На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Разорванное время

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ещё одно вторжение, степень бесцеремонности которого ставит автора на грань жизни и смерти.
Рахметов. Крепкая рука на смену демократии

  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  

2.17


MP3

 


ДАЛЬШЕ

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


 

Ещё одно вторжение,
степень бесцеремонности которого
ставит автора на грань жизни и смерти


«Давай спать»,— прозвучало в динамике, Владилен Казимирович щёлкнул тумблером и размял в пальцах новую папиросу.

В огромном богатом кабинете за своим рабочим столом сидел председатель Комитета государственной безопасности СССР генерал-полковник Змий. По правую руку от него, за длинным совещательным столом,— референт Феликс Петрович Коршунов. Перед ними на ковре, вытянувшись по стойке «смирно»,— очень немолодой подполковник по фамилии Хромов. Змий разговаривал со своим референтом.

— Кто ещё в курсе этого дела?

— Капитан Рахметов. Был на дежурстве в аппаратной во время записи.

— Он слышал?

— Слышал и немедленно доложил подполковнику Хромову, своему непосредственному начальнику.

— Где он сейчас?

— Продолжает нести службу.

— Это правильно. Хорошо.

Змий пристально и тяжело посмотрел на вытянувшегося по струнке Хромова.

— Всё понимаете?

Хромова от напряжения передёрнуло, он не смог произнести ни звука.

— Ничего, я вижу, вы понимаете. Утечка информации повлечёт за собой тяжкие последствия. Вплоть до моего приказа вы будете один, бессменно вести запись. По телефону вы сообщите семье о длительной командировке. Впрочем, нет: слово «длительной» употреблять не следует. Я запрещаю вам любые контакты помимо контактов со мной и моим помощником Коршуновым.

Хромов перевёл взгляд на Коршунова и задрожал головой, пытаясь кивнуть.

— Сейчас: примите душ. Здесь, в соседней комнате. Затем смените капитана Рахметова и пришлите его ко мне. Не одного, под конвоем.

Хромов не сдвинулся с места, потому что слова «можете идти» ещё не прозвучали.

— Должен вас предупредить... — негромко заговорил генерал, глядя подполковнику в глаза.— Я знаю, у вас хорошая и дружная семья. Поздний ребёнок. Нужно уметь ценить своё счастье. Ваша жена, ваш ребёнок. Девочка... она такой пупсик. Надо об этом помнить. Всегда.

Хромов побледнел, взмок и покрылся пятнами.

— Никто... Ничего... Не узнает.

— Можете идти.

Развернувшись, Хромов не твёрдым, но строевым шагом, более похожим на шаг разжиревшей цапли, удалился.


— Что скажете? — обратился генерал к референту.

— Этот будет молчать.

— Тот, второй?

— С капитаном Рахметовым несколько сложнее. Парень из детдома, живёт в нашем общежитии. Помещение оборудовано под спортивный зал. Не имеет ни гомо— ни гетеросексуальных связей, по всей видимости импотент. Малообщителен, товарищи по курсу отзываются о нём сдержанно. Похоже, что они его боятся. Художественной литературы не читает; выписывает журналы «Вооружение» и «Философия атеизма», а также газету «Советский спорт». Отлично мимикрирует в любой среде: будучи подсадным, не вызвал ни тени подозрения у сокамерников. Почти всё свободное время уделяет занятиям рукопашным боем. Год назад подавал рапорт с просьбой о переводе в следственную часть; очевидно, имеет садистские наклонности.

— Любопытный субъект... Надо на него посмотреть.

— Когда прикажете? После обеда?

— Да...

— Хорошо, Владилен Казимирович.



Рахметов


— Капитан Рахметов по вашему приказанию прибыл.

Генерал с минуту разглядывал хорошо сложенного молодого человека с выдающимися скулами, слегка раскосыми глазами и отчего-то светлыми, почти совсем белыми волосами, бровями и ресницами. Ещё с минуту он полистал страницы личного дела Рахметова и, наконец, заговорил:

— Где ваши родители?

— Вероятно, они умерли.

— Почему вы не женаты?

— Меня не интересуют женщины.

— Что вас интересует? Алкоголь? Наркотики? Сладкое? Подглядывание? Переодевания? Голые дети?

— Нет.

— У вас есть цель в жизни?

— Да. Моя цель — беспорочная служба и уничтожение врагов существующего порядка.

— Имея такую цель, вы когда-нибудь займёте моё место.

— Возможно.

«Случай, несомненно, клинический. Но он мог бы далеко пойти,— рассудил генерал.— Его опустят свои же товарищи.»

— Вы далеко пойдёте. Знаете почему я вас вызвал?

— Это письмо... Тот, кто написал его, слишком много знает. Знает то, чего ещё не произошло.

— Подписано: «Ваши единомышленники». Сколько же их всего, на ваш взгляд?

— Двое.

— Почему вы так полагаете?

— Третий донёс бы нам.

— Неплохо. Эти двое могут быть полезны?

— Всё, что нам необходимо, мы уже знаем. Мы можем предотвратить катастрофу, которую они называют перестройкой. Но эти двое могут помешать, они опасны.

С самого начала генерал колебался между двумя решениями: наблюдением и убийством. Теперь он принял соломоново решение: непродолжительное наблюдение с последующим убийством.

— Правильно, сынок. Надо их убить. Но сначала найди их и понаблюдай. Попробуй войти в доверие. Если не получится, то убей сразу. Но как же ты их найдёшь?

— Во втором, ночном разговоре упоминались следы угольной пыли на бумаге. Объект получил письмо через своего астролога. Написано ровно, как в книжках. Надо искать мистика и грамотея, работающих в одной котельной.

— Молодчина. Возьми что тебе надо и поезжай. Какое оружие больше всего любишь?

— Нож.

— Правильно, это самое лучшее. А то у нас тут есть ковбои... шуму много, а толку мало. Пистолетик тоже возьми на всякий случай. Хороший, с глушителем. С титан-серебряными пульками. Дело серьёзное.

— Слушаюсь.

— Ну, иди, капитан. Скоро будем тебе папаху шить.

Рахметов повернулся, прищёлкнув каблуками, и лёгкой, пружинящей походкой спортсмена вышел из кабинета.



Крепкая рука на смену демократии


Настенное зеркало растворилось, и в кабинет вошёл референт.

— Что скажешь? — обратился к нему генерал.

— Я бы не хотел, чтобы такой вцепился мне в горло. Сделайте ему на всякий случай прививку от бешенства.

— Не бойся, он тебя не знает. Слушай, помощник, подменяй этого... Хромова — хотя бы раз в сутки. Часа на два, на четыре, чтобы мог работать. Пускай таблетки жрёт, колется, но месяца два должен продержаться, этого нам хватит. Обещай чины, дворцы — что хочешь, лишь бы не спал.

— Потом... вы его оставите?

Генерал не ответил. Чтобы замять неловкость, референт перевёл тему на более приятную.

— Как вы собираетесь распределить роли в новом государстве, Владилен Казимирович?

Змий снял со стены хлыст и с видимым удовольствием оглушительно хлопнул им в воздухе.

— Для начала создадим новую, великую национальную идею. Такую, чтобы весь народ спятил...

Змий оседлал своего любимого конька. Его глаза загорелись дьявольскими огнями.

— Закодировать теле-радио сигналы! Переписать прошлое!

Хлопок хлыста.

— Всё подстроено Гитлером и американскими сионистами!

Хлопок.

— Реорганизация!

Хлопок.

— Вместо КГБ — НКВД; вместо погон — петлицы!

Хлопок.

— Сталин — с нами!

Хлопок.

— Икона!

Хлопок.

— Поруганный и оболганный!

Хлопок.

— В Мавзолее!

Хлопок.

— Ленин...

Хлопок.

— ...Немецкий шпион и предатель...

Хлопок.

— На помойку!

Хлопок.

— Железная дисциплина!

Хлопок.

— Анекдот — десятка. (Хлопок.)

— Агитация — двадцать пять. (Хлопок.)

— Заговор — к стенке!..

Обессиленный, генерал отбросил хлыст, упал в кресло и продолжал, тяжело дыша:

— Всё народонаселение разбито на тройки. Первый следит за третьим, третий за вторым, второй за первым. Мы заставим их работать. Всех умников — в лагеря. Вдоль границы — сплошная бетонная стена с пулемётными вышками — ни одна собака родину не покинет...

Отдышавшись, он заговорил как обычно.

— Нужно всё обдумать. Соберём армейских, прощупаем их настроения. Иди, мне нужно поработать.

Стараясь тихо ступать, Коршунов удалился.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru