НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Карлуша на острове Голубой звезды

Часть пятая. НОЧЬ РЕШАЮЩЕГО УДАРА

Глава двадцатая (89)
Профессор Злючкин комментирует события.
Траектория полёта в лужу.
Ракеты покидают остров


MP3

 


Глава двадцать первая...

В НАЧАЛО


 

 

Глава девятнадцатая

Профессор Злючкин комментирует события.
Траектория полёта в лужу.
Ракеты покидают остров


После того как накануне вечером профессор Злючкин, выступая в прямом эфире, плюнул в объектив телекамеры, его не просто выдворили из телецентра, а сдали в ближайшее отделение милиции.

Дежурный милиционер Караулькин должен был составить протокол об имевшем место случае хулиганства и сделать нарушителю строгое внушение. Но поскольку Караулькин не видел по телевидению скандального эпизода, он принялся за составление протокола со слов самого нарушителя, то есть профессора Злючкина.

Злючкин налил себе воды из графина, развалился на стуле и начал обстоятельно давать показания.

С его слов выходило, что плюнул не он, а наоборот — в него плюнули, и плюнул не кто иной, как академик Ярило, известный всем лжеучёный и авантюрист.

На недоуменное замечание Караулькина о том, что Ярило в данное время возглавляет спасательную экспедицию и находится где-то далеко над океаном, Злючкин пояснил, что выразился — уби бене иби патриа (как выражаются настоящие учёные) — фигурально. И Ярило плюнул в него — образно выражаясь. И не только в него, но и во всю науку, каковую он, Злючкин, представляет.

Окончательно запутавшись, Караулькин скомкал бланк протокола, взял чистый лист и начал всё сначала.

Заполучив слушателя, Злючкин разглагольствовал с видимым удовольствием, легко перескакивая с одной темы на другую. Он высказал Караулькину своё мнение по самым разным вопросам в области науки и культуры, затем плавно перешёл на личности.

Ближе к утру корзина для мусора была полна комканой бумаги, однако решительно ничего, хотя бы отдалённо напоминающего милицейский протокол, не вырисовывалось. Кроме того, Караулькин зверски хотел спать, глаза у него буквально слипались, а в голове, как колокольный звон, стоял надоевший голос словоохотливого профессора. Сам Злючкин при помощи электрического кипятильника периодически заваривал себе крепкий чай, а потому был бодр, остроумен и особенно язвителен. Караулькину распивать чай с задержанными строжайше воспрещалось.

Наконец, незадолго до рассвета, силы окончательно оставили Караулькина, и он отпустил задержанного восвояси, взяв с него слово, что тот пойдёт домой и больше не будет хулиганить.

Охотно дав слово, Злючкин тут же отправился на телецентр. На беду, там уже работали гномы из другой смены; они ничего не знали о вчерашнем инциденте, поскольку вечером отсыпались перед ночным дежурством.

Злючкин беспрепятственно проследовал в Первую студию и, как ни в чём не бывало, уселся в то самое кресло, из которого несколько часов назад его с позором изгнали.

Ничего не подозревавшая ведущая, приготовляясь к первому утреннему выпуску новостей, встретила его с улыбкой и предложила кофе из термоса. Злючкин молча выпил две чашки и стал ждать начала передачи. С минуты на минуту должен был начаться телемост со спасательной экспедицией академика Ярило.

Пошёл выпуск новостей, и первой темой стало прямое включение с ракет спасательной экспедиции.

— Как мы видим, — тут же начал комментировать Злючкин, перебивая и без того слабо доносившийся голос из эфира, — как мы видим, дела нашей доблестной (цык) экспедиции (цик-цик) не продвинулись ни на шаг. — Злючкин удовлетворённо прокашлялся. (Далее посторонние звуки пропускаем). — Тем не менее, как мудро подмечено в одном из моих докладов, из всякого пустого и никчёмного дела при определённом старании можно раздуть невесть что, а кое-кому даже извлечь кое-какую пользу. Посмотрите на наших героев-спасателей: какое у них, должно быть, прекрасное самочувствие. Конечно! Ведь они побывали на свежем воздухе — позагорали, искупались, плотно поужинали и потом отлично выспались! Выспались! Чего не скажешь о нас, столь презираемых всеми «лабораторных крысах», коим не до сна и коим на каждом шагу приходится ценою здоровья отстаивать идеалы…

— Одну минуточку, — вежливо попросила ведущая. — Кажется, академик Ярило собирается что-то сказать телезрителям…

— Академик Ярило? — удивлённо спросил Злючкин, и не подумав замолчать. — Хм… Почему же мне неизвестен этот академик?.. Или, может быть, это тот самый «академик», который вместо того, чтобы заниматься делом, загорает на солнышке под смехотворным предлогом поиска в океане миражей? Тот самый, который, желая прикрыть собственное невежество, кричит на всех углах о пресловутом острове, заведомо зная, что никакого острова не существует!?

И тут на экранах появилась картинка острова.

Прекрасное, расцвеченное восходом солнца изображение зелёного леса, скал и высокой вершины вулкана заставило телезрителей всех разом ахнуть, и даже Злючкин на некоторое время потерял дар речи. Теперь стал слышен голос академика Ярило:

— …с нами вышел на связь командор Студент. Он ещё не успел объяснить причину этого странного явления, однако совершенно очевидно, что остров, обозначенный на старинных картах, существует. Именно на нём находятся все столь загадочно исчезнувшие за последнее время гномы. По счастью, все они целы и невредимы. Через несколько минут мы совершим посадку на побережье и…

— Теперь я понимаю, — зловещим шёпотом, прямо в мембрану микрофона произнёс обретший дар речи Злючкин, и голоса академика Ярило опять не стало слышно. — Ах, как это мелко! Ведь всё это время они попросту морочили нам голову! Конечно же, остров существовал с самого начала, и они об этом прекрасно знали. Захотелось поиграть в героев? Что ж, отчасти им это удалось. Гномы у нас доверчивые; для того чтобы заморочить им голову, не надо иметь учёные степени, ещё неизвестно какими извилистыми путями приобретённые…

Ведущая сделала робкую попытку остановить Злючкина, но тот грубым жестом приказал ей не вмешиваться и продолжал:

— Да, конечно, можно морочить голову гномам день, два, месяц, год… Но в один прекрасный день найдётся тот (!), кто откроет им глаза, и тогда — мокрое место… нет! и мокрого места не останется от того, кто столь долго и кропотливо подстраивал дешёвые эффекты!

В это время на экранах была картинка быстро приближающегося острова. Съёмка велась из пилотской кабины головной ракеты.

— Но что же мешает нашему весёлому академику, — продолжал Злючкин, — сделаться хотя бы на миг серьёзным и задуматься о своём будущем? Что мешает ему заняться настоящей, общественно полезной, бурлящей и по-хорошему затягивающей научной работой? Выведением новых овощных культур, селекцией ярового или озимого картофеля?.. Но нет, такая работа ему в тягость! Погодите ещё немного, и он заявит, что всему виной — инопланетяне!.. Ура! К нам прилетели из инопланетяне вместе с роботами, чтобы похищать гномов!.. — Злючкин состроил гримасу и оттопырил уши. — А не пора ли нам гнать из науки поганой метлой таких, с позволения сказать, академиков?.. Не пора ли нам в порыве благородной ярости плюнуть…

Но ему не дали закончить. Сотрудники из прошлой смены, увидев Злючкина в утренних новостях, сломя голову примчались в студию. Множество рук подхватили оратора вместе с креслом, вынесли на улицу и, хорошенько размахнувшись, забросили в глубокую лужу посередине дороги.

Побарахтавшись в грязи и пообещав, что доберётся до каждого по отдельности, Злючкин отправился домой. Весь день он сидел перед телевизором, завернувшись в халат, и злобно комментировал происходящее себе под нос, энергично жестикулируя и цыкая зубом.

Прямую передачу с острова Голубой Звезды транслировали до самого вечера. Потрясённые телезрители собственными глазами увидели то, что ещё совсем недавно казалось невероятным, фантастическим и даже невозможным: роботов-похитителей, освобождённых пленников, большой алмазный шар, командира инопланетного корабля адмирала Бамбаса, сам корабль, имевший причудливую форму волчка… и, наконец, старт корабля, в одну минуту исчезнувшего, будто растаявшего у всех на глазах.

Остаток дня бригада телевизионщиков передавала с острова многочисленные интервью, встречи, комментарии и обстоятельные рассказы с мест событий. Всех освобождённых, за исключением пассажиров «Стрекозы», было решено сегодня же переправить на материк. В главном медицинском центре им предстояло пройти всестороннее медицинское обследование с последующим отдыхом.


Ближе к вечеру четыре ракеты взмыли в небо и, плавно набирая скорость, устремились к уже начинавшему темнеть юго-западному горизонту.

А в ночном выпуске новостей академик Ярило сам появился в студии и провёл свою первую пресс-конференцию по итогам полностью и успешно завершённой спасательной экспедиции.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru