НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Город

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В Кремле

  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  

3.03


MP3

 


ДАЛЬШЕ

В НАЧАЛО


 

 

 

В Кремле


Над Москвой сияло полуденное солнце, но день начинался для Президента как всегда муторно. Ночью его донимала бессонница, а после плотного завтрака он почувствовал недомогание и, не дойдя до кабинета, часа полтора проспал на диване, прямо в своей приёмной. Потом ему принесли чай с коньяком, и он выпил. Но ни облегчения, ни опьянения не почувствовал. Словно червячки, его мозг точили нехорошие мысли.

Ещё ни один руководитель не умирал в России естественной смертью. Ни царь, ни император, ни князь, ни Генеральный секретарь. Скорее всего, он не будет исключением. Но от кого первого ждать этого удара? Кто первый решится плести заговор под страхом разоблачения, пыток и ужасной смерти? Для кого жажда власти сильнее страха?..

Коренной слишком глуп. Он сделал карьеру молчаливым послушанием и усердием. Он не посмеет.

Архаров, конечно, человек не глупый и даже где-то местами храбрый... Но он не настолько искушён, чтобы плести заговоры и достаточно умён, чтобы это понимать.

Карклин не рвётся к власти. Он мечтает об одном: сбежать и тратить остаток жизни наворованные деньги. У него много денег, Рубцов прикинул, что не меньше миллиарда... И он давно бы сбежал, если бы не страх, что весь этот мир в любой момент может взлететь в воздух. Пока ядерная кнопка в руках Президента, ни одна крыса не покинет этот корабль, ни одна собака не посмеет тявкнуть на него из-за бугра...

Змий шумно задышал, раздувая ноздри. В голове у него застучало, глаза заволокло тёмно-красным. Шумно выдвинув ящик стола, он нащупал лекарство, разгрыз капсулу, запил. Готовый взорвать его голову, приступ отступил. В сущности, кто может ему сегодня реально угрожать? Коршунов мог бы занять его место, но он не метит в президенты. Этот человек не согласится на должность, где будет у всех на виду. Плести интриги, прятаться и дёргать за ниточки — это его стихия.

Рубцов зелен, он ещё не созрел для заговоров. У него ещё нет ни друзей, ни врагов, ни единомышленников. Скорее он подсидит Коршунова... это даже не плохо.

Мигнула лампочка, Змий нажал кнопку, в кабинет через потайную дверцу проник его секретарь-референт, четыре года назад занявший место Коршунова. Хилый молодой человек с нездоровой кожей, колючим взглядом и феноменальной памятью.

— Ты прямо мысли читаешь,— сказал ему Владилен Казимирович без тени иронии.— Скажи мне, Лёха, какая у тебя цель в жизни?

— Трудный вопрос, Владилен Казимирович.

— Правильно отвечаешь. Всё равно ни одному слову не поверю. Одни разбойники кругом, смерти моей хотят... Хочешь моей смерти?

— Не хочу, Владилен Казимирович.

— Верю. Пока ещё не хочешь. Потому что из моей руки кормишься. А другие хотят. Они думают, что если меня умертвят, им от этого лучше будет. А лучше не будет, не будет, веришь мне, Лёха?

— Верю.

— Почему заговоров не раскрываешь? Почему против меня заговоров не раскрываешь, собака? Ты в шпионскую школу просился. А ты докажи сначала, что можешь ещё что-то, кроме своего этого... компьютера. Найди мне заговорщика и расстреляй — лично расстреляй, сам, своей рукой, вон там, у стены, чтобы я отсюда видел. Тогда будет тебе шпионская школа. Полтора месяца, ускоренное обучение. Закончишь с отличием, я знаю. А я тебе в тот же день — полковника.

— Найду, Владилен Казимирович. Своей рукой расстреляю.

— Коршунов тоже был у меня референтом. Десять лет служил верой и правдой. И сейчас служит. Каждую неделю по заговору стряпает. Там, у себя, в Петрограде. Девяносто девять из ста — такая липа, что читать противно. А этот один, может быть, жизнь мне спас. Понимаешь?

— Понимаю.

— Вот так. Ладно, говори, что у нас.

— Архаров ждёт в приёмной.

— Зачем?

— Будет проситься в отставку. Не отпускайте. У него временная слабость, на почве алкоголизма.

— Дальше.

— Завтра Политбюро на тему новых видов вооружения и оружия сдерживания.

— Что это, напомни.

— Это такое оружие, применить которое нельзя, потому что погибнет весь мир. Но которое может служить фактором угроз и шантажа по отношению к вражескому окружению.

— Знаешь, Лёха, за что я тебя люблю? За то, что ты говоришь всё как есть, без выкрутасов. Знаешь что?.. Давай называть её просто Бомбой. С большой буквы.

— Хорошо, Владилен Казимирович.

— Кто будет выступать?

— Карклин собирается показать вам психодислептический манипулятор, иначе называемый — ПМ-излучатель. Грубо говоря, это направленная электромагнитная бомба. Она, как будто, дала первые неплохие результаты на испытательном полигоне. Зрелище не для слабонервных, но посмотреть стоит. Компактная модель такого оружия могла бы стать хорошим подспорьем в повседневной жизни. Например, для предотвращения беспорядков или публичного наказания виновных.

— Посмотрим. Ладно, приму Архарова. А ты — брысь отсюда. Сиди за дверцей и слушай. Потом — ко мне.

Референт скрылся, а Владилен Казимирович надавил на звонок, соединявший его с приёмной.


— Министр иностранных дел, маршал Архаров! — объявил дежурный, распахнув створки высоких золочёных дверей.

Змий вышел из-за стола и с приветливым выражением лица двинулся навстречу приятелю. Обнял, взял его за локоть и подвёл к чайному столику, который быстро накрывали девушки в крахмальных чепчиках. Змий налил по рюмочке коньяка, они выпили и стали прихлёбывать чаёк. Поговорили о том о сём.

— Жить бы да других забот не знать,— вздохнул Змий, предлагая тем самым переходить к делу.

Архаров опустил голову.

— Тяжело стало,— заговорил он и показал руки: — Вот, посмотри, ходуном ходят... Нервы никуда.

— А кому легко? — произнёс Змий единственную заготовленную заранее фразу.— Что ты мне руки свои суёшь. А если я начну жаловаться? К кому мне идти, если я начну жаловаться?..

— Отпусти меня, Владилен. Пусти на пенсию.

— А хрен тебе в грызло, а не пенсию. Смену, смену давай, смена ещё не выросла! Воспитывать надо, Степаныч, воспитывать, а не водку трескать! Ты что же думаешь, будешь на даче, накрыв морду газетой, кемарить? Тебе пожить хочется... А мне не хочется?! — выкрикнул Змий и шарахнул об стол фарфоровую чашку.

Остатки чая расплескались на лицо и мундир Архарова, но он не посмел поднять руку и утереться.

— Извините,— пробормотал он, опустив глаза.— Извините меня, товарищ генералиссимус. Это была ошибка. Непозволительная слабость. Разрешите приступить к своим обязанностям.

Президент разлил и жестом приказал выпить.

— Завтра Политбюро. Карклин чем-то хочет удивить. Постарайся быть в форме.

— Слово офицера.

— Ну, давай... — Змий протянул руку для прощания, но внезапно привлёк звякнувшего орденами Архарова к себе, прижал к груди, хлопнул по спине и оттолкнул.— Иди.

Смахивая на ходу слезу, маршал удалился из кабинета.


— Слышал? — обратился Змий к появившемуся из своего укрытия Рубцову.— Пожить хочет, сволочь. Может, правда, в расход его, как ты думаешь?

— Не стоит пока, Владилен Казимирович. Вы с ним хорошо поговорили.

Змий развернул бумажку с порошком, высыпал в глотку и запил минеральной.

— Вот так, Лёха. Каждый такой разговор — день жизни.

Рубцов понимающе склонил голову.

— Ты вот что. К завтрашнему дню подготовь поручения этой компании. Пускай Архаров выносит Ленина из Мавзолея. Это ему будет урок. Коренному поручи новый текст присяги и новую символику. С Коршуновым у меня есть о чём пошептаться. Карклина сначала послушаем.

Рубцов прекрасно всё понял и, получив разрешение, удалился.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru