НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Приключения Мурзилки

большая детективная сказка

Дело No 5
МУРЗИЛКА ПРОТИВ ТЕХНОПУПСОВ

Глава вторая
ИСТОРИЯ ОДНОГО МЕРЗАВЦА (5-02)


  mp3 — VBR до 160kbps — 44Hz — Stereo  

5-02a

MP3

5-02b

MP3

5-02c

MP3

 

 

 


ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


Глава вторая
ИСТОРИЯ ОДНОГО МЕРЗАВЦА


Человека, сошедшего с парохода, звали Сеймур Додж. Это был частный сыщик международного класса, известный тем, что за хорошие деньги брался за любое, самое сомнительное дело и для достижения цели не брезговал никакими средствами. Он устраивал разводы для высокопоставленных супругов, посредничал при подкупе или шантаже, организовывал диверсии на производстве по заказу одной из конкурирующих фирм.

Истекший год, с учётом крупных операций и мелких провокаций, принёс мистеру Доджу миллион долларов чистой прибыли. Он уже собирался поваляться недельку-другую на солнышке в каком-нибудь райском уголке планеты, как вдруг все его планы спутали несколько слов, появившихся в окошке почтового клиента: «Приезжайте срочно, есть дело. Хиромото Мисима».

Пренебречь приглашением мультимиллиардера было бы неразумно. Отложив до лучших времён цветистую гавайскую рубаху, Додж отправился в Японию. Чтобы хоть отчасти компенсировать потерянный отпуск, он отказался от авиаперелёта и купил дорогой билет на комфортабельный океанский лайнер. Полулёжа в шезлонге на верхней палубе, потягивая коктейли под плеск волн и крики чаек, он старался думать о приятном и гнал от себя мрачные воспоминания. Но мысли не слушались, и время от времени по его лицу пробегала тень, а изрытая оспинами бледная впалая щека подёргивалась тиком.



С детских лет Сеймур Додж верил в безграничную силу двух вещей: огнестрельного оружия и денег. Вместе взятые, или даже поодиночке, они могли решить любую проблему в окружающем его мире. На улицах бандитского района Детройта, где он вырос, мир был довольно неприглядным и жестоким. Ни один мальчишка не выходил из дома, не имея в кармане выкидной нож или свинчатку. Сеймур мечтал стать взломщиком или полицейским. Первая специальность могла принести в одночасье кучу денег, но требовала огромного нервного напряжения. Работа полицейского была спокойнее. В конце концов, полицейские гонялись за преступниками, а не наоборот. Желая подстраховать себя в жизни, он всё-таки научился вскрывать сейфы.

Окончив школу, Сеймур поступил на работу в полицию. Там ему выдали настоящий шестизарядный револьвер, тяжёлый и блестящий. За этим револьвером он любовно ухаживал, как за ребёнком. Кусок жизни, когда он работал в детройтской полиции, был самым счастливым. По-настоящему он понял это только гораздо позже…

Додж проявил себя как образцовый полицейский. За три года он застрелил семерых преступников при задержании. Его направили на специальные курсы, и вскоре он попал на работу в ФБР.

За десять лет он сделал неплохую карьеру и многому научился. Следующей ступенькой могло стать Центральное Разведовательное Управление, и он уже был готов к этой работе. Но тут, едва он успел оценить тайную власть, которая сильней револьвера, всё рухнуло. Доджа обвинили в вымогательстве денег у находившегося под следствием сенатора. Началось позорное, изнурительное внутреннее расследование. Но в решающий момент из сейфа пропала главная улика — видеозапись. Как и для чего злоумышленник сумел проникнуть в здание ФБР, было уму непостижимо. Дело закрыли, Сеймуру позволили уволиться без скандала.

Не теряя времени, Додж перебрался в другой город и открыл частную сыскную контору. Он больше не носил без надобности оружия, не брал в руки денег при передаче, не подписывал бумаг. На прежней работе ему удалось кое-чему научиться. А также, что гораздо важней, скопировать секретный архив своего отдела. Сотни гигабайт компромата на очень богатых и очень влиятельных людей. И он безжалостно пустил эти материалы в дело.

Первый его «клиент» застрелился, второй — добровольно покинул пост губернатора штата, третий — заплатил требуемую сумму.

Поняв, как это делается, Додж начал разорять своих «клиентов» одного за другим. В какой-то момент он забыл про осторожность, потерял бдительность и зарвался. Его отрезвило появление в конторе некого дона Карлоса — сухонького старичка в белой ковбойской шляпе, опиравшегося на трость с костяным набалдашником. За его спиной высились четверо громил, которые жевали и смотрели на мистера Доджа маленькими скучающими глазами.

— Как идут ваши дела, мистер Додж? — благодушно поинтересовался дон Карлос, усевшись в кресло и прикурив от заботливо подсунутой зажигалки огромную сигару. — По моим подсчётам, за истекшие три с половиной года вы заработали на моей территории около тридцати миллионов. Не заплатив при этом ни одного цента в федеральную налоговую службу.

Додж понял, что к нему пришли за деньгами. Однако, вместо того, чтобы поделиться с мафией преступно нажитым и продолжать дело, он начал глупейшим образом отпираться и выкручиваться. Его расчётливый ум ослепила жадность.

Дон Карлос не стал горячиться и спорить.

— Прекрасно, мистер Додж, — проговорил он, поднимаясь из кресла. — Я не буду тратить на вас время, вы мне не интересны. Первейшее правило моего бизнеса — никогда не иметь дела с дураками. Эй, мальчики! — повернулся он к громилам. — Возьмите его и вытряхните всё до последнего цента. А потом поставьте его на дорогу, наклоните головой вперёд и дайте такого пинка, чтобы летел до самой границы штата.

Последующие трое суток Додж висел на крюке в контрабандном табачном складе и подвергался издевательствам. В первый день он назвал номера своих денежных счетов; во второй рассказал, где находятся тайники; на третий он стал врать и заговариваться. Его сняли с крюка, и он подписал документы на передачу своего недвижимого имущества какому-то мистеру Брауну.

Потом его, нищего оборванца, вывезли на пустую дорогу и дали таки хорошего пинка.

Подлечившись в муниципальной больнице, Додж уехал на западное побережье и начал с нуля. У него больше не было компромата на богатых и высокопоставленных людей, работать приходилось по мелочам — лежать в засаде с фотоаппаратом под ледяным дождём или палящим солнцем; доносить и лжесвидетельствовать; находить угнанные им самим автомобили.

Только по прошествии десяти долгих лет Додж опять крепко встал на ноги. Услугами его сыскного агентства начали пользоваться министры и миллионеры. Его репутация, хотя и дурно попахивала, при этом славилась поразительной результативностью.

Получив по электронной почте приглашение от одного из богатейших людей на планете, он отложил долгожданный отпуск и отправился в Японию по маршруту Сан-Франциско — Кусимото.



Сойдя на берег, Додж, не теряя времени, отправился в главный офис фирмы «Технопупс» — самое высокое здание на побережье. Назвавшись и беспрепятственно пройдя охрану, он поднялся в лифте на сто сорок четвёртый этаж, где его встретили и проводили.

Оказавшись в кабинете, мистер Додж увидел уходящий вдаль совещательный стол, дерево и попугая.

— Присаживайтесь, мистер Додж, — донёсся до него негромкий голос с другой оконечности стола.

Хозяин даже не подумал встать, а слепящий посетителя свет из окна делал его совершенно незаметным в тени высокой спинки кресла.

Додж медленно снял чёрные очки и уселся там, где стоял — в торце стола. Он давно привык к тому, что заказчики не подают ему руки ни при встрече, ни при прощании.

— Кажется, вы владеете русским?..

— Я владею многими языками.

— Прекрасно. Это совпадает с имеющимися у меня данными. Теперь мы можем перейти к делу. Кофе?..

Додж кивнул.

Тотчас появился лакей, расставил угощения и бесшумно испарился.

Додж выпил кофе одним глотком, достал из кармана мятую пачку сигарет и, не спрашивая разрешения, чиркнул зажигалкой.

— Как вы, должно быть, знаете, мистер Додж, — заговорил Хиромото Мисима, — в основном я занимаюсь разработкой, изготовлением и продажей детских игрушек.

Додж сидел с каменным лицом, проклиная японскую манеру заговаривать издалека. Он ждал, когда заказчик перейдёт к делу.

— Весь мир покупает моих технопупсов, томагочи, роботов-имитаторов домашних животных, игровые программы, мультики и тому подобную чепуху. Чепуху — так это может показаться на первый взгляд. Благодаря некоторым разработкам нашей компании детишки быстро становятся зависимыми от всей этой чертовщины. Простите меня, мистер Додж: я сказал, что мою продукцию покупает весь мир, — и тем самым преувеличил собственные заслуги. «Весь мир» — это не точно. Страна, которая ещё совсем недавно занимала шестую часть суши — эта огромная территория вместе с её богатствами принадлежит русским. И она будет принадлежать им, мистер Додж, — Мисима наклонил вперёд голову и понизил голос, — до тех пор, пока я не заграбастаю себе их детей!..

Додж затянулся так сильно, что уголёк обжёг ему пальцы.

— Да-да, пока я не подчиню их слабые развивающиеся головки моим прихотям. Я наводню эту страну закодированными играми и мультиками, которые постепенно вытянут из них всё человеческое. Я вытяну из них души, мистер Додж! Сначала они разучатся читать книги, потом — фантазировать, а потом перестанут отличать электронную чушь от действительности. Пройдёт время, они повзрослеют, и в один прекрасный день я прикажу им всем встать на колени. И они встанут, даже не поняв, что происходит. И тогда я прикажу им восславить моё имя и признать меня своим единственным повелителем. И они признают меня божеством, мистер Додж. Все, все на этой планете будут молиться на меня и верить только в меня одного. Поколение людей сменяется каждые двадцать пять лет; поверьте мне, это не такой большой срок, время летит ох как быстро. И вы тоже будете не последним человеком в этом новом, послушном, а значит, совершенном мире…

Что касается мистера Доджа, то он не признавал никаких умозрительных теорий, тем более касающихся какого-то весьма отдалённого будущего. Он сплюнул в пустую кофейную чашку и проговорил:

— Нельзя ли поближе к делу, Мисима сан.

Мисима сан вернулся к действительности.

— Хорошо, хорошо. Вы, американцы, слишком торопливы. В двух словах. Можете вообще не принимать в расчёт моих чудачеств. Итак, к делу. Вы получите образцы продукции, деньги, оружие и фальшивые документы. Вас забросят на территорию России. В течение сорока восьми часов, за это время вас не раскроют, вы должны заключить три договора на поставку моей продукции. Первый — с телевидением, на поставку моих мультсериалов. Второй — с торговлей, на поставку моих игрушек. Третий — с Виртуальным Министром, на торговлю и массированную рекламную кампанию в Рунете. Сделайте всё возможное, используйте все те грязные ухищрения, благодаря которым вы сделали себе имя и репутацию — подкуп, шантаж, угрозы…

— Мой гонорар?

— Два миллиона долларов сразу, только за кивок вашей головы. И ещё восемь — после вашего возвращения. Наличными. Здесь, в этом кабинете. Два дня интенсивной работы, и вы летите в Америку с чемоданом денег. Берётесь?

Додж глубоко затянулся, затушил последнюю сигарету из пачки в кофейной чашке и неторопливо, но отчётливо кивнул.



Тёмной августовской ночью невидимый для радаров самолёт-разведчик пересёк границу и хищной птицей пронёсся над территорией России.

— Пора, — обернувшись, сказал помощник пилота.

Додж растёр окурок по полу подошвой ботинка и решительно поднялся. За открытым люком свистел ветер и хлестал дождь. Опустив на глаза прибор ночного видения, диверсант оттолкнулся от края и бросился вперёд, в темноту.

Встречный поток ударил и завертел его как пушинку. Сверкнувшая молния на мгновение осветила удалявшийся по направлению к границе самолёт. Додж дёрнул за кольцо — где-то вверху хлопнул, раскрывшись, парашют. Тёмный массив леса под ногами время от времени освещали яркие грозовые вспышки.

Вырулив при помощи тросиков управления на поляну, шпион коснулся ногами мокрой травы и покатился кубарем по земле. Быстро поднялся, подтянул к себе парашют, свернул его в плотный рулон. Снял с себя рюкзак, вынул сапёрную лопатку и закопал рулон в землю.

Выбрав место посуше, он прилёг на мох под густым деревом, подложил под голову рюкзак и прикрыл глаза. В специальном непромокаемом обмундировании было тепло и сухо.



Утро на чужой земле встретило его лучистым восходом солнца, голубым небом и весёлой разноголосицей птиц. После ночной грозы каждая травинка, каждый листок благоухали свежестью, воздух был особенно чист и прозрачен. Где-то вдалеке слышалась перекличка выходивших на промысел грибников.

Додж поднялся на колени, внимательно огляделся по сторонам и распаковал рюкзак. Вынул карту, сверился по компасу. Переоделся и зарыл в землю комбинезон.

Четверть час спустя из леса на обочину шоссе вышел высокий худощавый человек с бледным лицом и длинным носом. Он был одет в застёгнутый до подбородка плащ с перетягивющим талию кушаком, шляпу с обвислыми полями, полуботинки и клетчатые брюки. В одной руке он держал прикрытую листьями папоротника корзину, другой опирался о свежевыструганную палку.

Проголосовав легковушку, он, широко улыбаясь, обратился к водителю на слегка ломаном русском:

— До коррода, по-жалуйста.

— Двадцатку заплатишь?  

— Та, годится.

Додж отбросил палку, забрался на заднее сидение и нацепил на глаза чёрные очки.

— Эстонец? — поинтересовался водитель, трогаясь с места.

— Та. Из — Прибалтики.

В кармане у Доджа лежали документы на имя Феопента Акакиевича Собакина, директора одного из московских пунктов вторсырья. В корзине были сложены: кейс, набитый иностранными деньгами и бланками договоров, проспекты и образцы продукции «Технопупса», мобильный квантовый суперкомпьютер, набор для изменения внешности, кредитные карточки и пистолет с отравленными пулями.

Секретная миссия шпиона Собакина в России началась согласно разработанному плану, без помех, в чётко обозначенное время.  




 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru