нему вопросов, снова наклонился к стёклышку. На этот раз матросик улыбнулся, вытянулся по стойке «смирно» и лихо отдал честь.

Несчастный старик резко отпрянул, замахал руками и, ничего не разбирая перед собой, двинулся прочь. Напролом, через кусты, он выбрался на асфальтированную аллею и, ступая неуверенно, словно цапля, пошёл к виднеющемуся вдалеке киоску «ПИВО-ВОДЫ». В этот его день больше никто не видел.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru